ГП и Сила Гринденвальда. R

Сюда отправляются все незаконченные творения форумцев. Если автор решит все же продолжить свой фанфик, модераторы перенесут тему в соседний подфорум.
Ответить
Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

ГП и Сила Гринденвальда. R

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 04:46

Гарри Поттер и Сила Гринденвальда

Автор ReFeRy refery@netcity.ru
Жанр Роман/Приключения
Рейтинг R
Пейринг ГП/ДУ, ГП/н.п., ГП/ГГ - издеваюсь во всю.

Саммари: События шестой книги, смерть друзей потеря памяти, эмоций и тяги к жизни, но не думайте что Поттер раскиc - это не так. Он - терминатор, но Лорд тоже не промах, пойдет и найдет себе еще большую силу... все впереди!

Коментарии: присутсвуют сцены, зачисленные некоторыми людьми под NC-17 - так что, дорогие модераторы, найдется пять минут времени - прочтите 6 главу и, если это для форума "слишком", можете темку удалить.



1 Глава. Дом Дурслей и Внутренний

Он лежал на кровати в полностью темной комнате, подложив руки под голову, и смотрел в потолок. Конечно, потолка он не видел, но и сна не было ни в одном глазу.
Гарри размышлял, когда он успел стать таким. Конечно, он понимал, что его сломила смерть Сириуса, но порой ему начинало казаться, что это не причина. Точнее казаться ему стало, что это не единственная и может быть далеко не самая главная причина, того, что он стал таким. «А каким таким?» - Гарри спрашивал сам себя порой.
И он решил уже не в первый раз за это лето определить для себя, что же с ним не так.
- «Ну то, что я постоянно срываюсь на Дурслей – это не мудрено!»
- «Но разве ты раньше орал по любому поводу? Вспомни хоть сегодняшний день, хотя нет, ты уже потерял счет времени и даже не заметил, что Дурслей нет дома больше недели».
Разговаривать с собой со стороны, Гарри тоже начал только этим летом.
И действительно Гарри припомнил, какое сегодня число.
- «Ага, второе августа!»
- «Ага», - передразнил он сам себя, - «второе, а ты еще не распаковал подарки на день рождения.
- «Что поделаешь, мне не интересно».
- «Хоть ради приличия и для развлечения рассмотри, какую именно книгу тебе подарила Гермиона, и с какой начинкой пирог миссис Уизли»
- «А чего там смотреть? Книга как всегда умная…»
- «Вот-вот, можешь почитать – отвлечешься»
- «От чего?»
- «Хм… ну да, тебя и так ничего не привлекает»
- «Вот именно, я даже не помню когда, последний раз протирал «Всполох», или куда дел свою волшебную палочку».
- «А вот это – зря»
- «Почему?»
- «Черт, ты чего совсем разделился на две части? Одна часть слышит шум в коридоре, а другая – нет»
Гарри поднялся, прислушался и поискал глазами тапки на полу. Выйдя из своей комнаты, надо сказать впервые за последние часов десять, именно столько прошло со времени завтрака, когда он спускался вниз. Так вот, выйдя из своей комнаты, Гарри кинул взгляд вниз на открытую входную дверь, а потом перевел его на вошедшего и озирающегося по сторонам пожирателя.
- «Почему сразу пожирателя?»
- «Да потому, что я так сказал!»
- «Ясно, молчу. А тебе все-таки нужно было найти свою палочку»
Гарри подошел к самому краю лестницы и тихо (как он сам с не веселой усмешкой заметил – зловеще) произнес, - Если меня беспокоить слишком часто, мистер Макнейр, я могу и убить.
Угроза прозвучала гораздо более зловеще, чем казалось самому Гарри.
Макнейр сглотнул слюну и только после этого повернул голову в сторону стоящего на верхней ступеньке лестницы Гарри. В следующую секунду воздух довольно тесного помещения (и как интересно мужчины рода Дурслей поступают, встречаясь на лестнице или в коридоре второго этажа?) разрезало – «Каллейро»
Гарри как тень, сделал шаг влево, и незнакомое заклятие пронеслось мимо.
- «Мгновением позже оно встретило на своем пути стену и, не произведя обещанного эффекта, впиталось в нее без следа»
- «Чего-то тебя не пугает перспектива попадания в тебя, следующего заклятия?»
- «Ага, а ты посмотри за то, как ОН трясется» - Гарри откровенно издевался, только не понятно зачем, учитывая, что разговор происходил полностью у него в голове.
- Стой, где стоишь… я сейчас вернусь.

* * *
- «Все так же тихо, все так же зловеще»
- «Не, ну это не куда не годится, с каких пор ты не боишься пожирателей и позволяешь себе откровенно над ними издеваться?!»
- «Ну просто… я больше… не боюсь умереть», - разговор происходил со скоростью мысли и занял не более секунды, в течение которой Гарри начал движение в сторону двери в свою комнату и еще успевал вспомнить, где же он видел в последний раз свою палочку, - «наверное в этом и вся причина».
- «Да уж не веселое открытие!»
- «Нет почему. Смотри, это все объясняет – мне ничего не интересно потому, что мне все параллельно. Черт, и в школе магловской не учился, а словечек где-то умных понабрался, уж точно не от Дадли. Хотя мне нравится. А тебе?»
- «А это значит, что тебе ПАРАЛЛЕЛЬНО как отнесутся к твоей смерти твои друзья и вообще все люди на земле?»
- «Эй, ты! Нашел, на что давить, хоть бы для приличия попробовал сначала менее болезненные приемы».
- «А чего тут пробовать. Вот ответь тебе ПАРАЛЛЕЛЬНО?»
- «А мне начинает это нравится. Можно вот так разговаривать с кем-то, кто никогда не расскажет ничего никому и в тоже время, вроде как с другим человеком»
- «А тебе не приходило в голову, что Макнейр вряд ли будет долго под впечатлением твоего приказа, стоять на месте. Круцио Вольдеморта по впечатлительнее будет»
- «А сейчас мы посмотрим, насколько впечатлит его мое круцио»
- «Ты чего, оно же запрещенное»
- «А мне ли не пофиг?»
Тем временем Гарри достиг письменного стола в своей комнате и взял с него палочку.
- «Эй, погоди давай лучше ступефай!»
Но времени спорить, даже так быстро спорить, как это происходило со своим мысленным я (если оно еще я) у Гарри уже не было. Так как, обернувшись, он увидел все еще недоумевающего, но все-таки, готового к атаке Макнеира.
Тяжелый, взгляд зеленых, но далеко не веселых глаз, еложение пальцев по гладкой, но почему-то все еще сухой палочке…
- «Ты чего, совсем его не боишься?» - оказывается время поспорить, можно найти всегда нужно только уметь искать.
- «А чего мне его бояться, посмотри на него – он же трус форменный»
- «Нуууу… То, что он трусит – это ты прав» - Макнейр содрогнулся под взглядом глаз, смотрящих на него, но видящих казалось всех.
- «Вот! Только…»
- «А почему он один?»
- «А на кой, ты читаешь мои мысли? И вообще»,
- К р у ц и о !
- «Все так же тихо, все так же зловеще» - констатировал, внутренний голос, не дожидаясь пока что-либо, произойдет (может уже и не доведется поболтать).
- «Но только бесполезно»
- «Упс»
- «Вот так всегда»
- Ступефай!
Макнейр, оцепеневший от пробравшего его ужаса, в который поверг его Гарри, произнеся запрещенное заклинание, оказался еще и оглушенным.
- «Сколько раз я тебе говорил, пользоваться тем, что проверено опытом!»
- «Вообще-то ни разу»
- «Ну, это мы общаемся не достаточно долго. Я тебя этим еще достану»
Стук падающего тела, слившись со стуком многочисленных ног на лестнице, прервал милую беседу Гарри с самим собой.
* * *
- Гарри тебе не кажется подозрительным, что он был один? – Хмури, как обычно не был щепетилен по поводу «Как ты Гарри?», «Ты не слишком испугался?» или хотя бы для приличия «Эй, ты еще жив?».
- «Вообще-то он и не был один»
- «Это как?» - Гарри перестал различать, когда он говорит сам с собой, а когда просто думает.
- «Я, как более внимательный (видимо) – слышал хлопки аппарации после твоего Круцио»
- «Да уж, - не твоего»
- Остальные аппарировали.
- Испугались сволочи…
- Уж не каждый день слышишь запрещенное заклинание от подростка. – Внес свою лепту в общий, творческий беспорядок ситуации, очнувшийся Макнейр. Он уже отошел от шока (от оглушения ему отойти помогли), и только с беспокойством посматривал на Гарри, лежа связанным на полу.
- Чего? Какое еще запрещенное проклятие? – не понятно к кому обратился Хмури.
- Ну я решил их попугать и применил круцио.
- Ха, и ты думал это будет иметь успех. В шестнадцать-то лет?
- Взяли бы и научили, лучше чем издеваться – буркнул Гарри себе под нос, начиная злиться.
Но Хмури видимо обладал не менее острым слухом, чем внутренний голос Гарри.
- Научу, не волнуйся! - Гарри вскинул голову и не верящим взглядом уставился на старого аврора. Хмури нагнулся поближе к мальчику – Только тихо. В этом году тебе не придется самому заниматься с Армией Дамбльдора – точнее я буду тебе помогать.
- Так что там, на счет тех, кто аппарировал? – это уже относилось к Макнеиру.
- «Ух ты, сам Аластор Хмури будет вас учить запрещенным заклинания!»
- «Да уж – новость».
- «Ха, что я вижу – ты, кажется, заинтересован, впервые за время нашего знакомства».
- «Да такая новость не может не радовать. Вот уж Малфою не жить будет»
- «Ну не применишь же ты к нему круцио?»
- «Может слух у тебя и на высоте, за то видимо память подкачала – я же говорил, мне пофиг. Если захочу – сделаю. Только нужно еще этому научиться».
* * *
- Так, Гарри, не знаю, на что рассчитывал этот старый маразматик, посылая таких неумех, но здесь тебе оставаться опасно.
- Профессор, о ком это вы так? – Гарри не понимал, раньше он такое слышал только по Дамбльдора, но как-то не вязалось.
- «А ты будто не понимаешь, о ком?»
- «То есть, не Дамбльдор же послал Макнейра?»
- «При чем тут Дамбльдор?»
- «Ты чего не в моей, что ли голове? Это ведь его некоторые называют старым маразматиком»
- «Да нет, ты не понял. Хмури так издевается на Вольдемортом – он, конечно, не боится произносить его имя, но все равно обычно заменяет его каким-нибудь ругательством»
- «Стоп! Ты не ответил еще на один вопрос, почему ты не знаешь того, что знаю я?»
- «Опять упс»
- «Хватит упсать, скоро Аспирин изобретешь. Хм, между прочим, я понял, откуда взялось мое параллельно – это все реклама виновата»
- «Да ладно тебе»
- «А вот и не ладно» - Да да, мистер Хмури, я уже иду.
- «Вот и иди, давай. А то поскользнешься»
- «Я то иду, а ты давай придумывай отмазу поинтереснее. Я с тобой с той стороны портшлюза поговорю».
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 04:48

2 глава. Поцелуй с Джинни и разговор с Хмури.

Поговорить со своим вдруг обретенным вторым я (страдающим частичной потерей памяти) Гарри сразу не удалось.
Только почувствовав, что его живот отпустило чувство полного дискомфорта - Гарри открыл глаза. И в них тут же зарябило от обилия оранжевого и рыжего всех тонов и оттенков.
- Интересно, - успел услышать Гарри бормотание кого-то из сопровождения, - и почему настраивая портал на дом рыжих, обязательно выбирать и комнату тех же цветов.
- Ура Гарри! – раздалось восклицание Рона.
- Мы тебя ждем уже 13 минут!
- Джинни, с каких пор тебе дорога каждая минута. – Гарри хотел пошутить, но видимо девушка была настроена на полном серьезе.
- Мне не дорога - Каждая минута... Мне дорога каждая минута, проведенная с тобой, и по этому меня расстроило твое опоздание.
- Да я вообще думал, что мы отправляемся в штаб Ордена! Постойте, а вы, что ждали моего приезда? – вопрос Гарри задохнулся в объятиях.
И узнать ответы он смог не раньше, чем освободился из весьма сильных объятий, возмужавшего за последний год, лучшего друга и не менее сильных, но гораздо менее ожидаемых объятий сестры лучшего друга.
Гарри вместе с Роном и Джинни спустились со второго этажа в холл «Норы».
- Гарри, разве мистер Хмури не сказал тебе, почему тебя забирают от Дурслей?
- «Ясно. Про нападение здесь никому ничего не известно»
- «Опять ты?! А ну как пойди отдохни, дай я с друзьями пообщаюсь. Вон Джинни как изменилась. Нужно этот факт рассмотреть повнимательнее, особенно учитывая, что с Чоу мне ничего не светит (да и не нравится она мне больше). А Джинни вон, какая красавица стала» - последнюю мысль Гарри никак не собирался обсуждать со своим внутренним, но вот он так не думал.
- «Ну, вариант хороший. Мне она нравится»
- «Не понял?»
- «Джинни! Ты понюхай, какой аромат от ее волос»
Гарри в этот момент стоял на последней ступеньке лестницы, как раз сзади Джинни, спускавшейся перед ним. Причем достаточно близко к ней, что бы уловить нежный запах ее духов.
Аромат весенних полевых цветов, неожиданно сильно подействовал на Гарри – у него закружилась голова, а искать ответы на, казалось бы, столь важные вопросы, он уже и не думал. Все, о чем он теперь мог думать, так или иначе, касалось девушки не похожей на себя прежнюю. И Гарри решил по лучше узнать новую Джинни, потому что, такой она ему нравилась гораздо больше.
- «А ты прав! Интересно это ее заявление наверху. Она что, хотела этим сказать, что соскучилась?»
- «Да, недотепа…»
- «Не обзывайся»
- «Рассказываю по порядку: она рада тебя видеть, она по тебе соскучилась - она явно нуждается в твоем внимании. Причем, чем раньше ты это поймешь, тем лучше»
- «А что по твоему, может угрожать мне в будущем?»
- «Что, что? – Конкуренты. Забыл на сколько популярна Джинни в классах с четвертого по седьмой»
- «Ну, встречалась она с кем-то в прошлом году»
- «Да Гарри, даже когда ты жалуешься на жизнь, твои мозги работают лучше, чем когда ты говоришь о девушка»
- «Все заткнись, а то нарвешься, впаду опять в апатию и будешь скучать вместе со мной» - Гарри даже злобно улыбнулся от такой мысли, что произвело непонятный эффект на миссис Уизли, обнимавшую его в тот момент и она посмотрела на него с некоторой опаской.

- А это, он сегодня какой-то злой! – поспешила объяснить ситуацию Джинни, так как она сама ее себе представляла.
«А она за мной внимательно наблюдает» - выражение Гарриного лица поменялось, но его ответ доброжелательным не был.
- Прости, что?! – Гарри не понравился подобный выпад с ее стороны.
- Ничего – девушка, насупившись, сложила руки на груди и отвернулась. – Я на тебя обиделась!
Гарри как громом пораженный застыл на месте. Но поразило его не столько то, что она сказала, а скорее то, как она выглядела. Он рассматривал точеные ножки, покрытые только юбочкой выше колен (много выше, надо сказать), тонкую талию…
- «Эй ты. Ты чего завис? Давай быстро действуй, не видишь что ли – она с тобой заигрывает. Упустишь этот шанс – я тебе не прощу»
Гарри нервно дернулся и огляделся. Но из холла все уже куда-то подевались.
- «Да они ужинать пошли» - проявил нетерпение, не по детски заинтересованный в ситуации внутренний голос.
- «А где…»
- «И Рон, тоже. Поспеши, она уже готова уйти. И главное – действуй проверенными методами»
Гарри решил внять советам и, набрав в грудь побольше воздуха ринулся в бой за свое счастье. - «И откуда у меня такие мысли?»
- «Да это я – наполняю ситуацию романтикой»
Гарри подошел к девушке, он оказался в том же положении, что и стоя на последней ступеньке лестницы пару минут назад. Тогда ему пришлось отвлечься на общение с миссис Уизли, но сейчас некому было ему помешать. Он с внутренней дрожью, но внешне абсолютно спокойный, приобнял Джинни за плечи и все еще не произнося ни слова, вдохнул аромат ее волос. Потом с уверенностью, которой раньше в нем точно не было, притянул девушку к себе. Она весьма охотно прижалась к нему спиной. И Гарри, не желая терять столь приятные ощущения, прижал ее к себе еще сильнее, обняв руками за талию.
- Джинни, я вовсе не собирался тебя обижать, – он прошептал ей это прямо в ухо, прижимаясь своей щекой к ее волосам. В тоже время его правая рука начала поглаживать ее живот, а большой палец даже проник под блузку и коснулся обнаженной кожи.
Почувствовав приятную прохладу ее тела, Гарри захотелось прижаться к ней еще сильнее, причем воображение с готовностью нарисовало картинку, - Гарри стягивает свой свитер и ее блузку, прижимается своей грудью, еще пока не покрытой волосами к ее спине…
- Я знаю, но ты слишком грубо мне ответил, там – наверху.
- Но и твое заявление, про 13 минут... Знаешь, ты напомнила мне тогда Гермиону.
«Парень не порть ситуацию. Быстро скажи, что Джинни много лучше чем Гермиона»
- Я был несказанно, удивлен. Уже подумал, что она заразила тебя своей серьезностью. А ведь ты была такой милой девушкой. Понимаешь – я просто испугался, что ты изменилась.
- А я, по-твоему, все та же маленькая сестренка Рона, что и раньше?
«Ну, вот нарвался. Я же говорил действовать проверенными методами, давай сделай ей пару комплиментов».
- Нет, ну что ты! Зачем маленькой сестренке Рона такие приятные духи.
Гарри перестал гладить Джинни по животу, но за то наклонил голову к ее плечу и легонько поцеловал ее шею, проведя своими губами как можно нежнее по ее бархатистой коже.
- Уууу! Я, кажется, начинаю верить, что ты не хотел говорить мне ничего грубого.
- Конечно, не хотел. Разве мог я пожелать обидеть девушку, которая умеет так ласково улыбаться.
Гарри видел только уголок ее губ растянувшихся в довольной улыбке, но и этого было достаточно, что бы внутренний голос доверил парню действовать самостоятельно и не вмешивался.
- Ладно, Гарри, - девушка аккуратно развернулась в его объятиях, - нам пора идти ужинать. А то кто-нибудь может пойти нас искать.
Гарри сделал осторожную попытку поцеловать ее в губы, но Джинни отклонилась, улыбаясь уже игриво, - И кто знает, в какой момент этот кто-то нас застанет.
Горячий, полный нежности и жгучего желания поцелуй коснулся Гарриных губ и улетел прочь, вместе с отскочившей от него Джинни.
Девушка рассмеялась, и этот смех приятным теплом разлился в душе Гарри. Он заполнил все пустоты, закрадываясь даже в столь не освещенные радостью уголки и закоулки, куда не дотягивались ни радость первого полета, ни ощущения от владения магией, ни чувства полного удовлетворения при вызове патронуса. Это тепло вызволило из небытия желание жить дальше, которое Гарри заточил, где-то глубоко под той болью и обидой на весь мир, которую вызвала смерть Сириуса.
Гарри не позволил девушке просто так уйти, раздразнив его всего одним поцелуем. Не будь он ловцом Гриффиндора, он бы не справился с задачей поймать Джинни за руку, притянуть к себе и подавить любые возражения глубоким, страстным поцелуем, - но Гарри как раз и был ловцом.
Они стояли целуясь. Его и ее языки встретились и начали борьбу за право первым исследовать рот противника. И эта борьба бала самой нежной и самой желанной в его жизни, но самое главное, что в ней как победа, так и поражение были одинаково сладкими и одинаково нежными.
Вскоре почувствовав недостаток воздуха, Гарри уже хотел прекратить поцелуй, но Джинни сделала это раньше. Она издала нежный стон и с нескрываемым удивлением посмотрела в глаза Гарри. В тоже время ее тело начало наливаться неожиданной тяжестью в его руках… «Обними ее покрепче»
Гарри выполнил, во время поступивший, совет и в его зеленых глазах Джинни увидела отражение своей счастливой улыбки.
Джинни светилась не поддельной радостью. Она не отпуская руки Гарри, направилась в сторону кухни, где все семейство Уизли, плюс Хмури и еще один аврор из министерства уже во всю поглощали кулинарные творения хозяйки дома. И парню пришлось последовать за ней следом.

* * *
- «А ты не столь безнадежен, как я думал»
- «Заткнись и не мешай мне наслаждаться жизнью», - Гарри прошел вместе с Джинни на кухню и сел на свободное место между Фредом и Хмури, - «вообще-то я должен поблагодарить тебя за советы, это было - своевременно»
И то ли внутренний голос остался доволен, таким ответом, то ли он затаил обиду, а может быть, просто отвлекся на свои какие-то мысли. Но ответа Гарри так и не получил.
Джинни тоже села за стол. Ее место оказалось почти напротив Гарри. И он наслаждался, наблюдая за тем, как ее маленький ротик с такими чувственными алыми губками поглощает пищу. Он наслаждался видом в настоящем времени и постоянно возвращался в события пятиминутной давности оценивая, на что вообще теперь способна преобразившаяся Джинни.
Но как по закону подлости за столом уже почти все поели, и теперь решили обсудить последние события:
- Гарри, - Аластор Хмури обращался к нему мысленно, - ты должен будешь посещать блокологию у профессора Снейпа, за прошлой год он хорошо научил тебя, что это такое. Но вот закрывать свои мысли ты до сих пор не умеешь.
- «И как я ему отвечу, я сам еще не умею передавать мысли на расстоянии?» - Гарри обратился за помощью к своему внутреннему голосу, но ответил ему голос старого аврора:
- Ты просто думай, а я буду все это читать.
- «А вам, наверное, нужно мне сказать что-то важное? Иначе, зачем такая конспирация (эх, чтоб ее – эту рекламу)».
- Да мне нужно сообщить тебе, что в этом году в школе произойдут большие изменения.
- «Но это касается, как минимум троих сидящих за этим столом, да и вообще всех школьников».
- Нет, вообще всех школьников это касаться не будет. Точнее будет, но не все. А здесь нас просто могут подслушать.
Гарри повернул голову в право и перевел взгляд с четко обрисованной под блузкой груди Джинни на старого Аврора. Хмури сидел, казалось бы, полностью поглощенный поеданием оливок и разговором с мистером Уизли. Но его волшебный глаз, Гарри был полностью в этом уверен, неотрывно следил за парнем.
- «А как вы умудряетесь разговаривать с мистером Уизли и одновременно общаться со мной?»
- Ну это не мудрость, парень, - это многолетние тренировки и огромный опыт работы шпиона. Думаешь Снейп – это первая практика двойной игры с темными силами.
- «Вы хотите сказать, что тоже были шпионом у Вольдеморта?»
- Нет, что ты. Когда этот сопляк только окончил школу – я уже был весьма известным в определенных кругах аврором. – Хмури самозабвенно разжевывал очередную оливку, - Моя практика шпионства была еще задолго до появления этой красноглазой змеи.
- «Расскажите, пожалуйста, поподробнее» - попросил Гарри.
- Подробнее потом. А сейчас слушай и запоминай, потом расскажешь все мелким Уизли и Грейнджер.
Гарри чуть не поперхнулся. Такое описание Рона и Джинни его рассмешило и в тоже время немного обидело. Он опять перевел взгляд на грудь Джинни, но увидев смущение в ее глазах перестал на нее таращится.
Хмури либо не замечал мыслей Гарри по этому поводу, либо благоразумно решил не вмешиваться в то, что его не касалось. Но, так или иначе, после некоторого времени, потребовавшегося на выплевывание оливковой косточки, он продолжил как будто и не прерывался:
- После признания министерством, факта возрождения отпрыска Слизерина, Фадж поддерживает почти все решения Дамбльдора. А уж в то, что директор делает в школе - он вообще не вмешивается. В этом году защиту у вас будут вести сразу несколько преподавателей. Флитвик будет учить младшие классы заклинаниям вроде Помеховой порчи. С классами с третьего по пятый будет заниматься Люпин…
- «Урррра!»
- …А со старшими будет заниматься Дамбльдор.
- «Что, правда?» - Гарри был искренне рад и очень удивлен.
- Да он решил, что лучше чем искать кого-то со стороны, он сам пожертвует своим спокойствием и школьными делами несколько дней в неделю, но зато выпускники будут готовы при необходимости отразить атаку.
- «А зачем тогда вообще занятия АД? Дамбльдор и так нас всему научит»
- Нет, для молодого поколения Ордена Феникса трех-четырех уроков Защиты в неделю – мало, даже если их ведет Дамбльдор. А мы теперь очень рассчитываем на твоих студентов. Тем более, что вы учитесь в разных классах и Зашитой заниматься будете отдельно. А что бы успешно работать вместе, вам и тренироваться нужно друг с другом.
- «Что значит, новое поколение Ордена Феникса и то, что вы на нас рассчитываете?»
- Это значит, что в аврориате министерства полно шпионов противника и если мы будем черпать пополнение оттуда, то нам не избежать утечки информации. Скорее всего, тебе и всем остальным новобранцам придется упорно потрудится в этом году, что бы уже в следующем участвовать в операциях Ордена.
- «Круто! А где мы будем заниматься?»
- Это не столь важно, я сейчас просто не успею тебе всего рассказать, да и не все еще продумано. Самое главное, что бы ты сейчас вместе с Уизли и Грейнджер подумал, кого именно вы оставите в Армии Дамбльдора, а кого придется убрать. Я советую оставить человек 12 самых надежных. А то не избежать такой оказии как тогда с той девчонкой из Равенкло. И лучше бы не брать никого из современного седьмого курса – они будут много времени уделять экзаменам а, следовательно, мало заниматься практикой.
- «Хорошо, я думаю - это не сложно. Если убрать всех семикурсников, то нас и будет чуть больше десяти. Стоит им написать еще до школы»
- Нет, этого делать нельзя, сов могут перехватить, сообщите всем уже в школе. Ладно, нам с Артуром уже надоело отвлекать всех пустыми разговорами. Иди - развлекайся, через неделю вы отправляетесь в Гриммаунд Плейс, там встретитесь с Грейнджер и все обсудите.
На этом разговор с Хмури прекратился и Гарри оглядевшись кругом, обнаружил. Что все встали из-за стола. Джинни, миссис Уизли попросила помочь с уборкой на кухне, а Рон тащил Гарри на улицу – посмотреть его новую метлу, которую ему нежданно-негаданно подарили близнецы.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 04:50

3 Глава. Комната близнецов и Джинни.

Гарри пришлось вместе с Роном пойти на улицу и больше часа наблюдать, как Рон управляется со своим «Нимбусом 2002». Правда, когда до Рона дошло, что Гарри не весело, он предложил и ему полетать на его новой метле.
- А лучше, давай возьми свой «Всполох» и попробуй забить мне хотя бы один гол!
- Не могу.
- Это еще почему? Ты что, успел разлюбить квиддич?
- Нет Рон, просто у меня и метлы-то с собой нет.
«Хотя квиддич меня то же не привлекает»
- Как это нет, ты ее оставил у Дурслей или просто забыл?
Гарри не стал отвечать на вопрос друга а задал свой, - Рон, объясни мне, наконец, почему меня здесь ждали, а я ничего про это не знаю.
- Как это, это не знаешь? Мы же посылали тебе сову.
«Ему однозначно нужно обновить словарный запас, любой вопрос начинает одинаково».
- Может вы, и посылали, но я, ее не получал, - Гарри уже начал раздражать пустой разговор с Роном.
- Может быть, она задержалась в пути или сломала крыло, врезавшись во что-нибудь ночью.
- Рон. Совы ночные хищники – они видят в темноте не хуже МакГонагл, - шутка прошла мимо туго соображающего Рона. И Гарри, наконец, понял, что от него он ничего не узнает.
- Ладно, Рон, пойдем - узнаем все у твоего отца. Сову - скорее всего, перехватили пожиратели, которые на меня напали. Собственно я думал, что авроры появились там из-за этого.
- На тебя напали пожиратели?! – Рон уже начавший передвигать ноги, в направлении дверей в дом, остановился как вкопанный, - И ты столько времени молчал об этом?
Гарри тем временем поднялся по ступенькам небольшого садового крыльца и занимался тем, что выяснял, в какую сторону здесь может открываться дверь. Он не счел необходимым отвечать на вопрос Рона. – «Сам не дал мне об этом рассказать, чуть все кости не переломал»
- «Ты чего опять злишься? Он просто рад был тебя видеть и обнял по-дружески»
- «Ага, по-дружески! Да я чуть живой оттуда ушел. Хорошо хоть Джинни не такая сильная, а не то бы они вдвоем меня точно раздавили и не заметили»
- «А девушке и не нужно быть очень сильной. За нее есть, кому работать кулаками»
- «То есть?»
- «Что, то есть? После того, что случилось в холле - ты просто обязан предложить ей встречаться с тобой»
- «Вот еще, будет висеть на мне обузой, а Вольдеморт подумает, что она мне дорога. И иди, потом выручай подругу. Мне хватило и Сириуса. Пусть уж лучше каждый сам за себя. Но за то я ни в чем, ни виноват».

Мистера Уизли, парни нашли в гостиной. Он стоял возле камина, в котором только, что исчез аврор.
- Мистер Уизли, можно с вами поговорить?
- Нет, ребята, мне пора в министерство там кое-какие дела нужно уладить.
- Понятно, а мистер Хмури уже тоже улетел.
- Нет, он аппарировал, но суть ты уловил – его тоже уже нет.
- А почему Хмури не воспользовался камином? – подал голос Рон, и видимо решил блеснуть своими познаниями, - ведь на аппарирование уходит много сил, а в камине главное выйти во время.
- Хмури. Он – игнорирует камины после того нападения два года назад.
- А при чем тут камины, разве пожиратели влетели через камин.
Гарри пришлось малость додумать то, что сказал Рон, «И точно, вряд ли такой осторожный…»
- «Ты хотел сказать, нервный»
«Не важно, я просто не верю, что Хмури не поставил на камин какую-нибудь защиту»
- Нет, конечно, пожиратели не могли влететь через камин в дом Хмури. Но видимо среди них был кто-то совсем молодой и он попытался…
- Новичкам всегда везет, - не дал закончить отцу Рон.
- Нет Рон ты не прав. Авада Кедавра, вмонтированная в камин, сработала как нужно, но шум падающего мертвого тела отвлек Хмури от нападавшего через окно и его смогли оглушить. Теперь он не доверяет каминам, в которые не вмонтирована Авада Кедавра, обязательно вместе с заглушающими чарами.
После этого маленького рассказа, мистер Уизли попрощался с ребятами и улетел через камин.
- Да… Хмури тот еще маразматик! – присвистнул Рон.
- Ничего. Ты будешь о нем другого мнения, когда он будет нас учить запрещенным заклинаниям.
- Что, Хмури будет нас учить! Так вот для чего нас решили отправить в Гриммаунд Плейс.
- Нет, Хмури будет нас учить уже в Хогварце. – Гарри надоело болтать с Роном и он решил уединиться в своей комнате. Тем более, несмотря на то, что ужин был довольно таки раним, после него прошло прилично времени и пора было идти спать.
- Погоди Гарри, а откуда ты это знаешь? Если Дамбльдор или кто-то еще написали тебе письмо, то почему они не сказали, что бы ты собрался?
- Никакого письма я не получал, мне рассказал обо всем Хмури, уже сегодня.
- Но ты же с ним даже словом не обменялся за столом, а другого времени у тебя не было.
- Рон, я все расскажу подробно, когда мы встретимся с Гермионой в Гриммаунд Плейс. А сейчас я пойду спать.
- Ладно, я с тобой, тебе еще нужно устроиться в комнате близнецов.
«Черт, а я так хотел побыть один»
- «Хочешь, скажу, как от него избавиться?»
- «Конечно, хочу, говори скорей»
- «Э нет, не все так просто. Я скажу, только если ты пообещаешь, что пойдешь сейчас к Джинни»
- «Зачем мне к ней сейчас идти? То, что я поддался на ее провокации и поцеловал ее, еще не значит, что это перевернуло всю мою жизнь»
- «А я думал - тебе понравилось»
- «Черт побери, мне понравилось - потому, что мне уже шестнадцать. Ладно, я пойду к Джинни, давай говори, как избавиться от Рона?»
- «Он оставил свою метлу в саду»
- Рон, мне кажется, твоей метле не пойдет на пользу ночевка в саду. А в комнате я и сам могу устроиться.
- О Гарри, спасибо что напомнил. – Рон повернулся и в следующую секунду уже можно было слышать, как он затормозил об дверь, ведущую в сад. Она открывалась внутрь – и это было непривычно не только для Гарри.
- «Видимо, близнецы оставили несколько подарков, переезжая жить в свой магазин» - Гарри не понял, то ли это его внутренний озвучил подходящую мысль, то ли Гарри сам так подумал. Но тем не менее он решил, что можно и ответить:
- «Да, я всегда удивлялся, что пошутить можно вот так просто – а у них все шутки рождаются на лету»

* * *
Гарри поднялся на второй этаж и направился в сторону комнаты близнецов.
- «Эй, комната Джинни налево»
- «Я не собираюсь туда идти»
- «Это еще почему»
- «Да потому, что меня все достали»
- «Опять! Черт, но ты мне обещал, ты не можешь нарушить магическое обещание»
- «Могу, я не зря учился в школе - что бы магическое обещание имело силу – оно должно быть хотя бы произнесено в слух. Так что ты сегодня пролетаешь»
Гарри без труда нашел комнату близнецов и зашел внутрь. Он закрыл дверь на задвижку в надежде, что когда Рон вернется со своей метлой. Он наткнется на закрытую дверь и поймет, что Гарри не хочет никого видеть.
Комната близнецов не представляла из себя ничего особенного. Так как ее после их отъезда тщательно убрали и даже малость изменили обстановку. Это было заметно по отсутствию второго яруса у кровати и второй тумбочки. Раньше по утрам часто можно было слышать крики и смех близнецов, прикалывающихся друг над другом. Как Гарри помнил по лету перед третьим курсом - Фред намазывал маслом ту тумбочку, на которую Джордж наступал, спускаясь с верхнего яруса кровати. А тот в свою очередь заменял воду на тумбочке Фреда уксусом.
Конечно, близнецы не могли попасться на одну и ту же шутку дважды, и не могли не шутить. А это способствовало появлению у них все новых и новых шуток. Но Гарри запомнился именно тот день, когда Джордж шел по направлению в ванную держась за стены, что бы не поскользнуться. Правда он (может быть специально) не смог удержаться на ногах, проходя мимо, хохочущего над ним Рона. И они вместе покатились вниз по лестнице. Гарри не видел, как потом Джордж поднимался наверх, потому что сам уже валялся на своей кровати, схватившись за живот от смеха.
Сейчас же о пребывании в этой комнате близнецов напоминали только следы взрывов на стенах, которые не так-то просто было вывести ни магическими способами, ни магловскими. А так же Гарри сумел найти крючок за дверью, который делал часть стены прозрачной. В образовавшееся прозрачное пятно была видна бывшая комната Перси.
Близнецы рассказали Гарри про это уже давно. Они тогда пояснили, что таким образом один из них мог наблюдать за Перси, что бы в случае необходимости дать другому команду смыться. Этот самый другой в свое время, ни о чем, не беспокоясь, творил на выходе из Комнаты Перси какую-нибудь шутку.
- «Гарри смотри сюда, это уже интересно»
- «Что именно, куда смотреть?»
- «Да туда, в комнату за стеной. Похоже, после отъезда Перси, эту комнату заняла Джинни»
Гарри сфокусировал взгляд на картине разворачивающейся за стеной. И надо сказать, посмотреть было на что. Эта комната действительно принадлежала теперь Джинни, о чем неоспоримо свидетельствовали платья и блузки, висящие в открытом шкафу. Одежды было не много, да и качество заставляло вспомнить о финансовом положении семьи Уизли, но Гарри и не собирался рассматривать одежду. Он с нескрываемым восхищением (не от кого было скрывать) смотрел на хозяйку комнаты, которая готовилась пойти в ванну.
Джинни стояла возле кровати и снимала с себя одежду - вот обнажилась спина, которая прижималась к Гарри пару часов назад...
То к чему в холле прижималась попка Джинни, сейчас все еще скрытая юбочкой, поднялось и во всю свидетельствовало, что Гарри уже не маленький мальчик. Он и сам вполне осознавал, что ему шестнадцать лет и ни чуть не удивился такой реакции своего организма на оголяющуюся перед ним Джинни. Гарри поправил поудобнее, ставшие тесными штаны и продолжал наблюдать.
Джинни тем временем, повесила снятую блузку в шкаф. И по той осторожности, с которой она это делала, можно было сказать, что, скорее всего из-за приезда Гарри она сегодня одевала одну из самых ее любимых вещей. Возвращаясь от шкафа к кровати, Джинни повернулась к Гарри боком, и он оценил размеры ее груди скрытой лифчиком как далеко не детские.
- «Вот это сестренка у твоего друга, не повезло ему»
- «Почему это не повезло?»
- «Да потому, что такую нужно оберегать во сто крат сильнее, чем какую-нибудь дурнушку. И тем более, почти всегда рядом с ним такая сексуальная девушка, а он не может от нее ничего получить. Представляешь, какая это пытка»
- «Нет, мне этого никогда не понять. А теперь отстань от меня»
- «Опять ты злишься. Вроде обстановка никак не располагает к озлоблению. Посмотри, какой великолепный спектакль устроила для тебя Джинни»
- «Если кто-то сейчас не заткнется, я на зло ему, верну вон тот крючок в исходное положение»
Внутренний голос заткнулся, опасаясь злой решимости Гарри, а Джинни сняла юбочку. Вид ее стройных ножек вызвал у парня очередной прилив крови к области паха. Как будто специально Джинни сидя на кровати, вытянула ноги и сложив их вместе покрутила то вправо, то влево, любуясь изящными, ужасно возбуждающими, и, по мнению Гарри, предназначенными только для одного ногами. Парень, стоя за стеной, ужасно пожалел, что близнецам не пришло в голову сделать эту стену не только прозрачной, но и проницаемой.
Девушка же продолжила свой невольный стриптиз и, наконец, сняла лифчик. Ее округлая и отнюдь не маленькая грудь просто свела Гарри с ума. Он уже собирался кинуться к двери и перехватить Джинни на пути в ванную, но не смог двинуться с места. Пока Джинни прошла к двери, сняла с вешалки свой миленький халатик с мелким розовым узором и вышла из комнаты, Гарри усиленно вспоминал, приходилось ли ему испытывать такую сильную эрекцию раньше.
Когда дверь в соседней комнате закрылась, что послужило окончанием представления, Гарри, был просто никакой. Он повалился на кровать и даже закрыл глаза, пытаясь восстановить в памяти каждую секунду, увиденного действа. Он вспоминал каждый жест Джинни, каждый ее шаг или поворот головы. Вспоминал, как на любое движение ее грудь откликалась мерным покачиванием, как она позволила ему любоваться своими ногами во всех подробностях.
«А она любит свое тело» - подумал Гарри, удовлетворенно расслабившись на своей кровати.
- «Она любит, а теперь и ты полюбил»
- «Ну вообще-то я всего лишь посмотрел, тем более без ее ведома»
- «Ладно-ладно, не хочу с тобой спорить»
- «Вот и не спорь»
- «А я и не спорю»
- «А кто спорит, я что ли спорю?» - Гарри мысленно просто кричал и скорее всего для его внутреннего интонация мысли имела такое же значение, как для обычного собеседника интонация голоса. Потому что в ответ он попросил Гарри не орать так сильно.
- «Давай лучше подождем, пока Джинни вернется из ванной»
- «И почему мне достался такой озабоченный внутренний голос» - у Гарри не было сил вспомнить, о тех странностях в общении с самим собой, которые он заметил ранее.
Он решил потратить последние силы и разобрать постель, пока Джинни моется, так как идея увидеть еще один спектакль ему нравилась, не меньше чем его собеседнику. Но стоило ему прилечь на кровать, думая, что просто полежит совсем чуть-чуть, а потом опять пойдет к «окну» в стене, как его охватила, непреодолимая усталость и он погрузился в сон.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 04:51

4 Глава. Тонкс и нечаянный стриптиз.

1 часть.

