Гарри Поттер и сделка волка (приключения, PG-13, макси)

Сюда отправляются все незаконченные творения форумцев. Если автор решит все же продолжить свой фанфик, модераторы перенесут тему в соседний подфорум.
Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Гарри Поттер и сделка волка (приключения, PG-13, макси)

Сообщение Ивушка » 12 мар 2005 21:35

Гарри Поттер и сделка волка
Автор: Ивушка
Рейтинг: PG-13
Редактор: Карполя.
Жанр: Приключения.
Размер: макси.
Саммари: В мире много зла… Жизнь любит бить по голове, можно сказать, это её хобби. Именно так и получилось. Гарри давно к этому привык, но так… Когда близкий человек невольно и безвозвратно меняет чужое бытие, это не всегда хорошо. Но Гарри понимает, если всё потеряно, то терять больше и нечего, и пытается свыкнуться с новой жизнью. Это рассказ о том, что нельзя вешать нос и сражаться нужно до конца.
Предупреждение: Меня часто заносит, поэтому настроение фика может меняться с феерической скоростью. Многие элементы взяты из моих любимых книг. Некоторые новые персонажи списаны с моих друзей.

Ну, как говорится, поехали!

Пролог
Ожидая очередное полнолуние, которое должно было наступить завтра, Ремус Люпин, развалившись на диване, пытался читать книгу. Но взгляд, против воли, всё время перемещался на окно, а мысли разлетались, как стайка вспугнутых птичек.
«Как там Гарри? Может, стоит его проведать?» — Ремус отложил книгу и подошёл к ок-ну. Лес осветила яркая вспышка молнии; дождь лил как из ведра. Совершенно не летняя погода даже для Англии. Трансгрессировать — опасно, а добираться другими путями мокро и долго.
Небольшое поселение, в котором жил Люпин после смерти родителей, было битком напихано нечистью. Отличная компания для оборотня-одиночки. Семья Высших вампиров, два упыря, перевёртыш и оборотень, то есть сам Ремус.
Пожалуй, единственный, кто его раздражал, был перевёртыш. Парень, ровесник Гарри, обладал такой высокой самооценкой, что хватило бы на трёх «газетных» мальчиков-которые-выжили. К тому же перекидывался он в Камышового кота, или Хауса (Felis chaus), а Ремус по-чему-то с детства недолюбливал кошек, пускай даже диких.
Людей здесь не было, точнее, не осталось. Братья-упыри постарались. Вампиры после этого с ними долго ругались, ребёнка кормить надо, а тут… пища кончилось. Теперь им прихо-дится летать (в виде летучей мыши) за десяток километров в соседние поселения, а обратно топать пёхом, таща на себе оглушённую «еду». А ведь их дочка любит свеженькое, но ещё слишком мала, чтобы охотиться самостоятельно. К слову сказать, весьма милый ребёнок. Периоди-чески бегает к Ремусу на «чаёк».
Вдруг за домом послышался какой-то шум. Ремус выскочил во двор, забыв про дождь и безопасность. Вот тебе минусы жизни в лесу, если бы в городе за твоим домом послышался ка-кой-то шум, то ты бы и не обратил внимание. А лес — это лес, здесь инородные звуки навевают ощущение опасности, и обычно неспроста. Мантия моментально прилипла к телу, через пару шагов Люпин с трудом подавил желание броситься в дом, к камину и книжке.
— Смотрите-ка! — грубый голос принадлежал Пожирателю Смерти. — Волчик вышел погулять.
Палочка, естественно осталась в гостиной.
Оранжевый всполох ударил в грудь, мир наклонился и, прощально мигнув, погас.
Последний раз редактировалось Ивушка 27 янв 2007 01:18, всего редактировалось 3 раза.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Vensicia Korrino
Новичок
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 28 авг 2004 00:22
Откуда: Дневной Дозор
Контактная информация:

Сообщение Vensicia Korrino » 13 мар 2005 00:54

Откуда взялась вся эта прорва народу!?

Это все? Или как?
А Вам откуда знать хочу ли я уцелеть...
Темная... Великая Темная...

Дневной Дозор - наша задача разделять и властвовать

Аватара пользователя
Катана Серая
Ученик
Сообщения: 392
Зарегистрирован: 20 фев 2005 03:08
Откуда: Сумрачный Лес... и есть дачка в Запретном Лесу...
Контактная информация:

Сообщение Катана Серая » 13 мар 2005 03:51

Вах-вах! Начало интересное... А что дальше будет? :roll: (это я так незаметненько проду выпрашиваю... :wink: ) Очень хотелось бы узнать...
В общем, фик неплохой. Давай дальше выкладывай! :D
..Привет.. надеюсь, вы не имеете ничего против эльфов?... А против моего ручного дракона?...
Даша SM - моя любимая сестра! :D
Fiona - младшая сестренка!

Ильич - мой любимый... вервольф! ;)

Аватара пользователя
Ogin
Заслуженный Волшебник
Сообщения: 3501
Зарегистрирован: 03 авг 2004 11:28
Псевдоним: Милая девушка (с)
Пол: женский
Откуда: Germany
Контактная информация:

Сообщение Ogin » 13 мар 2005 04:21

*с отчаянием* Неужели нельзя вычитывать тексты получше? :( Постоянные тире и прыжки во времени. У меня уже руки опускаются...
Goodshippers
Так как извещения о личных сообщениях я не получаю, в случае необходимости пишите на е-мэйл, пожалуйста.

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 13 мар 2005 16:06

На "сказки" лазить не советую. Там не слишком хорошая версия. Здесь будет улучшенная. Конечно же, постараюсь выложить её как можно быстрее.

Глава 1. Похищение
— Поттер! Завтрак! — визгливый голос Петуньи пронёсся по дому как ураган.
Черноволосый юноша, до этого спокойно читавший книгу, вздрогнул и уронил её на пол.
Отругав себя за расшалившиеся нервы, Гарри положил подобранную книгу на кровать и отправился завтракать.
На чёрную обложку книги попал луч света. Отчеканенные золотом буквы названия заис-крились. «Параллельные миры. Что есть за Аркой?».
Гарри вяло поковырял ложкой в тарелке. Есть совершенно не хотелось. Хотя, может в этом виновата подгоревшая манная каша без сахара? Впрочем, семейка весьма ловко орудовала ложками, но Гарри сильно подозревал, что подгоревшая каша досталась только ему. Так и не притронувшись к еде, он вышел из кухни и, услышав злое шипение дяди Вернона «избаловыш, перестрелять таких надо», даже не обернулся. Да какая ему разница до этих мелочных люди-шек. В спальне осталась книга, которую надо изучить до вечера.
«Живой и неживой, родной и не родной, опасный и не опасный, побывавший между дву-мя мирами, с другом и без него, только он сможет побывать там и вернуться…»
Гарри не понимал значения этой фразы, но, видимо, именно в ней заключался смысл. Надо было посоветоваться с Люпиным… А тот, по закону подлости, что-то не приходил. Хотя, сегодня полнолуние. Наверняка, он не слишком хорошо себя чувствует. Но вчера он тоже не приходил, а до этого навещал Гарри каждый день. Чем доводил Дурсли до нервной икоты.
Дурсли — это отдельная история. Они узнали о том, что умер Сириус (каким образом — ни Гарри, ни автор совершенно не понимают). И теперь жизнь Гарри стала хуже ада. Нет, они не били его и, тем более, не морили голодом (им бы этого никто не позволил). Но каждый раз в разговоре поливали крёстного грязью. О том, как при этом страдал Гарри, говорить не стоило. Но если старшие Дурсли хоть как-то сдерживались, то Дадли вообще потерял последнюю со-весть.
Однажды он так разошёлся, что даже не заметил появившегося за его спиной Ремуса. Бывший профессор минуты две, не двигаясь, слушал россказни Дадли о «сумасшедшем уголов-нике», а потом… От двух круциатусов Большого Ди спасла только запретность этого заклина-ния. Люпин использовал какое-то болезненное заклинание, близкое к Тёмному. Гарри спасло от совы из Министерства только то, что его Костеломное проклятье было применено вместе с Высшим заклятием Ремуса, и Министерство его просто не засекло.
Гарри тяжело сел на кровать, следующего прихода Ремуса можно было ожидать только денька через три.
Через открытое окно в комнату влетел Сычик. Совёнок верещал что-то восторженное и не собирался отдавать письмо. Гарри терпеливо подождал, когда Сыч сядет ему на руку и про-тянет лапку. Но письмо, как ни странно, пришло не от Рона, а от Джинни.
«Привет, Гарри!
Рон совсем разленился и попросил меня написать тебе. Он немного дует-ся, ты совсем перестал отвечать на наши письма. Задаю стандартный во-прос: как ты там?
А у нас такое творится! К нам приехала Гермиона и теперь Рон начал готовить домашнее задание раньше середины августа. Это всё влияние Гер-мионы! Она хуже мамы! Честное слово, я так больше не выдержу.
Но это ещё цветочки, ягодки будут впереди. Гермиона уговорила близне-цов сдать экзамены ЖАБА…»