Время в «Норе» проходило довольно-таки однообразно. Рон все время весело болтал. А когда ему надоедало болтать (при условии, что его никто не слушал – это происходило довольно часто), он либо шел, обидевшись на всех, кататься на метле, либо начинал приставать к Гарри с расспросами.
- Что именно произошло у Дурслей?
- Что именно Гарри расскажет ему и Гермионе в Гриммаунд Плейс?
- Чему именно их будет учить Аластор Хмури.
И тому подобные вопросы, на которые Гарри не хотел или просто не мог ответить. По большей части Гарри удавалось, еще в начала расспросов куда-нибудь улизнуть, а если не удавалось, то его внутренний услужливо подсказывал ему способ отвязаться от Рона.
Гарри вообще чаще общался со своим внутренним, чем с кем бы то ни было из обитателей «Норы», и не только потому, что он всегда был доступен для разговоров.
Правда, приходилось не раз выслушивать мечтания по поводу Джинни, которую Гарри, по непонятным ему самому причинам, старался обходить стороной. Но, в общем, мысленные разговоры приносили некоторое удовлетворение, а иногда Гарри даже узнавал что-то новое, ранее ему не известное, это его настораживало, но пока ничего плохого не произошло – он решил не обращать на это внимания.
В первый день, он немного разозлился на всех вокруг. Ему казалось, что окружающие ведут себя как-то не правильно и специально делают все, для того, что бы испортить ему жизнь. Но позже он пришел к выводам, что виной всему его расшатанная психика и привычка к тишине.
Какая может быть тишина в доме у Дурслей? – спросите вы. А все просто, еще в самом начале июля к Гарри заезжал Люпин под предлогом, что ему по заданию Ордена нужно было проезжать через Литтл Уинингтон. Гарри попросил его тогда наложить на свою комнату заглушающие чары, но Люпин сделал даже лучше, он наложил заглушающие чары, ориентированные на самого Гарри, которые пропускали только нужные Гарри звуки. Было не совсем понятно, как эти чары распознают, что именно Гарри слышать нужно, а что его не волнует, но Гарри объяснил себе, что он просто не знает, как вообще могут работать подобные заклятия.
Именно тогда он обещал, что первого сентября пойдет к профессору МакГонагл и попросит ее записать себя на арифмантику вместо предсказаний. И теперь Гарри был, еще более сердит на себя потому, что не запомнил сам и не попросил Люпина научить его этому заклинанию.
В общем же, интересная жизнь началась только в последний день перед отправкой на Гриммаунд Плейс. Утром, когда Гарри спускался вниз к завтраку, он вдруг неожиданно для себя обнаружил, что стоит на лестнице и прислушивается к звукам, доносящимся с кухни. Гарри мог четко разобрать общий смех и сделал вывод, что у Уизли гости, потому что обычно завтрак был одним из самых тихих времен в доме. А сейчас, подойдя уже очень близко к дверям кухни, он отчетливо слышал, что вместе со всеми смеется и миссис Уизли.
«Значит это не Фред и Джордж»
- «Почему нет?»
- «Потому, что их миссис Уизли за шутки всегда только бранит, а здесь она сама смеется»
- «Ну, так зайди, и увидим, кто там приехал»
- «Нет. Я думаю, они и без меня обойдутся. Не хочу я никого видеть»
- «А если я тебе скажу, что своим чутким слухом различил голос Тонкс?»
Но Гарри не пришлось верить своему внутреннему на слово, потому, что в следующую секунду на кухне раздался голос миссис Уизли:
- Нимфадора, не нужно было нас так пугать. Когда ты аппарировала, я сначала подумала, что кто-то из близнецов пошел по стопам отца и выбрал себе девушку с рыжими волосами.
И опять весь дом содрогнулся от общего смеха.
«Ничего себе, впервые слышу, что бы миссис Уизли шутила»
- «Давай, заходи, чего стоишь. Пропустишь такое зрелище»
- «Наверняка Тонкс не только волосы сделала рыжими, но еще и веснушек на лицо добавила» - ухмылка уже прочно засела на лице Гарри, и в таком виде он появился на кухне.
На него обратили внимание все присутствовавшие, но обрадовались его появлению только девушки. Тонкс – потому, что была рада его видеть. Джинни – потому, что рассчитывала, что Тонкс сможет его развеселить, и он не будет таким букой как обычно.
- Привет всем.
Гарри хотел бы выглядеть серьезным или даже сердитым, чтоб к нему особо не приставали, но этого просто не могло быть. Как только он увидел Тонкс, его губы расползлись в разные стороны, и он еле сдержал смех. Настолько она была похожа на одного из Уизли: прямые рыжие волосы падали ей на плечи и доходили до лопаток, а все лицо было усыпано веснушками, которые она видимо, скопировала с Джинни, причем на столько точно, что, сидя рядом они, представляли собой (точнее их лица) игру «найди отличия».
Общее «Привет», которым каждый решил ответить Гарри, вызвало еще один приступ смеха.
Когда же Гарри смог успокоиться, он решил найти место поближе к Тонкс, но так как места рядом с ней уже были заняты, ему пришлось пройти и сесть рядом с Джинни. Чем он, сам, не подозревая об этом, доставил девушке огромную радость.
Парень немного нагнулся над столом, что бы видеть из-за Джинни Тонкс и обратился к ней с вопросом:
- Надеюсь, ничего страшного не произошло?
- Нет, Гарри, с чего ты это взял!
- Ну не знаю, просто ехать в Гримаунд Плейс еще рано, а иначе, зачем ты приехала?
- Ты, Гарри, полностью прав во всех своих предположениях. Ехать еще пока действительно рано, но, тем не менее, я приехала, именно из-за этого. Ну, плюс еще я очень хотела вас всех повидать. И поэтому послали меня, а не Снейпа.
- Что, Снейпа? Да кому пришло бы в голову прислать нам Снейпа в сопровождение?
- Не пугайтесь – я пошутила. Но из Ордена действительно могли прислать кого-то другого.
- Ну и когда встал вопрос, кто поедет, попросилась ты – это понятно. Но почему, ты говоришь, что хотела с нами повидаться? Мы бы увиделись завтра в штабе.
- Нет, в штабе вы бы меня уже не застали – как раз завтра я отправляюсь на задание и вернусь не раньше, чем вы уже уедете в Хогварц.
- Ясно, значит, ты приехала пораньше, что бы провести с нами лишний день.
- Не совсем так. Вы все не задумывались, наверное, как доберетесь до Гриммаунд Плейс.
- Ну, я так понимаю – это будет не портшлюз, как в прошлый раз. – Подал голос доселе молчавший Рон.
- И камины там закрыты – припомнил Гарри.
- Да. Меня прислали, что бы я за сегодня научила вас аппарировать.
- Ух, ты, круто!
- Правда?! Ты нас научишь аппарировать?
Восторгу троих школьников не было предела, еще бы - уметь аппарировать в шестнадцать лет (а Джинни вообще в пятнадцать) тогда как все учатся этому не раньше семнадцати.
Нимфадора, а Джинни тоже придется научиться, ей же всего пятнадцать? – миссис Уизли выглядела немного расстроенной, она волновалась за свою единственную дочь.
«Видимо, это экстренное решение – миссис Уизли явно была не в курсе»
- «Даже если и не экстренное, ее просто не стали посвящать в этот план раньше времени, зная ее реакцию»
- Да, Молли. Это необходимо, если она тоже хочет поехать с нами. Причем, мне сказали, что если по каким-то причинам - Джинни не сможет научиться аппарировать к намеченному сроку, то ей придется остаться в «Норе».
- Я тут одна не останусь! – Возмутилась Джинни.
- Ни одна, а со мной и папой. – Вставила еще более расстроившаяся миссис Уизли.
Джинни немного смутилась укором матери, но ответила все так же твердо – с запалом:
- Я имела в виду, без ребят. И вообще, в крайнем случае, мне кто-нибудь поможет перенестись в Гриммаунд Плейс. Гарри, например.
«Мне нравится такой выпад с ее стороны»
«Да - я прям польщен. Но что-то мне не кажется, что Хмури и Дамбльдор стали бы учить нас аппарировать сейчас, без особой причины. Хмури ведь сказал, что на нашу помощь начнут рассчитывать только в следующем году»
- Нет, Джинни! Так не получится. – Тонкс посмотрела на миссис Уизли, как бы ища поддержки.
- Понимаешь, министр Фадж находится под давлением…
- То есть, Малфой опять ушел от ответственности?
- Я не говорила, что это Мистер Малфой.
Гарри заметил, как у Тонкс глаза заблестели ненавистью. Она, не смотря на то, что все присутствующие и так разделяли ее невысокое мнение о Малфое старшем, с презрением выделила слова «Мистер Малфой».
- Ладно, ладно, ты нам этого не говорила – мы сами догадались.
- Вот и отлично, я не должна была вам ничего объяснять. Просто знайте, что всем обязательно нужно научиться аппарировать.
- Нимфадора, дорогая, не думаешь же, ты, что новая политика министерства долго останется для ребят тайной. В Хогварце они все равно все узнают. Так что чем раньше, тем только лучше.
- Далеко не всем известно, каким образом пожиратели избежали наказания. – Тонкс пробормотала себе это под нос, но Гарри услышал и на всякий случай запомнил.
- Хорошо пусть тогда знают. – Тонкс решила послушаться миссис Уизли, вздохнула и начала рассказывать, - Начну с того, что под видом преследования пожирателей – министерство установило жесткие ограничения на использование магии. Они контролируют все, что не укладывается в очень строгие рамки, установленные специальным указом. И среди прочего, запрещено аппарировать вдвоем или более. Если кто-нибудь перенесет другого человека, то специальный артефакт в министерстве зафиксирует точки отправления и прибытия. А на место аппарации вызовут целый кольдульон Авроров.
- И именно, поэтому нам придется, самим научится аппарировать, вместо того, что бы нас перенесли члены Ордена.
- А почему мы не можем использовать портшлюз? – они тоже контролируются министерством? – Это предположение высказал Рон, и оказался прав.
- Да, заколдовывание любого портшлюза преследуется. Даже если парализованный волшебник захочет перенести себя из постели на унитаз в соседнюю комнату.
Ребята прыснули от смеха, а миссис Уизли поджала губы, а-ля Снейп, но ничего не сказала. Беседа за завтраком переросла в разговор о делах.
«Что-то я раньше не замечал, что бы все разговоры происходили во время еды»
- «Это специально - обычно за едой, конечно, разговаривают, но не обсуждают важных вопросов»
- «Интересное предположение»
- «Кстати, посмотри на Тонкс, она явно не выдумала этот случай, а вспомнила»
И действительно Тонкс сидела с очень недовольным лицом и вскоре продолжила рассказывать, сразу подтвердив предположение внутреннего.
- Они занимают Авроров подобной ерундой, вместо того, что бы позволить им разбираться в настоящих преступлениях.
Это, наверное, очень мешает Ордену, ведь многие из наших работают в министерстве?
- Ты права Джинни. В июле был очень неприятный случай, когда Рэму пришлось в одиночку брать целую охраняемую алхимическую лабораторию, потому что, ни я, ни Шеклбот не смогли отпроситься с работы, а все остальные были заняты в других операциях.
- Одному?! Но там же, наверное, было полно пожирателей.
«Неужели Люпин не врал про задание Ордена, когда заезжал тогда»
- «Не бойся, если бы с ним что-то случилось, тебе бы сообщили»
- «Я в этом не уверен»
Тонкс что-то усиленно вспоминала или просто раздумывала, стоит ли говорить подробности.
- «А, ты обратил внимание, что она назвала Люпина по имени?»
- «И что тут такого, ему, наверное, приходится жить в Гриммаунд Плейс и она там часто бывает по делам Ордена – они просто много общаются»
- «Так вот и я о том же» - Гарри не понравилось последнее замечание внутреннего, но мысленный разговор пришлось прервать.
Тонкс продолжила рассказывать:
- Это было рискованно – там, действительно, было полно пожирателей. Но Рэм, он просто молодец – вот, что, значит - был мародером в школе. Представляете, он напал на них в полнолуние в образе волка и загрыз всех всего за несколько минут...
Джинни чуть слышно вскрикнула и закрыла лицо руками
- «А она при этом на тебя посмотрела» - Но Гарри решил, не слушать пока внутреннего, что бы не пропустить рассказ про Люпина.
- Сначала расправился с охраной, а потом уже без проблем перекусал всех остальных. Они спросонья даже не поняли, что произошло.
- Но это же ужасно умереть от зубов волка.
- Это не ужаснее, того, что сделали бы с Рэмом, пощади он хоть одного пожирателя.
Джинни немного успокоилась, но все еще встревожено спросила:
- А профессор Люпин, он в порядке? Он же всю жизнь старался спрятаться в полнолуние, что бы никого не покусать. Эти убийства не отразятся на его способности сопротивляться волку?
- Джинни, ты прочитала его книгу?- Тонкс повернулась в сторону девушки и невольно встретилась взглядом с удивленными глазами Гарри.
- Люпин написал книгу? – Гарри был уверен, что не ослышался, но не смог удержать удивленного возгласа.
- Она про психологию оборотней. – Джинни поспешила ответить за Тонкс, к которой Гарри обращался, что бы та не сказала, чего-то другого, по крайней мере, Гарри так показалось.
- «Это твои мысли?»
- «Да»
- «Я думаю, ты не прав, что она может от меня скрывать про Люпина» - Но внутренний опять оказался прав.
- А профессор Снейп написал к ней приложение с подробным описанием зелья. Он испытывает его на Рэме уже три года и говорит, что довел состав до совершенства.
«Черт, везде этот Снейп. Он и так издевался над Люпином как мог, а теперь еще оказывается, что им пришлось вместе работать над книгой» - У Гарри резко ухудшилось настроение.
- «Вот этого Джинни и боялась. Смотри, как она сама сникла после слов Тонкс и на тебя глядит с пониманием»
- Джинни, а описание зелья ты видимо не читала?
- Нет. Гермиона мне прислала только книгу. Он написала, что есть еще приложение от профессора Снейпа. Но ей самой оно показалось, при первом прочтении очень заумным и непонятным. Она хотела еще изучить состав зелья и способ приготовления – поэтому оставила его себе.
- Понятно. В общем, последняя модификация зелья позволяет Рэму сохранять рассудок после превращения и почти полностью контролировать волка.
- Так это же замечательно! – Обрадовался Гарри.
- Не все так просто. Как говорит Рэм, если он пьет это зелье, то превращение очень сильно затягивается и происходит гораздо болезненнее, чем обычно.
Гарри хотел уже спросить, что думает по этому поводу профессор Снейп. «Наверняка, он только радуется или вообще сделал это специально» - Но миссис Уизли не дала ему сказать больше ни слова.
- Ладно, все, хватит разговоров. С Люпином все в порядке, а если Джинни мне сейчас поможет убрать на кухне – вы сможете до обеда начать заниматься.

2 часть.

Гари поднялся наверх, чтобы переодеться - Тонкс сказала, что заниматься они сегодня будут в гостиной, а Гарри с утра оделся для прогулки по лесу. Спустился же он только тогда, когда Джинни уже помыла посуду и, переодевшись, сама, зашла за ним.
Следуя за девушкой по коридору, он невольно залюбовался, как Джинни при ходьбе мерно покачивала бедрами из стороны в сторону. Он отметил себе, что выглядит она просто замечательно – малюсенькие шортики из мягкой ткани, оставляли на всеобщее обозрение ее чудесные длинные ноги, а топик казалось, заканчивался там же где и начинался потому, что полупрозрачная материя этого предмета туалета, не скрывала грудь, а наоборот подчеркивала ее безупречность.
Когда Джинни уже спустилась с лестницы, Гарри еще только стоял на верхней ступеньке не в состоянии отвести глаз от этого чудесного цветка плоти. Джинни улыбнулась ему снизу и как ему прокомментировал внутренний: «Жестом, наполненным кокетливого изящества, пригласила парня следовать за ней»
В гостиной уже все было готово к первому уроку аппарирования. Все диваны, ранее расставленные по периметру, были сдвинуты в один конец комнаты. Складывалось ощущение, что ребят сейчас будут раскручивать и со всей силы кидать из одного угла в другой. Уж слишком эта мягкая мебель походила на батут для экстренного торможения при ударе.
Тонкс стояла посреди комнаты, улыбаясь, и ждала, когда ребята соберутся, и можно будет начинать.
- Ну вот, - Когда все трое стояли перед ней, она начала – как вам пока еще не известно, при обучении аппарированию самое главное это не пострадать при первых перемещениях. Обычно когда группа обучающихся пробует первый раз перемещаться – их страхует целая бригада колдомедиков - это, не считая того, что инструкторы для курсов, набираются из отрядов по ликвидации последствий неудачного аппарирования. Но нам придется просто быть очень осторожными. Я должна вас за сегодня подготовить к перемещению в Гриммаунд Плейс, а там вы уже сможете потренироваться и уверенно аппарировать в будущем.
- Как она может улыбаться, рассказывая такие ужасы? – Прошептал Рон.
- А я думаю, она нас просто пугает, что бы мы не шалили. А на самом деле - все не так страшно. – Быстро ответила ему Джинни и ткнула в бок, что бы больше не отвлекался.
- Для того, что бы переместится куда либо, вы, прежде всего, должны себе хорошо представлять, то место где вы окажитесь. Именно поэтому мы начинаем заниматься в помещении. Сейчас попробуйте представить, что вы оказываетесь в том конце комнаты, - Тонкс указала в сторону сдвинутых диванов, - нарисуйте в воображении картинку. Причем не забудьте, что вы должны переместиться полностью, поэтому четко пририсуйте себе и ноги и руки.
Ребята начали выполнять полученное задание. По крайней мере, Гарри начал – остальных он не видел, так как для лучшей концентрации закрыл глаза. Он с третьего курса помнил, что если выполнение заклинания требует мысленной работы, отвлекаться на что-либо не стоит.
Вот он стоит в гостиной, Гарри припомнил, где именно он стоит, вот он исчезает - там, где он был уже пустое место – с этим сложностей не возникло. Теперь, удостоверившись, что может вообще представить себе гостиную достаточно подробно, Гарри в воображении перевел взгляд в сторону диванов и попытался «материализовать» себя там. С первого раза не очень-то это и получилось. Но он не отчаивался и попытался снова, но закончить построение своего тела не успел – его прервала Тонкс.
- Так – хорошо, после этого вы должны будете произнести формулу – вон я ее написала на стене.
- Но, я еще не успел себе все как следует представить! – выкрикнул Рон.
- Ладно, ладно – не спешите, поработайте еще в воображении, а я пока схожу - узнаю, не вернулся ли Артур.
Тонкс вышла из комнаты, а Гарри снова закрыл глаза и начал представлять себя, стоящего в дальнем конце гостиной около диванов.
«Не забудь про одежду»
- «Поясни»
- «Важно не забыть представить, во что ты одет»
- «И как это возможно при необходимости экстренно аппарировать, успеть все представить?» - Гарри искренне недоумевал, но уже внял совету и пытался одеть почти готовый «макет» своего тела.
- «Аппарация – как катание на магловском велосипеде, главное научится, а потом все делается само собой. После пары недель практики тебе не придется задумываться, перенес ты себя полностью или оставил уши на старом месте»
Гарри усиленно, сосредоточился на мысленной работе, но его вдруг прервало странное шипение справа. Он быстро открыл глаза и увидел что-то не понятное:
Там, где раньше стояла Джинни, сейчас находилось, какое-то облако газов разной плотности и разных цветов. В полупрозрачной мешанине преобладали телесные оттенки, но Гарри также различил остатки шортиков и топика, в тех местах (судя по высоте над полом), где они ранее находились на теле Джинни.
«Вот непослушная девчонка – попыталась сама аппарировать и, конечно, зацепившись за одежду, не смогла полностью перевести свое тело в энергию»
- «И что теперь будет?»
Внутренний не успел ответить, облако-Джинни вдруг сорвалось с места и понеслось в сторону диванов. На месте остались только те не многие предметы туалета, которые Джинни одела на себя сегодня.
«Ух, ты! Она одела красные трусики»
Гарри еще успел отметить, что Рон стоит с закрытыми глазами и не обращает внимания, на происходящее в комнате, перед тем как облако-Джинни врезалось в один из диванов и там и осталось только уже в виде самой Джинни, лежащей на спине лицом к окну. Солнечные лучи, проходя через узорчатые занавески, как будто специально подсветили гладкую кожу на ее интимных местах.
Гарри залюбовался ее красотой. Грудь, не обремененная ни какой одеждой, часто вздымалась и опускалась, соответствуя, ее учащенному дыханию. Одна ее нога была немного согнута в колене и лежала поверх другой. Руки, предоставленные сами себе, при падении оказались в весьма интересных местах, как будто Джинни хотела прикрыть ими свою наготу, но что-то ей помешало. Правая рука покоилась на бедре, немного не достигнув, области паха, а левая безмятежно обхватила одну из очаровательных розовых грудей.
Джинни лежала, не двигаясь не более нескольких секунд, в течение которых Гарри так же не сдвинулся с места, и только его нижняя челюсть упала куда-то далеко вниз. Но вдруг девушка пришла в себя и зашевелилась. Она, очень быстро сориентировавшись, прикрылась руками при этом, почти не изменив своего положения.
Гарри ужасно смутился и уже собирался отвернуться, но он успел только закрыть рот, а Джинни поразила его еще раз. Она, увидев, что Рон не ведает о сложившейся пикантной ситуации, решила использовать свое положение. Девушка взглянула парню в глаза, и обворожительно улыбаясь, начала медленно опускать руку, прикрывавшую ее грудь.
Гарри, ошарашенный таким поворотом событий, сначала растерялся, но потом резко развернулся, отведя взгляд от откровенно совращающей его Джинни. Он услышал, как девушка резко вскочила и, подобрав свою одежду, понеслась к двери.

* * *
В дверях гостиной Джинни наскочила на возвращавшуюся Тонкс и, не останавливаясь, уже с лестницы крикнула ей, что Гарри все расскажет. Тонкс постояла немного у двери и только потом решилась войти. Она явно ожидала увидеть не двоих стоящих в растерянности парней (Рон открыл глаза и теперь озирался по сторонам в непонимании), а что-то гораздо более ужасающее. Поэтому она вздохнула с облегчением.
- Так, я вижу – все живы, значит экстренная помощь не нужна, но все-таки мне интересно, что тут произошло.
- Я не знаю, а где Джинни и почему она кричала? – От Рона никто ничего другого и не ждал. Но за то Гарри немного расслабился, удостоверившись, что тот не видел поведения Джинни.
«Только не сморозь какую-нибудь глупость - скажи, что Джинни попыталась перенестись, но у нее это не совсем получилось. И давай быстрее догоняй ее – нам сегодня предстоит интересная ночка»
- Джинни видимо попыталась перенестись. Когда я открыл глаза – она лежала голая на диване. Я отвернулся, а она выбежала из комнаты. – Гарри постарался быть предельно кратким - он не собирался распространяться о подробностях происшествия.
- Этого я и боялась, и зачем я оставила вас одних, - Запричитала Тонкс.
- Нимфадора, успокойся, ты не в чем не виновата, - В комнате появилась миссис Уизли. Она, не задавая вопросов, принялась успокаивать Тонкс – видимо успела услышать короткое повествование Гарри, - Джинни сама виновата, но она в порядке, ничего ужасного с ней не случилось.
Миссис Уизли быстро привела Тонкс в нормальное состояние, и высказала предположение, что начинать заниматься практикой без Джинни лучше не стоит. Тонкс с ней согласилась и отпустила ребят до вечера, запретив им даже думать о самостоятельных попытках аппарирования.
- Гарри, ты, что видел Джинни голой? – Рон догнал стремительно понесшегося наверх Гарри только возле двери в комнату близнецов.
- Да Рон, но всего секунду или меньше, потому что я сразу отвернулся, а потом она убежала. – Гарри скрылся в комнате, резко закрыв, за собой дверь.
- Черт! – раздалось восклицание Рона из-за закрытой двери, и уже тише, так что бы Гарри не слышал, - и почему везет всегда ему, я бы уж точно не стал отворачиваться.

Гарри опустился на кровать и начал массировать виски. Кровь в нем бурлила и кипела, доставляя Гарри много неудобств – ему даже пришлось перевернуться на спину.
«Гарри, Гарри – ты свернул не в ту комнату»
- «Как, что?!»
Гарри вскочил от неожиданности, подумав, что завалился к Джинни.
- «Да нет же, дурак. Ты как раз не у Джинни, а должен быть именно там»
- Ничего я тебе не должен. – Сказал Гарри вслух и опять повалился на кровать. И все же его самого раздирали сомнения.
«Все-таки мне шестнадцать или нет? Мой отец, наверняка, переспал с кучей девушек, до того как начал встречаться с моей мамой на шестом курсе. Или это было на седьмом?»
- «Нет, это было на шестом так, что ты просто обязан сейчас пойти к Джинни и «извиниться» за свое не правильное поведение»
- «Нет, не должен. Не знаю, почему я вдруг подумал про отца…»
- «Почему, почему? – Потому, что старших нужно уважать и следовать их примеру»
- «Отец в свои шестнадцать далеко не был образцом для подражания, так что не надейся поймать меня на такую уловку»
«Или все-таки пойти?» - Обратился Гарри к себе (к самому себе, а не к внутреннему).
Неожиданно, Гарри на глаза попался крючок, открывающий визуальный доступ к комнате Джинни и он решил, что уж посмотреть-то можно, тем более, что стена остается непроницаемой и он не сможет, сорвавшись вломиться к девушке. – «Проверено!»
Гарри встал с кровати. И подошел к злополучному крючку.
«А может не стоит, вдруг Джинни там голая?» - Гарри постоял в нерешительности несколько минут, которые показались его раздираемому противоречивыми желаниями организму вечностью.
«А ладно, посмотрю» - решил Гарри и повернул крючок.
«Осталось только, что бы нам повезло, и она была там голая, тогда уж он точно не сдержится – я позабочусь» - подумал про себя внутренний (про свое себя, а не про Гаррино).
Но надежды внутреннего не оправдались. Когда Гарри посмотрел через прозрачную стену, он увидел Джинни, сидящую за своим письменным столом к нему спиной. Девушка сначала просто сидела, склонив голову на руки, но потом взяла перо и начала что-то писать.
Гарри, успокоенный таким развитием событий и успокоившийся физически, отвернулся и закрыл «окно» в стене.
- «Давай посмотрим подольше, может она еще разденется»
- «Нет, мы пойдем вниз и спросим, не нужна ли миссис Уизли помощь с обедом»
Так Гарри и сделал.

Когда он спустился вниз и прошел на кухню, он увидел миссис Уизли стоящую у плиты и Тонкс управляющую чем-то, что находилось в раковине, при помощи палочки.
- Моя помощь не нужна? – спросил Гарри.
- Нет, милый, - миссис Уизли оторвалась от готовки и повернула голову в сторону Гарри, все еще стоявшего в дверях, - Ты в порядке?
- Да я в полном порядке.
- Тогда не мог бы ты пойти и позвать Джинни к столу, мы с Нимфадорой уже все приготовили.
Гарри покраснел как рак и начал экстренно соображать, как бы отвертеться от такой просьбы.
«Ну, помоги, что ли?»
- «Не помогу, что ли. Нужно было меня слушать, и ты сейчас не стоял бы здесь как дурак краснея»
- Не нужно меня звать – я уже здесь.
Гарри обернулся и увидел стоящую сзади него Джинни. Она опять надела все тот же топик и шортики. Гарин взгляд невольно затормозил на находившейся в непосредственной близости от него груди Джинни. А она весело ему улыбнулась и прошмыгнула в проем между ним и косяком двери.
- Вернешься в комнату, посмотри через стену. – Шепнула она ему и прошла на кухню.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 04:54

5 Глава. Записка Джинни и Сила магии.

- Вернешься в комнату, посмотри через стену. – Шепнула она ему и прошла на кухню.

Гарри стоял и не знал, как ему следует реагировать на подобное заявление. Он как-то и не подумал, что Джинни может быть известно об «окне» в стене.
«Но неужели она на столько…» - Ему было тяжело даже в мыслях подобрать подходящее слово, - «испорчена, что бы зная, что я могу подглядывать, раздеваться каждый день в своей комнате»
- «Ну и повезло же тебе! Я абсолютно не понимаю, почему ты не хочешь воспользоваться таким поведением с ее стороны. Ну что тебе стоит ее - того. В крайнем случае, можешь потом просто забыть об этом»
- «Нет, я так не умею»
- «Учится надо, не маленький уже. И вообще не стой как столб – давай проходи и садись за стол, все уже готово к обеду»

День получился какой-то уж слишком тяжелый. Особенно на фоне остального времени проведенного в «Норе», когда за весь день редко, что вообще происходило.
Гарри лежал на кровати и вспоминал прошедшую неделю. У него сложилось впечатление, что все события, отведенные судьбой на промежуток в семь дней, разделились на две не ровные части. Первая часть – это прибытие в «Нору», поцелуй с Джинни и разговор с Хмури. А вторая огромная часть событий – это, только, что закончившийся день.
- «День еще не закончился»
После того как Джинни ошарашила Гарри своим заявлением, он проследовал к столу и в течение всего времени, проведенного с ложкой и вилкой в руках, не спускал с нее глаз. Но в ее поведении ничего не выдавало произошедшего в гостиной. Разве, что многочисленные обворожительные улыбки, которые он получал каждый раз, встречаясь с ней взглядом.
- «Ты еще не узнал, что тебе хотела показать Джинни»
После обеда миссис Уизли не стала просить Джинни помочь ей на кухне. Она посоветовала ребятам и Тонкс поскорее продолжить занятия.
- «Давай, взгляни через стену»
Когда все четверо были в гостиной, Тонкс сказала, что, несмотря на первый неудачный опыт Джинни, аппарирование – это не так уж сложно и у всех должно получиться.
- «Ну, что тебе стоит. Не будешь же ты игнорировать вежливую просьбу девушки»
Тонкс пояснила всем ошибку Джинни и предложила Гарри попытаться первому. Он сосредоточился и произнес формулу»
- «Гарри!»
Ощущения при аппарации были неожиданно приятными. И ни чем не напоминали перемещение с помощью портшлюза, а Гарри всегда казалось, что должны быть такие же неприятные чувства в животе и покалывание всего тела после перелета. Но ему даже понравилось и он, не спрашивая разрешения…
- «Сдается мне – ты хочешь умереть девственником»
…переместился на то место, где стоял сначала.
Потом аппарировать попробовали Рон и Джинни.
Когда у всех стало хорошо получаться, Тонкс сказала, что им еще придется потренироваться завтра, а так - они уже почти готовы к длинному прыжку.
Ужинать никто не стал. Все вымотались и пошли спать.
- «Все, все – иду. Я просто вспоминал весь день – думаю, я не понял что-то важное»

Гарри поднялся с кровати и подошел к злополучному углу возле двери.
- «Судя по времени – она уже должна была принять ванну. И сейчас дожидается тебя чистенькая, свеженькая и готовая выполнить любое твое желание»
Когда соответствующая часть стены исчезла, Гарри увидел комнату Джинни, но какое-то белое пятно затмевало самую середину картинки.
«Сфокусируй зрение на стене – кажется, это письмо»
И действительно, когда Гарри выполнил совет внутреннего, он увидел, прилепленный с той стороны стены лист пергамента. Послание, несомненно, адресованное Гарри, гласило:


Гарри, тебе угрожает опасность со стороны Вольдеморта. И что бы его победить - тебе нужно овладеть высшей магией. Ты не сможешь получить необходимую для этого силу, не занимаясь сексом.
Я просто хочу тебе помочь.


Гарри стоял пораженный и перечитывал текст письма раз за разом. А тем временем, Джинни, которая до сих пор ходила по своей комнате из стороны в сторону, остановилась. Она, видимо, решала, что ей делать дальше, раз Гарри все еще не пришел.
«Ну, надо же, какие тут сложности! А я думал ты ей просто нравишься»
- «Она была влюблена в меня, но отделалась от этого где-то год назад»
- «Это ладно. Мне вот интересно – где она узнала про связь между занятием сексом и магической силой волшебника?»
- «Я не знаю, где Она узнала. Но мне об этом расскажешь - Ты»
- «С чего ты взял? Я знаю ровно столько же, сколько и ты»
- «Не нужно меня за дурака держать, ты уже не раз упоминал такие вещи, которых я не знаю, и знать не могу»
Внутренний решил не отвечать.
- «Я не буду спрашивать, кто ты и откуда взялся в моей голове. Но это только в случае если ты будешь мне помогать»
Гарри пододвинул себе стул и сел на него. Он продолжал наблюдать за Джинни и ждал ответа внутреннего.
- «Ну что ж, раз ты не спрашиваешь, кто я и откуда - то я и не расскажу. А про волшебную силу и секс – это все просто и большой тайной не является»
- «Почему же тогда, ты удивился, что Джинни это известно?»
- «В школе это не проходят, а вообще - не перебивай. Дело в том, что когда волшебники занимаются сексом, их магическая энергия перераспределяется и, как правило, увеличивается. Увеличение происходит пропорционально исходной силы волшебника и зависит от силы партнера – но захватить сильного партнера, что бы увеличить свою силу невозможно, так как оба партнера должны получать удовольствие от близости. Единственную сложность представляет расчет идеально подходящей друг другу пары. Но если такая пара займется любовью, то их сила возрастет в несколько десятков раз»
- «Круто! А что про высшую магию?»
- «Это уже сложнее. Тут придется объяснять на пальцах»
Внутренний немного помолчал и только потом продолжил:
- «Не самым точным, но наиболее удобным способом определить магическую силу волшебника - является установка, не так давно появившаяся в министерстве магии. Она состоит из шара, на который измеряемый волшебник накладывает Вингардиум Левиоза. Шар контролируется специальными заклятиями, и его масса сразу начинает увеличиваться, в противовес заклинанию. Накопление массы происходит непрерывно до того момента, когда волшебник выдохнется и не сможет больше удержать шар в воздухе. Пока понимаешь о чем я?»
- «Да, это понятно, только почему ты сказал, что это не самый точный способ измерения силы?»
- «Потому что этот способ определяет только пик силы волшебника и его выносливость. Другие способы позволяют определить, например, потенциальную силу любого заклинания или максимальную дальность аппарации, узнать анимагический образ мага. Но я взял именно этот способ потому, что он наиболее нагляден и понятен»
- «Ясно. Давай дальше»
- «Так вот, теперь о высшей магии. На третьем курсе ты вызвал Патронуса, который сумел разогнать несколько десятков дементоров. Если прикинуть - то максимальная масса шара на описанной мною установке для тебя равнялась бы тоннам десяти»
- «Я никогда не пытался левитировать ничего тяжелее человека»
- «И это не удивительно. Большинство школьников не смогут поднять массу более нескольких сот килограммов»
- «Так мало!»
Гарри заметил, что Джинни подошла к стене и сняла с нее пергамент. Она направилась с письмом к столу и начала что-то там делать. Тем временем, внутренний продолжил:
- «Да, Гарри, ты во владении магией ушел далеко вперед своих сверстников и по силе соответствуешь взрослому магу, у которого в жизни был хотя бы один удачный половой акт. Но для владения высшей магией необходима, куда большая сила.
Например, заклинание Зеркального Щита. Которое способно отразить запрещенные Круцио и Империо, потребует силы, соответствующей где-то ста десяти – ста тридцати тоннам. А Купол Физической Защиты, доступный большинству Авроров, равняется тоннам ста»
- «А сколько нужно для Круцио?»
- «Запрещенные заклинания для своего сотворения не требуют огромной силы. Ты бы вполне мог замучить человека Круцио насмерть, если бы испытывал к нему соответствующие эмоции»
- «Какие?»
- «Гнев и ненависть»

Вдруг «окно» в стене стало менее прозрачным и потом вообще «закрылось».
«Что произошло? Может это Джинни – я видел, что она закончила писать и, кажется, делала что-то еще»
- «Нет, скорее всего, близнецы предусмотрели при создании «окна» - таймер»
- «Это, который отсчитывает время?»
- «Да. На случай если они забудут закрыть «окно» или их что-то экстренно отвлечет. Смотри, крючок тоже вернулся на свое место, причем без скрипа, с которым он поворачивается обычно. Близнецы – они молодцы, всегда все предусматривают, поэтому их так сложно наказать за действительно интересную шутку»
- «Значит нужно опять открыть «окно» - мне интересно, что Джинни там приписала»
Гарри встал со стула и свернул крючок с его законного места. Когда картинка прояснилась, письмо опять висело на своем месте. А сама Джинни лежала на кровати.
Гарри еще раз прочел письмо сначала, а за тем только приписку, которая гласила:


Это - программа-минимум. А вообще, я тебя до сих пор люблю.


- «А кто-то говорил – давно разлюбила»
- «Я действительно так думал. Тем более она могла это просто так приписать – не испытывая ко мне никаких чувств»
- «Да брось ты отнекиваться. Давай, пойдем к Джинни, проведем незабываемую ночь и, если она тебя действительно любит, то ты можешь получить такую силу, что никакой Вольдеморт не страшен»
- «Ты так думаешь?»
- «Нет, так думаешь ты»
«Ну, раз я так думаю – то так я и поступлю»
Гарри поспешил выйти из комнаты, не забыв закрыть «окно». Он боялся, что если что-либо ему помешает, то он тут же откажется от принятого решения и вернется к себе. Но все было в полном порядке: Джинни, до того как Гарри закрыл «окно», лежала на своей постели, в коридоре никого не оказалось и Гарри, набравшись смелости, толкнул дверь в комнату девушки.

* * *
Дверь оказалась не запертой.

Не смотря на то, что в комнате было темно, Гарри отчетливо увидел, что Джинни на кровати уже нет.
«Когда она успела выключить свет?»
- «А ты видел, чтобы она его включала?»
- «Нет, но как тогда?»
- «Близнецы предусмотрели режим ночного видения»
Гарри сделал шаг внутрь комнаты и дверь, тут же, за ним захлопнулась. А руки Джинни приятным холодком проскользили по его обнаженному торсу и заключили парня в нежные объятия.
«Я забыл надеть рубашку» - с тревогой подумал Гарри.
- «Ты главное не забудь во время снять штаны» - успокоил его внутренний.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 04:57

6 Глава. Аппарирование и Гриммаунд Плейс.

Этим утром Гарри с огромным удовольствием вообще бы не просыпался. Он чувствовал потребность выспаться, как будто уже месяц был лишен такой возможности. Тем более и сны снились только приятные, в основном – повторения вчерашнего вечера: Вот Джинни, насладившись Гариными ласками, переворачивает его на спину, а сама располагается сверху.
«Интересно, кто в ответе за то, что Джинни такая опытная?» - невольно подумал Гарри, - «тот равенкловец, что препирался со мной на каждом собрании ДА или, может быть, Дин Томас?»
Гарри не стал заострять свое внимание на этом вопросе. Да и сложно это было сделать, учитывая, что он все еще спал и видел приятные (очень приятные) сны.
Но вот спать то, ему оставалось совсем не долго. По крайней мере, кто-то так думал и упорно пытался его разбудить. Сначала этот кто-то подул ему в ухо, затем провел пальцами по его вечно растрепанным волосам и начал нежно обследовать губами все его лицо. Сначала поцелуи коснулись Гариного лба, затем носа и щек… Когда же упорный кто-то добрался своими губами до Гариных губ, он впился в него страстным, но в тоже время необычайно нежным поцелуем.
Именно этот подход к проблеме возымел успех. Парень проснулся и ответил на поцелуй, будившей его девушки. Правда, он сам уже начинал задыхаться от недостатка воздуха, но, тем не менее, сначала ответил, а потом отдышался, осматриваясь по сторонам.
Вечернее действо настолько плотно занимало сознание Гарри, что вытеснило от туда, все остальные факты, в том и числе то - что он лежит в постели Джинни в комнате девушки.
Сама же Джинни полулежала рядом, даже не подумав, прикрыться одеялом. Солнечные лучи, преломляясь в оконных стеклах, весело переливались на ее обнаженной груди. Волосы медными локонами рассыпались по плечам. На ее губах играла счастливая улыбка и весь ее вид говорил, что настроение у нее такое же хорошее, как и у него.
Гарри вспомнил приятную твердость темных сосков, увенчивающих розовые бугорки плоти. И ему нестерпимо захотелось опять почувствовать упругую теплоту юного тела в своих руках. Он приподнялся на локте и поцеловал Джинни в губы, лаская левой рукой ее грудь.
- Гарри, успокойся! – Рассмеялась Джинни, - Мы еще успеем этим заняться. А сейчас нужно идти завтракать.
- Ой, Гарри! Я уже сказала, заходившему Рону, что мы спустимся через несколько минут.
- Рон заходил сюда? – насторожился Гарри.
- Ага. Но не волнуйся, он не смог увидеть ничего более впечатляющего, чем твоя голова, торчащая из-под одеяла.
«Как-то больно спокойно, я реагирую на подобное известие»
- «Сказывается твоя недавняя депрессия и, развившийся как следствие пофигизм»
- «Спасибо за пояснение – я сам не догадался» - Гарри отнюдь не был обрадован вторжением внутреннего в это прекрасное утро, как впрочем, и необходимостью идти завтракать.

* * *
Когда Гарри и Джинни спустились на кухню, Рон, миссис Уизли и Тонкс уже позавтракали. Миссис Уизли показала ребятам на приготовленные для них тосты и удалилась собирать какие-то вещи ребятам с собой. Рон и Тонкс тоже поднялись из-за стола:
- Давайте завтракайте и идите собираться.
- А вы куда? – не понял Гарри.
- У Рона вчера всего один раз получилось удачно аппарировать через несколько стен - я хочу позаниматься с ним дополнительно. Когда вы поедите и соберетесь, мы все вместе потренируемся аппарировать на большие расстояния.
- Хорошо, мы быстро. – Подключилась к разговору Джинни.
- Можете особо не спешить, нас никто не упрекнет, даже если мы прилетим ближе к вечеру. – Сказав это, Тонкс прихватила Рона, и они вместе вышли из кухни, закрыв за собой дверь. А Гарри и Джинни накинулись на все еще теплые тосты с джемом.
- Спасибо за ночь, Гарри. Это было незабываемо.
Гарри пододвинулся к Джинни и поцеловал ее куда-то в висок:
- Тебе спасибо! Свой первый раз – я никогда не забуду.
Джинни улыбнулась, подумала немного, а потом пересела с дивана на колени парню. Гарри для удобства пришлось обхватить ее руками за талию, но так высоко его руки задержались не долго. Она сама обняла его за шею и посмотрела в глаза.
- Надеюсь после этого, ты не собираешься от меня бегать как после того поцелуя.
- Ну уж нет. Теперь я без тебя просто не смогу.
-Эй, сладкая парочка, - в кухню влетел чем-то по уши довольный Рон, - пора собираться. Я уже смог аппарировать из сада на чердак и так напугал нашего упыря, что он еще неделю икать будет вместо завываний.
Рон опустился на ближайший к себе стул и, подмигнув Джинни, сказал
- Хорошо устроилась, сестренка.
Девушка почему-то обиделась. Она слезла с коленей Гарри и направилась в сторону двери. Но, проходя мимо Рона, она заулыбалась, слегка щелкнула брата по носу и отскочила в сторону. Рон вскочил, собираясь ответить, видимо, тем же, но Джинни со смехом аппарировала.
Не успели Гарри и Рон даже удивиться, как в холле раздался неясный шум и оба парня вылетели вон из кухни. Джинни чуть-чуть не рассчитала место аппарирования и сейчас лежала на лестнице, ведущей на второй этаж – она, видимо, подвернула ногу. Рон был ближе Гарри, он первый к ней подскочил, предлагая свою помощь.
- Рон, отойди, дай я ей помогу, - оттолкнул друга Гарри.
- Дорогой, отнеси меня, пожалуйста, в мою комнату. – Джинни с, явно, наигранной болью протянула к Гарри свои руки.
Но когда парень поднял ее и понес наверх, она заговорщически подмигнула оставшемуся стоять в холле Рону.
Через несколько часов, когда все вещи брата и сестры Уизли были собраны, а Свинристель, сова Рона, пойман и посажен в клетку, ребята вместе с Тонкс и миссис Уизли собрались в холе «Норы».
- Гарри, возьми вещи Рона. У него еще очень слабо получается аппарировать.
- Хорошо. Я думаю, они мне особо не помешают.
- Конечно, вы с Джинни сегодня летали просто класс. Я и не подумала бы, что вы умеете аппарировать только второй день. – Тонкс действительно была сильно удивлена, когда у Гарри и Джинни не возникло ни единой проблемы на утренней тренировке.
Ребята попрощались с миссис Уизли и по команде Тонкс аппарировали в Гриммаунд Плейс.

* * *
- Гарри! Рон! Джинни!
Они стояли в холе штаба Ордена Феникса на Гриммаунд Плейс 12, а счастливая Гермиона быстрыми шажками спускалась по лестнице.
Хлопки аппарации отвлекли ее от чтения одной из многочисленных книг по боевой магии, которые привез Дамбльдор. Она раньше мало внимания уделяла изучению данного направления в магически искусствах. Потому что, во-первых, ее больше привлекала трансфигурация и арифмантика, а во-вторых, она не считала необходимым изучать десятки разных боевых заклинаний. «Все равно, не успею применить больше одного двух простых заклинаний, если придется сражаться. А вот Гарри – он другое дело, ему это необходимо»
Точно так же сказал и Дамбльдор, он попросил Гермиону изучить несколько книг по боевой магии, что бы она могла помогать Гарри, осваивать новые заклинания.
- Ему придется не легко в этом году, Вольдеморт больше не будет ждать – он постарается любыми способами убить Гарри. Именно поэтому я и Аластор будем учить мальчика боевой магии и, если у него хватит сил – высшей магии.
О том, что Гарри необходимо в ближайшее время увеличить свою магическую силу и о способе, которым этого можно достичь, Гермиона узнала еще в июле из письма директора. Он тогда очень извинялся, что обращается к ней с подобной просьбой, но Гермиона сама понимала, что это необходимо – она оценила свои силы и, сделав правильные выводы, отправила два письма. В одном из этих писем, она уведомляла Дамбльдора, что согласна с его мнением и приняла соответствующие меры.
Сама же Гермиона собиралась приехать в штаб Ордена и встретиться там со своими друзьями только в середине августа. Но второе письмо директора, пришедшее утром описываемого дня, изменило ее планы.
- Привет Герми! – Рон проявил не свойственную ему прыткость и первым обнял спустившуюся с лестницы девушку. Ее это не мало обрадовало, и она также обняла его в ответ. Таким образом, Гарри и Джинни пришлось ждать секунд двадцать, что бы поздороваться с подругой.
- Гермиона, мы думали, что ты приедешь ближе к концу каникул, - Гарри был очень рад видеть свою лучшую подругу, но в его сознании вертелось въедливое чувство подозрения.
- Так и должно было быть, но мои планы изменились. Пойдемте обедать, я приготовила для вас угощение. – Гермиона постаралась увести ребят на кухню, но Гарри отстал не сразу.
- Но все-таки, что произошло, может быть, ты нам объяснишь?
- Гарри, завтра состоится общее собрание, на котором нас всех хотят принять в Орден. Дамбльдор сказал, что после собрания он объяснит нам наши обязанности и скажет, что мы будем делать дальше.
- Прикольно, - сказал Рон и ненавязчиво, приобнял Гермиону за талию, - А ты не могла нам этого раньше написать? – обратился он к ней с вопросом.
- Нет, не могла – я сама узнала только сегодня. – Девушка аккуратно освободилась из объятий и чмокнула Рона в щеку. – Мальчики вы идите на кухню, а нам с Джинни нужно поговорить.
- Буквально, пять секунд, и мы вас догоним. – Подтолкнула она мало, что понимающих парней. И им пришлось послушаться властного «совета» лучшей ученицы Хогварца и по совместительству, предмета любви одного и лучшей подруги другого.
За оставшееся время в этот день ничего интересного в доме на Гриммаунд Плейс не произошло. Ребята весело общались, то, обсуждая планы на будущее, то, рассказывая, друг другу как они провели каникулы. Внутренний ни разу не упомянул о своем существовании и Гарри по полной наслаждался жизнью.
Вечером же после ужина ребята сидели в гостиной. Гарри и Джинни нагло обнимались, а Рон наоборот довольно робко пытался обратить на себя внимание Гермионы.
«Зря он так жмется, предложил бы ей напрямую и получил, что хочет»
- «А вот и ты, куда пропал-то? Весь день тебя не было»
- «А ты никак соскучился»
- «Да знаешь как-то уже и непривычно, когда не с кем поговорить»
- «Как же не с кем – вон у тебя и девушка есть и друзья»
- «Не издевайся, ты знаешь, о чем я. Хотя, в общем-то, ты прав, так что исчезни и не вздумай появиться, когда мы с Джинни пойдем в свою комнату»
- «Ага, вам выделили одну комнату на двоих!»
- «Да, Тонкс сказала, что мы уже не маленькие, и она все понимает, поэтому нам предложили занять одну из пустующих комнат»
- «Ну и порядки, здесь, хотя, конечно, то письмо Джинни все объясняет»
- «Что объясняет?»
- «Ладно, ладно – я исчез» - Ответа Гарри так и не получил.
Тем временем, Джинни поднялась с дивана и потянула Гарри за собой.
- Оставим их одних, может быть, тогда Рон будет чувствовать себя более уверенно, - прошептала она ему на ухо и ребята, ни слова не говоря, вышли из комнаты.

* * *
Им тут же пришлось ретироваться на кухню потому, что оставаться в холле или тем более подняться наверх не представлялось возможным.
- Ну, ничего себе. Я подозревал, что Тонкс встречается с Люпином, но чтоб у них все было настолько жарко. – Гарри стоял посреди не освещенной кухни и обнимал Джинни.
- «Нифига, ты не подозревал – это я тебе об этом говорил»
- «Во-первых, мы договорились, что ты считаешься просто моим внутренним голосом, а значит, это я подозревал. А во-вторых, сколько раз тебе повторять – исчезни»
- Да уж, я удивилась, когда Тонкс правильно поняла нашу с тобой просьбу жить в одной комнате, а тут оказывается такое. – Джинни была удивлена не меньше Гарри.
- Им, конечно, предстоит долгая разлука, но мне кажется, это не повод заниматься этим прямо на лестнице.
- Люпин только, что аппарировал и, видимо, сразу же занялся делом. – Улыбнулась Джинни.
- Да он даже с нами не поздоровался. – Гарри понимал, что обижаться глупо, но все-таки его это действительно задело.
- Ну, мы вообще-то уже не маленькие, что бы все внимание нам, - Джинни в темноте посильнее прижалась к Гарри. – Собственно, поэтому они особо и не стесняются – если кто из нас и увидит, то все поймет.
Их губы нашли друг друга, и глубокий поцелуй надолго прервал обсуждение чужих отношений. Гарри толкнул Джинни немного вперед и, когда они достигли кухонного стола, подсадил ее не него.
- «В доме том все трахались, в доме том ебались, и только иногда в том доме целовались» - Гарри ужасно смутился от слов внутреннего и немного не аккуратно прервал поцелуй.
- Тебе кажется, что это не подходящее место? – Джинни не особо расстроилась, она подумала - Гарри просто испугался, что их могут обнаружить. – Но ты же не будешь терпеть, пока Люпин и Тонкс насладятся друг другом.
Тонкая рука девушки проникла между плотно прижатыми телами и легла поверх упругого возвышения на Гариных джинсах.
- Ты уверена? – Сначала Гарри ни о чем таком и не подумал. Но теперь эта ситуация, по его мнению, просто не могла закончиться иначе. Но он решил удостовериться, что девушка хочет того же, что и он. – Ты уверена, что если нас засекут здесь, то все будет нормально?
- Да, конечно. Тем более, кто нас может засечь? В доме кроме нас только: Ремус с Тонкс – ты видел, чем они заняты, - Джинни запустила руки в волосы Гарри, - и еще Гермиона с Роном – но они тоже с удовольствием занялись бы сексом.
- Ты так думаешь?
- Гермиона, когда мы с ней разговаривали перед обедом, среди прочего спрашивала меня, что о ней говорил Рон.
- Слушай, а о чем вы вообще тогда говорили?
Но Джинни решила лучше поцеловать парня, чем отвечать на его вопрос.
- Давай не будем сейчас об этом.
Гарри послушался и, не задавая больше не нужных вопросов, принялся раздевать девушку. Он высвободил ее руки из рукавов кофты и отбросил не нужную более деталь одежды в сторону.
- Гарри, не забывай про себя, - Джинни, сидя на столе, сжимала парня ногами, но сейчас немного ослабила давление, - Я в таком положении не могу снять с тебя даже футболку.
Просьба девушки была исполнена и футболка последовала за Джинниной кофтой. Гарри спускался поцелуями по лицу девушки вниз к ее шее. Джинни запрокинула голову, назад позволяя ласкать себя так, как ему нравится.
«Никогда бы не подумала, что поцелуи могут так сильно меня возбуждать»
«Оу! – это было особенно удачно»
«Да, никакой Драко не сравниться с моим Гарри»
Примерно такие мысли, проносились в голове Джинни, в то время как ее любимый исследовав, лицо и шею переместился к груди. Конечно, она не контролировала процесс мышления – мысли рождались спонтанно и также спонтанно сменялись другими, более интересными или наоборот – нелепыми.
Через некоторое время, показавшееся Ребятам несколькими секундами (а точнее вообще пролетевшее мимо них) – почти вся одежда Джинни уже валялась где-то на полу кухни, а на Гарри наблюдались только трусы не особо скрывающие его мужское достоинство.
- Джинни, тебе придется приподняться, что бы я смог снять с тебя трусики.
- Они такие маленькие, что не должны тебе помешать.
Гарри посмотрел вниз, но даже с такого расстояния в царившей на кухне темноте, разобрать ничего не удалось. Ему пришлось помогать себе руками.

Она почувствовала, как нетерпеливые руки Гарри сдвинули в сторону ее трусики, и горячее орудие вонзилось в ее лоно. Она не ожидала такого резкого начала.

Джинни вскрикнула от боли, даря ему величайшее наслаждение, а ее ногти с силой вонзились в его плечи.

Он проникал в нее резко и затем, не спеша, выходил обратно. Это было величайшей пыткой и величайшим наслаждением. Она обхватила его своими ногами и позволила пронзать себя буквально насквозь. Так глубоко внутрь нее еще никто ранее не проходил. Она извивалась, на сколько этого позволяло ее положение, и всем своим существом пыталась сдержаться подольше. Она чувствовала, что Гарри способен еще долго наносить удары и заставлять ее испытывать сладкую боль.

Он сдерживался, как только мог. Ее ногти оставляли глубокие царапины на его спине. Она напрягалась и расслаблялась в его руках, получая наслаждение и, давая наслаждение ему.

Она почувствовала, что больше не в состоянии сдерживаться и, прикладывая усилия, что бы не закричать, простонала – Сейчас!

Сейчас! – услышал он ее стон…

Но неожиданно для них дверь открылась и, осветив лифчик Джинни, валяющийся на полу, пропустила внутрь целующихся Рона и Гермиону.
- О Гарри!
- Джинни!
Их стоны слились в один продолжительный звук, который обратил на них внимание, вновь прибывших.
- Упс, кажется мы тут не к стати.
- Да уж Рон, я тебе говорила, что это плохая идея, там Ремус и Тонкс, а здесь Гарри с Джинни.
Некоторое время на кухне царила тишина, нарушаемая биением сердец и частым дыханием четырех подростков (но особенно двух).
- Так! - Значит, МЫ идем обратно в гостиную.
Дверь снова отворилась, снова осветив лифчик Джинни, и непрошенные гости удалились.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 04:59

7 Глава. Собрание Ордена Феникса и Ментальное обучение.


1 часть

Если вы думаете, что в тот вечер в доме на Гриммаунд Плейс 12, все только и делали, что занимались сексом (ну вы ведь точно не думаете, что Рон и Гермиона пошли в гостиную разговаривать), то вы ошибаетесь. В темном углу под буфетом затаился один маленький черненький эльф – он сосредоточенно о чем-то рассуждал. Жестикулируя, руками и как могло бы показаться со стороны - ушами. Про него все почти забыли, но вот он не забыл и не собирался забывать о тех оскорблениях, что наносят эти люди дому его хозяйки.

- Нет! Кричер не смирится, он сделает то, что должен. Вот пусть только эта поганая многоцветная девчонка, называющая себя его хозяйкой, уедет.
- Кричер отомстит. Он сделает все, что должен. Он достаточно натерпелся от этих изгоев волшебного мира.
- Мараться о грязнокровок и фу… маглорожденных – нет, он не допустит такого поведения в доме его хозяйки.
- Они за все заплатят.

* * *
- Гарри, подъем! – голос Джинни разрезал не плотный утренний сон, как ритуальный нож режет горло своей очередной жертве.
- А почему не как вчера? – Улыбнулся парень. Он перевернулся на спину и все еще, не открывая глаз, потянулся, разминая ноющие суставы. Эта ночь удалась на славу. Гарри был просто неуправляем. Помнится, когда они с Джинни, наконец-то, добрались до своей спальни, ему показалось мало кухонных приключений…
«Может, она просто боится, что ты опять начнешь к ней приставать»
- «А когда я к ней приставал»
- «Все, проехали. Открой глаза и все узнаешь»
- «Не хочу…»
Кто-то начал стаскивать с Гарри одеяло. Точнее не стаскивать, а закатывать его, открывая ноги. И спать стало вдруг как-то совсем не комфортно.
- Ну, что! Неужели так необходимо меня поднимать? – он собрался сделать над собой усилие и открыть один глаз, но встала проблема выбора: левый или правый.
- Гарри ты уже пропустил завтрак, если ты сейчас же не встанешь, то пропустишь собрание Ордена и не сможешь пройти посвящение.
- Орден! – Гарри уже стоял на ногах и пытался натянуть на себя джинсы задом на перед. – А Дамбльдор уже здесь?
- Да он приехал еще до завтрака и привез нам новое очень полезное изобретение Близнецов.
- Какое? Черт, почему я не могу одеть штаны? – Гарри сел на кровать и попытался кулаками протереть глаза, дабы лучше видеть.
- «Мне кажется, очки бы тебе помогли»
- Джинни, ты не знаешь где мои очки?
- На, держи. Тонкс принесла их вместе с одеждой, когда хотела позвать нас к завтраку.
Гарри надел очки и посмотрел на улыбающуюся девушку. Ее рыжие волосы приятно контрастировали с платьицем небесно-голубого цвета, которое было на ней надето.
- Тонкс принесла нашу одежду? Хм… а она ничего не сказала?
- Извинилась за свое поведение и все. А ты хотел бы прослушать нотации о соблюдении гигиены на кухне?
- Ну нет, что ты. Конечно, не хотел бы.
- Вот и отлично. Давай, иди в ванную, а потом мы с тобой спустимся вниз.
Гарри, наконец, справился со своей футболкой и на ощупь – глаза даже не смотря на очки, отказывались давать четкую картинку, отправился на поиски ванной.
Джинни проводила его взглядом и села писать дневник. Она решила сделать в нем запись о своих отношениях с Гарри и принялась обдумывать, что именно написать.
Дневник у Джинни был не совсем обычный. Для волшебницы, он был слишком просто устроен – обыкновенная тетрадка и заклинание невидимости, которое близнецы в обмен на согласие испытывать их новые шутки, адаптировали на Джинни. Этот дневник девушка вела уже несколько лет. Записи в нем делались не каждый день, и не как придется. Джинни садилась писать дневник, только если в ее жизни происходило что-то значительное. Запись обычно соответствовала тому моменту, когда Джинни считала, что поняла сложившуюся ситуацию и уже может делать выводы и или прогнозы на будущее.
Сейчас же ей еще не было ясно, как будут развиваться ее отношения с Гарри, но она решила, что уже пора записать в дневник все, что произошло. Она была уверена, что предстоящее собрание Ордена многое изменит и, следовательно, для ее дневника будет важно, как она видит происходящее сейчас и, как она будет смотреть на жизнь после.

* * *
- Гарри, ты там!
Гарри только умылся и собирался вернуться в свою комнату, что бы причесаться и идти вниз, как из-за двери раздался знакомый, но сильно искаженный местной акустикой голос. Он открыл дверь и увидел директора Хогварца, стоящего в коридоре в нарядной мантии и с каким-то пузырьком темного стекла в руках.
- Извини, что беспокою тебя, но это срочно. Ты должен это выпить до того, как пойдешь на собрание Ордена. – Директор был серьезен, но Гарри видел, что вопрос идет не о жизни и смерти, и по этому, прежде чем выпить зелье спросил, что оно с ним сделает.
- Это одно из новых изобретений близнецов Уизли – зелье на некоторое время закрывает твое сознание для проникновения извне.
- То есть, никто не сможет прочесть мои мысли?
- Да, именно так. Предвещая твой следующий вопрос, скажу - это нужно потому, что на собрании Ордена будет несколько человек, способных общаться мысленно. Не подумай, что я кому-то из них не доверяю. Просто если каждый захочет с тобой «поговорить», то ты будешь не в состоянии воспринять всю ту информацию, которую узнаешь. А от тебя сейчас как никогда много зависит и нам нужно, что бы ты все правильно понял.
Гарри уже выпил зелье и теперь, дослушав объяснения Дамбльдора, отправился за Джинни в спальню.
- Мы вас ждем. – Услышал он последние слова директора, который уже спускался по лестнице.
«Интересно, кто именно из состава Ордена умеет читать мысли?»
- «Орден за лето расширил свой состав – вряд ли ты всех их знаешь. На сколько мне известно – только на сегодняшнем собрании будет человек тридцать»
- «И откуда ты все знаешь?» - вопрос был риторический и Гарри скорее не спрашивал, а просто напоминал об этом себе.

- Все Джинни, я готов. – Сказал Гарри, войдя в комнату.
- Дай мне еще минуту. – Девушка обернулась и придирчивым взглядом оглядела своего парня. – Попробуй причесаться, и мы уже идем.
- Это бесполезно. – Гарри подошел к единственному зеркалу в комнате, которое висело над столом, и осмотрел свое отражение.
«Бесполезно» - сделал он не утешительный вывод и обратил внимание на то, чем занималась Джинни. А она водила пером по столу, немного не касаясь острым концом, обмакнутым в чернила, деревянной поверхности. Гарри показалось, что он чего-то не понимает.
- Джинни, можно спросить о том, чем ты сейчас занимаешься?
- Можно, конечно, - она отвлеклась и посмотрела в недоумевающие глаза парня. Зеленый огонь, ярко пылающий и манящий, привлекал, звал ее… Джинни стряхнула наваждение и немного недовольно ответила. – Я пишу дневник. – Она опять посмотрела ему в глаза, - Гарри, ты его не видишь потому, что он заколдован быть видимым только мне.
- Классно! – зеленые огни опять полыхнули, но уже с другой целью, - а где ты научилась так делать?
- Это проходят на заклинаниях, но мне помогли близнецы и я не знаю в программу какого класса это заклинание входит.
- Дашь потом почитать?
Джинни рассмеялась и, не сказав, ни слова вложила что-то Гарри в руки,
- На – читай.
Он покрутил в руках невидимый предмет и положил его на стол, все так же недоуменно смотря на девушку. Ее же, происходящая сцена, начала раздражать. Она взяла свой дневник и убрала его в один из ящиков, который, что бы не забыть, оставила чуть приоткрытым.
- Пойдем, Гарри, нас все ждут.
Джинни пошла вперед, но около лестницы вдруг развернулась, - А ты не пил случайно, что-нибудь из зелий близнецов?
- Пил, но к чему ты это спрашиваешь?
- Хм… - девушка сразу просветлела и приободрилась, - тогда это объясняет твою заторможенную реакцию – близнецы во все свои зелья добавляют пыльцу мандрагоры, а это заставляет человека медленнее воспринимать информацию, но за то он ничего из услышанного не забудет.
«Как ты думаешь, Дамбльдор знал об этом?»
- «Конечно, знал. Альбус любит, делая хорошие дела, угождать вдвойне»
- «Да, уж – угодил. Я теперь полный тормоз. Нужно будет узнать, сколько времени это зелье будет действовать»
- «Спросишь после, но, скорее всего, количество было рассчитано с точностью на время собрания Ордена»


2 часть


После того как Гарри и Джинни зашли в гостиную, Дамбльдор встал со своего места:
- Дорогие друзья, позвольте мне еще немного отсрочить начало официального собрания. Нужно обезопасить помещение от прослушивания, а так же я хочу воспользоваться присутствием здесь такого количества сильных магов и наложить на дом Заклятие Света.
Собрание Ордена проходило в гостиной, которую, как Гарри заметил, немного увеличили в размерах. Теперь это помещение больше походило на зал в каком-нибудь замке, чем на комнату в обычном, хоть и некогда богатом доме. Собравшиеся маги, на первый взгляд не представляли собой ничего интересного, но даже Рон, наверное, понимал, что это лишь видимость, - если ты действительно сильнее большинства в чем-то, то это не нужно демонстрировать всегда, это и так будет видно тому, кому нужно знать.
Директор Хогварца и глава Ордена Феникса, обладатель Ордена Мерлина Первой степени – Альбус Дамбльдор сидел во главе стола, рассчитанного на четырех человек. Но вместе с ним там сидели только: Минерва МакГонагл и Кингсли Шеклболт. Остальные члены Ордена Феникса располагались на многочисленных креслах и диванах. Сами же ребята нашли глазами Рона с Гермионой и проследовали к ним. Они сели на диванчик и Гарри, никого не стесняясь, обнял Джинни.
Дамбльдор тем временем, уже наложил на дом какое-то заклинание и теперь обсуждал с несколькими магами особенности наложения Заклятия Света.
- Гермиона, ты не знаешь, что это за заклинание? – Ребята, не смотря на большое количество народу и размеры помещения, хорошо слышали все разговоры за «главным» столом.
- Нет, оно точно не входит в школьную программу. И я не помню, что бы мне когда-либо попадалось в книгах подобное заклинание. – Ответила не мало озабоченная своей не осведомленностью Гермиона.
- «Еще бы ты о нем знала! Да знай о великих Заклятиях Света и Тьмы каждая более или менее читающая девчонка – мы давно забыли бы, что такое магия и с чем ее едят»
- «Может, ты поделишься своими знаниями?»
- «Если в двух словах, то Заклятие Света, наложенное, на какое-то место будет помогать вершить добрые дела в этом месте»
- «Что-то мало впечатляет, тем более – что ты называешь «добрыми» делами?»
- «Это решает не маг, а само заклинание, оно еще никогда не ошибалось. Говорят, на Хогварц основатели наложили подобное заклинание, только оно было явно изменено потому, что современное поведение студентов давно бы разрушило основу Заклятия Света»
- «И сильно это заклинание помогает?»
- «Очень сильно! – Оно защищает от вторжения с использованием черной магии, ослабляет действие черно-магических заклинаний и наоборот усиляет заклинания светлой магии»
- «Тогда это действительно нам поможет»
- «Должно помочь – степень воздействия Заклятия зависит от силы магов, его наложивших. Но как я уже сказал – Заклятие Света может быть легко разрушено изнутри. Если на территории заклятия маг, приписанный к нему, совершит что-то плохое, то заклинание потеряет свою силу, да еще и заберет силу виновного»
- «Все опять упирается в вопрос о плохом и хорошем»
- «А ты как думал? Всю жизнь тебе не будут говорить, что нужно делать. Скоро придется самому принимать решения. А в твоем случае принятое решение может стоить жизни многим людям»

«Ну, дела»
- Вот теперь можно приступить к обсуждению насущных вопросов, - Дамбльдор опять сидел за столом, только с МакГонагл и Шеклболтом, - сегодняшнее собрание подведет итоги за год активных действий Ордена Феникса. За это время наш состав пополнился, и мы стали действительно в состоянии активно бороться. Даже политика Министерства магии не сможет нам серьезно помешать. В частности хочу вас обрадовать: Кингсли Шеклболт теперь назначен главой аврориата и сможет помогать нам гораздо сильнее.
Директор говорил довольно долго, но Гарри, не отвлекаясь ни на что, смотрел ему прямо в рот и слушал, запоминая каждое слово. Вскоре речь зашла о события связанных с приемом в Орден новых членов.
- Я с радостью и гордостью представляю многим уже известных людей, которые теперь считаются полноправными членами Ордена Феникса. Они будут посвящены во все вопросы, и будут выполнять обязанности в соответствии со своими возможностями и пожеланиями, - Дамбльдор подмигнул Гарри и продолжил, - мои лучшие ученики: Гермиона Грейнджер, Рон и Вирджиния Уизли и Гарри Поттер.
Колдуны и ведьмы поаплодировали, повернувшись в сторону молодых волшебников. Но на этом приветствия и закончились.
- Поясню для наших молодых друзей, что никакого обряда посвящения или чего-то подобного – не будет. Наш Орден работает тайно, и его члены никак не выделяются из основной массы волшебников, кроме того, что все знают друг друга в лицо. – Дамбльдор внимательно посмотрел на каждого из четырех ребят и продолжил, все еще обращаясь к ним, - свои обязанности вы узнаете от меня позже, а сейчас просто слушайте, что говорят ваши коллеги и если у вас возникнут идеи, можете высказываться – вас обязательно выслушают.
Гарри огляделся вокруг и увидел, что далеко не все члены ордена внимательно слушают речь Дамбльдора. Многие переговаривались между собой. Гарри обратил внимание, что, переводя взгляд с одной группы волшебников, на другую – он может слышать, что именно там говорят. Остальные звуки для него в это время как будто приглушались.
- А я думал, что нам придется пройти какой-нибудь обряд. – Обиженно заявил Рон.
- Рон, зачем тебе обряд? Ты теперь член Ордена и думать должен о более серьезных вещах. – Как всегда серьезная Гермиона, чуть ли не конспектировала доклад одного из членов Ордена, посвященный проблеме Азкабана, но на эту реплику Рона откликнулась.
- Гермиона права, Рон, - к ребятам подошла профессор МакГонагл, - тем более что вам еще предстоит подвергнуться магическому влиянию сегодня вечером.

Как и сказала МакГонагл, собрание продлилось до обеда и когда оно закончилось в доме опять осталось не много людей. Конечно, их было больше чем накануне, да и состав поменялся. Тонкс улетела выполнять свое задание, о котором ребятам, несмотря на «членство» в Ордене, ничего известно не было. Люпин улетел вместе с ней, он казал, что проводит Тонкс до границы, но ребята были уверены – он сделает гораздо больше.
Теперь в доме были только ребята и профессора Хогварца: Дамбльдор, МакГонагл, Флитвик и Снейп.
- Пойдемте все в гостиную, нам нужно серьезно поговорить. – После обеда Дамбльдор не дал ребятам отдохнуть и заставил идти за ним. Намечалось еще одно собрание, только уже не для всех членов Ордена.

В центре гостиной стоял небольшой столик, а по сторонам от него пять кресел. На столе находился предмет, сразу бросившийся Гарри в глаза.
- Гарри, садись в это кресло, - Сказала профессор МакГонагл, она посмотрела на мальчика взглядом полным сострадания, от которого сразу расхотелось узнавать, что сейчас произойдет. И хотя, Гарри было очень интересно, зачем здесь находится дубльдум, и что ему собираются показать – он пожелал, что бы магический предмет оказался на своем месте в шкафу в кабинете директора. – А вы ребята устраивайтесь поудобнее – вон на том диване, вас это тоже касается.
Все профессора расселись в кресла вокруг столика с дубльдумом, вместе с ними там же сидел Гарри.
- Как вы уже должны были понять на общем собрании, Вольдеморт сейчас очень активен. Он набирает силу и ищет новых сторонников. Армия пожирателей по количеству во много раз превосходит Орден Феникса. И поэтому нам необходимо думать о будущем. Вы в прошлом году проделали огромную работу, за что мы особенно благодарим Гермиону, которая выступила в качестве организатора Армии Дамбльдора. – МакГонагл посмотрела на свою любимую ученицу.
Я бы предпочел другое название, но менять уже поздно – Директор улыбнулся в бороду, напомнив Гарри, виденного летом в рекламе, Санта Клауса.
- В этом году вам предстоит еще более сложная работа, но ее сложность будет иметь другой характер. Вам за год придется обучиться всему, чему бы вас научили в школе Авроров, - ребята недоуменно переглянулись и у Гарри с Роном заблестели глаза, - но большая проблема состоит в том, что учителя не смогут помогать вам напрямую. Следовательно, Гарри, как и в прошлом году, придется выступить в качестве преподавателя. А для этого он должен хорошо знать то чему будет учить других.
Мы хотели обучить Гарри по ускоренной программе уже в Хогварце, но теперь из-за определенных проблем это становится невозможным.
- Ты, Гарри, уже накопил достаточно сил, что бы овладеть высшей магией, а этого вполне достаточно для Ментального Обучения.
Гермиона вскрикнула и тут же закрыла рот руками.
- Простите! Но это же очень опасно – Гарри вряд ли выдержит, да и времени нужно все равно больше, чем осталось до учебного года. – Она явно знала, что значит «Ментальное обучение»
- Не психуйте мисс Грейнджер, Поттер еще и не такое выдержит, а, учитывая его любовный пыл, истощение магических сил ему не грозит. – Снейп никогда не отличался тактичностью и эта, единственная произнесенная им за все время пребывания в штабе, фраза была верхом хамства, как подумала Джинни.
Гарри подумал также и что есть мочи, послал в профессора зелий свою мысль – «Я тебя ненавижу!»
- Ну, ну, Гарри! Профессор Снейп просто не любит лишних разговоров. – Дамбльдор, конечно же, уловил посланную мысль.
Он произнес эту фразу, улыбаясь, но чувствовалось, что директор опасается возможного конфликта и даже не уверен, в своем влиянии и способности убеждать. От профессора Снейпа зависело, как всегда много, и как всегда Гарри хотел бы, что бы на месте зельевара был кто-нибудь другой.
- Ментальное обучение, - продолжила профессор МакГонагл, - это очень сложный в реализации процесс. Мисс Грейнджер не зря волнуется за Гарри, «Ментально обучение» - потребует от него колоссальных затрат магической энергии. Этот способ иногда применяют для обучения латентов, но я думаю, что и Гарри его осилит.
Слово взял Дамбльдор - Сам процесс обучения займет около месяца и мы уже проработали программу. Сейчас, ты, Гарри, получишь через дубльдум от каждого из нас определенную информацию. Она сохранится в тебе, в виде концентрата, и будет постепенно «усваиваться». Самое сложное – это высокий темп изучения нового материала, большинство знаний по магии требуют практической отработки.
Тебе придется, - директор обращался уже только к Гарри, - отрабатывать новые заклинания по несколько штук в день. Это будет не просто, но твои друзья помогут. Гермиона по моей просьбе прочла некоторые книги – она будет помогать с теорией и говорить Рону с Джинни, что им делать.
«Гарри постарайся расслабиться и не препятствуй проникновению в твой мозг»
Синие, зеленые, красные и фиолетовые нити непонятной субстанции протянулись от каждого профессора к дубльдуму, а от него уже к Гарри.
- Сейчас происходит инициализация, - шепнула пораженная зрелищем Гермиона. Но ее вряд ли кто услышал.

* * *
- «Ментальное обучение» будет забирать у Гарри практически все силы и что бы создать идеальную психологическую обстановку, в доме не будет никого кроме вас четверых. Надеюсь, вы сможете помочь Джинни продержаться в сложившейся ситуации – от нее многое зависит, так как без ее помощи Гарри просто не выживет.
Мы с профессорами предусмотрели несколько перерывов в программе. Первый такой перерыв произойдет через десять дней. Тогда мы приедем вас проведать и заодно проверим, как Гарри справляется.
Окончание программы потребует от вас всех пропустить одну неделю занятий в Хограрце. Правда, вы не будете в это время здесь, вы вместе со всеми студентами поедете на Хогварц-экспрессе, но посещать занятия не сможете, а проживете еще неделю в комнате желаний. На время путешествия так же предусмотрен перерыв в Гарриной программе.
Я знаю, что вам придется не легко, но обстоятельства вынуждают нас пойти на крайние меры. Я очень благодарен, тебе Гермиона лично за оказанную помощь. Если бы не ты – подготовить Армию Дамбльдора стало бы невозможно. – Дамбльдор сжал руку девушки и, немного помолчав, аппарировал.
Джинни оставалась со спящим Гарри в их комнате наверху, Рон пошел разбираться с ужином на кухню. А Гермиона проводила профессоров и расстроенная и уставшая опустилась на одно из кресел, все еще стоявших вокруг маленького столика в центре гостиной и заснула.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:01

8 Глава. Смерть и ее жертвы.

- «…а потом был ужас»
- «Ужас? Что ты хочешь этим сказать. Почему я вообще ничего не помню?»
Гарри находился где-то не пойми где, он не чувствовал своего тела, его ничего не окружало – и он даже не мог себе представить где находится. Его внутренний появился только, несколько минут назад, а до этого неопределенное время Гарри вообще не ощущал себя. Он не знал - может он говорить или не может, он пытался произнести слова, но это оставалось лишь в мыслях, так как даже его мозг не пытался ничего сделать, что уж говорить про рот, которого вообще не было. Как не было ничего…
Как обычно человек двигает рукой? – он просто хочет и рука делает то, что должна. Но вот представьте, что вы не только не можете пошевелить рукой, но и приказать руке пошевелиться тоже не можете. Гарри пытался захотеть пошевелить рукой, но этой функции в его мозгу как будто не было.
- «Дамбльдор, конечно, знал какие опасности таит «Метальное обучение», но он не стал вам всего рассказывать. Риск был оправдан - то, чего тебе удалось достичь за три недели - поражает воображение. Если бы не непредвиденные обстоятельства план удался бы на все сто процентов»
- «Да что, черт возьми, произошло? И почему я не могу пошевелить, ни рукой, ни ногой, у меня такое чувство, что у меня никогда и не было никаких конечностей – я просто помню, что они должны быть, но не знаю, как хотя бы попробовать ими пошевелить»
- «Ты сейчас лежишь в постели и в тебе живого только, память и избранные мыслительные функции. Это все, что я смог восстановить»
- «Восстановить после чего?»
- «После твоей смерти. Ты – умер, Гарри»
- «Но как? Я ничего не помню. Ты сказал, что у меня работает память, я должен помнить»
- «Нет не должен, последние события просто не успели отложиться в долговременной памяти. Тебя убили пожиратели, ну или они стали причиной твоей смерти. Погоди, ничего у меня не спрашивай – я все расскажу с самого начала, как и начал. Это необходимо, что бы при воскрешении ты не остался душевнобольным»
- «Рассказывай, я чувствую, что мне некуда спешить»

<…> Программа обучения началась утром следующего, после собрания Ордена, дня. И каждый день с тех пор, ты просыпался в семь утра и до десяти вечера не мог думать ни о чем, кроме своего обучения и тех знаний, что получал неистощимым потоком твой мозг.
Вечером к тебе приходило блаженное успокоение, а для Джинни начинался кошмар. Конечно, секс с парнем, который ей нравился, не мог быть кошмаром, но ты продержался только два дня. Потом ей каждый вечер приходилось заниматься любовью не с живым парнем, а с «бревном».
- «Но…»
- «Не перебивай. Я живу в твоем подсознании и знаю все твои вопросы – не сразу, но я отвечу на каждый. Хочешь знать, как ты получал силы, если Джинни занималась с тобой любовью без удовольствия? – Дамбльдор как самый могущественный волшебник способен на многое, а Заклятие Света может еще больше. Но слушай дальше:
Кошмар начался и для Гермионы с Роном. Ты, при помощи Джинни набирался за ночь энергии и пятнадцать часов без перерывов разучивал разные заклинания. При этом тебе требовалась постоянная помощь – им приходилось, то работать мишенями, то нападать на тебя. Так как программа состояла в основном из заклинаний атаки и защиты, плюс – заклинания энергетического обмена, заживления ран и высшей трансфигурации. Причем, сила заклинаний шла по нарастающей. Уже через несколько дней твое заклинание, от которого удачно увернулся Рон, пробило стену в гостиной. Ты сам же ее и починил, правда сначала Гермиона попробовала что-то из того, что читала летом, но только твое заклинание смогло восстановить порядок.
Когда через неделю приехали профессора и некоторые члены Ордена, ты смог ответить на все их вопросы и побил в дуэли самого Хмури. Дамбльдор уже тогда сказал, что не все идет хорошо, но сделать ничего уже было нельзя.
Еще две недели все было так же. Гермиона, Рон и Джинни страдали от перегрузок и беспокоились за тебя. От тебя невозможно было услышать ни одного слова, не связанного с занятиями. Дамбльдор объяснил им, что так и должно быть, но все равно ситуация их угнетала. Твои знания увеличивались и с ними увеличивалась твоя магическая сила. Дамбльдор точно не знал о твоих скрытых способностях – я его знаю очень давно, он бы не пошел на такой риск. Теперь если я тебя воскрешу, твоя сила будет равняться…
Помнишь, что я рассказывал про измерение при помощи Вингардиум Левиоза? – Думаю, несколько тысяч тонн тебе гарантировано.
В общем, трагедия произошла в день отправки в Хогварц. За вами прислали Снейпа для «защиты». И он сыграл свою роль. Вольдеморт через Кричера знал обо всем, что происходило в Гриммаунд Плейс, но не мог напасть из-за Заклятия Света. Его нужно было срочно снять. Это мог сделать только кто-то из бывших в доме в момент наложения Заклятия. План был прост, но эффективен – Кричер попытался напасть на Гермиону на глазах у Снейпа и тот разнес его на кусочки взрывающим заклинанием. Темно-магическое заклинание не малой силы, сняло Заклятие Света.
Снейп понял свою ошибку, когда через секунду в дом со всех сторон начали ломится пожиратели. Он не придумал ничего лучше, чем схватить единственного своего подопечного, который был поблизости и аппарировать. Это решение спасло жизни и Снепу и Гермионе. Рон был загнан в ловушку на втором этаже вместе с Джинни. Вольдеморт послал в первых рядах самых молодых и совершенно не опытных пожирателей, поэтому ребята смогли продержаться довольно долго – они много чему научились, помогая тебе тренироваться, но противников было слишком много.
Тел найти не удалось, но Джинни точно мертва. Об этом говорит то, что произошло с тобой – ты в это время без особых проблем сносил нападавших на тебя пожирателей. Но я уже сказал – Дамбльдор не раскрывал вам всех сложностей «Ментального обучения» - когда Джинни была убита, разорвалась ваша энергетическая связь. Знания, которые оставались в твоей голове концентратом – хлынули в мозг сразу в полном составе. А это была магия, которой не знает никто кроме Дамбльдора, а теперь еще и тебя – эти знания позволяют использовать заклинания темной магии, не разрушая своей души, не испытывая гнева и ненависти, если маг достаточно силен – он может стать практически не победим и остаться человеком.
Что бы усвоить все эти знания, которые были рассчитаны на неделю, твоему организму пришлось использовать внутренние запасы и ты лишился своих эмоций. Не даром сильные заклинания требуют определенных эмоций. Сильные эмоции – источник огромной силы. Ты же теперь в том состоянии, в котором был летом до приезда в «Нору», но теперь выйти из апатии тебе будет во сто крат сложнее.
Все изменения произошли мгновенно и ты продолжил уничтожать пожирателей. Теперь тебе была недоступна мощная светлая магия, так как испытывать радость ты – не в состоянии. Тебе пришлось пользоваться только темной магией. Пожиратели были в шоке – их настигали заклинания подобных, которым не использовал даже Темный Лорд. Ты испепелял, взрывал, заставлял людей убивать себя, выворачивал наружу кишки и вытаскивал из еще живых людей душу. Через пару минут на твоей совести было более полусотни смертей. Из посланных тебя убить людей к Лорду не вернулся никто. Ты, видимо, ориентировался по памяти – она говорила тебе, что человек в черном плаще это пожиратель, а пожиратели – это плохо. Ты закрыл территорию для аппарирования и использования порталов и убил абсолютно всех. Именно поэтому на место не смогли прибыть и авроры – в министерстве, конечно, засекли мощнейшие темные заклинания, но выделенные для разбирательства кольдульоны не пробили твоего заклинания. Первым на «поле боя» смог появиться Дамбльдор – он тебя и увез.
Я сам сейчас не понимаю, где ты взял столько энергии на тот бой. Но когда оставшиеся пожиратели были уничтожены. Ты от потери энергии просто умер. Я обеспечил своей энергией твой мозг и сохранил тебе жизнь, но только формально.
На самом деле ты сейчас мертв и даже Дамбльдор не смог бы тебя оживить, хотя во многих случаях это возможно. Он только чувствует, что в тебе теплится магия – моя магия, и поэтому привез тебя в Хогварц и теперь ждет»

Внутренний перестал говорить, а Гарри пытался разобраться, в том, что услышал. Его потрясли известия о смерти Рона и Джинни, но он не испытывал страха или обиды, не испытывал ненависти к Вольдеморту. Его удивило, что Снейп спас Гермиону, но он не радовался, что она жива. Он осознал, что убил множество людей – но это его не ужасало, он просто принял эти известия как должное как то, что произошло и все: никаких эмоций.
«Никаких эмоций»
- «Я этого боялся. Тебе будет тяжело жить дальше. Надеюсь, ты не совершишь ошибку и не примешь сторону Вольдеморта. Потому что сейчас – я отдам тебе всю свою энергию, а она не маленькая – ее хватит, что бы оживить твое тело. После этого я исчезну, как из твоего сознания, так и вообще»
- «А на мои эмоции твоей энергии не хватит?»
- «Нет. Ты сможешь снова испытывать радость, ненависть и все остальные чувства еще не скоро»
- «А кто ты есть на самом деле?»
- «Дух одного очень сильного мага. Я умер телом, но пока еще живо мое магическое существо. Я много о тебе слышал при жизни и когда освоился с существованием в виде сущности, решил познакомиться поближе»
- «Ты, наверное, то же самое, что был четырнадцать лет Вольдеморт?»
- «Ага, ты абсолютно прав – смысл тот же. Только я был готов к смерти и моя сущность могущественнее того, что тогда осталось от Лорда»
- «Ну что ж, я так понимаю, ты не хочешь назвать своего имени, но это и не требуется – я уже понял, что ты – Николя Фламель»
- «Хм… угадал, позволь узнать как?»
- «Ты прожил несколько сотен лет, и это было заметно по твоему поведению. Теперь я четко вспоминаю, что ты воспринимал мои переживания как игру – тебе уже наскучило жить. И теперь ты не пожалеешь своей сущности, что бы спасти жизнь мне»
- «Хорошо - ты прав. Теперь отдыхай, через несколько дней заработает твое сердце, а где-то через месяц ты очнешься. Сделай мне одолжение – расскажи Альбусу, обо мне, он сделает из этого свои выводы»

* * *
- «Гарри, со времени нашего разговора прошло две недели – ты уже во многих смыслах жив, а я через несколько минут умру окончательно. На прощание я только попрошу тебя не делать ничего не обдуманного. Если ты сомневаешься, как поступить – спроси Альбуса.
Если ты со своей силой ошибешься в выборе жизненного пути – поплатится весь мир»
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:03

9 Глава. Мистер Филч и Школьные дела.

Белая дымка или туман, что-то похожее окружало Гарри. Нет, это не то, что он мог видеть – видеть он, вроде бы, вообще не мог, это то, что было у него в голове. Но не внутри его головы – Гарри не понимал сам, что происходит. Вот он видит, нет, ощущает, что лежит в больничном крыле, а рядом с ним стоят еще три волшебника. Один волшебник очень силен и владеет как белой, так и черной магией, второй тоже владеет белой и черной магией, но он на несколько порядков слабее первого. Третий волшебник находится ближе всех к лежащему телу – самому Гарри и пытается колдовать. Гарри видит, как магическая энергия вытекает из этого волшебника, но лежащее тело, на которое она направлена, эту энергию не принимает. Волшебник этого не видит, но телу Гарри не нужна сторонняя помощь – оно пропитано магией сильнее, чем волшебная палочка или спортивная метла.
Сначала Гарри осознает эту картину всю целиком, вместе со всем больничным крылом и несколькими прилегающими коридорами, в которых то и дело кто-то проходит. Но пока он осознавал, что и кто на его внутреннем мониторе, картинка приблизилась. Теперь его сознание фиксировало только то, что происходило в непосредственной близости от его неподвижно лежащего тела. А, сосредоточившись на колдующем рядом с ним волшебнике, он казалось смог различить его слова. Но все вдруг поплыло перемешалось, Гарри успел только заметить, что очередное примененное к нему заклинание смогло пробить его внутреннюю защиту и нарушило строго сбалансированное магическое равновесие его тела.

Белая дымка – белый туман. Опять все то же самое, но только чувство, что прошло некоторое время. И нет той возможности ощущать все вокруг.
- Директор, я не понимаю, почему он еще в коме, более сильного средства пробудить сознание, чем сваренное профессором Снейпом зелье не существует.
«Значит не заклинание, а зелье»
- Этого зелья тоже раньше не существовало. Из-за Поттера мне пришлось просидеть в лаборатории пять ночей.
- Вам нужно было попросить меня помочь вам.
- Я всегда сам собираю свои зелья.
- Профессор это не тот случай, ваша гордость не должна помешать вылечить единственную надежду волшебной Англии.
Гарри слышал разговор трех магов и начал ощущать свое тело. Вот то, чувство которого ему не хватало. Он может захотеть пошевелить ногой или рукой, но желания делать это – сейчас нет. Сейчас нужно дослушать, что говорят про него маги. Ему самому они этого потом не скажут, а подсознание подсказывало, что знать обязательно.
- Директор, я буду в соседней палате.
- Хорошо, Поппи, мы вас позовем, если Гарри очнется.
Гарри начал различать говорящих по голосам и, конечно, тут же понял, кто именно стоит рядом с ним.
Он припомнил то ощущение всеведения: очень сильный волшебник это Альбус Дамбльдор, он и отзывается, когда обращаются к директору. Второй волшебник пока не понятно, вот пусть скажет еще что-то, а третий это сама владелица больничного крыла – мадам Помфри.
- Альбус, вы знаете, что с этой «надеждой волшебного мира» произошло? – Ну, конечно, профессор Снейп. – Он лежит тут уже месяц. Сначала вообще был труп трупом, потом вдруг появилось кровообращение и дыхание, позже заработали пищеварительные функции. Я не знаю ни одного яда, ни одного заклинания после которого приходят в себя похожим образом.
- Северус, Гарри не приходит в себя. Он – оживает. – Директор говорил спокойно и явно если и беспокоился, то не за физическое состояние «трупа». – Гарри должен был усвоить недельный курс «Ментального обучения» за секунду, когда погибла мисс Уизли. И то, что он после этого еще сражался – говорит нам, что он справился с этой задачей.
- Я не обучался, таким образом, но не думаю, что потеря энергии могла бы быть достаточной для полного обесточения организма и смерти.
- Она была таковой, поверьте мне Северус. Когда я в срочном порядке изучал черную магию, Николя приходилось отдавать мне свою энергию напрямую. Я тогда за один день тратил энергии столько, сколько ушло бы на противостояние Круцио и Империо Вольдеморта в течение недели без перерыва.
- Но курс обучения Гарри не был столь интенсивным.
- Нет, но за одно мгновения усвоить, то что люди учат годами и остаться в живых… Скорее всего Гарри уже никогда не будет таким как прежде. Я уже месяц исследую этот вопрос и не смог найти ответа. Гарри должен был погибнуть.
- Может быть, наследственность Годрика Гриффиндора сыграла свою роль?
- Что вы, Северус? Гарри не является наследником Годрика – Джеймс это придумал в школьные годы, что бы позлить своих недоброжелателей. Я вот сомневаюсь по поводу наследия Мерлина.
- Это возможно?!
- Мне не удалось проследить потомков троюродной сестры моей бабушки. За столько веков они вполне могли слиться с родом Поттеров.
- Но даже если это и так – потомок Мерлина это вы. Его сила может быть только в одном потомке единовременно.
- Северус, я не являюсь его потомком. Моя сила – это сила всех моих предков, которые от самого Мерлина и до меня были сквибами. Но и вариант с Гарри подходит только по размеру магической силы.
Гарри опять провалился в бессознательную невесомость. Его потрясло известие, что он наследник Мерлина.