Гарри оторвался от письма и тупо уставился в пространство. Да-а, пожалуй, даже для Гермионы — круто. Слов нет, одни эмоции.
«…Как это происходило, описывать не буду. Это надо видеть, а, точ-нее, слышать. Мама теперь, по мнению Фреда и Джорджа, „Гермионочку“ любит больше их, „бизнесменов-двоечников“.
И Рон ничего, кроме Герми, не видит (или не хочет видеть). Он влюбился, как десятилетний мальчишка. Ужас!
Недавно разговаривала с Гермионой о какой-то ерунде, Рон стоял рядом и поддакивал. Доподдакивался. Цитирую:
— Ты же знаешь, как я отношусь к квиддичу, — Гермиона виновато улы-бается. — Я думаю, что это глупая и жестокая игра.
Я молча пожимаю плечами, дескать, понимаю, у меня на этот счёт дру-гое мнение, но спорить не собираюсь.
А Рон вдруг оживает и говорит:
— Гермиона, я с тобой полностью согласен, квиддич — очень глупая игра.
Ну как, а?»

Гарри опять оторвался от письма и покачал головой, вот, что с человеком может сделать любовь. А когда-то Рон был нормальным парнем.
«По-моему, его за такие слова надо из квиддичной команды выгнать. Я записала эту его фразочку на диктофон, позаимствованный у Гермионы. Ско-ро дам братцу послушать и в красках и картинках опишу тебе его реакцию.
В общем, дурдом. Если так пойдёт дальше, приеду к тебе жить. Наде-юсь, у Дурсли найдётся ещё один чулан. Кстати, как они себя ведут (Моуди интересовался).
С нетерпением жду ответа
Джинни.

Письмо девушки подняло Гарри настроение, но он ещё сильнее ощутил тоску по друзь-ям.
«Вот бы сейчас с Люпиным поговорить, — мечтательно подумал он. — И не помешало бы узнать, что творится в мире».
Гарри подошёл к окну и посмотрел на маячивший на другом конце улицы дом миссис Фигг. Единственный источник «волшебной» информации на многие мили вокруг. Если полагаться на интуицию, то за ним ведётся круглосуточная слежка. Но если она такого же качества, как прошлым летом, то рассчитывать на абсолютную безопасность не приходится.
Совершенно не приходится. Гарри уже минут десять смотрел в окно, внимательно раз-глядывая все кажущиеся подозрительными детали, но ничего видно не было. Улица будто вы-мерла.
Вымерла. Действительно, не ходили люди, не проезжали машины, не бегали бродячие животные. Даже птицы как-то «приглохли». Это было чрезвычайно странно, если учесть, что было три часа пополудни.
Гнетущее чувство опасности наполнило Гарри. И, естественно, ему просто необходимо стало всё выяснить. Всё же предчувствие есть предчувствие, нормальные люди обычно ему до-веряют. Нормальные люди, а не пятнадцатилетние подростки с огромными амбициями, жаждой приключений и мести, не слишком ценящие свою жизнь и здоровье. Единственными умными поступками Гарри было взять палочку и открыть клетку Букли, наказав ей в случае опасности лететь в штаб Ордена Феникса.
Тихонько выпрыгнув из окна, зацепившись за ветку (с ловкостью Тарзана и Маугли вме-сте взятых), Гарри проскользнул мимо «родных» окон и медленно пошёл вдоль домов Прайвет-драйв.
Ни магов, ни магглов… Никого.
— Вымерли все, что ли? — громко сказал Гарри, аккуратно обходя густые кусты боя-рышника и внимательно всматриваясь сквозь густые ветки. — Ох… — юноша кое-что разгля-дел.
Тело колдуна в мантии мракоборца. Живого или мёртвого, Гарри не разглядел. Со ско-ростью хорошего сайгака он отскочил от кустов и собирался бежать к дому Дурсли, но заметил соседку-магглу, выходящую из дома. Женщина немного постаяла на крыльце, а потом, не об-ращая внимания на уставившегося на неё подростка, ушла обратно в дом.
— Магглоотталкивающее заклятье, — прошептал Гарри.
— Умный мальчик, — юноша резко обернулся и столкнулся нос к носу с Пожирателем Смерти, и не с одним, а сразу с пятью.
«Много же их по мою душеньку», — фыркнул гриффиндорец, и, если бы не ситуация, складывающаяся не в его пользу, сказал бы это в слух.
Пожиратель поднял палочку, видимо собираясь сказать что-то типа «Круцио», к чему Гарри морально подготовился.
— Никаких запретных, Нотт, — юноша узнал голос Макнейра. Нотт расстроено опустил палочку.
«Долго думаете!» — Гарри отпрыгнул в сторону и крикнул:
— Ступефай!
Одним пожирателем меньше, но что делать с оставшимися?
— Экспеллиармус! — Макнейр в этой компании был менее тугодумным.
— Протего! Ступефай! — не слишком помогло, но палочка осталась при Гарри.
Но тут в него ударило сразу несколько ступефаев. И Гарри, теряя сознание, рухнул на асфальт, сильно ударившись головой. Последнее, что он заметил, это удаляющуюся в небе Бук-лю.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 13 мар 2005 16:16