* * *
Пока Гарри ждал следующего пробуждения своего сознания, он рассуждал сам с собой и пришел к выводу, что директор наверняка ошибается. Причина Гариной силы в помощи Фламеля и в том, что он лишился своих эмоций, а не в наследственности Мерлина. Просто это было бы уже слишком.
Но это очень интересно, Гарри раньше не знал, что директор потомок Мерлина. Конечно, если верить слухам, то и Снейп любовник Вольдеморта. Наверняка, Гарри знал, что Дамбльдор латент и что ему более ста пятидесяти лет, но вот про его великого предка, в прочтенных Гермионой и им самим книгах сказано не было.
Подумать, у Гарри было предостаточно времени. Его сознание было в беспамятстве еще несколько часов, если не дней. Потому что когда он очнулся, в больничном крыле стояла непроглядная темнота.
«Ночь. Как думаешь, выбираться от сюда сейчас или подождать утра и сделать все легально?»
Конечно, никто Гарри не ответил.
«Да. Общаться с Фламелем было интересно, жалко, что он не признался мне раньше – я смог бы многое узнать»
Но тут же пришло сознание того, что знать больше и не нужно. Гарри попытался вспомнить задания СОВ – он знал ответы на все вопросы, которые сумел вспомнить. Попытка проанализировать свои знания по зельям привела к тому же результату.
«Вот позлю Снейпа точными ответами» – обрадовался Гарри, - «Черт, и это вся радость, на которую я способен, да это же опять память подбрасывает воспоминания об издевательствах Снейпа, а сознание требует мести»
Гарри пролежал с пол часа, анализируя свои знания по всем предметам и пытаясь вызвать в себе хоть какие-нибудь эмоции.
«Ничего»
Нет, ни радости, ни страдания, ни злости, ни печали. Нет скорби о Сириусе, нет ненависти к Малфою, не осталось любви к Джинни. Хотя нет, воспоминания о Джинни приносят какие-то чувства.
«Ну ка, так… тщательнее» - Гарри прислушался к себе. – «Черт, понял. Это просто воспоминания о сексе с девушкой – организм требует восстановления энергии»
И вот тут уже проскользнуло не поддельное огорчение, что девушки больше нет. Гарри почувствовал, что это подло по отношению к памяти погибшей. Но ничего не мог с собой поделать, его действительно огорчало отсутствие Джинни, потому что он не может заняться с ней сексом и получить свое.
«Нужно поговорить с директором обо всем. Фламель просил, рассказать Дамбльдору все как есть. И мне нужно с ним посоветоваться. Я понимаю, что могу чувствовать, но не знаю как. Воспоминания никаких чувств не приносят, а вот мысли о настоящем и будущем – это еще не понятно»
Гарри огляделся и, найдя на прикроватной тумбочке очки, а рядом с ними свою волшебную палочку, решил пойти погулять по замку. Спать совсем не хотелось, а отправиться в гостиную Гриффиндора или к директору было невозможно из-за не знания паролей.
На одевание ушло не много времени, на поиск выхода из больничного крыла тоже.
Гарри решил сходить для начала в большой зал. Он хотел знать, не произошло ли чего в волшебном мире за время его «отсутствия», а на доске объявлений у большого зала можно было узнать состояние дел в школе и прочитать свежий номер Пророка. Он спустился на первый этаж и тут же почувствовал Филча. Завхоз делал что-то у самого спуска с лестницы, но Гарри это не остановило, он наложил на себя заклинание беззвучного перемещения.
Сам Гарри звуков не издавал, но вот ведро, которое он задел, не заметив в темноте, оставаться беззвучным не захотело. Дребезжащий, очень не приятный уху звук упавшего железа разнесся по коридору в обе стороны и само собой обратил на себя внимание завхоза. Делать было нечего и не самое рациональное решение пришло в голову первым.

Школьный завхоз – мистер Филч, потомственный сквиб, был разбужен этой ночью специальной системой, реагирующей на вредоносную активность Пивза.
«Опять этот гаденыш, полтергейст чертов, натворил что-то на первом этаже»
В прошлом году любимейший из трех директоров Хогварца, что были в школе при Филче – Долорес Амбридж, снабдила завхоза специальными магическими средствами наблюдения за нарушением школьных правил. Достопочтенный сквиб в летах, нехотя поднялся со своего ложа и, определив, что именно Пивз натворил, взял швабру и ведро и отправился наводить порядок.
Ученики Филча ненавидели точно той же лютой ненавистью, что сам Филч ненавидел учеников. Но кроме ненависти в нем было еще одно глубоко засевшее чувство – чувство ответственности за чистоту в замке. Его никто не смог бы упрекнуть в лени или нежелании выполнять свой долг. Это было хорошо известно директору и только поэтому он еще, держался на своем посту.
Дойдя до места аварии, Филч принялся оттирать с пола последствия Пивзовой активности. Вдруг, за спиной что-то загрохотало и перебудило половину портретов в соседнем коридоре. Филч обернулся и тут же попятился назад.
«Чертов замок, чего только не сделает, что бы свести меня в могилу!
За спиной у завхоза там, где раньше находился коридор, по которому мистер Филч и добрался до места, сейчас находилась глухая стена. Точно такая же стена, как и в других коридорах замка, точно такой же почти черный от времени камень, выкрошенный в нескольких местах, точно та же кладка. Даже на стыке с боковыми стенами коридора ничто не нарушает гармонию новой стены со всем замком – каменные блоки совпадают, углы забиты вековыми отложениями солей и грязью («Вычищать это – не входит в мои обязанности»). В верхнем правом углу какой-то паучок свил себе паутину и ждет первой добычи.
Мистер Филч подошел к ведру лежащему около вновь образованной замком стены и, подняв его, отправился набрать воды, что бы продолжить прерванное занятие. Он был полностью уверен, что стена появилась здесь по прихоти самого замка. Отойдя от первого шока, он даже начал злорадствовать – «Вот эти гадкие ученички намучаются, обходивши эту стенку – она на самом подходе к большому залу. Теперь половина Гриффиндорцев точно опоздает на завтрак» - Гриффиндор был самым нелюбимым факультетом Филча, в основном из-за памяти о близнецах Уизли, «Но там и без них хватает сволочей, любящих нарушать правила – один Поттер чего стоит, благо в больничном крыле валяется»

Поттер же тем временем, успокоил себя, что уберет не нужную в замке стену, когда будет возвращаться и отправился дальше, до Большого зала оставалось пройти совсем чуть-чуть.
Гарри толкнул массивную деревянную дверь, ведущую в зал, но она не поддалась. Он попробовал применить несколько простых заклинаний, но эффекта они не принесли.
«Ну что ж, если мне там быть не нужно – то и не пойду» - Применять сильную магию необходимости не было, цель ночного похода – доска объявлений, находилась в холле перед Большим Залом и была полностью доступна.
Гарри взглянул на часы, показывающие баллы факультетов и порадовался, что Гриффиндор стоит на первом месте. На втором не понятно как оказался Хуффльпуф, Слизерин и Равенкло делили соответственно третье и четвертое места.
«Интересно, что так подняло успеваемость Хуффльпуфа?»
У доски объявлений первое, что Гарри разглядел, была дата – 1 февраля. «Ну что ж, они не врали я пробыл без сознания месяц». Парень решил прояснить ситуацию с уроками и обратился к списку предметов и преподавателей.
На месте учителя Защиты от Темных Сил было три фамилии: «Как и говорил Хмури: Флитвик, Люпин и Дамбльдор, но что это?!»
На доске после названия предмета и преподавателей, было написано еще несколько фамилий:

«Лучшие ученики по этому предмету»:
Эрни Макмиллан
Хана Эббот
Сьюзан Боунс

Вот те раз, стоит уйти Гарри Поттеру и Гриффиндор даже по Защите не может ничем отличиться.
«Наверное, первое место Гриффиндора в соревновании факультетов обеспечила Гермиона своими оценками, а второе Хуффльпуфа – именно оценки по ЗОТС»
Гарри еще некоторое время рассматривал доску объявлений, но не нашел ничего интересного. Номера Пророка не было, а успеваемость учеников и список учителей по остальным предметам ничем не отличался от обычного, ежегодного расклада. Хуффльпуф как всегда первый по гербологии, и вместе с ними Невил, Слизерин тоже как всегда лидирует в Зельях.
Узнав, что Гермиона, как и в прошлом году, староста Гриффиндора, что расклад сил в школе не изменился и, что новых преподавателей нет, Гарри отправился обратно в больничное крыло. По дороге он убрал анти-филчевую стену и вернулся без каких-либо приключений.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:05

10 Глава. Гермиона и Начало учебы.

Дверь больничного крыла, по коридору направо, потом налево, вниз на два пролета по лестнице – дальше не стоит, один из не исследованных проходов в подземелья. Место ночного удивления Филча, опять коридор, главный холл – на доске объявлений опять нет номера Пророка. Дверь в Большой зал.
Гарри прошел весь путь, не задумываясь – на полном автомате. Его мысли были заняты тем, что он придумывал как вести себя с остальными студентами. Ему их дружба была безразлична, но Дамбльдор сказал, что ему нельзя просто жить одному. Директор посоветовал, как можно больше общаться и постараться найти себе новых друзей, не забывая старых, может быть даже найти себе новую девушку. Тогда еще будет шанс вернуть способность переживать и чувствовать.
Дамбльдор сказал, что энергию, израсходованную Гарри, дали те эмоции, которые были у него в памяти. Именно поэтому он так спокойно относится к любому своему воспоминанию – эти воспоминания для него теперь как чужие, он не чувствует себя их частью, а просто знает, что было вот так и все. Встречался Гарри Поттер с Джинни Уизли и любил, слышал голоса родителей и боялся, летал на метле и радовался чувству свободы, но теперь это просто воспоминания – не яркие, бесцветные, как плохо сохранившийся магловский фильм, который, к тому же, не имеет к Гарри никакого отношения.
Но в то же время Дамбльдор уверял, что Гарри сможет накопить новых эмоционально окрашенных воспоминаний. Сложность только в том, что сейчас для Гарри не интересно жить и все, что с ним происходит для него как будто данное. Он внутренне не воспринимает свою жизнь. И здесь ему может помочь только жизнь полная ярких впечатлений, радости, веселья, любви – горя, скорби и ненависти. Ему необходимо восстановить человеческое отношение к жизни.
Директор посоветовал не тянуть с началом занятий АД. И обратить особое внимание на учеников Хуффльпуфа. Оказывается, Вольдеморт не остался доволен поражением пожирателей в Гриммаунд Плейс и за его недовольство поплатились жизнями очень многие люди. В том числе погибли родители и близкие многих учеников:
Родители Ханы Эббот помогали Аврорам на месте сражения в Гриммаунд Плейс, когда Вольдеморт решил прилететь посмотреть, что произошло – в живых не осталось никого из трех бригад волшебников, разбиравших завалы и двух кольдульонов Авроров. Там же погибли родители еще троих ребят из Равенкло и одного второкурсника Гриффиндора.
Отец Сьюзан Боунс погиб вместе с бабушкой Невилла Лонгботтома в магическом питомнике, где мужчина работал, а старая женщина приходила полюбоваться на новый вид какого-то растения – пожиратели напали на питомник и убили всех, кто там был.
Подобные инциденты произошли во многих уголках страны. Волшебники, испугавшись, делали все возможное, что бы защититься. Многие покидали страну, другие пытались отдать детей в Хогварц раньше времени. Директору пришлось организовать в Хогсмиде что-то наподобие магловского детского сада, дети жили там с родителями или одни. Они в любой момент могли перебраться в Хогварц через подземный ход. Был использован коридор под Дракучей ивой, только выход переместили к домику Хагрида.
Министерство магии осталось без многих сотрудников и очень плохо справлялось с ситуацией. Фадж для подтверждения своего положения провел показательные заседания по делам погибших от рук Гарри пожирателей. Они все уже посмертно были приговорены к поцелую дементора и пожизненному заточению в Азкабане. На самом же деле министерство почти ничего не делало, Авроров осталось в три раза меньше, чем было, а оставшиеся с большим удовольствие выезжали по вызовам, подобным тому, что описывала Тонкс еще в «Норе», никто не жаждал сражаться с превосходящими силами пожирателей.
Семейство Уизли в полном составе, включая Перси одумавшегося и прощенного, очень плохо пережили смерть Рона и Джинни. Билл и Чарли работают по заданиям Ордена, Перси и мистер Уизли пытаются как-то влиять на поведение министерства магии. А Молли теперь перебралась жить в Хогсмид и помогает детишкам в «Детском саду».

Гарри постоял немного перед дверями в Большой зал и, так и не приняв решение, толкнул одну створку.
В зале было довольно много народу, студенты завтракали и собирались на первый после выходных урок. Несмотря на то, что двери не скрипели, и Гарри появился в зале ничем, не выделившись, все головы, почти сразу повернулись к нему. Кто-то заметил вошедшего студента, кто-то разглядел в нем Гарри Поттера – известие тут же разнеслось по большому залу. Студенты замолчали, многие повставали со своих мест, что бы лучше видеть.
Тишину нарушили хлопки со стороны учительского стола. Дамбльдор, а сразу за ним и профессор МакГонагл поднялись со своих мест и аплодировали Гарри. К ним сразу подключились столы Гриффиндора и Равенкло, потом шквал аплодисментов стал просто оглушительным, аплодировали все кроме, конечно же, факультета Слизерин и их декана.
Кто-то выкрикивал слова, вроде: «Мы победим», «Поттер с нами» и тому подобное. Профессор Флитвик, правильно расценив свой рост и шансы остаться незамеченным и бесполезным, не стал вставать, а аплодировал сидя.
Гарри немного смутился, он ни как не ожидал такого приема, он вообще забыл подумать, как примут его студенты. Единственный о чьем поведении он думал – была Гермиона.
Он успокоился и прошел на свое место. Но уже стоя около стола Гриффиндора, Гарри решил не оставлять без ответа, оказанное ему внимание.
Взмах палочкой и гербы трех факультетов из четырех, висящих над учительским столом опоясали черные траурные ленты. Многие обратили на это внимание и сразу перестали радоваться и хлопать, но, в общем, шум стих постепенно.
- Что, Поттер, самый умный! – Малфой сидел за столом Слизерина через проход от Гарри. Он сделал ленивый жест палочкой в направлении герба своего факультета, но ничего не произошло. Драко поморщился, встал и повторил то же самое заклинание – герб Слизерина опоясала такая же черная лента, что была по воле Гарри на всех остальных гербах.
Тут же из палочки Гарри вырвался красноватый огонек, и герб Слизерина вспыхнул. В зале восстановилась тишина, которой не было и в первые секунды после появления Гарри.
- Пятьдесят очков с Гриффиндора.
Профессор Снейп поднялся со своего места. Он подошел к Драко, не подвижно лежащему на полу.
- Фините инкантатем! – никакого эффекта.
- Энервей! – тоже.
- Поттер, что вы с ним сделали? – профессор явно был в шоке. Он сохранял самообладание, но его состояние выдавало хотя бы то, что он даже не назначил Гарри взыскания.
- Он напал на меня.
А это действительно было так. Сразу как Гарри подпалил герб Слизерина, Драко попытался произнести какое-то заклинание, но, озвучив не более первого слога, оказался обездвиженным на полу.
- Я не спрашиваю, что сделал он. Я спрашиваю, что за заклинание ты к нему применил?
- Петрификус Тоталус.
- Ты, что меня за идиота считашь. Петрификус Тоталус ликвидируется даже Лонгботтомом за долю сеунды. – профессор шептал, он еле сдерживался от желания схватить Гарри за шкирку и встряхнуть, как следует.
- Авада Статик Петрификус Тоталус. – Ответив Снейпу на все вопросы, Гарри сел за стол и огляделся по сторонам – многие студенты смотрели на него.
«Интересно, я не переиграл? Очень расстроенный смертью друзей парень получился какой-то слишком агрессивный»
- Молодец Гарри! – шепнул, сидящий напортив Симус.
- Да! Здорово ты его. – уже громче сказал Колин Криви, оказавшийся сидящим справа.
Гарри пропустил это мимо ушей, он вдруг вспомнил о Гермионе и нашел ее глазами. Девушка сидела на месте старосты. В ее взгляде сквозило удивление, но оно лишь немного проглядывало через огромный слой печали и отчаянья. Когда Гарри встретился с ней взглядом – Гермиона опустила голову.
«Ну, нет, так дело не пойдет, и почему Дамбльдор не сказал в каком она состоянии»
Гарри резко поднялся из-за стола и пошел к девушке, она обернулась и опять встретилась с ним взглядом. Гарри почувствовал огромную печаль – он не просто видел эту печаль во взгляде своей лучшей подруги, он ощущал ее всем своим телом. Девушка поднялась со своего места и медленно, как будто нехотя обняла Гарри. Он сам чувствовал – она хотела его обнять, очень хотела – но боялась, что когда она попытается это сделать, видение исчезнет.
- Герми, не бойся, я не исчезну. Теперь все будет хорошо.
Это не было объятие влюбленных, но и не было объятие друзей. Девушка просто висела на юноше, ища опору, и утешение, ища защиту. Как маленькие дети, увидев что-то страшное, бросаются на шею родителям и плачут, уткнувшись в плечо сильного, «большого» человека, который уж точно сможет их защитить от любой опасности.
И Гермиона, действительно разрыдалась.
«Она поверила» - кажется, Гарри это обрадовало. Или может быть, просто ему стало ее жалко. – «Но ведь, это тоже чувство. Спасибо Гермиона. Спасибо, что ты не умерла»
Мальчик-который-выжил оказался в весьма не простом положении, у него на шее рыдала девушка, а половина зала смотрела на них как на новогоднее шоу.
«Ну, что ж, зря я, что ли магии учился»
- Вингардиум Левиоза, - указал Гарри себе под ноги, крепко прижав к себе Гермиону, - Инверс Ассио Дверь.
«Кажется, можно было и не называть дверь – просто указать. Так короче» - мысли, ни как не могли сосредоточится на происходящем. Все-таки слишком слабо Гарри трогало поведение Гермионы или тем более все остальное.

* * *
- Ну ладно, Герми, успокойся. Я здесь, все будет хорошо, я больше никому не позволю тебя обидеть. – Гарри гладил по голове, все еще всхлипывающую девушку, которая сидела у него на коленях.
- Да, Гарри. Хорошо, я сейчас успокоюсь. – Она вытерла лицо рукой и полезла зачем-то в сумку. Покопавшись там немного, Гермиона выудила листок и дала его Гарри. – Держи, это твое расписание.
Гарри недоуменно посмотрел на этот лист и спрятал его в карман.
- У тебя, кстати, сейчас прорицания. – Гермиона, казалось, успокоилась и теперь опять копалась в сумке.
- А что у тебя? – Гарри совсем не улыбалось идти на прорицания. Без Рона там будет совсем туго. Да и вообще Гарри собирался бросить этот бесполезный предмет.
- У меня сейчас арифмантика, - Гермиона так и не нашла, что искала. – И где я посеяла это зеркало? – Сказала она немного задумчиво, обращаясь совсем не к Гарри.
Но парень решил, что его помощь не будет лишней. Он провел рукой вертикально перед лицом Гермионы, и на том месте появилась отражающая поверхность. Точнее не поверхность, а немного затуманенное облако, в котором отражалась Гермиона. Она благодарно кивнула Гарри и рассмотрела свое лицо.
- А ты не знаешь, заклинания, что бы быстро привести меня в порядок? – она явно не верила в компетентность Гарри в этом вопросе, так как уже достала из сумки салфетку и что-то из разряда «женских штучек», явно магловского происхождения.
- Кажется, знаю, - рука уже занесенная для взмаха палочкой была перехвачена на полпути.
- Кажется, или точно?
- Фарреилд.
- Ух, ты! Красота-то, какая. – Гермиона восхищенно рассматривала свое отражение. Из «зеркала» на мир смотрело очаровательное личико с правильными чертами и красивым носом. Всю красоту в некотором роде – «портило» серьезное, даже сосредоточенное выражение на этом лице, но вот это выражение изменилось на немного растерянное.
- Ты думаешь мне лучше с такой челкой? – Гермиона закусила губу и уже не серьезно или растерянно, а заинтересованно рассматривала свое отражение.
Гарри сразу и не обратил внимания на то, что сделало с Гермионой его заклинание. А оно не только убрало следы слез с ее лица, но еще и изменило прическу. Ранее растрепанные волосы, торчащие во все стороны, теперь были хорошо расчесаны и забраны в не очень строгий пучок на затылке. Только один локон, как будто случайно, выбился из прически и падал на лицо, доставая почти до подбородка.
- Я знаю это заклинание – оно должно было сделать меня такой, какой ты хочешь меня видеть. – Зеркало уже было изничтожено, и все ранее достаное из сумки – убрано обратно. А Гермиона сидела на коленях у Гарри, обняв его за шею для удобства.
- Гермиона, теперь все парни Хогварца твои. – Гарри притянул ее к себе и поцеловал в лоб.
- О нет, Гарри. Прошу тебя, давай останемся просто друзьями – это будет не честно по отношению к Рону и Джинни. – Гермиона говорила испуганно. Она даже попыталась отстранится от Гарри, но что бы не упасть с его коленей ей пришлось наоборот еще сильнее обнять его за плечи.
- Герми, надеюсь, ты действительно так думаешь потому, что это был просто дружеский поцелуй. – «И что меня потянуло ее поцеловать, наверное, после заклинания она стала именно такой девушкой, какая мне нужна» - пойдем лучше на арифмантику.
- Но у тебя сейчас прорицания, – тем не менее, она спрыгнула с коленей Гарри и отошла, давая ему место слезть с подоконника. Они все это время сидели на подоконнике, в одном из коридоров первого этажа.
- Я больше не пойду на прорицания. – Гарри тоже слез и оправил мантию, - Ты не будешь против, если я буду ходить на уроки по твоему расписанию?
- Нет, конечно, я не против, но ты уверен, что выдержишь мою программу? У меня кроме арифмантики еще и руны. А ты наверняка запишешься к Дамбльдору в дуэльный клуб, тебе просто не будет хватать времени на домашние задания.
- Не бойся. Я уже знаю программу по всем предметам. А Дамбльдор действительно уже говорил мне про дуэльный клуб – он сказал, что из-за дел Ордена у него самого совсем не хватает на это времени, и попросил меня вести эти занятия.
- Ну, дуэльный клуб ладно, я помню, как ты гонял нас летом, - ее лицо потемнело при воспоминании о Роне и Джинни, - но вот теоретически знания – не верю.
- А ты спроси меня про что-нибудь.
- Хорошо, что такое Вектор заклинания? – Гермиона приняла абсолютно серьезный вид, но Гарри это почему-то рассмешило. И девушка тоже рассмеялась.
- Вот, пытаешься отсмеяться, а говорил, что знаешь.
- Да нет, я не поэтому смеюсь. А Вектор заклинания – это же еще пятый класс. – Гарри принял комически-серьезный вид, копируя Гермиону, - Вектор заклинания определяет силу и направление заклинания относительно энергетического поля земли. Расширенный Вектор заклинания так же учитывает фазу Луны, и расстояние до Солнца в конкретный момент времени.
Гермиона была если не поражена, то, по крайней мере, озадачена.
- Ладно, пойдем в Большой зал, МакГонагл еще должна быть там. Нужно что бы она внесла меня в расписание.
Гарри взял Гермиону за руку и направился по коридору в сторону Большого зала.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:07

11 Глава. Армия Дамбльдора и Сьюзан Боунс.

1 Часть

Прошла целая неделя со дня выхода Гарри из больничного крыла. Он влился в учебный процесс, наладил отношения с Гермионой и другими одноклассниками. Так же он по совету Дамбльдора подружился с несколькими Хуффльпуфцами – эти открытые простые ребята, обладали своей привлекательностью, они очень понравились Гарри и как люди, и как начинающие маги. Особенно выделялись две девушки: Сьюзан и Хана.
С того дня как пришло известие о гибели их родителей, они были практически неразлучны. Тогда Драко Малфой, в первые дни ходивший растерянным из-за смерти отца, обрел «почву под ногами» и развернул широкомасштабную травлю маглорожденных. Правда, Сьюзан и Хана не были маглорожденными, но они были жертвами зверствований Вольдеморта и были его противниками. Не понятно, по каким причинам в действия Малфоя не вмешивался директор, но если он о них знал, то, скорее всего, ожидал именно того, что произошло.
А произошло вот, что: шестиклассники и пятиклассники Хуффльпуфа и Равенкло, особенно сильно подвергавшиеся нападкам Малфоя, резко подтянулись по ЗОТС (это Гарри отметил еще по доске объявлений) и однажды, подсторожив Малфоя, сделали ему предупреждение на том языке, на котором он привык общаться с ними. Слизеринский принц, после того как «понял», что именно хотели до него донести ребята, отправился в больничное крыло вместе со своими телохранителями и вышел от туда как раз перед выздоровлением Гарри (мог бы и не выходить, Гарри своим заклинанием обездвижил его еще на неделю).
В той операции по уничтожению паразитов организующую роль играли как раз Сьюзан и Хана. Их же Гарри встретил на первом занятии Дуэльного клуба. Он тогда принимал от Дамбльдора бразды правления, и девушки показали себя очень хорошо. Как для себя отметил Гарри, они много знают, но бояться применять свои знания на практике.
Среди других важных событий в становлении нормальной жизни, можно отметить нервный срыв профессора Снейпа. Дело в том, что Снейп, самостоятельно передав Гарри все свои знания при помощи «Метального обучения», не верил в то, что Гарри все эти знания воспринял. Он на первом же занятии по зельям начал придираться к Гарри, спрашивал по всем разделам зелий, начиная безоаровым камнем и заканчивая сильнейшими запрещенными к использованию, приготовлению и изучению зельями. Когда же Гарри ответил на все заданные вопросы, профессор явно сорвался – он выгнал всех из класса и снял с Гриффиндора сто баллов за доведения преподавателя до бешенства.
Этот инцидент не остался в тайне, ни от кого и справедливая профессор МакГонагл восстановила Гриффиндору сто баллов и еще пол сотни накинула за показанный Гарри пример трансфигурации двоих людей в одного дракона и превращения одного паука в одного же дементора. Дамбльдор тоже поступил справедливо – за обедом он заставил профессора Снейпа извиниться перед Гриффиндором (уж извиниться перед Гарри его заставить было невозможно) и отменить снятие ста баллов. Таким образом, Гриффиндор за один день приобрел почти двести пятьдесят баллов, так как МакГонагл и не подумала отменять начисленные ею баллы, а у Гарри еще были занятия в тот день и на этих занятиях кроме него присутствовали и другие гриффиндорцы – Гермиона, например.
В общем, дела налаживались, и Гарри иногда забывая, что ему все пофиг, радовался жизни. Он поговорил с Гермионой и Невиллом, они вместе решили организовать первое собрание Армии Дамбльдора. И откорректировав список участников, раздали всем пригласительные галеоны с известной надписью.
Собрание решили провести в воскресенье во время похода студентов в Хогсмид (не смотря на нападения Вольдеморта, Дамбльдор не стал отменять эти походы – студенты были ему благодарны). С теми, кто состоял в прошлом году в АД, проблем не возникло, остальным избранным – все объяснили, и промахов не получилось. Для приличия Гарри «пригасил в Хогсмид» неразлучных Сьюзан и Хану, а Невилл пригласил Луну Лавгуд. Но вот чего никто не ждал, так это того, что Джастин Финчфлечли пригласит Гермиону.
Собрание должно было начаться в три часа дня в комнате желаний. И уже в два можно было видеть несколько парочек, прохаживающихся в весьма не популярном ранее для свиданий месте.
Гарри в час зашел за своими девушками в гостиную Хуффльпуфа. Это никакого переполоха не вызвало, так как Гарри за неделю установил хорошие отношения не только с уже упомянутыми людьми, но и вообще с половиной факультета старше четвертого курса. Он предложил Сьюзан и Хане прогуляться вокруг озера до начала собрания.
- Это не вызовет подозрений, а до трех мы как раз обойдем озеро кругом и вернемся в замок.
Девушки были не против и все трое прекрасно провели полтора часа, гуляя у озера и беседуя на всевозможные темы. Девушки несколько раз пытались заговорить о проблемах магического мира и о роли Гарри в решении этих проблем. Но сам Гарри не хотел говорить ни о чем серьезном и важном, отнекиваясь тем, что все расскажет на собрании.
На самом деле он знал, что девушки не очень хорошо отнесутся к известию о том, что Гарри косвенно является причиной гибели родителей одной из них. Да и отца второй тоже. Им не было известно, что Гарри сражался и победил полсотни пожирателей смерти. Они, конечно, не знали и о том, какими знаниями обладал их будущий учитель.
«Вот сейчас бы пригодилась помощь Фламеля. Жалко, что я тогда умер – жил бы себе сейчас припеваючи с опытным советником в голове»

* * *
Когда трое ребят ровно в три часа открыли комнату желаний, их глазам предстал небольшой малговский спортивный зал. Видимо, тот, кто пришел первым еще с детства хорошо запомнил именно такой зал и решил, что подобное помещение будет пригодно для тренировок. У стен, однако, стояло несколько книжных полок более чем магического вида – скорее всего, первой сюда пришла Гермиона.
В зале уже собрались все приглашенные, среди которых были представители трех факультетов возраста пятого шестого курса. Было и одно исключение – Колин Криви уговорил Гарри (точнее он уговорил Гермиону, а та уже Гарри) взять в АД его брата.
Денис учился на третьем курсе и показывал по Защите и Заклинаниям (главные для членов АД предметы) не плохие результаты. Гарри специально поговорил о нем с Флитвиком – преподаватели, конечно, не должны были вмешиваться в деятельность АД, но почему бы не ответить Гарри на пару вопросов об одном из студентов и не пообещать спрашивать с этого студента на занятиях по полной программе. Гарри тогда поставил перед Денисом жесткие условия – «Великолепно» по ЗОТС, Заклинаниям, Трансфигурации и… Зельям иначе пригрозил выгнать из АД и стереть память. Колин пообещал помочь брату в учебе, и Денису был вручен почетный галеон.
Таким образом, в состав Армии Дамбльдора второго созыва вошли следующие люди:

Гарри Поттер – Гриффиндор
Гермиона Грейнджер – Гриффиндор
Невилл Лонгботтом - Гриффиндор
Колин Криви – Гриффиндор
Денис Криви – Гриффиндор
Сьюзан Боунс – Хуффльпуф
Хана Эббот – Хуффльпуф
Эрни Макмиллан – Равенкло
Джастин Финчфлечли – Хуффльпуф
Луна Лавгуд – Равенкло

Больше Гарри и Гермиона решили никого не приглашать.
- Нас будет ровно десять, это хорошо. Четное число значит, у каждого будет пара и на занятиях и в будущем, если придется сражаться. – Сказал Гарри тем самым, утверждая список окончательно.
- Можно было бы взять кое-кого с седьмого курса, – Гермиона хотела взять, в том числе Чоу Чанг, но против этого Гарри восстал однозначно. Он сам не мог объяснить себе, почему не хочет этого, только радовался очередному проявлению чувств. Объяснять же Гермионе вообще не пришлось:
- Хмури сказал семикурсников не брать!

Ребята переговаривались между собой, но при появлении Гарри быстро затихли и обратили все внимание на него. Сам Гарри прошел в центр зала, он взмахом палочки создал десяток стульев, расставленных полукругом, и предложил всем сесть.
- Сегодня нам нужно решить организационные вопросы, а так же рассмотреть наши цели и задачи. – Весьма официально начал он.
- А ты научишь нас тому заклинанию, что применил к Малфою? – выкрикнул Денис Криви.
- Денис, обрати внимание, что только ты догадался что-то выкрикивать тогда, как все остальные сидят и ждут, когда спросят их мнения. Подумай об этом. А на счет того заклинания – это будет одна из первых тем после повторения уже известных нам заклинаний. – Гарри внутренне порадовался за Дениса и пожалел Колина, которому вечером достанется за брата от Гермионы. Но эти чувства были поверхностны – он их почти не заметил и продолжил говорить.
- Мы с Гермионой подготовили список членов Армии Дамбльдора и заколдовали его как в прошлом году.
- Но ведь Амбридж больше нет, кого мы боимся? – спокойно спросила Хана, расценив Гарину паузу как возможность задать вопрос.
- Ты права Амбридж в этом году нам не помеха и преподаватели в курсе наших занятий. Кстати, будьте готовы к тому, что вас всех будут больше спрашивать на Защите и ЗОТС. Но, тем не менее, мы должны сохранять секретность от остальных учеников – никто не должен узнать о наших занятиях, помните об этом.
Гарри опять немного подождал, но вопросов больше не последовало и он начал рассказывать о планах на будущее, об Ордене Феникса и о программе их занятий.

- Таким образом, мы не должны никому рассказывать об АД чтобы, об этом не узнал Тот-кого-нельзя-назывывать? – спросил Эрни, когда Гарри рассказал о планах Ордена, связанных с Армией Дамбльдора.
- Да Эрни в одном ты прав – многие Слизеринцы будут рады получить такую информацию. А вот в другом одном ошибся – Вольдеморта можно называть по имени и даже нужно – я буду от вас этого требовать.
Все сразу начали перешептываться, это делать было не очень удобно из-за расположения стульев, на которых ребята сидели. Поэтому перешептывания быстро превратились в живую дискуссию на тему имен и названий.
- Вы уже должны знать, но я вам напомню: настоящее имя Вольдеморта – Том Ярволо Реддль, его отец был маглом, а мать ведьмой. Сам он воспитывался в магловском приюте потому, что отец бросил его мать, когда узнал, что она ведьма, а сама мать умерла при родах. Позже когда Вольдеморт уже закончил Хогварц – он убил своего отца. После этого он отправился путешествовать по всему миру. Он много где был и везде изучал черную магию. На данный момент он представляет собой жалкое зрелище (Гарри старательно врал или просто выдумывал, что бы поднять боевой дух ребят – ему уже начало нравиться командовать и чувствовать себя главным). Представьте себе – вытянутое безносое лицо, красные глаза без век, отсутствующие губы, да еще шипит как змея – ну чисто рыба змеиной породы.
Гермиона и Невилл, знающие, что Гарри говорит не совсем правду, молчали, а остальные сидели сведенные с толку, но после описания внешности Лорда не сдержали несколько смешков.
- Надеюсь, эта тема закрыта. Если вы не в состоянии назвать нашего противника по имени, то будьте добры, вообще никак его не называть. Но это тоже не выход. – Подвел итог разбирательства Гарри, - Значит, вы поняли, что наши занятия теперь не просто – дополнительные курсы ЗОТС, как в прошлом году. Теперь это подготовка к серьезной борьбе с Вольдемортом.
Никто не вздрогнул при очередном упоминании имени Лорда, но все затихли и перестали обсуждать полученную информацию между собой, внимательно слушая Гарри.
- Я этим летом специально обучался магии у Дамбльдора и Аластора Хмури, что бы теперь мог обучать вас.
- Дамбльдор сам занимался с тобой!? Ты видно, добился больших успехов, раз он назначил тебя вести Дуэльный клуб. – С завистью сказал Колин.
- Да, ты прав, Колин. Кстати, дуэльный клуб для всех присутствующих посещать обязательно – там мы будем отрабатывать разученные здесь приемы и заклинания.
- Зачем там, мы можем и здесь все отработать? - не понял Денис.
- Здесь у каждого из нас будет не более девяти различных противников и скоро каждый запомнит тактику всех остальных. А что бы серьезно быть готовым к сражению, нужно уметь реагировать на любые неожиданности. В Дуэльном клубе я буду ставить вас в нужные пары, давая каждому попробовать себя и с сильным противником и со слабым. Тем более и времени у нас здесь не так много – всем нужно заниматься еще и уроками.
- А когда именно мы будем встречаться? – Спросила Сьюзан.
- Дата следующего собрания будет появляться на вашем галеоне, а вообще наши занятия будут проходить каждое воскресенье. Если что-то изменится, ваш галеон даст об этом знать.

За разговорами и обсуждениями прошло много времени, студенты уже начали зевать, а Гермиона с ужасом обнаружила, что на часах уже почти девять.
- Так все, быстро собираемся и расходимся. – Скомандовала староста Гриффиндора.
- Если видите Филча, показываете ему язык и убегаете, пока он сослепу разглядывает, кто перед ним стоит. – Давал наставления Гарри, - а если Снейп, то дело серьезнее, но все равно не бойтесь – если он и снимет с вас баллы – Дамбльдор их быстро восстановит на Защите. Так своим старостам и скажите.
Несколько человек рассмеялись, как будто Гарри пошутил.
- Вы чего? – Смутился он впервые за свои сознательные после потери эмоций семь дней.
- Гарри, старосты всех трех факультетов стоят перед тобой – так, что выговоры нам не грозят. – Сказала, отсмеявшись Сьюзан, - Ты не мог бы проводить меня до гостиной факультета? – девушка сразу изменилась – было видно, что эта фраза отнюдь не случайно у нее вырвалась.
- Могу, конечно, а Хана с нами не идет? – Гарри не мало удивился.
«Я, конечно, понимаю – герой и все такое, но всегда такая застенчивая, робкая и вдруг – «проводи». Да! Смерть близких меняет людей. Но с другой стороны мне то, что плохо, что ли – девушка красивая, если выгорит – я только в выигрыше»
- Мне нужно поговорить, с Джастином – он меня проводит. – Хана, несомненно, была в курсе и, сказав свою реплику, потащила, немного упирающегося и посматривающего в сторону Гермионы, Джастина к выходу из зала.
Гарри осмотрелся:
«Так, Невилл проводит Луну, Гермиона дойдет с братьями Криви – остальные сами доберутся. Черт, и о чем я сейчас буду говорить со Сьюзан? Хотя, если она сделала первый шаг, то может быть, она и дальше продумала свое поведение. В таком случае мне нужно только вставлять правильные реплики и все будет ОК»


2 Часть

Но Сьюзан, похоже, не продумывала свое поведение дальше просьбы проводить ее до гостиной. Они вместе последними вышли из комнаты желаний и молча шли по коридорам Хогварца. Картины мирно посапывали, а факелы на их появление не реагировали, хотя, вообще то должны бы были загораться. Но двоих подростков это не волновало. Гарри не мог бы сказать, о чем думала Сьюзан…
«Почему это не мог бы? Я вообще то, могу! – Но не буду. Мне бы самому решить, что с ней делать. Секс – это было бы хорошо, но просто ее использовать я не хочу, а начать с ней встречаться – мне таких проблем сейчас не нужно»
Из размышлений Гарри вывели странные звуки впереди по коридору. Они как раз проходили по первому этажу, до гостиной Хуффльпуфа оставалось только подняться по лестнице, но в коридоре появился Пивз.
Гарри среагировал быстро, он обнял девушку одной рукой, а другой достал палочку. Прижаться к стене и произнести заклинание, было делом нескольких секунд.
- Иллюзорус!
Пивз не обращая особого внимания, на какие-то доспехи, стоящие на месте, где их раньше не было, подлетел к одному из портретов на противоположной стене и начал старательно обмазывать раму картины каким-то зеленым раствором.
- Гарри, - прошептала девушка.
Она была сантиметров на десять ниже парня и стояла, положив голову ему на плечо. Не то, что бы ей так захотелось, просто это было самое удобное для ее головы положение – Гарри, сам того не замечая, очень сильно прижимал ее к себе. Нужно сказать, ей это нравилось и она хотела бы, что бы Пивз занимался своими пакостями в этом коридоре еще как можно дольше.
Гарри же, после обращения к нему, отвлекся от созерцания Пивза и немного ослабил свои объятия. Не смотря на это, расстояние между телами молодых людей не увеличилось. Сьюзан всем телом прильнула к Гарри, ее груди и живот касаниями через одежду начали его возбуждать. Мужской орган, как по команде, поднялся в боевое положение, девушка просто не могла этого не заметить.
«Она или очень хорошо держит себя в руках, или испугана. А может быть растерянна… Пофиг, короче Пивзу пора»
- Да, Сьюзан.
- Это было заклинание иллюзии? Нам придется тут стоять все время, пока Пивз не улетит? – Сьюзан продолжала шептать, уткнувшись Гарри в плечо. Если она и правильно поняла движения гарриного тела внизу живота, то ее отношение к этому было положительным.
Парень уже хотел что-то ответить, но в этот момент Пивз издал победный клич и понесся по коридору дальше. Необходимость стоять, прижавшись, друг к другу около стены отпала, и молодые люди нехотя изменили свое положение.
- Сьюзан!
Девушка посмотрела Гарри в глаза.
- Если ты не замерзла (был только октябрь, но не забывайте про холодные ветра Хогарцких коридоров), мы могли бы пойти погулять у ночного озера.
- Днем мы там уже были.
- Уверяю тебя, ночью там намного интереснее. – Гарри, зная, что ответ будет положительным, взял девушку под руку и повел мимо поворота к Хуффльпуфской гостиной к выходу из замка.
Они без приключений смогли выйти из замка на улицу и, обнявшись (Сьюзан, действительно, было немного прохладно), медленным шагом направились к озеру.

* * *
- Ты был прав, озеро ночью очень красиво. – Сьюзан шла рядом с Гарри по берегу озера и разглядывала поверхность воды. Ей очень хотелось увидеть кальмара, точнее лучше бы не кальмара, а что-то другое потому, что в Хогварце ходили слухи, что кальмар на самом деле – водный гриндиллоу и, что ночью он иногда выходит на поверхность в других обличиях.
- Не только озеро. Около Хогварца вообще очень красивые места, в том числе и в Запретном лесу – жаль только там еще и жутко. – Гарри вздохнул, вспоминая свои многочисленные приключения.
- А мы могли бы пойти в Запретный лес? – Сьюзан остановилась и смотрела Гарри в глаза.
- Я не знаю, мы-то могли бы, только, что там сейчас делать? – «Вот спал бы себе уже давно, а так что бы выспаться придется пользоваться заклинанием возврата времени – и что бы я делал без черной магии»
- Ну, ты сказал, что там есть красивые места, а я давно мечтала побывать в Запретном лесу.
- Мы, возможно, пойдем туда, все вместе на одном из занятий АД, мне нужно будет показать вам обитателей леса.
Сьюзан сразу сникла и, отпустив гаррину руку, очень медленно пошла вперед. Она явно обиделась на Гарри за эти слова.
«Эх, любишь кататься – люби и саночки возить»
- Сьюзан, постой! Прости меня. Если ты хочешь пойти в Запретный лес, то мы, конечно, пойдем. Просто я не хотел бы подвергать тебя излишней опасности. – Гарри догнал девушку и обнял ее сзади.
«А когда-то я так обнимал Джинни»
Сьюзан расслабилась в его руках, чем заставила парня обнять себя крепче. Гарри, не долго думая, наколдовал одеяло и вместе с девушкой опустился на него.
- Ой, Гарри! Что ты делаешь? – Сьюзан немного отодвинулась от него и выглядела испуганной.
«Ага, саночки возить придется долго»
- Я подумал – ты устала. И решил, что мы могли бы посидеть, полюбоваться озером, а потом вернуться в замок.
Девушка успокоилась и хотела уже лечь и положить голову Гарри на колени, но вдруг вскочила, передумав.
- Я не устала, Гарри, и поэтому мы пойдем в Запретный лес. – Ее глаза горели решительностью, а руки она сложила на груди и пальчиками нервно теребила мантию.
- Хорошо, хорошо, только учти – там сейчас опасно и …
- С тобой, я ничего не боюсь!
«Как сказал бы Фламель – «действуй проверенными методами». На данный момент комплименты уже не помогут – придется исполнить ее просьбу. Но если мы встретим профессора Люпина, будет совсем не до красот ночного леса»
Гарри и Сьюзан выбрали для своей прогулки самое, что ни на есть полнолуние, а Люпин в последнее время поссорился со Снейпом – тот настаивал на использовании новейшей модификации анти-ликантропного зелья, а Люпин не хотел его принимать из-за побочных эффектов. В результате таких разногласий, Люпин в это полнолуние решил вообще не принимать зелье и побегать в полнолуние по Запретному лесу – прохода под Дракучей ивой больше не было, а в лесу, вряд ли кто-то мог появиться.
Гарри убрал созданное всего минуту назад одеяло, взял Сьюзан под руку и направился с ней к границе Запретного леса.
- В лес войдем около хижины Хагрида – там есть тропа, а если идти по ней, мы как раз сможем выйти на одну из красивых полян.
«Придется поколдовать, что бы первая попавшаяся поляна оказалась красивой и что бы нас не заметили кентавры»

Но планам Сьюзан и Гарри не суждено было сбыться. Около самой хижины Хагрида Гарри сначала заметил какое-то движение, а затем и услышал. Впереди ребят неожиданно вырос лесник со своим арбалетом наперевес.
- Эй, вы! Кто тут шляется по ночам? – голос звучал грозно и сердито.
- Хагрид, это я – Гарри.
- А, Гарри, привет! А я тут, это, вот выход из приюта сторожу. А то Люпин-то сегодня по лесу гуляет, а там, в приюте дверь не надежная он может и забрести на дурную голову. Волк-то его ничего не соображает. А ты тут с кем это? – Хагрид говорил быстро и, почти не запинаясь, – общение с мадам Максим пошло ему на пользу.
- Да я тут с девушкой – это Сьюзан Боунс из Хуффльпуфа, мы хотели пойти по лесу погулять.
- А, ну если так, то ладно. Тебе-то, Гарри, там бояться, конечно, нечего. Хотя, я бы все равно - это… не советовал бы вам туда ночью соваться.
- Как это Гарри нечего там бояться. – Сьюзан испугалась, когда Хагрид сказал про Люпина, - Я не знала, что профессор Люпин, когда превращается, гуляет на свободе по Запретному лесу.
«Урря, урря – мы пойдем, поспим. Хм, и чего это я так развеселился»
- Гарри, давай сходим в лес в другой раз!
- Хорошо, тогда сейчас пойдем в замок – уже поздно и завтра на занятия. – Гарри на всякий случай немного отошел от Сьюзан, что бы не шокировать Хагрида.
- Хагрид, мы сегодня не пойдем в лес, а ты, если встретишь Люпина, уж сразу-то в него не стреляй.
- Конечно, не буду. У меня – это, инструкции от профессора Дамбльдора есть, как его отогнать.

Таким образом, поход в Запретный лес не состоялся, а Гарри и Сьюзан вернулись в Хограрц. Прощаясь с девушкой около гостиной Хуффльпуфа, Гарри после долгих колебаний (мысленных), все-таки поцеловал ее в щеку и пожелал спокойной ночи. До гостиной Гриффиндора он добрался без приключений.
- Гарри! – В кресле около камина в гостиной Гриффиндора кто-то сидел. Судя по голосу – это была Гермиона.
«Волнуется за меня, однако»
- Да Герми. – Парень подошел к креслу и присел перед ним, положив руки на подогнутые колени Гермионы.
- Ты где был? – сонный взгляд, никак не хотел становиться строгим, как Гермиона не пыталась.
Гарри улыбнулся, а потом встал и взял Гермиону на руки.
- Я провожал Сьюзан до гостиной, а теперь, позволь, провожу тебя спать.
- Эй, мог бы хоть предупредить, я чуть не вскрикнула – могла бы весь факультет перебудить. – Гермиона поудобнее устроилась у парня на руках, обняв его за шею. Выглядело это так, будто Гарри собирался нести ее, как минимум в Большой зал или на Астрономическую башню, а не в спальню старосты, до которой было, пять шагов плюс один подъем по лестнице.
- Ничего. Я бы их быстро усыпил, вздумай они проснуться.
В спальне Гарри положил девушку прямо на кровать и пожелал ей спокойной ночи, а за тем вышел из комнаты и уже без приключений отправился спать.
Ему пришлось применить заклинание локального возврата времени. Это заклинание – по своей сути, не принадлежало ни к черной, ни к белой магии. Но изучали его именно в черной. Гарри использовал специальную модификацию профессора Снейпа. Такое заклинание позволяло человеку лечь спать в любое время и выспаться. Потому, что когда бы он ни проснулся, времени будет именно столько, сколько он скажет в заклинании.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:09

12 Глава. Подноготная Гриффиндора и Дуэльный клуб.

1 Часть

Утро, спокойное осеннее солнце светит над запретным лесом, в котором уже видны желтые и даже красные пятна. Лес, какой бы волшебный он ни был, в любом случае подвержен осени.
«Интересно, а хватит у меня силы заколдовать Запретный лес так, что бы все деревья в нем никогда не сбрасывали листву и были зелеными как летом?»
- «Думаю, пока не хватит, да и сам ты не сможешь разработать такое заклинание»
- «Как это не смогу? Я теперь много чего могу»
- «Гарри, ты получил огромную кучу знаний, но вот мозги у тебя остались свои. Даже зная похожие заклинания, нужно еще хорошо разбираться в арифмантике, что бы составить такое заклинание, какое тебе нужно»
- «Да, тут не обойдешься без Гермионы»
- «Я очень рад, что ты это понял»
- «Кстати, профессор Дамбльдор, вы хотели о чем-то со мной поговорить?»
Конечно, это не мог быть кто-то еще кроме Дамбльдора. Фламель – мертв окончательно, возможность, что кто-то вдруг таким же образом залез в мозги Гари – очень мала, а связаться мысленно на расстоянии да еще в Хогварце, пропитанном тысячелетней магией, под силу далеко не каждому волшебнику.
- «Да, Гарри, ты прав. Мне нужно с тобой поговорить еще раз о том, чему ты будешь учить ребят в клубе Дуэлянтов»
- «Я вас слушаю, директор. Только я думал, что мы уже все решили»
- «Тогда повтори, что бы и я был в этом уверен»
- «Я учу их основным боевым заклинаниям защиты и нападения, а так же тактике и правилам магических дуэлей»
- «Все правильно, и никакой черной магии. Запомни, Гарри, я могу позволить тебе пользоваться черной магией потому, что у тебя нет выбора и тебе она ничего не сделает, но если ты начнешь учить черной магии других ребят – на них это окажет ярко выраженный негативный эффект. Да и министерство меня не поймет»
- «Я понимаю. Просто всего одно или два заклинания защиты – если ребятам придется столкнуться с пожирателями, они смогут их и удивить и дать им достойный отпор»
- «Нет, нельзя»
- «Хорошо»
- «Гарри, я надеялся на твое понимание и вижу, что не ошибся – без разрешения ты ничего делать не станешь. На самом деле я связался с тобой, что бы дать тебе подобное разрешение, но только…»
- «Профессор… профессор!»
Гарри почувствовал, что связь оборвалась и проснулся. Да все это время он спал и видел сны, только эти сны показывали то, что хотел видеть сам Гарри, так всегда у сильных волшебников. Они достаточно хорошо контролируют свой мозг, что бы быть в состоянии даже во сне управлять его работой.
«Нужно самому попытаться связаться с Дамбльдором» - Гарри лег поудобнее и закрыл глаза. Стоило ему сосредоточиться, как в сознании появилась четкая картина спальни и прилежащих помещений в виде объемного плана.
«Как тогда в больничном крыле, я так же видел все вокруг. И людей тоже видел. По видимому, мне нужно найти самого Дамбльдора таким образом, что бы потом к нему подключиться»
Гарри «огляделся» и в голову закралась одна маленькая несвоевременная мысль.
«А что если?»
Не в силах сопротивляться животным инстинктам и чисто подростковому интересу, Гарри направил свое внимание в сторону женских спален.
Вот непреодолимая в большинстве случаев лестница…
Секрет лестницы только сейчас пришел Гарри в голову. – «Я же поднимался по ней сегодня, когда нес Гермиону», - лестница, видимо, реагирует на настроение девушек. Если парень пытается пройти в женские спальни без разрешения, то ему туда дорога закрыта. А если его об этом попросила одна из обитательниц «запретной секции», то он свободно может перемещаться по женскому крылу и не бояться съехать вниз по лестнице.
Гарри мысленно остановился в коридоре перед дверью в спальню девушек пятого курса. То есть, он видел и саму эту спальню и еще несколько соседних, но его внимание было сосредоточено именно перед дверью в эту спальню.
«Здесь должна была спать Джинни… хм, кажись мне это мало, что говорит. И так напрягаюсь, что бы не быть бесчувственным козлом целый день так еще и ночью показывать стыд и неудобство, которых не испытываешь – ну уж нет»
Он плюнул на все моральные и другие принципы и «вошел» в комнату.
Тут не было ничего особенно интересного, обычная спальня (много он их видел). На шкафу висит несколько нарядных мантий и на столе валяются какие-то части одежды. Внимание Гарри привлекла одна прикроватная тумбочка, они у девушек были точно такими же, как и у самого Гарри. Только вот на этой тумбочке он увидел скомканные, снятые явно в спешке трусики и лифчик.
«Хранить нижнее белье на прикроватной тумбочке – никогда бы не подумал. Она там, видимо, голая спит»
Но тут его ожидал маленький сюрприз – «посмотрев» на полог кровати повнимательнее, прежде чем проникнуть под него Гарри увидел, что этот самый полог переливается голубыми и оранжевыми энергетическими волнами.
«Классно, я и заклинания могу видеть»
При тщательном анализе – заклинаний оказалось целых два. Одно – это обычное заглушающее заклинание, а второе – интересная смесь, изобретенная, видимо, кем-то из студентов, это заклинание должно было оповестить наложившего его человека, если полог вызовет у кого-то интерес.
«Нужно будет узнать, не близнецы ли Уизли оставили в Гриффиндоре такое наследство. А еще посмотрим, как это заклинание отреагирует на мое вмешательство»
Заклинание отреагировало – из-за полога высунулась сначала чья-то рука, а затем и весь кто-то, явно, не женского пола. Ночным посетителем женской спальни оказался ни кто иной как Колин Криви.
«Вот те на! А молодец парень – все как нужно сделал»
Колин огляделся. Никого не заметив, он поцеловал девушку, лежащую в постели и собрался выйти из комнаты. Девушкой этой оказалась Шенталь Стоун – внучатая племянница профессора МакГонагл (1). Она, не стесняясь своей наготы, игриво обвила парня руками и повалила обратно на постель, там к рукам добавились и ее ноги. Прощальные ласки растягивались, минимум минут на пять.
«Интересно, они после этого вспомнят, что Колин один не сможет покинуть женское крыло?»
Но они об этом вспоминать не собирались, точнее Колин еще минут десять, вообще не вспоминал, что ему пора уходить. Гарри в течение этого времени успел исследовать спящих соседок Шенталь, одна из них оказалась усыпленной – это наталкивало на мысль, что обычно эта девушка спит чутко и, что Шенталь это хорошо известно.
Наконец, парень сумел совладать с озорными конечностями своей подруги и, подхватив какую-то одежду, вышел из комнаты.
«Эге, не вспомнил. Придется мне спасать положение. Нельзя, что бы члены АД попадались на таких пустяках – проведу когда-нибудь специальное занятие только для наших парней… и кто из профессоров (Флитвик, Дамбльдор, Снейп) передал мне вместе со своими знаниями магии еще и свой опыт любовных похождений?»
- «Эй, Колин! Попроси Шенталь проводить тебя, а то прокатишься с горки»
- «Кто, что, чего?» - Колин озирался вокруг, ища своего советчика.
«Ну что ты будешь с этим делать. Ладно, потом при необходимости можно и память стереть»
- «Это Гарри, я с тобой мысленно разговариваю»
- «А, привет, Гарри. Ты типа можешь меня видеть на расстоянии?»
- «Нет, я тебя не вижу, но знаю где ты и знаю, что если ты не попросишь Шенталь проводить тебя до гостиной, то прокатишься с горки»
- «Ничего страшного – зачем ее беспокоить. Я просто аккуратненько скачусь, и никто ничего не узнает»
- «Ага, кроме профессора МакГонагл! У нее специальная, как бы это сказать… ты из семьи маглов – значит поймешь. У нее сигнализация на срабатывание лестницы – она через пару минут здесь будет»
«Похоже, это был профессор Дамбльдор – вряд ли кто из профессоров кроме декана Гриффиндора знает всю подноготную этой лестницы (Ну нет, не МакГонагл – Дамбльдор тоже был когда-то деканом Гриффиндора)»
- «Упс, а как это я сам не догадался. Ладно, спасибо Гарри» - И Колин развернулся в обратном направлении.

«Так, с этим разобрался, теперь нужно связаться с Дамбльдором – он уж заждался, наверное»
- «Нет, Гарри, мне было весело наблюдать за твоими мыслями, а тебе нужно быть внимательнее и блокировать их… вдруг кто узнает, что директор развращает своих студентов», - Гарри очень отчетливо себе представил, как профессор Дамбльдор улыбается в бороду и даже весело смеется, - «кстати, это было абсолютной случайностью. Я просто не удалил некоторые старые мысли из дубльдума и ты их впитал вместе с нашими знаниями»
Гарри на секунду закрыл свой мозг, - «Ага, так я вам и поверил, директор!»

* * *
- Эй, Гарри, давай быстрей, - Гермиона торопила парня все еще жующего свой обед, - мы опоздаем на ЗОТС.
Гарри срочно проглотил не до конца прожеванное мясо и собрался ответить Гермионе, но тут к нему подскочил и чуть не сбил с сидения Денис Криви.
- Гарри, Гарри, - пацан запыхался, проделав путь от учительского стола до места Гарри, за пару секунд, - ты должен мне помочь, профессор МакГонагл не хочет записывать меня в клуб Дуэлянтов – она говорит, что можно только с четвертого курса.
Гарри внимательно посмотрел на Дениса, а потом перевел взгляд на профессора МакГонагл. Декан Гриффиндора смотрела прямо на Гарри и когда встретилась с ним взглядом, помотала головой, подтверждая сказанное Денисом.
«А она, похоже, не в курсе всех дел АД»
- «Профессор, простите!»
- «Гарри, это невежливо прерывать меня во время еды» - Гарри понял, что МакГонагл была удивлена, а не рассержена, она не ожидала, что он уже овладел мысленным общением.
- «Я извиняюсь, но мне нужно, что бы Дениса записали в клуб Дуэлянтов – он состоит в Армии Дамбльдора и очень сильно отстанет ото всех без занятий в клубе, ему и так-то будет сложно из-за его возраста»
- «А почему же ты вообще его взял?» - раньше МакГонагл еще ни разу не обращалась к Гарри на ты, но видимо при мысленном общении она не считала формальности обязательными.
- «Я просто думаю, что когда современный шестой курс выпустится кто-то должен будет организовать в школе новую АД, а Денис имеет очень хорошие шансы многому научиться»
- «Ладно, можешь сказать ему, что он уже в списке. И зайди ко мне после обеда за времяворотом – он может тебе понадобиться и в клубе Дуэлянтов и на занятиях АД»
- «Спасибо профессор, но в случае необходимости я могу воспользоваться локальным возвратом времени»
- «Тебе это под силу!?» - «Сегодня для нее день удивлений»
- «Да профессор, я его уже использовал, когда мне нужно было выспаться»
- «Ты опять нарушаешь правила и гуляешь по ночам?»
- «После занятий АД – позавчера, возникла необходимость сходить к Хагриду, и я там задержался» - Гарри сказал почти правду «Ну был же я у Хагрида»
- «Ну, хорошо Гарри, теперь дай мне спокойно поесть»
Гарри, удовлетворенный разговором с МакГонагл и довольный собой повернулся к ожидающему Денису.
- Иди на уроки, но не забудь в четыре быть здесь – ты уже занесен в список.
- О, спасибо, Гарри, - Денис светился счастьем и гордостью за себя. Гарри даже пришлось ему еще раз напомнить, что пора идти на уроки, иначе он сразу побежал бы хвастаться перед девчонками своего потока (у третьего курса были раздельные уроки, мальчики – полеты, девочки – домоводство).

- Гарри, я тебя жду, - напомнила о своем существовании Гермиона.
Гарри поднялся и, обняв девушку, направился к выходу из зала.
У них с Гермионой установились какие-то не понятные отношения – Гарри мог ее обнять, взять на руки или поцеловать в щеку, лоб, нос, губы – по-дружески, и она не возражала, а даже наоборот поощряла это. Но в то же время они оставались просто друзьями. Гарри специально просмотрел ее мысли на его счет, но запутался где-то на пятом запавшем ей в душу его взгляде и на двадцатом замечании, которое она должна была бы ему сделать, но не высказалась, боясь нарушить их ДРУЖБУ. В общем, проблема в этом была только одна – остальные девушки (точнее все остальные – не только девушки) считали, что они встречаются и в частности отношения со Сьюзан у Гарри не двигались с мертвой точки.
«Блин, но ведь и прошло-то всего три дня, а я уже страдаю, что она меня игнорирует»
В общем Гарри сам не знал, чего и кого хочет и поэтому пускал дело почти на самотек. Вот и сейчас он отметил (почувствовал мысленно) острый тоскующе-непонимающий взгляд из-за стола Хуффльпуфа. Гарри ожидал этого взгляда и поэтому зафиксировал кроме него еще штук двадцать завистливых взглядов, направленных на него и Гермиону с разных концов зала. Но все это внимание он проигнорировал и покинул Большой зал под руку с Гермионой.
- Гарри, у тебя нет с собой сумки с учебниками, - обеспокоено сказала Гермиона, - ты забыл ее в Большом зале?
- Нет, Герми, я оставил ее в своей комнате, перед тем как идти на обед.
- Но ты уже не успеешь в гостиную.
- Мне это и не нужно.
- Хорошо, я одолжу тебе свои запасные пергамент и перо, если Дамбльдор будет что-то диктовать, а если будет только практика тебе ничего и не понадобится.
- Нет, ты не поняла. Я не собираюсь вообще идти на ЗОТС.
- Но ты уже идешь туда.
- Неа, я тебя провожаю. На самом деле я тебе должен был сказать об этом еще в понедельник: Дамбльдор освободил меня от занятий по ЗОТС, что бы я мог подготовиться к занятиям клуба Дуэлянтов. А программу ЗОТС, он говорит, я знаю ни чуть не хуже чем он сам.
- Правда! - они уже пришли и стояли около кабинета Защиты, - ну если Дамбльдор так считает, то ладно. Но я бы на твоем месте все равно ходила.
- Конечно, Герми, - Гарри наклонился и поцеловал девушку в губы. Ему показалось, что она постаралась продлить момент касания их губ и подалась ему навстречу. Молниеносный анализ мыслей показал, что Гермиона просто очень соскучилась по ласкам - «Как это приятно… нужно завести себя парня – я, наверное, жутко смущаю Гарри»
- Ты же у нас отличница и умница. – Он наконец-то отпустил Гермиону и она вошла в кабинет, где уже сидели все остальные студенты и ждали директора.
«Правда, правда – только не вся правда»
Гарри уже не первый раз соврал и оправдал себя тем, что сказал не всю правду. Дамбльдор действительно разрешил ему, а точнее попросил не ходить на ЗОТС некоторое время. Но настоящая причина была в том, что директор будет давать классу элементы высшей белой магии и продолжай Гарри занятия вместе со всеми – выяснилось бы, что он не может эту самую белую магию использовать.
«Подготовить зал я успею минут за десять, а сейчас можно пойти заняться общеполезным делом»
Гарри задумал дублировать свою мантию невидимку. Если бы это получилось, он раздал бы всем членам АД по одной, и они бы могли заниматься по воскресеньям до ночи, а потом спокойно каждый добрался бы до своей гостиной.

-------------------------------
(1) – А-ля «Цена победы» - тырю, что могу из других фиков, обычно помаленьку, надеюсь, никто не обидится. (если кто не читал этот фик – очень советую, он не дописан, но все равно хорош, конечно он NC-17 :)

2 Часть

Гарри вошел в Большой зал – там уже собралось много народу. Он мысленно сравнил это с собранием АД и получилось, что по отношению к размерам Большого зала, студентов тут было столько же, сколько их было в комнате желаний по отношению к ее тогдашним размерам. Он немного опоздал – мантия невидимка вместо дублирования взяла и взорвалась. Гарри ошибся где-то в расчетах и теперь корил себя, что не попросил помощи у Гермионы.
«Дамбльдор был прав, знать все законы и правила Арифмантики это не то же самое, что уметь их применять на деле. Теперь вместо десяти мантий у меня нет ни одной – самому придется пользоваться заклинанием невидимости, а остальных научу заклинанию иллюзии. Оно не сложное и всем понравится»
Большой зал был не готов к занятиям и студенты были этим недовольны. Гарри уловил издевательские настроения со стороны группировки слизеринцев.
«Ага, Малфой вышел из больницы – зря, зря»
Для Гарри не составило труда применить модификацию Дистрибуцио Лоци для того, что бы столы разлетелись в стороны. Но не только столы – зал вообще принял вид пригодный для занятий Дуэльного клуба. Студенты одобрительно зашептались. Гарри видел, что Дамбльдор в прошлый раз подготавливая зал, использовал три или четыре заклинания. Некоторые студенты тоже это видели и теперь рассказывали всем остальным.
- Здравствуйте! – Гарри добрался до места, которое всего пару секунд назад занимал преподавательский стол и, которое было свободно от студентов.
Всего в зале собралось не менее пятидесяти человек и все они как один, замолчали и посмотрели на Гарри. Только Малфой, которого ни какие уроки не учат, небрежно размахивая палочкой, все еще обращался к кому-то из слизеринцев. Слышались его громкие слова оскорбительного для Гарри характера. Но даже он через некоторое время (Гарри выжидал) понял, что никто его не слушает и сам обратил внимание на Гарри.
- Ну, здравствуй Поттер. – Гарри проигнорировал выпад и продолжил говорить.
- Как вы знаете, с этого занятия я буду вести занятия Дуэльного клуба.
Стройный гул голосов подтвердил осведомленность студентов.
- Поэтому, приступим к занятию, но сначала я хотел бы извинить за опоздание, меня задержало…
- Мы-то знаем, Поттер, - растянутые, как обычно, слова Малфоя, явно, относились к предыдущей фразе Гарри, но выслушать его приходилось, - старикашка совсем сдурел, доверить тебе…
- Селенцио.
Малфой продолжил открывать рот, но Гарри уже забыл про него, он продолжил прерванное вступление.
- Сейчас разбейтесь на пары, я посмотрю, кто с кем и может быть, подкорректирую ваш выбор партнера. Я видел, что вы уже многое умеете – профессор Дамбльдор хороший учитель. И мы сегодня попробуем применять усиленный и размноженный оглушитель.
- Дамбльдор, конечно, многое умеет, да и мы все не промах. А вот, что умеешь ты Поттер. – Малфой не известно с чьей помощью снявший заклинание немоты опять попытался обратить на себя внимание.
Его слова, не смотря на сильный шум, услышали многие. Ободренный таким вниманием он продолжил:
- Давай, покажи, чему ты научился! Или только и умеешь, что флаги сжигать – Драко, самодовольно улыбался, - похоже, что так. Скажи мне когда у тебя день рождения и я подарю тебе целую пачку флагов, причем такой же раскраски, как и твои трусы – синенькие в снитчах.
Самодовольные улыбки показались на лицах еще нескольких слизеринцев, правда, у Крэбба и Гойла они мало, чем отличались от обычного их тупого выражения лица разве, что были еще тупее.
«Эх, говорил мне директор не пользоваться без надобности черной магией, а придется»
- Давай Поттер, побьешь меня на магической дуэли?
«Вызов на дуэль, ну что ж. У него, конечно, что-то для меня припасено, но разве мне не пофиг. Нужно только правильно использовать представившийся шанс»
- Малфой у меня есть предложение получше. Давай вы все: раз, два, три, четыре…. девятеро слизеринцев – против меня одного. – Студенты, опасаясь настоящих разборок, молчали и не принимали никакого участия в разыгрывающейся сцене.
- Нет, Поттер, так не честно, - Малфой улыбался уже притворно сосредоточенно, - давай ты возьмешь себе помощника. – слизеринец, имитируя тяжелые размышления, даже потер кулаком лоб – Скажем, это будет – Лонгботтом.
Слизеринцы засмеялись, а Гарри быстренько обратился к Невиллу.
- «Невилл, согласен? Я возьму на себя восьмерых, а ты покажешь Малфою, где мантикрабы зимуют» - Невилл, испуганно повернулся, но сзади себя никого не обнаружил.
«Хм... все так реагируют»
- «Это я – Гарри» - Невилл, посмотрел в его сторону и Гарри ему кивнул. - «Выходи сюда. И не бойся, если что - я тебе помогу»
Невилл неуверенно начал продвигаться через толпу к Гарри. Кто-то из членов АД догадался наколдовать плакат:


Гриффиндор – это сила,
Гриффиндор – это лев.
Какая-то зеленая нечисть,
Вызвала его гнев!


Плакат сразу поддержали возгласы: «Невилл – чемпион», «Малфоя на мыло» и тому подобное. Невилл испугался еще больше, но его шаги наоборот стали увереннее. А Гарри только радовался за своего ученика.

Через несколько минут на месте преподавательского стола полукругом стояли девять слизеринцев, а напротив них двое студентов Гриффиндора.
- «Невилл, это будет весело. Используй против Малфоя заклинание зеркального щита, я тебе его сейчас покажу» - Знания, которые Гарри применил – он, конечно, получил вместе со всем остальным во время «Ментального обучения», но у него сложилось такое чувство, как будто кто-то ему подсказал, что делать. Гарри ввел Невилла в транс и на подсознательном уровне всего за секунду объяснил ему, как пользоваться заклинанием Зеркального Щита.
Когда был дан обговоренный сигнал, первое, что услышали студенты, было сложное заклинание Гарри:
- Примари Статик Вэйт Авада Ступефай Эни Спелл Реди
Никто, конечно, не понял, что это значит, и уже через мгновение прогремели голоса десяти человек.
Вся дуэль потребовала по одному заклинанию от каждого дуэлянта, а результатом оказалось восемь неподвижных тел и один голый Малфой.
В зале раздался оглушительный хохот. Даже самые стыдливые Хуффльпуфки (такие как Сьюзен) и самые чопорные студентки Равенкло, вместо того, что бы развернуться и покинуть зал (так бы на их месте поступила профессор МакГонагл) смеялись в полный голос.
Смешное действительно произошло. Малфой в реальном времени, благодаря зеркальному щиту Невилла, применил к самому себе раздевающее заклинание.

Когда Малфой под оглушительные аплодисменты бегом покинул зал, заговорил Гарри и студентам пришлось успокоиться.
- Примененное Невиллом заклинание, называется – заклинание Зеркального Щита. Его мы пройдем через несколько занятий.
- А, что с этими? – Проявила заботу о лежащих на полу слизеринцах Гермиона.
- Они уже испытали на себе тему нашего сегодняшнего занятия – Авада Ступефай. Если никто не возражает, они пока полежат вот тут. – С этими словами Гарри, при помощи Мобили Корпус Поли (размноженного) перенес восемь слизеринских тел и сложил их около одной из стен зала.
- Гарри, а какое заклинание ты к ним применил? – Если раньше от ведения занятия Гарри отвлекал Малфой, то теперь его место, только с другой целью заняла Гермиона.
«Ну не отстанет же, воскресенья ей не дождаться»
- Да, Гарри – научи нас! – Примерно это повторили сразу несколько студентов и среди них были не только члены АД.
- Научить вас этому заклинанию я не смогу, тем более, что для дуэлей его кроме меня никто не использует, а рассказать – это можно. – «И как бы это объяснить, любит же Снейп заклинания переделывать», - Я использовал модифицированное защитное заклинание. Оно часто используется черными магами, что бы предупредить проникновение куда-либо посторонних. Первая часть заклинания - Примари Статик Вэйт, это установление статического поля, которое будет содержать какое-то заклинание. Я использовал Авада Ступефай. Следующая часть заклинания это возбудитель, он говорит о том, что должно произойти, что бы защитное поле сработало, в моем случае - Эни Спелл, это значит, что поле атакует любого, кто произнесет хоть какое-нибудь заклинание. А в конце – Рэди, означает, что установка поля закончена и оно начало действовать.
Гермиона закончила конспектировать новый материал.
«И где только она взяла пергамент и перо. Хотя ясно – наколдовала»
Первый и закономерный вопрос последовал как ни странно от Невилла:
- А почему это заклинание не используют в дуэли?
- Потому, что заклинание длинное, а если не произнесено Рэди, то самому волшебнику будет уже совсем не до дуэли. Я достаточно ясно рассказал?
- Да, Гарри, все ясно. – Гермиона убрала ненужные более стул и столик и готова была заниматься.

Спустя двадцать минут после фактического начала занятия, студенты разбились на пары и начали отрабатывать модифицированное заклинание оглушитель. Гарри остался доволен, как всеми студентами, так и всеми членами АД.
«Конечно, с Денисом придется позаниматься, но у него уже не плохо получается, для третьего курса. Помнится, я тогда только Экспелиармус знал и то – плохо»
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:11

13 Глава. Хм… Гермиона и Невезение Снейпа.

Со дня первого собрания АД прошла неделя.
После того как Гарри проучил Малфоя, тот больше не показывал носу, даже не вставлял нигде своих едких, а, по мнению Гермионы – тупых, замечаний. Нарывался он только в исключительных случаях – на зельях, например. На уроке в пятницу Гарри уже хотел было сказать ему «пару ласковых», но Гермиона удержала. Самое смешное в той ситуации было то, что Гермиона боялась не гнева Снейпа, а того, что самостоятельно ей потом будет не разобрать сложную тему урока.
В остальном же неделя прошла совсем спокойно, даже Колин больше ни разу не ходил к Шенталь. Ну, или он научился делать это так, что Гарри видел только спокойно спящую в своей постели девушку. Он сам не мог себе объяснить, почему следит за этой парочкой по ночам (что-то больно много необъяснимого он делает), но он это делал. Конечно, «посещая» женские спальни Гарри не задерживал свое внимание только на спальне пятого курса, он исследовал все женское крыло Гриффиндорской башни и сделал вывод, что ему нужно как можно скорее разобраться в своих отношениях со Сьюзан или найти себе другую девушку.
Умея читать мысли, Гарри знал, что многие девушки были бы рады с ним встречаться. Но большинство хотели встречаться именно с мальчиком-который-выжил, точнее после клуба Дуэлянтов с Поттером-который-посрамил-Малфоя. Сам же Гарри подсознательно искал девушку, которой бы он нравился, как таковой.
«Жаль я не помню, того времени, когда мы жили в штабе Ордена – я наверняка, читал мысли Джинни? Интересно было бы на это посмотреть, она ведь начала со мной встречаться по просьбе Гермионы из-за того, что мне было необходимо набрать силу, а вот почему я продолжал с ней встречаться, прочитав ее мысли?»
Но пока девушки Хогварца хотели от Гарри только поднять свой рейтинг, он обдумывал два варианта, которые не давали бы ему возможности прослыть любовником, вроде Малфоя – «все равно с кем спать». Первый вариант – добиться Сьюзан – она очень сильно переживала из-за своих чувств к Гарри. Так сильно, что выставила самопроизвольный блок на эти мысли. Второй же вариант – «использовать» Гермиону, она безнадежно влюблена в Рона и для Гарри, как для его лучшего друга готова на все.
А так, парень не отказывал себе в удовольствии посещать по ночам и утрам спальни девушек, разглядывать, сравнивать и делать выводы. Однажды он сидел в гостиной и слышал разговор Лаванды и Парвати – они обсуждали настоящий размер груди Шенталь Стоун. Парвати настаивала, что Шенталь использует накладки, а Лаванда была уверена, что тут не обошлось без косметической магии. Гарри тогда был малость не в духе и его этот разговор, происходивший в непосредственной близости, очень быстро достал.
- Да не использует она ни накладки, ни магию. Ее грудь настоящая, можете Колина спросить.
Однокурсницы были сильно озадачены и не знали как на это отреагировать, но злой вид Гарри и вовремя подошедшая с вопросами по урокам Гермиона, не оставили им шансов разузнать у «сильно изменившегося в лучшую сторону» Поттера все подробности.

- Гарри, как думаешь, вот эта руна, - Гермиона сидела за столом Гарри в его комнате и готовила дополнительный материал к уже написанному докладу по рунам, - она здесь в своем первом значении или в третьем?
- Второе ты отмела из-за темы свитка? – Гарри удалось сформулировать словами быструю мысль. Опять ощущение, что знания внезапно вливаются в его голову и сразу становятся такими же доступными к использованию – как и все, что уже было там раньше.
«Черт бы побрал это Ментальное обучение!»
- Да оно совсем не соответствует. Я думаю, здесь третье. – Гермиона вдруг оторвалась от свитка и посмотрела на Гарри. Он сидел к ней спиной, но почувствовал ее взгляд полный тревоги, тоски и… желания.
- Ты сегодня как-то странно себя ведешь! С тобой все в порядке? – Девушка подошла к кровати и легла поперек нее. Она подперла голову рукой и эта самая голова оказалась практически у Гарри на коленях.
- Да я ничего – справлюсь. – «Может отменить на сегодня собрание АД»
- Если ты себя плохо чувствуешь, я еще успею изменить галеон. – Как будто угадала его мысль Гермиона.
- Нет, что ты это собрание не менее важно, чем все остальные. – Гарри погладил девушку по голове рукой и почувствовал ее жгучую тоску… по любви, по сексу.
Дальнейших разговоров не было. Гарри наклонился и поцеловал Гермиону. Как снежная лавина несется со склонов гор, медленно, но неотвратимо ускоряясь, ужасающая, но прекрасная в своем движении, с необъемлемой мощью и напором в Гарри потекло наслаждение, успокоение и невообразимая сила. Их рты слились в нечто единое и неразделимое. Они наслаждались друг другом и требовали друг от друга полной отдачи и полного подчинения этим прекрасным порывам, этому безумству.
Гермиона разорвала поцелуй, ловко и грациозно – одним движением, она пересела с кровати на колени к Гарри. Поцелуи и ласки полились необъятным потоком, даря наслаждение и заставляя трепетать. Уже через несколько секунд нежные действия влюбленных сменились страстным буйством любовников. Движения из плавных и аккуратных переросли в решительные и резкие. Тела требовали друг друга, и обладатели этих тел не сопротивлялись. Животные инстинкты взяли свое и за скоростью их действий не поспел бы даже золотой снитч.
Гарри одним движением сорвал с девушки блузку и откинул в сторону, буквально через мгновение той же участи подверглись лифчик, юбка и трусики. Гермиона и не думала сопротивляться, она полностью отдала свое тело и получала огромное наслаждение от резких и нередко болезненных для мягкой и ранимой плоти действий разгоряченного парня. Он взял ее одним неистовым движением и не останавливался до тех пор пока не получил все, что только мог взять. Своими неаккуратными действиями он нанес ей болезненные раны, но она этого не чувствовала. Ее тело так соскучилось по объятиям, по силе и напору крепкого мужского тела, по чувству заполнения всех ее внутренних уголков.
Тяжелое дыхание где-то не далеко от ее уха и тяжесть чужого тела лежащего на ее собственном. Сознание начало медленно возвращаться, настолько медленно, что Гарри успел слезть с нее и начать оглядываться в поисках очков. Она посмотрела на него, не понимая, как это могло произойти.
«Все нужно забыть»
- «Но это равносильно смерти – я только ожила и опять умирать?»
Гарри использовал комбинацию призывного и поискового заклинаний и уже в очках присел на край постели.
- Герми, прости меня!
- За, что, Гарри? Тебе не за что просить прощения.
«Сейчас будет. Впредь нельзя так поступать. Конечно, присвоить ее чувства и подвергнуться минутному порыву страсти, было приятно. Но если бы я забрал чуть-чуть больше ее желания, если бы задержался хоть на секунду. Кто знает, выжила бы она тогда»
- В лучшем случае ты, Герми, стала бы такой же, как и я. – Уже вслух произнес он.
- О чем ты говоришь?
- Обливиэйт!
«Я боялась профессора Снейпа или Малфоя, а тут помогает от Гарри»
- Я тебя поранил.
«Он считает, что я теперь ничего не помню – это ладно. Но он, что действительно думает, что девушка, жившая два месяца без секса – не заметит ничего по своему телу»
- Понад Поли. – (Заклинание полного выздоровления – высшая черная магия, развращает душу лечащего мага, но Гарри… увы). Все раны Гермионы и все следы секса не ее теле исчезли по мановению волшебной палочки.
«Он гораздо умнее, чем могло бы показаться со стороны. И в глазах никакого напоминания о случившемся, а он был таким страстным, таким неудержимым»
- Репаро реверэйт, - прошептал Гарри что-то над одеждой Гермионы, а затем все также при помощи магии одел девушку.
«Я все равно не смогу скрывать от него, что все помню»
- Тебе придется все это забыть.
- Гарри, спасибо тебе.
- Прости.
- Ты не должен просить прошения!
- Должен, Герми, должен. - Гарри легонько поцеловал стоящую перед ним Гермиону.
- Обливиэйт! – «Герми, ты, конечно, умная и зелье с кровью единорога помогло бы тебе от заклинаний Малфоя или даже Снейпа. Оно даже защитило тебя от моего Обливиэйт, но уж два моих заклинания подряд и чистый состав не выдержит»

* * *
Гарри вместе с Гермионой, действительно забывшей все, что нужно, под заклинанием невидимости прошли на шестой этаж и проникли в комнату желаний. В прошлый раз Гарри не понравилось в комнате отсутствие естественного освещения. Сегодняшний зал имел по три больших окна в каждой стене.
«Хорошее место! Не устаю поражаться, насколько здесь все продумано. Мне, даже со всеми знаниями Дамбльдора, не приходит в голову, как именно эта комната утроена»
Вскоре собрались все члены АД и Гарри начал занятие. Он чувствовал себя уверенно и держался свободно. Не пытаясь подняться над всеми остальными на уровень преподавателя, он отвечал на все вопросы и объяснял все хоть по пять раз.
Сначала он обучил всех заклинанию иллюзии, а затем заклинанию крепкого сна. Эти два полезных и по отдельности заклинания, в сумме давали возможность продлить занятие до середины ночи.
Где-то часов в двенадцать Гарри сделал перерыв, давая ребятам отдохнуть и набраться сил. Во второй части занятия он хотел отработать с ними некоторые приемы для дуэлей. Гарри считал, что если они будут уметь драться на дуэли, то это с наибольшей вероятностью дает им шанс удачно сопротивляться пожирателям в случае необходимости. Тем более при таком подходе и его преподавание в клубе Дуэлянтов будет давать максимальный эффект.
- Гарри, можно тебя кое о чем попросить? – Не смотря, на сосредоточенность, Гарри не заметил, как к нему подошел Невилл.
- Да, конечно, Невилл. Ты не понял заклинание крепкого сна?
- Нет, заклинания у меня хорошо получаются. Даже МакГонагл летом писала бабушке, что я стал способнее. – Невилл запнулся на этом воспоминании, но сразу же продолжил, - Я хочу съездить в больницу Святого Мунго к отцу и матери.
- Ну и в чем проблема?
- Я бы попросил тебя съездить со мной. Дамбльдор сказал, что ты не откажешь, если я сам попрошу, а меня одного он не отпускает. – Невилл замялся, было невооруженным глазом видно, что он не все сказал.
- Я не против, но ты ведь еще что-то хотел спросить.
- Директор сказал, что ты летом многому научился и даже, - Невилл непроизвольно вздрогнул, - убил нескольких пожирателей.
- Около пятидесяти. – Исключительно из любви к точности, непонятно откуда взявшейся, поправил Гарри.
- Вот, и он считает, что ты, возможно, сможешь помочь моим родителям.
Это было очень интересное предложение и Гарри начал вспоминать, что он знает по воскрешению и лечению душевных травм. Почему по воскрешению? А разве вылечить человека выпавшего из жизни на шестнадцать лет не есть его воскресить. Результат был не очень утешителен – из трех-четырех способов, которые Гарри смог сразу вспомнить, не было ни одного из белой магии и, кроме того, ни один из них, скорее всего не сработал бы в этом случае. Но, тем не менее, Гарри пообещал Невиллу, что поедет с ним и посмотрит, что можно сделать с его родителями.
«В конце концов, если бы Дамбльдор знал сам как их вылечить, он бы это сделал, значит, он рассчитывает, что мне придет в голову что-то новое. В таком случае вспоминать бесполезно и нужно будет подумать на месте»
В продолжение второй части занятия Гарри указал каждому из ребят на те их ошибки в ведении дуэли, которые заметил еще в клубе Дуэлянтов. Он показал, как наиболее эффективно использовать Ступефай Поли и Авада Ступефай. То же самое он рассказывал и показывал и в среду, но там было очень много народу и ребята не все запомнили. Еще он рассказал, почему не следует пытаться применить заклинание Авада Ступефай Поли и показал как правильно и наиболее эффективно пользоваться заклинанием Энервейт.
Занятие Гарри решил закончить дуэльными поединками. В зале специально потушили факелы и из освещения остался только лунный свет. Его хватало, только что бы осветить пространство перед самыми окнами и, несмотря на их количество в зале оставалось много затемненного пространства.
Пары подбирались, как хотелось ученикам и по двое они выходили на середину зала, приветствовали друг друга, как этого требовали обычаи и начинали дуэль. Дуэли получились очень интересными и длинными. Ребята пытались использовать сложные заклинания и тем самым часто давали противнику возможность предугадать свой следующих ход и отступить либо правильно отразить атаку. Только Гермиона, вышедшая против Ханы, поступила совсем не обычно. Она использовала заклинание иллюзии и создала своего двойника, удивления соперницы хватило на то, что бы быстренько ее обездвижить. Гарри похвалил Гермиону за находчивость, а Хану заставил создавать себе двойников в разных концах зала и одновременно отбивать посылаемые в нее оглушители.
После нескольких поединков оказалось, что, несмотря на усталость, каждый студент хочет попробовать свои силы в дуэли с Гарри.
- Если вы так хотите меня оглушить не буду вам мешать, но давайте так – мы с Невиллом, а вы все против.
Ребята переглянулись, вспоминая Дуэльный клуб.
- Я обещаю не использовать подобных заклинаний. – Сказал Гарри, поняв о чем думают ребята.
Нестройный ряд голосов подтвердил согласие со стороны соперников, но вот Невилл опять сомневался.
- Да ладно тебе, Невилл, ты отлично дерешься на дуэли. Вспомни, как ты сделал Эрни, он и пикнуть не успел, как ты его связал. – Гарри пытался подбодрить Невилла.
Дуэль Лонгботтома и Макмиллана, на самом деле была совсем не быстрой, а наоборот долгой и интересной. От Невилла никто не ожидал такой верткости и скорости, а Эрни был одним из лучших дуэлянтов шестого курса. Их заклинания летали с огромной скорость и с не меньшей скоростью блокировались. Нападал в основном Невилл, а Эрни защищался. И даже когда Эрни делал попытку напасть, Невилл не защищался, а то же нападал. В результате такая тактика принесла Гриффиндорцу победу – он успел выпустить связывающее заклинание и уйти в сторону, тогда как Эрни не защитился после выстрела оглушителем.
- Ладно, я согласен. – Невилл подошел к Гарри. – Только не нужно мне подсказывать. – Сказал он уже тихо одному Гарри.
- Конечно, Невилл, дружище. Я же просто спасал тебя, представь себя голым посреди Большого зала. – Парни переглянулись и всякое непонимание исчезло.
Оставшиеся восемь человек расходились в это время в разные стороны и окружали Гарри и Невилла. Было интересно наблюдать, как скорее подсознательно, чем осознано ребята с одного факультета становились рядом друг с другом.
- Невилл, я возьму на себя Гриффиндор и Хуффльпуф, ты давай на Равенкло.
- Нет, - Гарри обернулся к Невиллу и проследил за его взглядом, - Я не смогу драться против Луны.
«Черт бы побрал эту любовь. Если он меня подведет, то мы проиграем, а это будет не интересно. Я обещал использовать только те же заклинания, что и в их распоряжении»
- Хорошо бери Хуффльпуф!
- А… можно Гриффиндор?
- Гриффиндор?! - «Вот нахал, мне это нравится», - давай.
Гарри и Невилл встали рядом повернувшись каждый в сторону своих соперников. Несколько секунд все стояли в нерешительности. Инициативу взял на себя Денис Криви и бой больше похожий на сражение чем на дуэль, начал набирать обороты. Молодой Гриффиндорец сразу же поплатился за свою наглость, Невилл использовал туже самую тактику, что и в своей первой дуэли, он сначала выпустил обездвиживающее заклинание, а потом блокировал довольно сильный разоружитель Дениса.
Гарри для начала несколькими размноженными оглушителями «отогнал» своих противников от противников Невилла и потихоньку начал выводить из строя одного за другим. Он в основном оглушал и иногда еще пытался и обездвиживать. Но после того как Луна догадалась скрыться за спинами других ребят и начала оказывать помощь всем, в кого попадало заклинание, Гарри применил один из подготовленных козырей. Он послал отвлекающий оглушитель большой мощности и специально промазал. Ребята отвлеклись на взрыв, произведенный этим заклинанием, и Гарри успел ослепить двоих. Этот маневр помог и Невиллу – он сумел обездвижить Колина и теперь боролся один на один с Гермионой.
В общем, бой проходил жарко и настолько захватил внимание всех присутствующих, что никто и не заметил, как в комнате желаний появилась высокая фигура в черной мантии. Конечно, профессору Снейпу остаться незамеченным во многом помогало отсутствие света, но это не меняло факта – зельевар стоял и наблюдал за событиями. На его лице невозможно было разобрать никаких эмоций, но уже то, что он не ворвался с криками о нарушении школьных правил и снятии ста баллов с каждого нарушителя, говорило о его «мирных намерениях».
Немного понаблюдав за ходом сражения, Снейп вместо того, что бы дождаться окончания боя или сказать что-нибудь, совершил не малую ошибку – он послал в Гарри оглушитель.
Гарри, не ожидая нападения со стороны двери, не стал разбирать, что именно и кто в него послал и поставил Сферу Обращения. Долго рассказывать, как работает это черномагическое заклинание – нам важен его эффект. А эффектом было рухнувшее на пол тело профессора Снейпа.
Бой прекратился сам собой, а на стенах вспыхнули зажженные Гермионой факелы. Ребята «с интересом» уставились на распростертое тело профессора зелий. Гарри догадался подойти поближе и, увидев, что профессор всего лишь оглушен, привел его в чувства.
- Поздравляю, Поттер, вы лишаете Гриффиндор пятнадцати баллов!
- Не страшно профессор, я их уже полторы тысячи заработал (половину этих баллов факультет потерял из-за Малфоя), вы в порядке.
- Да, Поттер, отойдите, не мешайте мне встать.
Когда процесс приведения Снейпа в человеческий вид был завершен, профессор окинул взглядом всех присутствующих. Луна с Гермионой уже успели откачать оглушенных и обездвиженных и теперь за реакцией профессора наблюдало десять пар глаз.
- Поттер, директор просил передать вам, что вы завтра вместе с Лонгботтомом отправляетесь в больницу святого Мунго. Карета до Хогсмида (на улице шли проливные дожди) будет ждать вас у крыльца в девять часов. Потом вы пересядете на Ночной рыцарь и доберетесь до Лондона. Обратно так же. – Ни сказав больше, ни слова, Снейп развернулся и покинул помещение.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:12

14 Глава. Больница Святого Мунго и Семейство Лонгботтом.

Гарри собирался уехать из Хогварца на целый день и в связи с этим событием, он обнаружил в себе одно весьма интересное чувство – благородство. Он подумал и решил, что никак не может оставить свой факультет, а так же и Равенкло с Хуффльпуфом на произвол Малфоя. А то, что Малфой воспользуется отъездом Гарри, не подлежало сомнению. Сделав эти немаловажные выводы, Гарри ожидая Невилла в холле, не терял времени зря. Он наложил на дверь в Большой зал одно из изобретенных им самим проклятий и настроил его сработать только на Малфоя. Таким образом, слизеринцу предстояла еще одна, не менее веселая, чем предыдущие, неделя в больничном крыле и Гарри мог спокойно ехать в Святого Мунго.
- Привет, Гарри! Ты не знаешь, где может быть Тревор? – Невилл спускался по лестнице, одет он был в серый видавший виды дорожный плащ и походил на бродячего заклинателя из средневековья.
- Нет, а ты его опять потерял?
- Еще в начале сентября, но тогда было лень искать, а сейчас вдруг вспомнил, так нет его нигде.
Гарри с интересом посмотрел на парня. Он, конечно, понимал – смерть бабушки и все такое, но что бы Невилл Лонгботтом не стал искать сбежавшего Тревора, это было очень странно. Невилл вообще сильно изменился за последний год и не малую роль в этом сыграла Армия Дамбльдора. Говорить про то, что он стал лучше учиться, можно и не говорить – его «посредственно» по большей части предметов превратились в «сверх ожиданий» и даже к единственному «великолепно» по гербологии добавилось еще одно по Защите.
Ровно в девять оба парня вышли из дверей Хогварца. Дождь хлестал с огромной силой, и они поскорее залезли в «припаркованную» у крыльца карету. Карета, как всегда в Хогварце, была запряжена тестралами, эти благородные и очень опасные животные развивали такую скорость, что Гарри порой казалось – дождь льет не по вертикали, а по горизонтали в противоположном движению кареты направлении.
Дорога до Хогсмида заняла не более десяти минут и прошла в молчании. Гарри вспоминал свой прошлогодний визит в магическую больницу. А Невилл, наверное, думал о том, как хорошо было бы вылечить его родителей.
Все, что было известно школьникам, это то, что Невилл теперь живет со своим дядей и не очень рад этому. Основная причина это любовь дяди пошутить, а самые интересные шутки, как хорошо известно, всему Гриффиндору, – не всегда безопасные и безобидные. Скорее даже наоборот, хватает хотя бы самого старого примера, когда дядя Эджи выкинул маленького Невилла за окно, утверждая, что парень должен вернуться с помощью магии.
- Гарри, а где именно останавливается Ночной рыцарь? – Невилл кутался в свой плащ, пытаясь укрыться от дождя.
- Там где волшебник протянет палочку, - Гарри сделал необходимое движение, и когда перед парнями затормозил, чуть не врезавшись в здание Трех Метел, красный автобус, прокомментировал, - вот так!
- А, Гарри, привет. – Как всегда веселый и жизнерадостный (ну и прыщавый, конечно) кондуктор Ночного рыцаря высунулся из открывшейся двери и поприветствовал Ребят. – Это твой друг? Привет.
- Здорово, здорово. Нас двоих до Лондона к Святого Мунго. – Гарри поднялся по ступенькам внутрь автобуса и устроился на ближайшем кресле. – И дайте еще горячего какао.
«Черт, меня сегодня всё раздражает. В таком состоянии про исцеление чужих мне людей и думать не захочется»
Невилл устроился на несколько кресел дальше по проходу и не слышал, как кондуктор обратился к Гарри:
- А чего это вы в больнице-то забыли?
- Едем навещать родителей моего друга, они авроры и пострадали в схватке с пожирателями. – «Так! Один раз загрузить и отстанет»
- Да, это сейчас часто, бедный парень, а как…
- Шестнадцать лет назад. – Гарри выразительно глянул на кондуктора и закончил, - и все это время в больнице.
В продолжение всего пути до Лондона, ни Гарри, ни Невилла никто не беспокоил. Они даже пытались задремать, но это плохо выходило из-за особенностей движения Ночного рыцаря.
Гарри развлекал себя тем, что пытался представить, в какой позе будет спать Малфой ближайшую неделю - проклятие, которое уже должно было сработать, покроет все его тело очень болезненными прыщами. И даже не смотря на весь опыт мадам Помфри, Гарри был уверен, что раньше срока – то есть меньше чем через неделю Малфою не удастся избавиться от этого великолепия.
По ходу движения, водитель иногда комментировал, возникающие на пути проблемы и по мелькавшим в этих фразах названиям Гарри сделал вывод, что автобус успел побывать чуть ли не в Шотландии, пока, наконец, их с Невиллом высадили около нужного магазина в Лондоне.
- Ну, что? Ты тут, наверное, хорошо ориентируешься? – Гарри был в Святого Мунго только раз и не очень хорошо «запомнил местность»
- Да, пойдем. Мы с бабушкой навещали родителей раз в два месяца. – Невилл довольно твердо ступил на территорию больницы и повел Гарри коридорами и лестницами к нужной им палате. – До пяти лет бабушка не брала меня собой, а сама ездила, чуть ли не каждый выходной. Но после… - Невилл замолчал, и они прошли молча мимо травматологии и неврологии.
- Сто тридцать три раза я был в этой палате и сто тридцать три раза бабушка рассказывала родителям кто я такой, - Невилл сглотнул, - и кем они мне приходятся.
Они достигли дверей психиатрического отделения, Невилл с сожалением посмотрел на табличку, где об этом было написано и очень медленно двинулся дальше.
«И на кой я пошел с ним. Ну понимаю, да тяжко. Но, какого черта здесь я?! Он-то думает, что мне тоже тяжело из-за моих родителей, что я его понимаю… в прошлом году понимал»
- Они в этой палате.
«My heart in the highland, my heart is not here…» - Да, что! Мы уже пришли, Невилл?
Палата ничем не отличалась от того, как она выглядела в прошлом году. Только кроватей в ней было всего две и, не нужная из-за этого, ширма стояла придвинутой к стене. Родители Невилла лежали на своих кроватях и каждый занимался своим делом: женщина рассматривала и иногда покусывала какую-то яркую бумажку, а мужчина с интересом изучал белый, порядком измятый лист бумаги.
На вошедших внимание обращено не было и Невилл тоже ничего не делал.
«Ну, мы это, постоим, посмотрим и пойдем, да?»
Прошла минута и в помещении ничего не изменилось. Гарри услышал какой-то шум в коридоре и вроде бы даже крик. Он выглянул из дверей палаты и увидел, стоящего около стойки дежурной сестры, пожирателя. Молоденькая волшебница в задравшемся белом халате лежала рядом и была, как минимум оглушена.
«Вот это я уже понимаю – веселая прогулка» - Сначала Гарри вернулся в палату, сказал Невиллу не двигаться, а потом, достав палочку, вышел в коридор.
«Только вот, что понадобилось пожирателю… упс, пожирателям – в Святого Мунго и именно здесь?»
Времени ответить на вопрос – не было. Гарри послал вперед себя Авада Кедавра и двинулся по коридору в направлении пожирателей – он решил действовать наверняка и уже, потом разбираться. Пожиратели не сразу сориентировались откуда и кто пытается их убить, но когда они увидели Гарри – эффект превзошел все ожидания. Не прошло и трех секунд с момента падения тела первого пожирателя, как в коридоре остались только отзвуки хлопков аппарации.
«Польщен, польщен»
Гарри подошел к лежащей на полу сестре и невольно залюбовался ее стройными ножками. С точки зрения подростковой гиперсексуальности, посмотреть было, на что, а если еще учесть, что и без того коротенький халат задрался и показывал часть ее нижнего белья, то зрелище вообще становилось очень пикантным.
Поддавшись, возрасту и гормонам Гарри не сразу заметил вошедшего в отделение пожирателя. А тот, не теряя времени, произнес заготовленное заранее заклинание и аппарировал.
- Сомникус Поли Ленллай! – Услышал Гарри и, уже вспомнив, что делает это заклинание, свалился крепко спящим.

* * *
Гарри не знал, сколько он проспал, но за то точно знал, что еще не проснулся. Он попытался оглядеться.
«Хм… где-то я это уже видел»
Сознание того, на что похож окружавший его со всех сторон белый туман, пришло не сразу, но оно пришло. И вывод был не утешительным. Правда, от того состояния, в котором Гарри был, когда его убили, сейчас остался только белый туман, но и это пугало. Гарри попытался подвигать ногой – у него получилось. Нет, он не подвигал ногой, но, по крайней мере, у него получилось почувствовать это усилие.
«Так, значит, не умирал, да и помню все просто отлично. Это было покрывающее Заклятие Мертвого Сна. Теперь все, кто был в том крыле больницы – спят. И они не проснуться, пока кто-нибудь не произнесет контрзаклятие, а, учитывая, что подобную черную магию даже среди Авроров мало кто знает, то спать им до пришествия Дамбльдора.
Я бы тоже мог помочь, но кто меня самого разбудит?»
Гарри постарался сосредоточиться и посмотреть на мир своим особенным способом. Результат был, но не такой, какого Гарри добивался. Он смог увидеть только небольшую комнату, в которой находился он сам и еще кто-то. Так же он смог переместиться в прилежащий коридор, где было пусто, но не дальше. Дальше его не пускала посторонняя магия, она как бы заполняла собой все пространство и Гарри его «взором» было невозможно протиснуться дальше, чем на несколько метров от себя.
«Черт, здесь столько магии, что Хогварцу остается только завидовать. У магической энергии подобной силы должен быть источник, просто стены не смогли бы даже за сотни тысяч лет скопить СТОЛЬКО магии. Если бы не эта магия, я бы уже давно разузнал и где мы и кто это МЫ»
Гарри имел в виду, что ему не удается даже определить, кто именно неподвижно лежит в метре от него.
В томительном ожидании чего-нибудь прошло очень много времени. Точнее Гарри сказать не мог, но он знал, что мысленное наблюдение за обстановкой скоро вымотает его окончательно. Поэтому он вернулся в свое внутреннее сознание и, оказавшись опять в объятиях белого тумана, перестал сопротивляться обуревавшей его дремоте.

* * *
Пробуждение было очень болезненным, его как будто без особых предосторожностей вытащили из кустов терновника, где он до этого лежал на уже примятых иглах. Тело обожгло множество несуществующих царапин, боль затронула и кожу и суставы и даже, казалось бы кости.
Гарри, несмотря на адскую боль и желание кричать, решил не подавать виду, что он проснулся.
«Мое эмоциональное состояние дает некоторые преимущества – я держу себя в руках не хуже Малфоя (вот уж в чем я ему раньше иногда завидовал)»
- Он должен был проснуться. – Низкий неприятный голос раздался справа от Гарри.
- Раз должен был, значит, проснулся – я сделал все правильно. Тащите их обоих в зал. – Второй человек (Гарри припомнил расположение своего тела в комнате) стоял у двери и, судя по звукам, сразу вышел.
Чья-то сильная, не терпящая возражений рука схватила Гарри за край мантии и дернула вверх. Дабы быть уверенным, что по дороге его голова не встретиться с каким-нибудь косяком или ступенькой, Гарри открыл глаза и постарался удержаться на ногах. Он уже был к тому времени в вертикальном положении и поэтому смог вполне ровно стоять.
- Ха! Проснулся. – Немногословное приветствие и ощутимый толчок в спину сказали Гарри, что разговаривать с ним если и будут, то не здесь.
«Голос вышедшего напоминал Макнеира – этого труса не было на Гриммаунд Плейс, иначе он бы тут не командовал. А раз это Макнеир, значит я у Вольдеморта, хотя сложно придумать другое место, куда меня могли бы отвести пожиратели»
Гарри шел по узкому коридору подземелий, руководствуясь на развилках вполне понятными тычками и затрещинами. За ним шел ни кто иной, как Невилл. Он не подавал никаких надежд на то, что соображает, где он находится и что с ним происходит.
«Я не слышал, каким заклинанием нас будили, наверное, оно было не полным и сознание, в отличие от тела, находится в ступоре. Этот вариант подтверждают, хотя бы мои бессвязные мысли»
Вскоре путешествие закончилось, так как очередной коридор вывел пленных и их провожатых в небольшой зал, освещенный факелами. Гарри увидел высокую фигуру в черном плаще. Вольдеморт держал в руках палочку, а перед ним на коленях стоял мужчина.
- Круцио!
Мужчина упал на руки, корчась от боли. Было видно, как напряглись все его мышцы, но из его рта не вылетело ни единого стона или крика. Вольдеморт опустил палочку и мужчина затих лежа на полу.
- Ну, что ж. Белла не врала когда говорила, что тебя сложно расколоть. – Лорд повернулся в сторону Гарри и окинул вошедших в зал взглядом своих красных глаз. – Но у меня есть, что тебе показать. – Его взгляд остановился на ком-то за спиной Гарри.
Мужчина, стоя на коленях, повернул голову. Выражение ужаса и одновременно с ним, упорство читавшиеся в серых глазах не оставляли сомнений – Фрэнк Лонгботтом понимает все, что происходит вокруг него.

* * *
- Поттера, сюда. – Вольдеморт говорил ровным холодным голосом, но в его взгляде, можно было увидеть торжество.
- Ты слишком многому научился за это лето, и теперь я хотя бы могу сказать, что у меня появился противник. А следовательно могу без зазрения совести (то есть без подозрения со стороны пожирателей) обращаться с тобой как со взрослым магом. Так, что постоишь в Круге Силы.
Гарри привязали к столбу, точнее к железной трубе торчащей из каменного пола. Эта труба находилась по центру выложенного какими-то кристаллами круга.
«Ага, Круг Силы – значит, пытаться колдовать бесполезно. Даже если бы у меня была палочка, мне бы это не помогло. А еще и со связанными руками – придется быть зрителем на этом спектакле»
Тем временем действия спектакля приобретали характер фильма ужасов или как минимум кровавого боевика. В несколько затуманенном и смазанном виде Гарри видел, как Вольдеморт пытает по очереди отца и мать Невилла, а потом и самого Невилла. Лорд хотел, что-то узнать у Фрэнка Лонгботтома про какую-то карту.
Аврор старой закалки держался молодцом и для вида даже говорил, что ничего не знает. Он без крика выдерживал пытки и с каменным лицом смотрел, как пытают его жену и сына. Через полчаса бесполезной траты магической энергии Вольдеморту надоело пытать этих троих.
- Ты меня вынуждаешь, жалкий Авроришка. А ведь вы могли бы жить счастливо всей семьей и не знать горя. – Вольдеморт повернулся в сторону лежащей без сознания женщины – матери Невилла и жены Фрэнка. – По крайней мере, пока я не добрался бы до Виалеты.
Громогласный смех раскатился по темным проходам и переходам в глубинах мало кому известных катакомб и затих в одном из ее тупиков.
- Том. – Фрэнк Лонгботтом смотрел прямо на Вольдеморта и называл его по имени. На памяти Гарри такую наглость раньше мог себе позволить только Дамбльдор. – Ты ничего от меня не добьешься, даже, убив мою жену. Я знаю, что воскрешение Рогом Дьявола не дает жизни. И даже всего-навсего восстановление рассудка с его помощью – обрекает нас на вечное горение в аду. – Мужчина попытался подняться на ноги, но его сил на это не хватило и он остался стоять на коленях. – Мне не нужна такая жизнь и моей жене тоже. Мы в течение суток еще можем спокойно, по-человечески умереть и, убив нас, ты сделаешь нам только лучше.
- Посмотрим, насколько ты искренен. – Вольдеморт поднял палочку и произнес смертельное проклятие, а Гарри в тот же самый момент провалился в беспамятство.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:14

15 Глава. Вольдеморт и Очередное воскрешение Гарри.

1 Часть

Очнулся Гарри почти сразу же. Он был подброшен взрывом вверх вместе с вырванной из каменного пола трубой и приземлился у дальней стены зала. Ребра и вообще все кости болели, вместе с ними ныла ушибленная голова, но зато спать больше не хотелось и руки, если верить противоречивым нервным импульсам, в беспорядке поступающим в голову, были свободны.
Когда пыль и дым рассеялись, а все камни, что должны были упасть, упали, Гарри огляделся. Представшая его глазам картина, оказалась на руку ему и Невиллу, который вообще стоял невредимым, на том же месте, где и был раньше: Вольдеморт лежал раненным – какой-то камень не слабо ударил его по голове, он был без сознания. Крэбб, который привел парней в зал и Макнеир, который прятался где-то за спиной Лорда, лежали засыпанными камнями и не подавали признаков жизни.
- Невилл, где твой отец? Что с ним? – Гарри не спрашивал про мать Невилла, ее он видел. Мертвая женщина лежала в метре от него, ее бывшие при жизни серыми глаза, безжизненно уставились прямо на Гарри - «Ты этому виной», говорили эти глаза – «Ты! На нашем месте, должен был быть ты, еще тогда – много лет назад».
«Что за черт!» - Гарри потряс головой, сбрасывая наваждение.
Подобный жест многое рассказал бы о состоянии парня внимательному наблюдателю, но в зале, точнее в том, что осталось от зала, не было никого, кто мог бы наблюдать. В зале кроме Гарри в сознании был только Невилл. То есть, нет, кажется Фрэнк Лонгботтом, над которым Невилл склонился, тоже был в сознании. Он закашлялся, Невилл беспомощно закопошился вокруг, не зная чем помочь. Приступ кашля был вызван, видимо, ужасной рваной раной на его груди – острые камни вполне могли задеть легкие, но и без того состояние Фрэнка было крайне тяжелое.
Не смотря ни на что раненный нашел в себе силы и заговорил. Гарри не смог расслышать, что говорит отец Лонгботтом, сыну и попытался передвинуться. К его изумлению раны бывшие на правом боку и плече, не кровоточили и выглядели почти зажившими.
«Вот еще, на раны силы тратить, в теле и так энергии осталось всего ничего»
Так ворча про себя, Гарри поднялся, зачем-то отряхнулся и прошел в противоположный конец зала к Фрэнку и Невиллу.
- Сын, - неудачная попытка кашлянуть, - ты теперь обладаешь силой своей матери.
- Как? Что это значит? – Невилл был не в состоянии говорить что-либо, возглас изумления вырвался из уст Гарри.
Фрэнк повернул немного голову, - Не перебивай меня. Я не смогу рассказать все подробно, но основное вы должны выслушать.
- Подождите, вы не видели наши палочки, я смог бы вылечить вас. – Гарри поднялся и начал оглядываться вокруг.
- Нет, - прохрипел Фрэнк, - выслушайте меня так. Тем более я не хочу жить. Вы слышали – я проклят. Если я не умру в ближайшие несколько часов, то мне суждено гореть в аду. – говоривший сделал небольшую паузу, - Я был умалишенным в течение многих лет, и испытывать еще большие муки в течение вечности! – Нет уж, увольте.
- Мне все равно нужна палочка. Вольдеморт скоро очнется.
- Вольдеморт! Ты не боишься произносить его… - Фрэнк присмотрелся внимательнее в лицу Гарри, - О боже мой! Гарри Поттер.
- Да сэр. Я сын Лили и Джеймса Поттеров, но это сейчас не так важно.
- Нет, это важно как никогда, раз ты жив, значит, у пророчества все еще два шанса исполниться.
- Вы знали про пророчество?
- Да Дамбльдор вызвал нас к себе после падения Вольдеморта. Он не верил, что Лорд умер и рассказал нам, что существует пророчество. Он сказал, что, не смотря, на твой, Гарри, шрам пророчество может исполнить и Невилл.
- Тогда понятно. Вы сделали так, что при вашей смерти Невилл получит высвободившуюся магическую силу и тем самым увеличит свои шансы выжить. – Гарри полностью успокоился и рассуждал здраво. Он видел теперь, что Фрэнку осталось всего несколько минут, а обернувшись увидел, что если физическую живучесть Вольдеморта приравнять к человеческой, то без посторонней помощи он вообще не очнется. Таким образом, вывод напрашивался сам собой: нужно успеть, как можно больше узнать у Фрэнка и для этого лучше всего не спрашивать его ни о чем, а дать самому рассказать все самое главное.
- Мистер Лонгботтом прошу вас, вы хотели рассказать все. Что сейчас произошло?
Невилл продолжал стоять в ступоре и смотреть на своего отца.
- Основное ты, Гарри, и сам уже понял, а Невиллу потом расскажешь. Нужно разобраться теперь с Вольдемортом. Невилл, Невилл!
Тот, кого упорно звал раненный Аврор, очнулся и его взгляд прояснился.
- Невилл используй поисково-призывное заклинание и найди ваши палочки.
- Н-но я не знаю такого заклинания. – Парень заикался и был явно не в своей тарелке.
- Я знаю! – Вызвался помочь Гарри, - Невилл оно звучит как – Ассаинт. А действия все те же, что и для поискового. Главное думай о своей палочке и о моей заодно.
- Хорошо, я попробую, Ассаинт.
На удивление всех троих, а особенно самого Невилла, палочки вылетели из кармана Макнейра и подлетели к нему.
- Это, я что, теперь без палочки могу колдовать?
- Да. Твоя мама могла колдовать без палочки – очень редкий дар, в наше время никто не колдует без палочки. – Фрэнк с сожалением вспомнил про свою жену, - после ее смерти этот дар перешел к тебе. Дамбльдор тогда дал нам свиток Ллуда и сказал выполнить Обряд Наследия. В этом свитке очень много магических обрядов и разнообразных заклинаний высшей магии, большинство подобных заклинаний считаются утерянными.
- Заклинание Хранителя? – Догадался Гарри.
- Да, пока это заклинание не использовали Джеймс и Лили, оно считалось, чуть ли не легендой. Особенность свитка в том, что заклинания, хранимые в нем, можно использовать, только читая с самого свитка или после его уничтожения. Дамбльдор очень дорожит этим свитком, а Вольдеморт, к счастью, не знает о его существовании.
- Раньше не знал, - холодный, но хрипловатый голос, явно раненного человека раздался со стороны считавшегося бессознательным Вольдеморта.
- Ага! - сам, не понимая чему, обрадовался Гарри, - наш великий и ужасный очнулся.
С этими словами Гарри взял из рук Невилла свою палочку и повернулся в сторону Вольдеморта. Тот был поражен подобной наглостью. Он ждал чего-то необычного, когда Гарри привел Крэбб, но парень вел себя, как и подобало пленнику, и Лорд на этом успокоился, теперь же вот, нате вам - получите.
Недоумение Темного Лорда длилось не долго и он уже начал поднимать палочку. Он делал это неторопливо, рассчитывая, что перед ним раненый аврор без палочки и двое школьников. Он зря не послушал своего плохого предчувствия, которое говорило, что с Поттером нужно держать ухо востро.
Гарри опередил лениво-непренужденное движение Лорда. Вскинув палочку, он произнес роковые слова - Авада Кедавра.


2 Часть

«Черт, это уже входит у меня в привычку» - Гарри в который раз видел вокруг себя только белый туман, необычайной плотности, - «Ну что ж, по крайней мере, я знаю, что не умер – уже хорошо. А теперь пора пойти прогуляться»
Гарри напряг силы, но вызвать видение всего окружающего не получилось.
«А вот это уже что-то новенькое. Придется ждать пока я опять впаду в беспамятство, а за тем очнусь… ну, где-нибудь я очнусь»
Не успел Гарри так подумать, как заметил, что туман перестал быть равномерно плотным. В нем стали появляться более «светлые» и более «темные» полосы. Сначала эти полосы появлялись беспорядочно, большие и маленькие, более округлые и совсем вытянутые. Но потом они начали выравниваться по горизонтали и закручиваться вокруг него. Через неопределенное время Гарри оказался в бешено крутящейся воронке, которая как бы затягивала его вверх.
Он чувствовал себя стремительно всплывающим с огромной глубины. Дышать становилось все сложнее и сложнее, голова нещадно кружилась, подступала тошнота. Гарри чувствовал резкий упадок сил в несуществующем теле.
Движение закончилось так же внезапно, как и началось. Он «достиг поверхности» и вынырнул.

* * *
Дамбльдор стоял между кроватями и читал с древнего свитка какое-то сложное и очень длинное заклинание. Директор сказал, что после принятия зелья приготовленного профессором Снейпом заклинание необходимо прочесть в три минуты. Поэтому он торопился.
Гермиона, не сумев подавить любопытство, заглянула через плечо Дамбльдора. То есть через плечо она попыталась заглянуть. Учитывая не маленький рост директора Хогварца, ей пришлось встать на носочки и тянуться вверх так сильно, как только она могла. Была мысль использовать Вингардиум Левиоза, но девушка здраво рассудила, что это может что-нибудь нарушить.
Вот она увидела краешек свитка, вот перед ней уже половина страницы. Гермиона уже разобрала несколько слов в свитке и пыталась сообразить, что бы это могло значить. Как вдруг Гарри, лежавший на правой кровати резко сел. Гермиона от неожиданности пошатнулась и, не удержавшись, начала падать прямо на директора.
- Хорошо, что я уже прочел заклинание до конца, - сказал, оборачиваясь и ловя девушку, Дамбльдор, - упади ты раньше, Гарри остался бы в коме навсегда.
Старый волшебник говорил необычайно серьезно, но Гермиона хорошо узнавшая его за пять с лишним лет частых встреч, видела – он настолько рад удачному выполнению заклинания, что злиться на нее и не собирается.

* * *
Адская боль сковала все тело, невозможно пошевелиться. Невозможно даже думать, потому что это тоже приносит боль. Чьи-то ласковые руки аккуратно помогли ему лечь. И уже другие руки осторожно влили ему в рот какое-то зелье. Гарри даже не пытался сопротивляться этому, он не разобрал вкуса зелья и только, заснув через несколько секунд, понял, что это было успокоительное со снотворным.

Когда Гарри очнулся, ему захотелось открыть глаза, но сделать это было не так-то просто. Не просто взять и открыть глаза, оба вместе или сначала один, а затем другой. Нет, сначала ему пришлось преодолеть заклятие неподвижности. Его видимо накладывал сам Дамбльдор для Гариной же пользы. Парень понял это когда, приложив большие усилия, сломал заклятие и открыл-таки, наконец, глаза. Голову тут же пронзили жгучие стрелы боли, а в глазах заплясало, переливаясь красноватыми оттенками подобие белой больничной стены. Гарри зажмурился – захотелось опять выпить снотворного и больше никогда не просыпаться, чтобы только не испытывать эту боль.
Постепенно, очень медленно и с большими мучениями Гарри удалось унять страдания и уже почти безболезненно открыть один глаз.
Он находился в больничном крыле Хогварца. Об этом свидетельствовали белые стены и белый же потолок, больше пока Гарри разобрать ничего не смог.
- Он проснулся! – К Гарри подлетело какое-то расплывчатое пятно в виде лица, обрамленного копной каштановых волос.
- Осторожнее Гермиона, ему сейчас неприятно любое прикосновение.
Предостережение Дамбльдора было верным, но оно запоздало. Гермиона кинулась на Гарри и обняла его. Парень в объятиях своей лучшей подруги почувствовал себя как в тисках, которые к тому же работали на приводе из нескольких пещерных троллей.
Он смог выдавить из себя тихий стон и тиски тут же разжались, но на голову опустилась бетонная плита – Гермиона воспользовалась магловским способом и приложила руку ко лбу Гарри, проверяя температуру.
- Герми, прошу, не трогай меня.
- Да, Гарри, конечно.
- Гермиона, отойди, пожалуйста. Я помогу Гарри придти в себя, - Гарри понял, что нависшая над ним тень это директор, - Дизерор тоталус.
Боль отступила, оставив вместо себя пустоту. Гарри попытался пошевелиться и пустота начала заполняться ощущениями его собственного теля. Он пошевелил всем, чем только мог и понял, что чувствует себя намного лучше. Удалось открыть оба глаза и сесть на кровати.
- Нет, ему нельзя садится. – Блюститель постельного режима, олигарх больничного крыла и просто школьная медсестра – мадам Помфри появилась на пороге соседней комнаты и с неодобрением смотрела, как Гермиона помогает Гарри сесть на кровати.
- Успокойтесь Поппи, Гарри и не такое выдерживал, а заклинание анестезии, как вы сами знаете, не позволит ему делать то, что может навредить организму. – Дамбльдор стоял у соседней с Гарри кровати и держал в одной руке волшебную палочку, а в другой какой-то ветхий свиток.
Гарри огляделся: мадам Помфри исчезла в одной из дверей в соседние палаты, а больше в палате никого не было. Его взгляд остановился на свитке в руке директора.
- Директор, это у вас свиток Ллуда?
- Да, Гарри – он самый. – Дамбльдор, не хуже Гарри знал, что в палате никого нет и говорил спокойно, - А что ты знаешь про этот свиток?
- Фрэнк Лонгботтом сказал, что он содержит много древних заклинаний, что вы этим свитком очень дорожите и еще у этого свитка какие-то там особенности.
- Гарри, не увиливай. Я отчетливо вижу, что ты прекрасно помнишь все сказанное Фрэнком.
- Да я все помню. Но почему я не могу воспользоваться никакими приемами ментальной магии? Я не могу прочесть мысли даже Гермионы. – Гарри попытался еще раз. Он сосредоточился на образе Гермионы и перевел взгляд на нее саму. – Нет, ничего.
- А ты еще много чего не можешь. – Директор явно обвинял Гарри, - еще бы, догадаться использовать против Вольдеморта Авада Кедавра.
Гарри попытался вспомнить, что произошло после произнесения им смертельного проклятия, но в памяти на этом месте была необъятная чернеющая пустотой дыра.
- «Директор, что же все-таки произошло?»
- Ладно, - Директор опустился на стул, - прости, Гарри, погорячился. Со слов Невилла…
«Интересно, а где Невилл, он жив? Это будет следующий вопрос, не стоит перебивать сейчас»
… твое проклятие отскочило от Вольдеморта и попало в тебя, но от тебя оно тоже отскочило и нашло успокоение только в потолке залы, обрушив этот самый потолок, точнехонько на голову Вольдеморта, последнему пришлось срочно аппарировать и он в полном порядке. Ну, если, конечно, не ошибся в аппарировании, - Дамбльдор не весело улыбнулся, - Потом Фрэнк научил Невилла, как сделать портшлюз и вы все втроем перенеслись к воротам Хогварца. Здесь вас уже нашел профессор Снейп и далее мы всеобщими усилиями, сумели вернуть тебя к жизни.
- «А Фрэнк, где он?»
- «Фрэнк Лонгботтом пожертвовал своей жизнью ради тебя. Я провел обряд Человеческой Жизни. Невилл теперь сирота, а к тому же обладает не малой магической силой - ты будешь учить его управлять этой силой»
- «Фрэнка возможно воскресить?»
- «Нет, мы и пытаться не будем. Нам еще есть, кого воскрешать»
- Я знаю, что ты, Гермиона, в последнее время делаешь хорошие успехи в древних рунах, - Дамбльдор посмотрел на девушку, - я отдам тебе свиток Ллуда, но об этом никто не должен знать. Я хочу, чтобы Гарри, с твоей помощью выучил все заклинания и обряды, которые содержатся в свитке.
- Но, директор, их же там несколько сотен! – Гарри не очень хорошо себе представлял, как он будет учить три сотни заклинаний на древних языках, да еще при помощи Гермионы.
«Хорошо, что тогда я… хм, здесь Дамбльдор, а он хорошо читает мысли».
- Когда Гарри выздоровеет, зайдете ко мне, тогда я и отдам вам свиток. Для работы с ним вам еще многое нужно узнать.
«Причем не только о свитке» - «Ура, я смог прочесть его мысли»
- «Успокойся, я специально передал тебе эту мысль – сам ты читать мысли сможешь только через несколько недель»
С этими «словами» Дамбльдор покинул палату и Гарри остался наедине с Гермионой.
- Как ты думаешь, зачем Дамбльдор хочет, что бы ты выучил все заклинания в свитке? – девушка сидела рядом с Гарри, положив одну руку ему на колено.
- Любое заклинание из свитка можно использовать только, читая с самого свитка, либо после его уничтожения. Раньше Вольдеморт не знал о существовании свитка, а теперь Дамбльдор для безопасности хочет его уничтожить.
- Значит Сам-Знаешь…
- Герми, ты же вроде была на первом собрании АД!
- Ну хорошо, Вольдеморт.
- Вот и отлично, только давай поговорим обо всем завтра.
«Будем считать, что я хочу спать»
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:16

16 Глава. Комната для Шенталь и Разговор с Дамбльдором.

1 Часть

Гермиона оставила Гарри одного. Он откинулся на подушке. Мысли никак не шли в голову, а обдумать было что, он перевернулся на бок, устраиваясь поудобнее.
«Так. Я теперь временно не такой сильный волшебник как был – это исправимо. Несколько дней в больнице, а потом вариантов много – Сьюзан, Лаванда, Парватти, Шенталь, да мало ли девчонок будут не против встречаться с Гарри Поттером. В конце концов, можно еще раз «использовать» Гермиону.
Второй факт, требующий разбирательства – это Невилл, он теперь, как я понял, обрел силу своих родителей и равняется хорошему аврору, плюс его умение пользоваться магией без палочки. Мне он, конечно, не конкурент и Вольдеморту в случае дуэли проиграет наверняка. И, тем не менее, он сильнее любого школьника и директор просил позаниматься с ним. Нужно будет, объяснить ему, что большая сила – это большая ответственность. А в остальном просто обращать на него чуть больше внимания, чем на остальных, на занятиях АД. Больше мне, все равно, некогда с ним заниматься.
Ну и еще одно – свиток Ллуда. Насколько я понимаю, Дамбльдор сам знает если не все заклинания из свитка, то многие и хочет что бы я тоже их выучил, а затем что бы не рисковать, раз Вольдеморт узнал про существование свитка, он хочет его уничтожить.
Это все понятно, непонятно только одно – Дамбльдор обронил: «нам есть кого воскрешать»? Неужели он хочет воскресить Джинни и Рона. Если подумать…» - Гарри прибегнул к своим «подключаемым модулям памяти» и это помогло, - «Если подумать, то воскрешение Джинни станет для меня хорошим стимулом к уничтожению Волдеморта. Я и рад буду ей самой и буду иметь постоянную партнершу для секса, да и вообще, Джинни – живая и здоровая, это такая радость, что мне будет достаточно для светлой магии, а черная (теперь уж это точно известно) – против Вольдеморта бесполезна».
Гарри открыл глаза, - «Уж не часть ли своего мозга мне передал Дамбльдор – это как будто не мои мысли. Я просто знаю и понимаю все так четко, словно выучил или сам придумал этот план когда-то давно, а сейчас вспомнил»
Гарри еще много о чем успел подумать. Но дальнейшие мысли его не были столь систематизированы, все-таки, он был ранен, а сосредоточение только на самом главном требовало усилий. Гарри и не заметил, как погрузился в сон.

* * *
Солнечно ноябрьское утро. За окном тихо падает первый снежок, за ночь покрывший всю территорию Хогварца белым, похрустывающим под ногами ковром. Лучи солнца, которое светит, но не греет, проникают в комнату через окно. Прохладно – Гарри кутается в одеяло, пытаясь укрыться с головой, но необходимость дышать не дает этого сделать. Рядом с ним в постели лежит девушка, она еще спит, обняв парня одной рукой и уткнувшись головой ему в плечо.
Гарри аккуратно перевернулся на бок, пытаясь не потревожить сон девушки, но она просыпается.
- Уууу! – Сонно тянет она, - что случилось, уже пора вставать?
- Нет, нет! Спи, еще рано. – Успокоил ее Гарри, поцеловал в лоб и нежно погладил по волосам.
Девушка снова легла, покрепче прижавшись к его телу своим. И уснула.
Гарри сейчас находился в таком месте, где никто не подумал бы его искать и где никто его и не нашел бы, если бы даже захотел. Он всего неделю назад вышел из больничного крыла, где провалялся дольше, чем рассчитывал – целых две недели. И сразу (времени выбрать было предостаточно) предложил встречаться Шенталь Стоун - Гриффиндорке с пятого курса. Девушка была очень рада и, конечно, согласилась.
Гарри еще раньше узнал, что у нее с Колином не было никаких серьезных отношений. И что она вообще считается весьма легкомысленной особой, но ему самому это было только на руку – и расстаться потом не сложно, и удовольствие получит. Таким образом, у него была теперь девушка и ему понадобилось помещение для встреч с ней. Он мог бы поступить как Колин, и приходить в ее спальню по ночам, или пригласить девушку «к себе». Но это требовало осторожности. Вообще, как Гарри тогда подумал – «Это недостойно такого сильного мага, как я». Гарри выбрал подходящий по расположению (не далеко от Гриффиндорской гостиной и в мало посещаемом месте) стенной шкаф для метел и реконструировал его, используя такие заклинания, каких даже Гермиона, не говоря уже про остальных школьников, никогда и не слышала. Он хотел с ней посоветоваться перед началом преобразований, но она мало, чем смогла ему помочь. Только рассчитала за него вектора сил, расположенные в этой части замка – повреди он их и неприятностей было бы слишком много, что бы даже думать о такой возможности, но все как нельзя хорошо подходило для задуманного Гарри.
Молодой «архитектор» разделил помещение для метел, ранее по площади походившее на нишу для статуи, вырезанную в стене и приспособленную под шкаф, на две части. Первую часть он сделал такой же, как раньше был весь шкаф, а проход во вторую часть защитил заклинанием. Эту самую вторую часть Гарри растянул настолько, что получилось неплохое помещение, сравнимое по размеру с одной из спален в Гриффиндорской башне. Нашлось даже место под душ, плюс Гарри сложными пространственными заклинаниями создал на одной из стен «окно» и соединил его через подпространство с окном в гостиной своего факультета. Все так хорошо удалось, что из окна можно было даже вылететь на метле и, повернувшись, тут же влететь обратно, но уже в гостиную Гриффиндора – обратной связи не было.
Гермиона с завистью смотрела на это произведение высшей магии и долго упрашивала Гарри, научить ее подобному. Ему пришлось сильно постараться, что бы растолковать ей, что он знает заклинания, но не сможет ее научить, как именно они работают. Наверное, на создание всего любовного гнездышка ушло меньше сил.
Шенталь же была просто в восторге – она так полюбила эту комнату, что проводила в ней большую часть свободного от занятий времени. Гарри не особо ей доверял и позаботился о том, что бы она не могла никому рассказать ничего лишнего. Тем не менее, с появлением этой комнаты у Гарри исчезло множество проблем, таких как, например, ожидание, ночью под портретом Толстой Леди, пока его обладательница вернется от какой-нибудь из знакомых картин и откроет, наконец, проход.
В общем, жизнь Гарри наладилась и он даже забыл, что директор хотел поговорить с ним и Гермионой по поводу свитка Ллуда, но вчера за ужином ему передали, что Дамбльдор просил его и Гермиону зайти к нему утром.
Парень аккуратно высвободился из объятий Шенталь, на этот раз, не разбудив ее и начал приводить себя в порядок. Когда все необходимые действия по одеванию и умыванию были выполнены, Гарри тихонько вышел из комнаты, поцеловав на прощание спящую девушку.
Вообще Шенталь Гарри нравилась, особенно такому Гарри каким он был сейчас. Она не ревновала его к каждой девчонке проходившей мимо, но зато если какая-нибудь особо смелая Гриффиндорка или Слизеринка (представительницы враждебного факультета действительно часто проявляли к нему крайне высокий интерес) осмеливалась попросить его проводить ее или помочь с домашним заданием. Или тем более, если Гарри в наглую приглашали на свидание, вот уж тут держись конкурентка. Одну девушку даже отправили в больничное крыло с порезами лица – Шенталь залепила ей пощечину и поранила своими ногтями. Тот инцидент так рассмешил Гарри, что он еле сдержался, что бы не показать этого при всех. А дабы загладить свою вину (он осмелился починить девушке сломанный каблук на туфельке), ему пришлось пропустить трансфигурацию и провести дополнительные несколько часов в своей комнате, занимаясь любовью с Шенталь. В постели она была ненасытна и очень активна, они успевали за один раз попробовать по пять шесть позиций, решив просто заняться сексом перед сном. А уж если ей вдруг хотелось чего-нибудь особенного, то это означало, что Гарри потом придется, как минимум, превратить василиска в феникса и обратно, что бы израсходовать полученную магическую энергию.
Таким образом, Гарри уже смирился с тем, что ему, скорее всего, придется стереть Шенталь память, что бы отвязаться от нее, когда будет воскрешена Джинни. А в том, что это произойдет он, почему-то не сомневался, хотя разговор с директором еще не состоялся.
Этот разговор должен был состояться сегодня и Гарри, выйдя из шкафа для метел, отправился в Гриффиндорскую гостиную.

* * *
- Привет!
- Привет! Как Шенталь, она вчера показалась мне расстроенной?
Гарри встретил Гермиону уже выходящей из-за портрета Толстой Леди. Он подошел к ней и поцеловал – последнее время они всегда так приветствовали друг друга, даже Шенталь с этим смирилась. Вместе они направились к директору. Идти было недалеко, но если нужно поговорить время найти всегда удается.
- Шенталь. Она в полном порядке. Просто рассчитывала, что мы завтра вместе отправимся в Хогсмид, ну ты понимаешь – воскресенье, а я ей сказал, что не смогу пойти.
- Ясно. Хорошо, что ты не стал откладывать собрание АД. – Гермиона куталась в мантию – в коридоре гулял прямо-таки «морозный» ветер. – А как ты ей все объяснил?
- Просто! – «Профессор Дамбльдор попросил меня позаниматься с Невиллом и мы с ним будем заниматься». Тем более что это правда. Только не совсем вся. – Гарри даже улыбнулся, так складно у него вышло объяснить все Шенталь. Он бы без проблем наврал ей при необходимости, но делать этого не пришлось.
- А когда ты действительно собираешься заниматься с Невиллом?
Гарри не очень хотел обсуждать это с Гермионой, но пришлось рассказать. – Я собираюсь с ним поговорить про то, что значит – обладать большой силой и подготовлю его к тому, что бы он посвятил побольше времени практике в отработке заклинаний. А в остальном просто буду давать ему чуть больше заданий, чем всем остальным на занятиях АД.
- Ты думаешь, этого достаточно? – Гермиона выглядела задумчивой и шла, не разбирая дороги, Гарри даже взял ее под руку для безопасности. – Мне кажется, Дамбльдор имел в виду, что ты должен обучить Невилла всему, что сам знаешь. Все-таки ему, возможно, придется бороться с Вольдемортом.
«Ну, вот еще. Да мне бы пришлось потратить на это все свободное время, жертвуя сном и используя времяворот»
- Нет, Герми. Во-первых, это практически невозможно, ты ведь сама помнишь – я учился при помощи «Ментального обучения». А во-вторых, Невилл обладает не такой уж и большой магической силой, он во много раз слабее меня, Дамбльдора или Вольдеморта, а следовательно не сможет использовать большинство заклинаний высшей магии. – Гарри посмотрел на Гермиону, понимает ли она правильность его доводов. - Тем более вспомни способность Невилла все крушить и ломать. Если я буду учить его сильным заклинаниям, а он будет ошибаться – это грозит серьезными разрушениями замку, и будет угрожать жизни самого Невилла.
Хоть ребята и не спешили, они уже дошли до каменной горгульи, застывшей в ожидании пароля.
- Булочка с изюмом! – Сказал Гарри и, пропустив вперед Гермиону, прошел в открывшийся проход. – Как ты думаешь, Дамбльдор позвал нас только для того что бы отдать свиток?
- Не знаю, но если бы только за этим, то он мог бы отдать нам его и раньше или в любом случае, не стал бы вызывать обоих, тем более, в воскресенье утром.
Ребята постучались и вошли в кабинет директора.


2 Часть

Дамбльдор сидел за своим столом и изучал какую-то бумагу.
- Здравствуйте, ребята проходите, располагайтесь. – Директор махнул палочкой и два кресла, стоявшие у камина, придвинулись к его столу. Еще один взмах и на столе появились поднос с булочками и ароматный травяной чай.
- Вы еще не завтракали, так что налегайте, а я пока выполню одну давно задуманную идею. – Дамбльдор встал и подошел к шкафу, в котором, как знал Гарри, хранился дубльдум.
- Директор, что вы намерены делать? – Обеспокоено спросила Гермиона.
- Ничего особенного. Мне только вчера прислали из министерства разрешение на использование времяворота…
«Черт бы побрал этого Малфоя. Что бы Я, спрашивал у каких-то бумажных червей разрешение что-то сделать» - прочитал Гарри мысли директора.
- … и я собираюсь отправиться на несколько недель назад, что бы поговорить с Фрэнком Лонгботтомом. – Дамбльдор достал из шкафа времяворот и посмотрел сквозь его стеклянные стенки в окно, - Гарри, ты говорил, что Вольдеморт спрашивал Фрэнка про карту?
- Да. Я не понял о чем речь. Он еще упоминал, что с помощью этой карты сможет добраться до какой-то Виалеты. – Ответил Гарри и прочел в мыслях директора ответ, не предназначавшийся ему, – «Да, видимо это действительно оно – все сходится».
- А вы знаете, что это за карта, директор? И кто эта Виалета, что до нее так трудно добраться?
- Подождите, пожалуйста, с вашими вопросами. – Дамбльдор повернулся к ребятам, – Как ты помнишь, Гермиона, я тогда попросил мадам Помфри расположить Фрэнка Лонгботтома в отдельной палате и он находился там один в течение получаса. Я сейчас схожу в больничное крыло и в той самой палате перенесусь на определенное время назад, поговорю с Фрэнком и, если он подтвердит мои подозрения, все вам расскажу. – С этими словами Дамбльдор вышел из кабинета.
- «Вы пока ешьте булочки» – Услышал Гарри голос директора в своей голове, - «И за одно попытайся узнать, как Гермиона отнесется к идее воскрешения Рона и Джинни – только будь осторожен, она не сразу поймет, о чем ты говоришь, и возможно будет шокирована».
«Вот, черт! Значит, действительно, воскресим!» - Ура! Ура! Ура! – Пропел Гарри.
- Гарри, что с тобой? – Удивленно покосилась на него Гермиона, жуя булочку.
- Ура! – Гарри в порыве радости обнял девушку. – Мы воскресим Рона и Джинни. – Выдал он ей весь секрет сразу.
«Упс, как любил говорить Фламель. Сейчас что-то будет» - Гарри сразу «остыл» и ожидал реакцию Гермионы. – «А еще говорят эмоции потерял – обрадовался как котенок, дорвавшийся до мамкиной сиськи».
Но реакция Гермионы никак не совпадала с тем, чего он ожидал. Девушка спокойно дожевала кусок булочки и запила ее чаем. Только потом она сказала –
- Успокойся, Гарри. Еще ничего может и не получиться. Ты должен знать, что все заклинания для воскрешения относятся к черной магии и люди после воскрешения, чаще всего оказываются проклятыми. Вспомни хотя бы отца и мать Невилла – Рог Дьявола, древний черно-магический артефакт, который использовал Вольдеморт, проклял их. Если бы Фрэнк Лонгботтом прожил еще на два часа больше – он бы потом вечность горел в аду. – Гермиона глотнула еще чаю и продолжила. – Я не знаю, что хочет использовать Дамбльдор. Но, скорее всего, у выбранного им способа какие-то особо сложные условия. Вряд ли директор собирается обрекать Рона и Джинни на проклятие и в тоже время, если бы существовал способ иначе их воскресить – неужели бы мы этого до сих пор не сделали.
«И почему, Гермиона всегда права? Я сам должен был догадаться, что способ воскресить Рона и Джинни должен требовать чего-то… – сложного»
- Да, Герми, ты как всегда права. – Гарри сидел с опущенной головой, он чувствовал (чувствовал!) себя виноватым за свое необдуманное веселье. – «И чего я так разорался? И раньше ведь думал, что мы их воскресим – был практически уверен. А тут вдруг взбесился».
Через некоторое время Гермиона спросила. - Гарри, что ты будешь делать с Шенталь, если удастся воскресить Джинни?
- Не знаю. – Буркнул он.
- Или ты останешься с ней?
- Не могу сейчас этого сказать.
Остальное время ребята молча пили чай с булочками и ждали когда вернется директор.
«Хм. Джинни… Джинни – она мой ангел-хранитель, моя первая девушка, моя любовь. Тем более и она меня любит... Любила – когда была жива. Теперь я вспомнил, почему у нас все было так хорошо: Я действительно читал мысли Джинни, сразу как научился это делать. Она тогда вспомнила свою прежнюю любовь ко мне и это чувство, жившее в заточении более двух лет, вырвалось на свободу и с еще большей силой, чем прежде захватило ее. Джинни, как в детстве, видела во мне героя, всемогущего победителя темных сил. Я тогда и был по сравнению с ней или Роном, или Герми – всемогущим.
Именно поэтому я так хочу, что бы она ожила. А Шенталь, - я уже думал об этом, нужно будет посоветоваться с директором, он не откажет в помощи. И если не будет лучшего решения, то просто обливиэйт»
Наконец, дверь в кабинет директора открылась и вошел сам Дамбльдор. Он был сосредоточен и серьезен, прошел за свой стол и, не делая никаких пауз, ни о чем, не спрашивая начал рассказывать:
- Фрэнк подтвердил мои самые страшные опасения. Если Вольдеморт выполнит то, что он задумал – нам всем будет крайне сложно выжить. Он станет практически непобедим.
- Практически непобедим! Директор, да он и сейчас не самый легкий противник! – Заметил Гарри.
- Именно так, Гарри. Но если ты это понимаешь, то ты должен понимать и то, что если он увеличит свою силу в несколько десятков раз, то даже ты вряд ли сможешь что-то сделать.
Дело в том, что…
Я начну свой рассказ от самого начала, а потом если вам будет непонятно, поясню все подробнее. Вы должны знать, что в первой половине двадцатого века, а именно с двадцатых до пятидесятых годов в волшебном мире существовал очень опасный жестокий и сильный темный маг – Гринденвальд. К сожалению, профессор Бинс не рассказывает вам на уроках истории о событиях того времени, поэтому вы и знаете только то, что Гринденвальд – был, что он был плохим как Вольдеморт и, что его победили в 1946 году.
- Вы его победили, директор. – Подала голос Гермиона.
- Да. Но вы не знаете подробностей. В наше время принято считать, что если Гринденвальд был сильным черным магом, то это значит, что он как Вольдеморт, уничтожал маглов, убивал Авроров и нападал на невиновных людей. А на самом деле он вел себя совсем иначе. Он не зверствовал в открытую и не имел огромной кучи сторонников – ему просто были не нужны сторонники, потому что если бы он захотел господства над миром, он бы его получил. Но он не был сумасшедшим или фанатиком, он бы вполне нормальным черным магом и обладал просто неимоверной магической силой. Только одно омрачало его существование – он был проклят и проклят был еще самим Мерлином.
- Мерлином! Да сколько же ему было лет?!
- В том-то и дело, что Гринденвальду было более тысячи лет.
- Но почему тогда он проявил себя только в двадцатом веке?
- Он проявлял себя и раньше, но не так сильно. Проклятие Мерлина гласило, что Гринденвальд умрет, если убьет своими руками или своей магией хотя бы одного потомка Мерлина, в тоже время он не сможет умереть от старости или болезни, а только потомок Мерлина сможет его победить. Он в течение многих сотен лет изучал черную и белую магию, скрываясь и стараясь не напоминать о себе. Он искал возможность снять проклятие и боялся, что кто-то из потомков Мерлина его найдет. Но в результате всех поисков он отчаялся и решил просто поразвлечься, потому, что и жить-то ему надоело. Он влиял на магловских политиков и правителей и таким образом вызвал две мировые войны, плюс несколько более мелких конфликтов, которые унесли тысячи и тысячи жизней. Деяния Гринденвальда для всего человечества были куда опаснее, чем действия Вольдеморта даже для Англии, по всему миру оплакивали погибших, не было ни одной страны, которая не потеряла бы своих армий, своих людей, жители которой не подверглись бы страданиям.
В сложившейся ситуации я, как последний потомок Мерлина, начал искать возможность победить Гринденвальда. Я перечитал множество книг, беседовал со всеми сильными магами мира и, в конце концов, узнал, что Гринденвальда можно победить. Именно победить, потому что как его убить я знал и прежде, достаточно было просто вынудить его сразиться со мной – при любом исходе дуэли Гринденвальд бы умер. Но проблема в том, что накопленная им за тысячу лет магическая энергия не могла исчезнуть просто так. Эта энергия, получив свободу, наделала бы столько бед, что это и представить сложно.
Я же узнал, что силу Гринденвальда можно после его смерти определенным образом обезопасить. Все было подготовлено, и я вместе с несколькими помощниками отправился на его поиски. Среди людей, которые мне помогали, была Виалета Гринденвальд – далекая родственница самого Гринденвальда и его потомок. Без нее бы собственно ничего и не получилось. Когда мы нашли мага, он был в плохом настроении, и это мне помогло. У нас состоялась дуэль, и он допускал много ошибок – в результате я смог его убить, а Виалета, благодаря тому, что она была его потомком, специальными заклинаниями смогла присвоить себе его магическую сущность. Для всеобщей безопасности, мы заточили Виалету в темницу, – она пожертвовала своей жизнью ради жизней других людей.
Сейчас люди, посвященные в эту историю, называют темницу Виалеты Гринденвальд, гробницей силы. Именно туда Вольдеморт и хочет проникнуть.
Гарри сидел и пытался переварить полученную информацию, - «Значит если Вольдеморт, попадет в гробницу силы то, используя свои обширные знания – он, возможно, сможет присвоить себе силу Гринденвальда, причем директор в этом не сомневается. Вот тогда всем действительно будет плохо»
- А в гробницу можно попасть, прочитав карту, которую он ищет? – Спросила Гермиона.
- Да. Только он уже не ищет карту. Как сказал мне Фрэнк, Вольдеморт уже обладает картой – ему осталось только разгадать, что именно на ней написано. На самом деле, карта – это не совсем карта, это портшлюз в гробницу Виалеты, достаточно только правильно прочитать заклинание, написанное на ней. А для этого Вольдеморту нужен, кто-то ОЧЕНЬ хорошо разбирающийся в древних языках, рунах и криптографии. Фрэнк Лонгботтом был одним из таких людей и Вольдеморт пытался заставить его прочесть карту. Но теперь он будет искать других людей способных ему помочь, и не исключено, что найдет.
В связи с этим, я считаю, что единственный выход – это сделать так, что бы Гарри смог использовать белую магию. Вольдеморт сейчас боится Гарри. Он понял, что его сила велика и, что в случае дуэли ты, Гарри, сможешь его победить. Но он не знает, что ты не можешь использовать белую магию, он думает, что ты просто ошибся, использовав Авада Кедавра против него – все-таки ты еще школьник и тебе можно приписать достаточно легкомыслия для подобной ошибки.
В общем, я даю вам свиток Ллуда. Ты, Гермиона, уже хорошо разбираешься в рунах и криптографии, а раз тебе будет помогать Гарри, я не сомневаюсь, что чтение свитка будет для вас не очень сложным. Вы должны прочитать все, что здесь написано. Будет очень хорошо, если Гарри сможет выучить как можно больше новых заклинаний. Но самое главное – вы должны выбрать обряд воскрешения, там их несколько, и найти подходящее заклинание из белой магии, которое поможет победить Вольдеморта.
Директор сказал эту непонятную сумбурную фразу, передал ребятам свиток и попросил их уйти.
- Почему он хочет, что бы мы сами прочитали свиток и выбрали обряд воскрешения для Джинни и Рона? – Спросил, недоумевая, Гарри.
- Наверное, потому что они один другого ужасней. – Предположила Гермиона, и они отправились «по своим делам».
Гарри отправился в свою комнату – он хотел еще немного поспать, а Шенталь уже должна была уйти в Хогсмид, она вчера, назло Гарри, приняла предложение Колина. Они продолжали активно общаться, но Гарри контролировал ситуацию и легко мог это прервать, если бы ему, что-то не понравилось, поэтому он не беспокоился, отпуская свою девушку в Хогсмид с другим парнем.
Гермиона же, взяла себе свиток Ллуда и собиралась просидеть за его чтением все время, оставшееся до собрания АД (не забывайте – у них воскресенье).
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:18

17 Глава. Первые заклинания свитка Ллуда и Закрытие Дуэльного клуба.

Все оставшееся время до собрания АД прошло спокойно, Гарри успел выспаться и уйти из своей комнаты до того, как туда вернулась Шенталь.
Он узнал о ее возвращении по громкому смеху в коридоре – Шенталь не могла попросить Колина, проводить ее до этой комнаты и они, скорее всего, направлялись в Гриффиндорскую гостиную. Гарри быстро собрался и ушел в комнату желаний.
Он пришел слишком рано – до собрания АД оставалось еще где-то час времени. Гарри достал свою палочку, осмотрел ее и решил отполировать – ему показалось, что она слишком грязная, а оружие нужно держать в чистоте. Потом Гарри решил потренироваться, он создал нескольких боггартов и задал им случайный перебор страхов. Для еще большей сложности тренировки Гарри плотно занавесил окна и наполнил зал посторонними звуками.
Тренировка шла своим чередом, Гарри уничтожал боггартов одного за другим – мумия, вампир, акромантул, дементор, гарпия…
«Стоп! Дементор?» - Гарри остановился и тут же был атакован оборотнем. Разобравшись с последним, он убрал всех оставшихся боггартов и присел на удобный диванчик.
«Дементор. Черт, и какое же заклинание я к нему применил?»
Но вспомнить он так и не смог и не, потому что забыл, а потому что в этот момент в зал вошла Гермиона.
- Гарри, привет! Ты-то мне и нужен. – Гермиона быстро преодолела расстояние от дверей до гарриного диванчика и присела рядом с парнем. – А почему здесь так темно? – Она выглядела предельно сосредоточенной и только сейчас заметила занавешенные окна. Теперь она осматривала зал на предмет чего-нибудь еще необычного, ожидая ответа от Гарри. Но ответа не последовало.
- Гарри!
- Да. – Очнулся Гарри от раздумий.
- Что с тобой? И что здесь произошло?
- Я тренировался и… - Он задумался, говорить ей или нет.
- Что «и»? – Гермиона начала что-то подозревать.
- Ты знаешь, как убить дементора? – Выбор был сделан с пользу «говорить». – Именно убить, а не прогнать, как это делает защитник.
- Знаю. – Не меняя сосредоточенного выражения лица, ответила Гермиона.
«Значит, знает. Отлично» - Парень встал и начал расхаживать перед Гермионой взад вперед.
- Гарри, мне много нужно тебе рассказать. – Гермиона оживилась. – Этот свиток Ллуда… тебе нужно его почитать вместе со мной, там столько заклинаний. Смотри!
Она развернула, принесенный с собой пергамент. Гарри подошел и заглянул в рукопись, но ничего не увидел. Он посмотрел на девушку, но она уже сворачивала пергамент.
- Ладно, объясню на пальцах.
«Как я могла забыть, что эту информацию невозможно переписать» - Гарри прочел мысли Гермионы, дабы объяснить себе ее поведение. Такой способ был надежнее и быстрее, расспросов. А она тем временем продолжила:
- Я начала читать свиток и уже нашла несколько интересных заклинаний…
- Подожди, - Прервал ее Гарри, – обо всем ты мне расскажешь потом, а сейчас до прихода остальных осталось всего несколько минут, расскажи, какое заклинание убивает дементора и как я мог его только что использовать. – Гарри говорил так же серьезно, как выглядела Гермиона.
Девушка закрыла глаза и по памяти процитировала:
- Заклинание «Каллейро» - внушает любому живому существу чувство беспричинной радости. Действие заклинания абсолютно и необратимо, для человека – это безумие, а для дементора, беспричинная радость – это смерть. – Гермиона открыла глаза и посмотрела на Гарри.
«Но ведь это заклинание использовал Макнеир, когда напал на меня у Дурслей»
– Это примерный перевод. – Продолжала Гермиона. – А на вторую часть вопроса могу сказать только, что это заклинание известно многим черным магам и не из свитка Ллуда.
«Так, значит Макнеир хотел сделать меня сумасшедшим, а потом Вольдеморт убил бы меня в «честной» дуэли – напоказ Пожирателям»

* * *
Ребятам пришлось закончить свой разговор, потому что в зале начали появляться члены АД. Сначала пришли Хуффльпуфцы, за ними студенты Равенкло, последними же шумной толпой ввалились трое Гриффиндорцев. Колин, Денис и Невилл о чем-то оживленно разговаривали и смеялись, они не сразу успокоились, но потом поприветствовали всех присутствующих и Гарри начал занятие.
Через полтора часа оживленного изучения новых способов обездвиживания, восемь из девяти учеников Гарри уже падали от усталости. Невилл же превзошел все ожидания и только чуть-чуть запыхался, хотя принимал самое активное участие в дуэлях.
- Гарри, позанимайся с Невиллом, а мы пока отдохнем. – Крикнул Денис.
Эту идею поддержали все присутствующие, а самые активные придвинули себе диванчики и приготовились к зрелищу. Невилл несмело отошел от Луны, с которой сражался до этого и направился к Гарри, спрашивая взглядом (а может быть и мысленно, только Гарри было лень проверить) согласен он или нет.
«Они чего, хотят дуэль? И что мне делать, сразу показать, что Невилл не так уж и силен, поучить его новым заклинаниям или поотбиваться от него подольше?»
- «Лучше потренируй его защищаться. Пусть попробует все, что знает – зеркальный щит, блокировку, Протего»
- «Профессор Дамбльдор! Добрый вечер».
- «Добрый вечер, Гарри. Ты не против, я тут за вами понаблюдаю? Только не бей Невилла сразу в полную силу»
- «Хорошо, профессор»
- Я согласен. – Гарри огляделся и выбрал место для дуэли. – Невилл, вставай здесь.
Он поставил Невилла так, чтобы даже самое неудачное его заклинание не могло попасть в «зрителей». И предложил ему напасть. Первым заклинанием оказалось ослепляющее и Гарри от неожиданности чуть не пропустил его, он в самый последний момент успел подставить руку и заклинание разбилось об нее, не причинив вреда.
- Ослепляющее заклинание. Чтобы добиться успеха, необходимо попасть в голову или в грудь, иначе заклинание не причиняет человеку никакого вреда. – Прокомментировал для всех Гарри, а сам переместился чуть влево и запустил в Невилла экспелиармус. Заклинание достигло цели, и палочка Невилла оказалась в левой руке Гарри. Невилл смущенно опустил голову, он выглядел так, как будто сказал что-то не к месту.
- Сейчас будем отрабатывать твою защиту. – Гарри вернул ему палочку. – Ты помнишь зеркальный щит?
- Помню. – Тихо отозвался Невилл.
- Тогда защищайся, я буду атаковать оглушителем.
Гарри встал в стойку, что бы показать Невиллу, что он готов нападать и выпустил оглушитель. Заклинание отразилось и полетело обратно, Гарри отскочил в сторону и отправил еще оглушитель – опять в сторону, обездвиживатель – пригнуться, ослепляющее…
Через час уже восемь человек чувствовали себя нормально, а один готов был свалиться от усталости. Сам Гарри тоже устал. А профессор Дамбльдор «сказал», что все прошло как нельзя лучше, но ребятам пора расходиться.
- Все. – Гарри опустился на диванчик рядом с Гермионой. – Все по гостиным.
- Ну!
- Это не честно!
- Мы тоже хотим подраться! – Послышалось со всех сторон.
- Нет. Все дуэли в среду или следующее воскресенье. – Гарри откинулся на спинку дивана и ждал пока все разойдутся.
- Гарри, как я дрался? – К нему подошел Невилл.
- Отлично, Невилл… - не успел, как следует, ответить Гарри.
- Ты дрался как зверь!!!
- Да! Круто, Невилл.
На него налетели братья Криви и, позволив Гарри расслабиться, утащили парня из комнаты желаний. Через пять минут разошлись уже все, осталась одна Гермиона – она тихо сидела на диванчике возле Гарри и не смотрела в его сторону. Он, не прилагая усилий – чисто инстинктивно, почувствовал ее грусть и усталость.
- Герми, иди ко мне. – Гарри притянул девушку к себе, она не сопротивляясь, облокотилась на его плечо и закрыла глаза.
«Профессор, вы уже можете оставить нас»
- Гарри, мне кажется, что ты от меня что-то скрываешь. – Тихо произнесла она.
- Что ты, Герми, зачем бы мне это делать. – Гарри погладил ее по волосам, мысленно пытаясь заставить себя проводить девушку до ее спальни, а самому пойти к Шенталь. Но вместо этого он потушил в зале свет, преобразовал диванчик под собой и Гермионой в удобную кровать и применил к девушке слабенькое сонное заклинание. Сам он тоже решил не идти сегодня спать в свою комнату, а остаться со своей лучшей подругой и охранять ее сон.


* * *
Через два дня, на занятии в Дуэльном клубе Невилл показал себя – победив Малфоя, в честном поединке. А еще через день на него в коридоре напали Слизеринцы. Исход той битвы (иначе не назовешь) был плачевен для обеих сторон. В самый жаркий момент, когда Невилл уже положил несколько человек и вполне успешно отбивался от троих оставшихся Слизеринцев, появился Снейп. Профессору зельеварения в этом году катастрофически не везло в дуэлях студентов. Он вышел из бокового коридора и оказался между дерущимися – как раз на линии огня. Одного размноженного оглушителя хватило на всех – часть заклинания отразил Снейп, часть отразились от стен, какой-то шальной кусок развернулся обратно к Невиллу. Как результат – пятеро оглушенных тел в одном из наименее посещаемых коридоров Хогварца.
Снейп, когда его привели в чувства, рвал и метал. Если бы не Гарри, Невилл лишился бы на следующем же уроке по зельям всех баллов, что были у Гриффиндора. Так же не были в восторге и Слизеринцы – те, которых Невилл «успокоил» до прихода Снейпа отделались двумя-тремя днями в больничном крыле, а Малфой и его свита определились в лазарет надолго.
Сам же Невилл тоже не остался невредимым – попавшая в него часть оглушителя была самой неудачной – она соединилась с, выпущенным кем-то из слизеринцев, фурункульным заклинанием и Невилл оказался оглушен и поражен прыщами одновременно. Его с тех пор мучило что-то просто невообразимое – два несовместимых заклинания модифицировали друг друга и бедный Невилл каждый раз как засыпал покрывался ужасными прыщами. Стоило ему проснуться, прыщи проходили, а стоило снова заснуть, и через двадцать минут прыщи опять покрывают все его тело. Таким образом, Невилл теперь мог спать только по двадцать-тридцать минут, так как прыщи имели свойство покрывать все его тело и очень сильно болели, не давая спать.

* * *
В следующую среду Гарри был весьма сильно удивлен, появлением Малфоя в Дуэльном клубе. Он тяжело вздохнул оттого, что его надежды на спокойное занятие не оправдались.
«Придется опять Малфоя утихомиривать» - Подумал он.
Тем временем, Малфой, Крэбб и Гоил были последними из обычных посетителей Дуэльного клуба, кого до сих пор не было в зале и, следовательно, пора было начинать занятие. Гарри в этот раз был хорошо подготовлен – он собирался попробовать обучить студентов заклинанию зеркального щита, которое уже в совершенстве знал Невилл, и которое изучали все члены АД в прошедшее воскресенье. Программа Дуэльного клуба вообще была максимально приближена к программе АД, потому что, как напомнил Гарри при последней встрече директор, - Дуэльный клуб выполняет только дополнительные функции, по подготовке нового поколения Ордена Феникса.
Дамбльдор вызывал Гарри к себе в понедельник и спрашивал о том, что ему уже удалось узнать из свитка Ллуда. Гарри тогда постарался как можно лучше закрыть свои мысли и осмелился соврать директору. Он сказал, что чтение идет своим чередом, но ничего интересного пока нет. Директор вряд ли поверил, но придираться не стал. На самом же деле Гарри еще даже ни разу не читал сам этот свиток. Все, что он знал – это то, что ему говорила Гермиона. Первый раз на собрании АД про заклинание «каллейро», и потом раза два или три, пытаясь заставить его самого почитать и позаниматься вместе с ней. Но он так до сих пор и не внял ее уверениям – то Шенталь его вечером «задерживала» и никуда не пускала, то он сам ленился и откладывал дело на потом. Причем сейчас, как и раньше, Гарри не мог себе объяснить причины этого нежелания читать свиток.
«Наверное, мне страшно?» - Студенты, ожидая начала занятия, разговаривали между собой, а Гарри раздумывал о своем:
«По идее, я должен стремиться прочесть свиток, что бы скорее найти способ воскресить Джинни. Но почему-то мне этого уже не так сильно и хочется» - Гарри не понимал сам себя. Однако задерживать занятие дольше было невозможно и он, дав себе, обещание позаниматься свитком завра же, обратился к студентам.
- Итак, - Небольшая пауза, дабы все успели досказать последнее предложение и обратили на него внимание, - Во-первых, добрый вечер!
Зал зашумел, выражая общее пожелание доброго вечера. А Гарри продолжил:
- Сегодня мы начнем изучать весьма сложное защитное заклинание – Зеркальный щит. – Он оглядел зал, но ни замечаний, ни вопросов пока не было. Все (за исключением плюющего в потолок Малфоя) внимательно слушали. – Это заклинание повсеместно используется аврорами, потому что одновременно и защищает и отражает заклинание обратно в противника. С этим заклинанием одна...
Договорить Гарри не дало внезапное появление Дамбльдора. Он стремительно вошел в зал, причем быстрые движения вообще были не свойственны директору, а если учесть еще и выражение его лица – то можно было подумать, что Пожиратели напали на Хогварц, а директор прибежал спасать ребят. Однако ничего подобного видимо не произошло, потому что Дамбльдор замедлил шаг и уже более спокойно прошел к Гарри.
«Прости, что прервал тебя, но это было необходимо» - Обратился он к последнему.
- Ребята, - директор встал рядом с Гарри и обратился к залу, - Министерство Магии запретило школе проведение занятий Дуэльного клуба, поэтому всем вам сейчас нужно разойтись по гостиным.
Эффект был заторможенный. Сначала никакого эффекта, затем быстрые обмены взглядами выдавшие кто кому в этой толпе интересен, а только потом бурная реакция, крики и вопросы. Студенты загалдели и подняли такой шум, что Дамбльдору пришлось усилить себе голос и попросить всех успокоиться.
«Я бы, наоборот, у всех отнял голос, а сам говорил спокойно» - подумал про себя Гарри. - «Простите, Директор, а что все-таки случилось? Три месяца клуб никому не мешал, а теперь вдруг запретили»
- Раньше просто у них не было времени на Хогварц. – ответил директор, - А теперь, мне кажется, Вольдеморт что-то задумал. Да и повод подвернулся удачный – как мне написал в письме Фадж: «инцидент с профессором Снейпом заставляет задуматься о том, каким образом дети используют полученные ими дополнительно знания». В общем, для начала закрыт Дуэльный клуб, а потом… нам стоит ждать чего угодно, вплоть до представителя департамента по делам образования.
- Главное, что запретить занятия АД Министерство не сможет. – Сказал Гарри, - Или сможет?
- Нет, Гарри, эти занятия запретить не смогут, так как они и так нелегальны. А тебе, кстати, уже пора посещать уроки ЗОТС – мы закончили элементы белой магии.
С этими словами Дамбльдор оглядел почти пустой зал и ушел, оставив не мало вопросов и вопросиков, а так же неприятное ощущение тревоги. Как и полторы недели назад в помещении остались только Гарри и Гермиона.
Девушка не торопясь подошла к Гарри. Она положила руки ему на плечо и опустила на сложенные руки голову. Гарри, не долго думая, обнял ее и легонько поцеловал мягкие каштановые волосы.
- Устала? – Заботливо спросил он.
- Не знаю… Последнее время мне всегда как-то неуютно. – Гермиона подняла голову и посмотрела Гарри в глаза. – А с тобой наоборот – хорошо.
«Эх, вот это и есть надежный друг! – И кто сказал, что во мне умерли эмоции»
- Для этого и есть друзья. – Ответил Гарри. Он как можно аккуратнее отлепил от себя Гермиону и, обняв ее за талию, повел к выходу из Большого зала. – Если ты действительно не устала, мы могли бы сегодня позаниматься свитком Ллуда.
Через несколько шагов девушка тихо ответила, – Ты прав. Это самое лучшее, что мы можем сейчас сделать.


* * *
«Эх, как мне не хватает той Гермионы, которая была раньше» - С ностальгией подумал Гарри, смотря, как девушка готовится к работе со свитком.
Несколько минут назад, когда они поднялись по лестнице в женскую половину Гриффиндорской башни, Гарри обнаружил неаккуратную, неубранную комнату. Такая могла бы быть у него или у Рона, но ни как не у умной и собранной девушки, какой всегда была Гермиона. Сама Гермиона, видимо, подумала так же, она постаралась, насколько это было возможно привести комнату в надлежащий вид при помощи магии. Лишняя одежда была убрана, постель заправлена – «Она, что действительно отказалась от помощи домовых эльфов?» - книги расставлены по полкам, а те, что туда не поместились, аккуратными стопочками убрались под кровать. В пять минут или меньше комната приобрела более-менее приличный вид и Гермиона, оглядевшись, пригласила Гарри пройти к столу.
- Я уже прочитала несколько десятков страниц, и сейчас читать дальше, думаю, не стоит. Я просто расскажу и покажу тебе, что там есть, а ты попытаешься все запомнить и выполнить некоторые заклинания. – Гермиона, непонятно откуда вытащила заветный свиток и положила его на стол.
Гарри подвинулся в кресле и девушка устроилась рядом с ним.
«Интересно, такое положение не помешает нам заниматься делом?»
- Так, - Гермиона убрала волосы с лица и открыла свиток, - если мне не изменяет память, (Гарри почувствовал, как она мысленно грустно улыбнулась) заклинание «каллейро» ты уже знаешь. Тогда мы начнем вот с этого.
Она закрепила открытый свиток на определенном месте и начала читать, медленно шевеля губами и вдумываясь в слова. Через несколько минут она подняла голову. – В общем, здесь говорится о заклинании аннертезии – замораживании души внутри тела. Это заклинание если его правильно применить как бы, усыпит человека на сколько угодно времени. Здесь говорится так же, что обратное заклинание было известно только жрецам древнего Египта – они, таким образом, усыпляли воинов и замуровывали вместе с умершими фараонами в качестве охраны.
- Но ведь в гробницах фараонов не было никаких спящих воинов? – Удивился Гарри.
- Гарри, они там были – какое-то время. Но когда гробницы открыли, все тела давно сгнили и души погибли.
- Об этом там написано? - Спросил Гарри, указывая на свиток.
- Нет, я почитала об этом дополнительно. – Ответила Гермиона, снова вчитываясь в свиток. – Это заклинание нам бесполезно, - шептала она, пропуская куски текста, - это не нужно, этого я не поняла, ага – вот! Я давно хотела тебе об этом рассказать, но ты все время убегал.
На свитке, куда указывала Гермиона, было изображено нечто похожее на силовое поле, имевшее немного вытянутую сферическую форму. Внутри поля угадывались силуэты двоих людей, а ниже шел текст и формула заклинания.
- Что это за заклинание?
- Это заклинание «Этернал Томб» - оно навечно замуровывает двоих магов – того, кто произносит заклинание и того, на кого оно направлено в нерушимое силовое поле. Заклинание ни разу не применялось, потому что на него нужна очень большая магическая сила, а волшебник, произнесший его, фактически совершает [Слово запрещено роскомнадзором].
- Но зато оно дает стопроцентную гарантию, что и противник не выберется. Ведь так?
- Так, но…
- Ничего ни но. Это дает реальный шанс победить Вольдеморта. – Гарри оживился. – Герми, ты умница. Это именно то, что нужно.
- Успокойся. – Строго сказала Гермиона. – Пообещай мне, что никогда не используешь это заклинание! – Весь ее вид выражал готовность уничтожить свиток, если Гарри не пообещает, не использовать это заклинание. Их взгляды встретились: строгий карий и возбужденно-непонимающий зеленый. Молчание продлилось недолго, Гермиона отвела взгляд и совсем другим голосом сказала.
- Я уже потеряла одного лучшего друга и еще Джинни. – Ее голос сорвался, а в глазах появились слезы. – Я не хочу потерять еще и тебя!
Гермиона сдалась, скинула маску фальшивой строгости и заплакала, закрывая лицо руками. Она все так же сидела в кресле рядом с Гарри и он сделал единственное, что смог придумать – обнял ее и прижал к себе.
- Успокойся, - Тихо произнес он, - Я обещаю. Обещаю, что не использую это заклинание… если будет хотя бы один шанс победить по другому.


* * *
Шенталь, конечно опять устроила Гарри скандал, как и в прошлый раз, когда он, после собрания АД, остался на ночь с Гермионой. Она в течение получаса кричала, ругалась и грозилась его бросить…
Ее истерика кончилась всего-навсего однодневной обидой, чего бы не произошло, если бы Гарри не догадался наложить сдерживающие чары. Из-за них Шенталь просто не пришло в голову пойти и разобраться с Гермионой (Гарри честно рассказал, где и с кем он был, а так же, что ничего не было).
Эта сцена Гарри ничуть не тронула и даже не удивила – он еще на подходе к своей комнате чувствовал, что Шенталь готовится к скандалу. Она выбирала наилучшую позицию и наипугающую позу, готовила гневный монолог и выбирала, что ей попросить у Гарри взамен прощения. Он уже привык к такого рода проблемам и легко согласился с требованием девушки подарить ей парадную мантию к новогоднему балу, причем такую, какую она сама выберет - он все равно не собирался этого делать.
Не то что бы ему было жалко денег на парадную мантию для своей девушки – вовсе нет. Просто он рассчитывал, что к новому году его девушкой уже будет Джинни и, что именно ей он подарит не только мантию, но и все, что она захочет - будь то прямая просьба или просто мысленное желание.
Именно из-за проблемы воскрешения Джинни «Ну и Рона, конечно» Гарри был готов сколько угодно терпеть недовольство Шенталь, только бы она давала ему то, что от нее нужно. А он пока будет встречаться с Гермионой для изучения свитка, как они и договорились – по понедельникам и средам.

Как раз прошедшая ночь, проведенная с Гермионой, волновала сейчас Гарри больше всего.
После того, как Гермиона успокоилась они, удобно разместившись в кресле вдвоем, разговаривали обо всем на свете, ничего не скрывая – как самые лучшие друзья, которыми и являлись. Гермиона впервые рассказывала Гарри про свое детство, про ее нежелание уходить из своей магловской школы:

- На следующий год я должна была поступать в среднюю школу и уже прочитала программу и несколько учебников, когда к нам пришел Дамбльдор. Мне тогда казалось, что волшебство – это сказки, а я стремилась к знаниям. Родители смогли меня убедить, только купив все школьные учебники.
- Ты, наверное, по два раза перечитала каждый учебник? – По доброму пошутил над ней Гарри.
- Что ты! Я никогда не перечитываю книги по нескольку раз подряд. Просто родители знали, с какой максимальной скоростью я умею читать, и специально купили учебники на два курса вперед. Только рассказами об огромной школьной библиотеке меня и удалось затащить в поезд.

Гарри узнал много нового о лучшей ученице Гриффиндора. Узнал, что она боится темноты – но не когда не говорит об этом, потому что считает, что подобный страх недостоин Гриффиндорца. Узнал, что ей на самом деле нравится квиддич – но она не признавалась в этом раньше, что бы ребята не могли за это зацепиться и оторвать ее от уроков. Узнал, что она позволяла себе несколько раз спать на уроках по истории магии – но только, поставив иллюзию для всех учеников и самого профессора Бинса…
Но кроме разговоров были и другие интересные моменты. Например, Гермиона устроила Гарри настоящий показ мод. Она попросила его оценить, как она выглядит в разных нарядах, которых в шкафу старосты оказалось, на удивление много. Перед парнем появлялась, то строгая Гриффиндорка в деловой мантии, то сказочной красоты молодая ведьмочка в парадном платье, то милая невинная маглянка в воздушном сарафане.
Атмосфера в комнате сложилась настолько доверительной, что Гермиона даже продемонстрировала Гарри коллекцию нижнего белья, что бы он выбрал, в чем она смотрится сексуальнее.
Если бы Гарри не был уверен, что надежно стер девушке память – он бы подумал, что она хочет секса. Он раз за разом проверял мысли Гермионы и каждый раз натыкался на тоску по Рону, на радость от общения с ним самим и на упорные попытки вспомнить что-то. Последнее некоторое время волновало его, но потом он отвлекся на более приятные мысли.
Когда одежда в шкафу Гермионы закончилась, они были уже не в состоянии просто так остановиться – Гермионе казалось, что она могла бы хорошо смотреться в наряде восточной танцовщицы, а Гарри хотелось увидеть ее в подвенечном платье…
И пошло-поехало – то Гарри, то Гермиона трансфигурировали одежду уже одетую девушкой, добиваясь чего-то своего каждый. Из-за несогласованности их действий пару раз получились оказии вроде топика явно большего размера или шортиков, больше похожих на набедренную повязку. Но в большинстве случаев новые наряды получались именно такими, какими их задумывали и нужно отметить – придуманные Гарри наряды, Гермионе шли даже больше чем те, что у нее уже были или те, которые делала она сама.
Только ближе к утру Гарри удалось уложить Гермиону спать. Сам он уставший, но довольный отправился к себе, где и наткнулся на «разъяренную» Шенталь.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:21

18 Глава. Грозный и Девушки Гарри.

Завтрак как раз заканчивался, когда неожиданно для всех в дверях Большого зала появилось несколько человек в запыленных дорожных мантиях. Всего их было трое, но особо выделялся высокий плотного телосложения с грозным лицом мужчина лет пятидесяти – пятидесяти пяти. Он стоял впереди и двое его спутников, прямо-таки терялись в тени огромной, почти двухметровой, фигуры.
Грозный, как сразу же прозвал его про себя Гарри, зло оглядел зал и студенты, сжимаясь под его взглядом, садились на свои места, с которых вскочили, что бы лучше рассмотреть незнакомцев - все-таки не часто в Хогварце появляется какой-то новый человек. Тем более не часто появляется сразу трое, да еще входят в Большой зал посреди завтрака без представления Дамбльдора.
А Дамбльдор, похоже, и сам был не в курсе всего происходящего. Для всех – директор спокойно сидел на своем месте за преподавательским столом, но Гарри чувствовал, что на самом деле он давно осматривает Хогварц на предмет других вторжений. Было вообще не понятно, как эти трое смогли попасть в замок без ведома Дамбльдора.
В течение минуты Грозный закончил осматривать зал, а студенты закончили возвращаться на свои места. Грозный повернулся к своим спутникам и что-то им не громко сказал.
«Черт, слушать же нужно!» - укорил себя Гарри.
Затем все трое незнакомцев двинулись в сторону преподавателей.
У преподавательского стола Грозный остановился якобы в растерянности – он усиленно пытался не замечать Дамбльдора и делал вид, что не может понять, к кому бы здесь обратиться.
Гарри так рассмешило это представление, что весь образ грозного, властного начальника улетучился и некоторая робость, которую внушал этот человек, пропала. А «грозный» пока обратился с вопросом к одному из своих спутников и начал с ним что-то обсуждать, игнорируя все еще приветливый, но уже не детско-веселый, а властно-серьезный взгляд Дамбльдора.
Вот это Гарри уже не показалось веселым, и он встал со своего места с намерением показать этому «грозному», чего стоит издеваться над обитателями Хогварца.
- «Не нужно Гарри, я сам справлюсь» - Прозвучал в его голове голос директора.
- «Но он же откровенно издевается!»
- «И что ты сделаешь?» - Задал вопрос с подвохом директор.
- «Ну…» - Замялся Гарри.
- «Ну вот – не знаешь! А я тебе скажу – ты сейчас обратишься к этим людям и скажешь, что им необходимо обратиться к старикашке во главе стола»
- «Что вы, директор, я так не скажу» - Запротестовал Гарри. На задворках сознания он уже понял, что Дамбльдор что-то задумал, но по инерции высказал свои возражения.
- «Скажешь именно так, Гарри» - Ответил директор, - «Сейчас некогда объяснять зачем, но думаю, ты и сам поймешь, когда увидишь, что будет дальше»
Гарри повернулся в сторону «грозного» и Ко. Он стоял уже около минуты и студенты обратили на это внимание.
- Эй, вы! – Еще несколько десятков пар глаз уставились на Гарри, - Если ищете к кому обратиться – говорите вон с тем старикашкой во главе стола! – Выдал Гарри и застыл на месте, нацепив на лицо мерзкую ухмылку.
Зал затих, а Дамбльдор поднялся со своего места, гневно глядя на Гарри. Парень даже по настоящему испугался – он перестал ухмыляться и ждал, что скажет директор.
- Мистер Поттер, вы наказаны у мистера Филча сегодня вечером! – Проговорил Дамбльдор.
Раздались недовольные и непонимающие возгласы студентов, гриффиндорцы удивленно переводили взгляды с директора на Гарри и обратно, за столом Равенкло послышались эмоциональные вздохи девушек. Шенталь, сидевшая справа от Гарри, потянула его за рукав мантии вниз, а сам Гарри стоял и сосредоточенно размышлял, как именно ему нужно продолжить состоявшееся театральное представление.
Тишину нарушил раскатистый голос «грозного»:
- Мистер Поттер? – С плохо скрываемой радостью воскликнул он. – Я думаю, наказание за подобный поступок должно занять не один вечер, а целую неделю.
- Это решать мне. – Тихо проговорил Дамбльдор, но как всегда в Хогварце – директора услышали все. – Я здесь директор и мне решать, кто и на сколько наказан.
«грозный» собрался резко возразить (видно было, что примерно к этому он и готовился), но директор все так же тихо продолжил, - Но сегодня я с вами согласен.
Студенты опять зашумели, но уже не так активно как раньше.
- Мистер Поттер наказан на восемнадцать часов работ по уборке Хогварца под руководством мистера Филча. – Продолжил Дамбльдор. – И может прямо сейчас отправляться исполнять свое наказание.
Никем не высказанное возражение об уроках повисло в воздухе.
И Дамбльдор закончил, обращаясь уже непосредственно к Гарри – Вы все равно, ничего нового на уроках не узнаете.

Гарри понял, что директор пытается удалить его из зала как можно безболезненней, и подчинился. Он встал, демонстративно долго и страстно поцеловал Шенталь и, бросив презрительный взгляд на преподавательский стол, ушел.
Неизвестно как, но Гарри чувствовал, что директор хотел выставить его именно таким – разгильдяем. А объяснения можно получить и потом.
Конечно, Гарри не собирался пропускать события, которые должны были произойти в Большом зале. Выйдя за двери, он быстрым шагом направился в сторону лестницы, поднялся на второй учебный этаж и зашел в первый попавшийся класс. Там он присел на стул и сосредоточился на своем внутреннем взоре. Спустя некоторое время, ему удалось вызвать мысленный образ окружающего его пространства. Стабилизировав «картинку», Гарри выбрал правильный масштаб и отправился в Большой зал.


* * *

- Альбус Дамбльдор? – «грозный» все еще играл свою роль.
- К вашим услугам. – Более или менее вежливо ответил директор. И тут же, строгим голосом, каким разговаривают с провинившимся учеником грозные профессора, добавил:
- Потрудитесь объяснить причину вашего визита.
«грозный» весь сжался под взглядом директора, как немногим ранее под его взглядом сжимались студенты Хогварца. Он сглотнул, глубоко вздохнул и хотел что-то ответить, но его остановила профессор МакГонагл:
- Только потрудитесь, объяснить ситуацию сразу всем присутствующим! – Декан Гриффиндора – самого смелого, самого гордого и, можно сказать, самого воинственного факультета Хогварца, выглядела сейчас не менее угрожающе, чем выглядит смеющийся Вольдеморт.
Это сравнение совершенно неожиданно пришло Гарри в голову. Он даже немного смутился и, как следствие, потерял мысленный контроль. Темные неясные образы заполнили голову, адская, пульсирующая боль заставила сократиться все мышцы тела. Оцепенение продлилось несколько болезненных секунд, а потом Гарри, как будто, вынырнул из темноты во все тот же класс, где и был.
«Черт!» - Выругался он, немного отдышавшись, - «Вольдеморт вечно не в тему».
Гарри сел обратно на стул, с которого успел упасть, и попытался сосредоточиться снова, но это как-то не получалось – то ли он волновался, то ли что-то произошло, но в мыслях никак не хотела появляться картина окружающего пространства. Гарри открыл глаза, поморгал ими, пытаясь таким образом прояснить мысли и сбросить напряжение, а потом опять закрыл и сосредоточился на образе класса, в котором находился.
«Блин, я же не знаю на каком, таком образе сосредотачиваться»
И действительно. Было непонятно, как ему удалось вызвать мысленное видение в первый раз, если он не знал, где именно находится.
Гарри открыл глаза и обвел взглядом помещение. Он находился в одном из учебных классов Хогварца – не очень большой зал с низковатым для второго этажа потолком, расставленными в два ряда партами, обычной меловой доской и преподавательским столом. Плотно завешанные окна и несколько вечногорящих факелов по углам довершали картину. Судя по относительному порядку и чистоте класса, занятия здесь время от времени проводились, но сам Гарри не смог припомнить, чтобы он бывал здесь раньше.
«Наверное, это тот самый класс, который выделили профессору Спаржелле на зиму, дабы не мучить младшие классы в теплицах».
Гарри составил себе наиболее подробный образ помещения и опять закрыл глаза. Учебный класс тут же предстал его «взгляду», правда в немного затемненном состоянии, но именно это и отличало мысленной мир от настоящего и Гарри поспешил в Большой зал.

Большой зал наполнял гул сотен детских голосов. Студенты переговаривались и что-то возмущенно обсуждали. Весь Гриффиндорский стол собрался у места старосты, Равенкловцы разбились на несколько групп, Хуффльпуфцы негромко переговаривались, не вставая с мест, а стол Слизерина сохранял спокойствие. Среди этого «беспорядка» выделялась фигура «грозного» - он стоял перед преподавательским столом и наслаждался произведенным эффектом. Но вдруг, обогнув самую большую Равенкловскую группу, к нему подошел один из его спутников и недовольно похлопал по плечу.
Гарри поспешил приблизиться к ним.
- Мистер Террибл, вам не кажется, что подобного не должно происходить в образовательном заведении? – Обратился к «грозному» подошедший.
Это был заправский чиновник преклонных лет, такой наизусть знал устав своего департамента и мог процитировать добрую половину правил своей ведомости. Сейчас же он негодующе уставился на своего начальника.
- Что?! – не понял Террибл.
- В понятие образования входит не только передача детям знаний, но и приучение их к дисциплине, сэр. – Пожилой волшебник подтвердил подозрения Гарри.
«Сейчас поправим» - Невольно услышал Гарри мысль Террибла.
Первый окрик не принес желаемого результата, тогда Террибл усилил себе голос и с нажимом проговорил:
- Комиссия начнет посещение занятий прямо после обеда, - Он, видимо, продолжал пропущенную Гарри речь, - А неготовые к уроку будут наказаны по всей строгости правил.
Вот это замечание уже имело эффект. Ученики обратили внимание на Террибла и начали расходиться из зала. Гарри приблизился к Гермионе, усиленно вспоминающей, какой следующий урок ей предстоит. Гарри смутился и «копнул поглубже» – оказалось, что Гермиона не спала всю ночь, найдя в свитке Ллуда что-то особенно интересное и поэтому теперь была абсолютно не готова к занятиям и даже забыла что именно у нее по расписанию.
- «Герми» - обратился он к девушке.
Гермиона вздрогнула, но ничем более внешне не показала, что услышала Гарри.
- «Не думаю, что будет толк от посещения тобой астрономии».
- «А я так не думаю. Я не…»
- «Давай, иди сейчас в гостиную Гриффиндора или нет, лучше иди в мою комнату. Я приду через несколько минут».
- «Но Гарри!»
- «Ты должна мне все рассказать! – Настоял на своем Гарри. - А занятие все равно теоретическое – потом все прочитаешь».


* * *

Больше в Большом зале делать было нечего, и Гарри отправился в обратный путь. Он знал, что если попытаться просто вернуть сознание в свое тело, то эффект будет примерно тот же, что и когда он припомнил Вольдеморта. А этого как-то не хотелось. Поэтому Гарри просто «пошел» к кабинету, в котором находилось его тело.
Он вышел из Большого зала и задержался немного в холе, наблюдая, как Шенталь отчитывает одну Хуффльпуфку. Девушка позволила себе сказать что-то не то про ее туалет.
Пятиминутной задержки хватило, чтобы девушки опоздали на урок, а так же что бы Гарри почувствовал что, что-то с его телом не ладно. Он поскорее вернулся к нужному ему кабинету. У дверей уже толпилась кучка младшекурсников и, видимо, профессор Спаржелла вот-вот должна была появиться. Гарри поспешно влетел в кабинет и вернулся в свое тело.
Но все-таки было уже поздно. Он услышал, как в коридоре к студентам подошла профессор Спаржелла, как она вежливо с ними поздоровалась и взялась за ручку двери, чтобы ее открыть.
Вроде бы ничего страшного случиться было не должно, но Гарри уж больно не хотелось объяснять, как он оказался в этом кабинете. Он, стремительно подбежал к двери и применил заклинание иллюзии. Заклинание пришлось применить с некоторыми доработками, дабы на месте Гарри вообще ничего не осталось.
Пока Гарри еще раз подивился своим возможностям, а так же изобретательности Снейпа по изменению вроде бы тривиальных заклинаний, в класс вошли уже почти все ученики. Когда последний из малышей прошел в дверь, Гарри приготовился выскользнуть из класса. Вот вошла профессор Спаржелла, оглядела класс и хотела уже закрыть дверь, но ей что-то помешало. Гарри увидел, как в кабинете появился Террибл вместе со своими спутниками.
Вошедшие огляделись.
- Мисс Гермиона Грейнджер сейчас здесь занимается? – спросил тот самый чиновник, что разговаривал с Терриблом в Большом зале.
- Нет, что вы! – Удивилась профессор Спаржелла. – Мисс Грейнджер на шестом курсе, а у меня сейчас третий.
- А вы не знаете, где у нее занятия? – Спросил чиновник.

Гарри понял, что пришло время спасать ситуацию.
«Мисс Грейнджер сегодня болеет и на занятиях не присутствует» - внушил Гарри Спаржелле. И добавил - «Вы это узнали за завтраком от профессора МакГонагл».

- Я сама точно не знаю, но кажется, мисс Грейнджер сегодня болеет и на занятиях не присутствует. – В точности по «инструкции» ответила профессор Спаржелла.
- Но она была на завтраке. - Возразил Террибл.
- Вам лучше расспросить об этом профессора МакГонагл, - Обиженно сказала профессор Спаржелла, - а мне нужно вести урок.
Команда Террибла покинула кабинет гербологии и за ними следом в, закрывающуюся дверь проскользнул Гарри. Он не стал следить за тем, как комиссия будет искать профессора МакГонагл, а отправился как можно скорее в свою комнату.


* * *

Гарри вошел в комнату и, закрыв за собой проход, огляделся в поисках Гермионы. Девушка обнаружилась лежащей на их с Шенталь широкой спальной кровати. Он проследовал к ней, бросив по пути надоевшие учебники, и остановился, глядя на спящую девушку. Было очевидно, что она смертельно устала.
Гермиона лежала на кровати, раскинув руки в стороны, и спала. Гарри отчетливо себе представил, как она вошла в комнату, кое-как закрыла за собой проход – у нее это всегда вызывало трудности, бросив свои книги на пол, точно так же как и Гарри, прошла к кровати и сначала просто села на нее, опустив руки в изнеможении. Потом она, видимо, просто-напросто откинулась назад и заснула, не беспокоясь ни об удобстве позы, ни об удобстве перед хозяином комнаты.
Понаблюдав немного за спящей Гермионой, Гарри поборол желание поскорее узнать подробности о комиссии и решил дать Гермионе выспаться. Он затемнил окно, раздел девушку и одним - двумя заклинаниями удобно устроил ее в своей кровати. После этого он поднял с пола одну из валявшихся там, в беспорядке книг и устроился с ней в кресле.
Книга оказалась совсем не интересной, потому что он прекрасно знал все, про что там было написано. Не почитав и пяти минут, Гарри отложил книгу в сторону и посмотрел на безмятежно спящую Гермиону.
«Интересно, когда она последний раз спала… Надеюсь это было не той ночью, когда я сам укладывал ее спать»
Гарри припомнил, сколько дней назад это было, и получил в ответ цифру два.
«Как бы там ни было, поспать ей не повредит. А мне пока нужно чем-то заняться»
Гарри посмотрел на книги Гермионы, а затем на свои собственные.
«Скучно и не интересно»
План действий созрел у него неожиданно. Он встал с кресла и, достав свою волшебную палочку, подошел к письменному столу. Гарри положил палочку на гладкую поверхность стола и произнес поисковое заклинание. Как и следовало ожидать, палочка не сдвинулась с места ни на миллиметр и даже не попыталась указать нужное направление.
«А кто бы сомневался, что на свиток Ллуда наложены чары не нахождения» - Подумал Гарри. И тут же сам себя поправил – «Чар не нахождения, как и самого заклинания поиска во времена создания свитка еще не существовало. А наложить его потом – поверх более сильных заклинаний и проклятий, было невозможно»
Гарри, воодушевленный этим фактом, снова попробовал поисковое заклинание, но результат остался прежним. Еще немного пораскинув мозгами, он решил, что его заклинание не работает из-за магии Хогварца.
«Значит, будем искать ручками»
Гарри в очередной раз посмотрел на спящую на кровати девушку, а за тем вышел из комнаты и направился в комнату Гермионы, где, скорее всего, находился свиток.

Не успел Гарри отойти от кладовки для метел и пяти метров, как в конце коридора появилась фигурка не высокой девушки. Фигурка, имевшая приятные мужскому глазу формы, и принадлежавшая Шенталь, быстро приблизилась к Гарри.
- Этот чертов Малфой! – Шенталь была не менее зла, чем час назад в холле перед Большим залом. – Гарри, ты должен его проучить.
- Успокойся, дорогая. – Гарри попытался обнять девушку, но она его оттолкнула.
- Этот гаденыш заловил меня в коридоре на третьем этаже и пытался полапать!
Гарри удивило это заявление. Он быстро проанализировал память Шенталь и узнал, как все было на самом деле и это его не многим обрадовало. Оказалось, что Малфой и вправду зажал девушку в каком-то углу и пытался ее поцеловать, за что получил коленом в пах.
- Дорогая! – Гарри все-таки обнял, уже немного успокоившуюся Шенталь. – Я тебе обещаю, что он за это поплатится.
- Правда? – Девушка с готовностью откликнулась на невинные ласки в виде поглаживаний по спине и чуть ниже. Она плотно прижалась к Гарри и, запустив одну руку ему в волосы, второй бесцеремонно попыталась проникнуть под застежку брюк.
- Конечно. Разве ты сомневаешься в том, что я способен надрать ему кое-что. – Откликнулся Гарри.
Несостоявшийся скандал плавно перетекал в прелюдию бурного секса…
«Стоп, стоп, стоп!» - Прямо-таки криком остановил себя Гарри и немного отстранился от девушки. – «У меня сейчас есть дела поважнее, да и наличие Гермионы в нашей кровати Шенталь вряд ли легко поймет».
Но его мысленное сопротивление потонуло в долгом поцелуе. А затем Шенталь потащила его к двери в кладовку для метел. Поделать было ничего нельзя и Гарри подчинился.
Конечно, он не собирался сейчас заниматься сексом – это успеется и вечером. Он пропустил Шенталь вперед себя в узком проходе и сзади наложил на нее заклинание. Девушка медленно осела в его объятия, а через минуту уже крепко спала на кровати.
Теперь Гарри ничего не мешало отправиться на поиски свитка Ллуда и он уже хотел опять покинуть свою комнату, даже не позаботившись о том, что будет когда одна из девушек проснется. Но вдруг Гермиона перевернулась на бок и открыла глаза – она несколько раз моргнула, просыпаясь, а потом стремительно села, придерживая одеяло на груди.
- Гарри, что произошло? - Удивленно спросила она, глядя на лежащую радом Шенталь.
- Ничего страшного. – Гарри подошел и сел на край кровати рядом с Гермионой. – Ты просто очень устала и, не дождавшись меня, уснула. А я когда пришел – устроил тебя поудобнее…
- И раздел. – Не то чтобы зло или удивленно, а скорее как-то обиженно заметила Гермиона.
- Ну, раздел – а что здесь такого. – Попытался объясниться Гарри. – Спать в школьной мантии это чистое из…
- Да ладно, не извиняйся – я просто так об этом сказала. – Оборвала его Гермиона. – Лучше объясни, что здесь делает Шенталь.
- А она просто не вовремя пришла.
- И ты ее усыпил?
- Усыпил.
- Чтобы не мешала?
- Она хотела немедленно заняться сексом.
- Ясно.
В комнате повисло напряженное молчание, нарушаемое только мерным дыханием спящей Шенталь. Гарри посмотрел на Гермиону – девушка отвела глаза.
- Можно я оденусь?
- Да, конечно! – Гарри встал с кровати и отвернулся.
Он отошел к окну и все время, пока Гермиона одевалась, разглядывал какую-то пылинку на стекле.
- Все, теперь порядок. – Бодро сказала девушка, но тут же зевнула и смущенно добавила, - Только я все-таки не выспалась.
- Это поправимо. - Гарри при помощи заклинания собрал книги Гермионы и прошел к выходу. - Пойдем! Я провожу тебя в твою спальню, и ты будешь спать.
- Угу. – Отозвалась снова зевающая Гермиона. Она без проблем приняла протянутую Гарри руку и они, по дружески обнявшись, покинули комнату.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
ReFeRy
Новичок
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 06 апр 2005 21:46
Контактная информация:

Сообщение ReFeRy » 21 июн 2005 05:23

19 Глава. Комиссия Департамента образования и Обряд воскрешения.

1 Часть

Гарри и Гермиона безо всяких происшествий, что для них было весьма странно, добрались до портрета Толстой Леди.
- О, Гарри, что-то я давно уже тебя не видела. – Обрадовалась Леди. – Я даже думала спросить у профессора МакГонагл, что с тобой случилось.
- Со мной все в порядке. – Даже не пытаясь быть вежливым, ответил Гарри.
«Только я так давно не приходил в гостиную один, что и пароля не знаю»
- Герми, скажи, пожалуйста, пароль! – Обратился он к мирно спящей на его плече девушке.
- Что? – Гермиона в который раз вырванная из сна, мало что, понимая, хлопала глазами.
- Пароль для Толстой Леди. – Еще раз попросил Гарри.
- Ага, - разобралась Герми, что от нее хотят – паразиты-убийцы.
Портрет отъехал в сторону, и ребята попали в гостиную факультета, в которой, по причине середины учебного дня, было пусто. Гарри прошел к лестнице в спальни девочек и остановился раздумывая:
«Интересно пропустит меня защита с согласия спящей девушки или опять придется будить Гермиону?»
Его мысли прервал стук шагов за спиной - кто-то спускался из спален мальчиков. Гарри обернулся и увидел Невилла.
- Гарри, я тебя как раз ищу. – Обратился к нему Невилл.
- Да, Невилл, зачем?
- А, это из-за комиссии – они уже посетили несколько занятий и, как сказал на обеде мистер Террибл…
«Вот, черт, а я и не заметил, что прошло уже столько времени»
… у комиссии вызывает опасение уровень образования в Хогварце.
- Да? – удивился Гарри. – «И что же это за комиссия, черт возьми. До сих пор не знаю, да и Невилл, похоже, спешит – не получится его расспросить»
- Теперь они хотят поговорить с некоторыми учениками отдельно.
- В том числе и с тобой?
- Ага. – Невилл чуть понизил голос, - Среди учеников, которых вызвали – все члены АД. Как ты думаешь, это случайность?
- Не знаю, не знаю. А Дамбльдор что, разрешил им опрашивать учеников, да еще и отрывать их от занятий?
Невилл удивленно уставился на Гарри, но всего через секунду улыбнулся и сделал резкое движение рукой, как будто хотел хлопнуть себя по лбу. – Я и забыл, что тебя выгнали с завтрака. Кстати, а почему ты не у Филча? И Гермиона – Невилл перевел свой взгляд на девушку, - почему она не на занятиях?
- Гермиона себя плохо чувствует, я как раз хотел отвести ее в спальню. – «Пусть уж эта версия останется на весь сегодняшний день, а Герми зато выспится».
- Невилл, подожди меня здесь.
Гарри прошел вместе с Гермионой к лестнице и, мысленно приготовившись падать так, что бы Гермионе было наиболее удобно, ступил на первую ступеньку – ничего не произошло. Тогда Гарри отвел Гермиону в ее спальню, уложил в кровать (она ни чуть не сопротивлялась, когда он помогал ей раздеваться) и вернулся в гостиную.
- А меня они тоже хотели видеть? – Спросил он у Невилла, который послушно дожидался его в гостиной.
- Да, я хотел идти тебя искать у Филча, но сначала зашел в спальню за своей палочкой.
- Ладно. Где они нас ждут? – Гарри направился к выходу из гостиной.
- Сказали придти в кабинет заклинаний. Насколько я понял, разных студентов они будут спрашивать по разным предметам.
- Это как? – Не понял Гарри и даже остановился.
- Ну… - Не знал, как объяснить Невилл. – По крайней мере, мне и еще некоторым они сказали не забыть палочки, а остальным не говорили ничего.
Невилл помедлил немного, а потом добавил – А я как раз сегодня, оставил свою палочку в спальне, потому что в расписании была одна теория.
Закончив на этом разговор, Гарри и Невилл вышли из гостиной Гриффиндора и направились к кабинету заклинаний. Но уже у самого кабинета Гарри остановился и, оглядевшись, поманил Невилла в темную нишу в стене.
- Ты не мог бы мне рассказать в двух словах, что это за комиссия и почему Дамбльдор позволяет им проводить проверку?
- Так это же комиссия из Департамента Образования Министерства Магии. – Начал быстро объяснять Невилл.
Как Гарри догадался – парень боялся опоздать и этим подтвердить все еще, имевшие место быть, слухи о его неповоротливости и бестолковости.
- Председатель комиссии – Мистер Террибл, глава этого департамента, а его спутники – те самые чиновники, которые составляли учебную программу для Хогварца.
«Это очень странно – Дамбльдор говорил, что Фадж больше не вмешивается в дела Хогварца»
Гарри посмотрел на Невилла.
- Это все, что они рассказали про себя?
- Это то, что рассказали всем в Большом зале. – Ответил Невилл. – А вот, когда на ЗОТС один из чиновников разговаривал с Дамбльдором, он сказал, что, мол – их департамент совсем не волновала проблема образования в Хогварце. Так как на прошлогодних экзаменах ученики показали себя очень хорошо. Но мистер Террибл сразу после своего назначения на новый пост настоял на проведении этой проверки.
Большей информации о комиссии Гарри не требовалось, и он позволил Невиллу выйти из их укрытия и направился вслед за ним в кабинет заклинаний.
«Значит, проверка состоялась только по инициативе этого самого Террибла. А это наталкивает на мысль, что он не случайно был назначен на свой пост и тем более, если учесть, его поведение в Большом зале – ту часть, которую я видел… Складывается впечатление, что его заботит не уровень школьного образования, а что-то другое»


* * *

В кабинете профессора Флитвика, самого декана Равенкло не было и в помине, зато были уже порядком намозолившие Гарри глаза, чиновники и сам мистер Террибл. Последний как раз опрашивал кого-то из пятикурсников.
- Как давно болеет мисс Грейнджер? – Краем уха услышал Гарри.
«Это ли не подозрительно» - Подумал он – «И откуда такая заинтересованность Гермионой?»
Тем временем его и Невилла заметили чиновники, и один направился в их сторону.
- Так, вы! - обратился он к Гарри, не смотря на самого парня, а, уставившись в тетрадку с какими-то записями, - Давайте-ка, пройдите тест по трансфигурации, а вы…
- Этого ко мне! – Гаркнул через полкласса Террибл и указал на Невилла.
- Хорошо, мистер Террибл. – Чиновник оторвался от своей тетрадки и, кивнув Гарри на ближайшую парту, где уже лежали листы с тестом, ткнул Невилла в спину.
- Давайте идите туда, мы вас проверим на знание практической магии. – Заскрипел чиновник и направился к Терриблу, подталкивая впереди себя Невилла.
«Ха-ха» - Подумалось Гарри и он, удивляясь сам себе, углубился в изучение предоставленного ему теста по трансфигурации. Тест оказался весьма интересным и неожиданно хорошо продуманным. Видимо составляли его все же не эти чиновники, а люди представлявшие себе, что такое преподавание в школе… Там даже были вопросы, ответы на которые Гарри пришлось вывести, а не просто вспомнить.
И вдруг Гарри почувствовал сильное заклинание, он огляделся и увидел, как Невилл убирает остатки патронуса.
- Что это было? – Вскочил Гарри.
Мистер Террибл обернулся в его сторону и сделал непонятный знак рукой, который означал, по видимому, что-то вроде «отвали». А сам опять повернулся к Невиллу и, крикнув «продолжим», выпустил в него не сильное ослепляющее заклинание. Невилл же еще не отошел от шока вызванного его собственным патронусом и прибывал в прострации, поэтому Гарри был вынужден перехватить заклинание и он, не выдумывая ничего нового, просто отправил его обратно.
Как теперь было ясно, Невилл применил заклинание патронуса чисто по инерции, не задумываясь над тем, что он делает, и поэтому сам испугался.
- Невилл, - Гарри подошел к парню и попытался встряхнуть его. После этого пришлось подождать еще секунд двадцать, пока глаза Невилла сфокусировались на Гарри… - Что ты отражал патронусом?
- Ээээ…
- Молодой человек, - Обратился к Гарри Террибл, который уже справился с действием своего же заклинания - вы, кажется, были наказаны директором сегодня утром. Почему я вижу вас здесь, да еще мешающим мне проводить министерскую проверку!
Гарри повернулся и сделал шаг в сторону Террибла. Тот попятился, что вызвало у всех присутствующих (которые уже и думать забыли о своих тестах) приступ смеха. Этой заминки (времени, которое Террибл затратил на обведение злобным взглядом класса) Гарри хватило, что бы прочитать последние воспоминания Невилла и уловить суть произошедшего.
- Вы хотите сказать, что заставлять шестикурсника сражаться с дементором – это предмет министерской проверки? – Выразил Гарри свое негодование.
- Я еще раз повторяю - почему вы не отбываете свое наказание, мистер Поттер? – с нажимом проговорил Террибл.
- Потому что, я, по вашей же просьбе, освободил мистера Поттера от этого наказания! - В дверях класса заклинаний появилась новая важная фигура в лице профессора Дамбльдора. – Или вы хотите сказать, что не просили меня предоставить вам этого студента для проверки его знаний?
- Нет, – Значительно поостыл Террибл. – Я уже вспомнил.
- Ну, вот и отлично, - Не смотря на эти слова, по виду директора нельзя было сказать, что он так считает. – А теперь объясните мне, пожалуйста, кто давал вам право применять запрещенные заклинания?


* * *

В общем Дамбльдор разделал Террибла под орех и Гарри отправился восвояси, а точнее в спальню к Гермионе, намереваясь почитать там свиток Ллуда. Правда для этого пришлось немного «вспомнить» левитацию, но главное – цель была достигнута и даже больше…
Гарри как раз взлетел на второй пролет лестницы в крыле девочек, когда мимо него пробежали две четверокурсницы и он, будучи невидимым, стал невольным свидетелем такого разговора:

- Пойдем сейчас в душ?
- Да ты что, в любой момент могут наши придти.
- Ни куда они не придут. Они из-за комиссии на весь вечер в библиотеке остались.
- Ты уверена?
- Ага, давай скорее, я уже не могу.

«Ну, уж такое я не пропущу!» - Поняв о чем речь, подумал Гарри и, продолжая быть невидимым, последовал за девчонками.
А девчонки для их четырнадцати, нужно сказать, попались очень привлекательные – таким при первой встрече дашь все шестнадцать, не меньше.
«Видимо обычно они этим занимаются только ночью, и именно поэтому я их не разу не засекал».
Гарри вслед за девчонками поднялся до пятого пролета, где в этом году располагалась спальня четверокурсниц и, соответственно, вторая дверь на той же площадке не могла вести ни куда кроме как в ванную девочек. Именно в эту дверь Гарри и зашел, когда сами девчонки зашли в спальню.
Гарри впервые попал в женскую ванную и, скинув с себя заклинание невидимости, с интересом огляделся. Но его смелые надежды на что-то особенное не оправдались – эта ванная мало, чем отличалась от ванной мальчиков, в которой Гарри бывал не однократно. Такие же каменные стены и пол, такие же, опять же каменные, раковины, такие же душевые, только некоторые «приспособления» сначала Гарри немного озадачили, но он быстро все понял.
И еще один интересный момент – Гарри показалось, что свет в этой ванной был какой-то особенный, он, казалось, отливал нежными розовыми тонами. Это было весьма странно и Гарри, чтобы проверить магическую основу этого света вызвал свой внутренний взор. Он снова огляделся – обычные заклинания для организации водопровода, обычные очищающие и ароматизирующие заклинания, но вот общий фон магии был несколько иным, чем во всем Хогварце. Но времени что-то понять у него не было – потому что «краем глаза» он заметил девушек, украдкой выглядывающих на лестницу из дверей своей спальни.
Гарри успел только вернуть себе управление своим физическим телом и скользнуть в одну из душевых, как дверь ванной быстро открылась, и в нее прошмыгнули уже известные нам четверокурсницы. Теперь стало понятно, зачем они, прежде чем выйти, выглядывали их своей спальни на лестницу и зачем так спешили закрыть за собой дверь ванной – обе девушки были абсолютно голыми, а расхаживать в таком виде, даже по женскому крылу было бы слишком смело.
Тем временем девушки, по-видимому, уже порядком соскучились по упругим телам друг дружки. Они, не утруждая себя никакими посторонними действиями, начали гладить и ласкать одна другую. Та, что была активнее в разговоре, провела своими игривыми пальчиками по позвоночнику подруги сверху вниз и задержала ладони на ее бедрах, а вторая начала активно ласкать язычком грудь подруги. Она, то просто ласкала грудь, то облизывала и пощипывала губами сосок, пробуя на вкус поочередно оба холмика молодой жаждущей страсти плоти.
Через две минуты девушкам, для продолжения ласк, пришлось изменить позу. Они прошли к каменной ванной, которая при первом касании заполнилась водой. Эта ванная располагалась прямо напротив места, где стоял Гарри и парень получил возможность во всех подробностях рассмотреть девушек.
Брюнетка, что сейчас сидела на краю ванной с раздвинутыми в стороны ногами и постанывала в такт движениям головы своей подруги, имела очень красивую и не по возрасту развитую грудь, тонкую талию и длинные ножки, сейчас закинутые на плечи второй девушки.
Эта самая вторая девушка была шатенкой и в данный момент демонстрировала Гарри только свою попку и гладкую спину, но он запомнил, что грудь у нее была не столь впечатляющая как у ее подруги, но зато эта девушка обладала пухленькими алыми губками, которые не даром бросились в глаза Гарри. Эти губки наверняка являлись во сне многим парням Гриффиндора, если не всего Хогварца, особенно парням в возрасте тринадцати-пятнадцати лет.
Гарри почувствовал отчаянное напряжение его мужского достоинства и начал подумывать о путях отступления из ванной.
«Теперь-то я понимаю происхождение этого странного магического поля» - Думал он, раз, за разом проклиная свой недавний отказ Шенталь и решение проследить за этими девчонками.
И тут идиллия женской любви была нарушена дерзким вторжением старосты Гриффинодра – грозной Гермионы. Девушка, мало что, понимая и ничего не замечая вокруг, прошла к раковине, открыла холодную воду и, набрав воды в сложенные ладони, плеснула себе на лицо. Держа ладони прижатыми к лицу, Гермиона прислушалась. Девчонки застыли в той позе, в какой и были, и, казалось, даже не дышали.
- Если тут кто есть, - выметайтесь вон! – Проговорила Гермиона и попыталась протереть кулаками заспанные глаза.
Девчонки, получив шанс избежать даже выговора от старосты, не говоря уж о положенном за такое нарушение, уставом школы, исключении, бегом бросились из ванной.
«Теперь я понимаю, за что некоторые девчонки не любят Гермиону – иногда она бывает немного резкой»


2 Часть

«Такс, что-то мне это не нравится!» - успел подумать Гарри, когда увидел, как вроде бы заспанная, Гермиона в одно мгновение преодолела расстояние, отделявшее ее от душа, где он прятался и отдернула штору.
- И почему, я не удивлена? – Довольно грозно спросила девушка, когда перевела дыхание. – Позволь узнать, что ты тут делаешь?
- Я э… - не нашелся сразу Гарри.
«Ну, в конце-то концов – это же Гермиона» - Подумал он.
- Я тут за девчонками наблюдал – за теми четверокурсницами, которых ты столь бесцеремонно выгнала.
- Четверокурсницы! И… что, ты прокрался в ванную девочек, что бы посмотреть, как моются четверокурсницы? – Гермиону, похоже, больше удивил то, что Гарри выбрал именно девочек с четвертого курса, а не сам факт его здесь присутствия.
- Ну, они не совсем мылись… - Гарри хоть он и разговаривал с Гермионой – со своей лучшей подругой и единственной девушкой, «точнее нет, единственным человеком», с кем он мог бы говорить на любую тему. И, тем не менее, ему было как-то неудобно. А Гермиона вопросительно смотрела на него и ждала ответа.
- Они занимались любовью друг с другом. – Выжал из себя Гарри.
- Да. – Скорее себе, чем Гарри сказала Гермиона.
Выражение ее лица изменилось и превратилось из строгого в задумчивое. Она отпустила штору, которую придерживала рукой и отошла от душа. Гарри воспользовался моментом – поправил под мантией брюки и тоже вышел из душа. Он подошел к раковине и умылся. А затем, обернувшись, обратился к Гермионе:
- Ты хотела принять душ или только умыться?
Гермиона неподвижно стоявшая в центре ванной комнаты, дернулась от слов Гарри, похоже, она опять засыпала на ходу.
- Э… нет, просто умыться. – Она потерла глаза руками. – Кстати, я хотела рассказать тебе, о том, что нашла в свитке…
- «Стоп!» - Крикнул Гарри мысленно, - «Не нужно тут об этом говорить»
Гермиона опять дернулась, но в этот раз она не просыпалась, а просто испугалась. Это было грубо со стороны Гарри, но зато она не сказала ничего лишнего вслух.
- Герми, тебе нужно проснуться. – Гарри подошел к двери в коридор. – Прими душ, а я жду тебя в твоей спальне.


* * *

Прошло уже больше получаса, а Гермиона все еще не вернулась из ванной, Гарри даже подумывал «сходить» - узнать, не случилось ли чего. Он успел подробно осмотреть ее комнату и нашел не мало интересного – оказывается, он раньше так мало внимания уделял деталям.
Вот, например, шкаф для одежды – сразу видно, что это комната девушки, которая не привыкла уделять много внимания своей одежде. А Гермиона была из числа таковых – ее шкаф, видимо, открывался последний раз, когда они с Гарри примеряли на ней все подряд, а, сколько времени до этого он стоял нетронутым не известно. Очевидно, было только то, что нужная ей каждый день школьная мантия висела на отдельной вешалке, приделанной к боковой стенке шкафа.
Или вот прикроватная тумбочка – у Гермионы она была увеличена по ширине раза в три и поставлена «вдоль» кровати. Как понял Гарри, это нужно было для того, что бы Гермиона могла уместить на ней как можно больше книг и читать их одну за другой, не вставая с кровати…

Гермиона вошла в комнату, завернувшись в полотенце – халат, который на ней был до приема душа, она несла в руках. Темные мокрые волосы – плотными тяжелыми прядями лежали на ее плечах, оттеняя лицо в, и так не ярком, свете ламп. Две маленькие капельки собравшиеся, одна на лбу, другая на щеке, в этой полутени делали ее лицо сексуальным и зовущим. А стройные ножки лишь немного прикрытые полотенцем, чуть не заставили Гарри натворить глупостей.
Но он удержался от необдуманных действий… Потряс головой, сбрасывая наваждение, и отвернулся от Гермионы. Девушка поняла это, как предложение ей переодеться…
- Гарри, ты не возражаешь, если я одену только халат и не буду сушить волосы - Гермиона подошла к шкафу – от сушащего заклинания они становятся ломкими и их потом совсем не расчесать.
- Конечно, Герми, пожалуйста. – Он подождал, пока девушка разберется с полотенцем и облачится в халат, а потом обернулся.
- Слушай, я увидел у тебя здесь просто неимоверное количество разных свитков с руническими значками – столько нет даже в библиотеке!
Гермиона прошла и села на свою кровать. Она положила ногу на ногу и поправила отогнувшийся край халата. Потом опять посмотрела на Гарри.
- Ты прав – многие из этих свитков я заказывала из международной библиотеки в Париже. Они все были мне нужны для изучения рун и криптографии. А так как это все копии и возвращать их в библиотеку не нужно – вот их столько и накопилось.
Гермиона, то ли в подтверждение темы разговора, то ли еще для чего поправила неровно лежавший на прикроватной «тумбочке» лист пергамента.
А в комнате возникло неловкое молчание. Ребята упорно старались не смотреть друг на друга и упорно искали, что бы сказать. Наконец, Гермиона нашлась:
- Тем более, знаешь, как наличие всех этих материалов облегчило мне работу со свитком Ллуда. Ведь там использовано множество самых разных языков и кодов – мне часто приходится перерыть гору пергаментов, переводя всего одно заклинание.
Гарри подошел и сел рядом с Гермионой на кровати. Он порывисто сжал своими руками ее руки и посмотрел ей в глаза.
- Ты нашла его? Да? Нашла? – Гарри уже прекрасно это знал, не удержавшись и прочитав ее мысли, но все равно спросил. Тем более и прочитал-то он самую малость – только сам факт, безо всяких подробностей.
- Да, но… - Гермиона вытащила свои руки из Гариных и положила их сверху. – Гарри, это ужасно. Нам нужно искать другой способ, этот нам просто не осуществить. - Произнесла она.
- Герми, - Гарри аккуратно высвободил свои руки и, пододвинувшись к Гермионе вплотную, обнял ее. – Давай мы рассмотрим все варианты. Кто знает, может быть, это вообще единственный обряд воскрешения во всей книге.
- Нет, этого не может быть. – Гермиона скинула Гарину руку со своего плеча и, спустившись с кровати, оказалась стоящей перед ним на коленях. – Если все окажется так, как ты говоришь, то это конец! Гарри, в этом обряде нужна невинная жертва.
- Значит, мы ее найдем. – Тихим успокаивающим тоном произнес Гарри. Он встал с кровати и поднял на ноги Гермиону. Их тела оказались практически вплотную прижатыми друг к другу, а их лица находились на расстоянии всего нескольких сантиметров.
Гарри показалось, что какая-то искра, похожая на электрический разряд, проскочила между ними. Из его тела – в ее.
- Этого не… - У Гермионы не получилось закончить фразу, по причине того, что ее язык не без помощи Гарри, нашел более приятное занятие, чем выговаривать не нужные слова. А крепкие мужские руки обхватили ее тело.

Гарри обнял девушку, еще плотнее прижал ее к себе и подавил любые возражения глубоким страстным поцелуем. Он лишил ее возможности дышать, говорить или возражать, но зато подарил, то чего у нее до сих пор не было.

Когда Гарины губы отстранились от ее лица, когда сладостный, страстный контакт завершился, Гермиона не захотела смириться с этим. Она своими руками вернула его голову к своему лицу и повторила поцелуй. И этот поцелуй был еще приятнее первого… приятнее и ей и ему.

Гарри был удивлен, сколь быстро Гермиона забыла об их небольшом разногласии. И он уж точно не ожидал, что сразу после первого поцелуя – после первого шага с его стороны, на который он столь неожиданно решился, она начнет проявлять инициативу. Он просто не задумывался о том, что в то время когда он развлекался с Шенталь, Гермиона страдала от нехватки мужского тепла в одиночестве – страдала от нехватки секса. А точнее – от его отсутствия. Ведь с того случая, когда Гарри не сдержался и воспользовался страданиями Гермионы, а потом из, проснувшегося не понятно каким образом, чувства благородства стер ей память – прошло уже более месяца.
Более месяца страдало молодое женское тело – мучалось не получая ласк, не получая тепла и заботы… не получая физической разрядки после всех нагрузок, которым оно подвергалось со стороны своей хозяйки.
Гарри поднял Гермиону на руки и закружился с ней по комнате. Хватило всего трех-четырех оборотов, что бы он потерял равновесие и чуть-чуть не упал на шкаф для одежды. Его, а точнее их, спасла только магия – не понятно, откуда взявшаяся.

«Наверное, это что-то вроде чар сохранения любви» - Подумал Гарри и шагнул с Гермионой на руках к кровати.
- Как это сделать?
- Берешь и делаешь!

www.fanfics.ru - все русские фанфики

Аватара пользователя
Ern
Староста
Сообщения: 593
Зарегистрирован: 18 ноя 2004 00:09
Откуда: London
Контактная информация:

Сообщение Ern » 23 июн 2005 21:12

Уау... решил здесь выложить?
Я рожден был ночью
В час молитвы волчьей
В темном логове зверей

Люблю Чертовку, жену свою, хоть убейте

Ответить

Вернуться в «Заброшенный фанфикшн»