Глава 2. В гостях у Волдеморта
Очнулся Гарри от удара под рёбра. Юноша глухо застонал. Немилосердно болел затылок, и шрам, казалось, был придавлен раскалённым клеймом. Последовал ещё один удар. Гарри открыл глаза и попытался сесть, хорошо хоть очки были целы.
— Поднимайся! — послышался чей-то до боли знакомый голос. Гарри не спешил выполнять приказ. Зря. Удар в грудную клетку едва не заставил его закричать от боли. Но Гарри был слишком горд для этого.
— Малфой! — прошипел он.
— Можно просто Драко, — с улыбкой удава ответил слизеринец. — Только для тебя, и только сегодня.
— Одзынь, Малфой!
— Зря… — протянул он и с размаху ударил Гарри по лицу. Кровь брызнула во все стороны. У Гарри свело от боли скулы.
Собрав последние силы, юноша встал на ноги, придерживаясь за стену. Едва ли не задержав дыхание, Гарри, закусив губу от боли и слабости, наотмашь ударил Малфоя.
Завязалась кровавая бойня. Малфой не был ни ранен, ни покалечен, но тем не менее с трудом отвечал на удары Гарри. А для гриффиндорца удары Драко не приносили ничего, даже боли. Он их не чувствовал, тело давно онемело и не слушалось хозяина. Гарри весь был в крови: своей, чужой… кости подозрительно похрустывали, из-за чего приходилось сомневаться в их целостности.
— Что здесь происходит? — раздался ледяной голос.
— О, — Малфой отпрянул от Гарри, как от прокаженного, — мой Лорд, — он упал перед Волдемортом на колени, — Поттер напал на меня.
Но это был не Хогвартс и рядом стоял не профессор Снейп.
— Без сознания, израненный, с сотрясением мозга? — «так вот почему так голова кружится», — голос Тёмного Лорда был насквозь пропитан ехидцей. — Неубедительно. Круцио!
Стараясь не обращать внимание на крики Малфоя, на обжигающую боль в шраме, на боль в переломанных костях, Гарри упрямо посмотрел в глаза Волдеморта. Скрипнула решётка, это Малфой придя в себя, убрался с позволения господина.
— Ну, здравствуй, давно не виделись, — поприветствовал его Риддл.
— Привет, — буркнул Гарри, он продолжал рассматривать Тёмного Лорда. Пожалуй, в данный момент ему гораздо больше подходило его «земное» имя. Юноша удивленно разглядывал молодого мужчину лет тридцати. Единственное, что осталось от прежнего Волдеморта, это глаза.
— Не слишком вежливо. Круцио для разнообразия? — ну и, естественно характер. — Впрочем, сначала тебя придётся подлечить. Присядешь? — показал ругой на железную полку Риддл.
Гарри только что заметил, что находится в своеобразной камере. Железная койка, столб непонятного применения, всё это находится в небольшой комнатке три на три метра, на той стороне, где находился выход, вместо стены была решётка, сквозь которую видна каменная стена соседнего помещения.
— Обойдусь, — буркнул Гарри.
— Как хочешь, — Риддл пожал плечами и на мгновение прикрыл глаза, с кем-то мысленно беседуя. — Сейчас тебя вылечат, — пообещал он.
— Где я? — проигнорировав последнюю фразу Волдеморта, спросил Гарри.
— В Азкабане, на нижних ярусах. Удивлён?
— Нет, — Гарри равнодушно пожал плечами.
— И тебе не интересно, что с тобой будет?
— Я догадываюсь.
— Даже не представляешь, — пообещал Риддл. — Тебя ждут невыразимые мучения, предательство и боль…
Сердце Гарри неприятно сжалось. Отнюдь не из-за обещаний мучений и страданий, а из-за предательства… Рон, Гермиона, Джинни, только не они…
Юноша на плохо слушающихся ногах сделал шаг к Тёмному Лорду. Тело пронзило болью, и шрам полыхнул огнём. От слабости его повело и пришлось ухватиться за столб.
— Ты не посмеешь, — сказал Гарри срывающимся голосом.
— А ты уверен? — Риддл мерзко ухмыльнулся.
— Лорд?
Волдеморт обернулся. Гарри изловчился и вышиб палочку из его рук. После этого юноша упал от потери сил и, подобрав её, направил на Тёмного Лорда.
Том даже бровью не повёл. Зато Пожиратель, вошедший в комнатку, как-то странно дёрнулся.
«Пускай сам умру, но хоть с этой тварью покончу», — мелькнула отчаянная мысль.
— Экскло… — начал Гарри, но слишком поздно понял, что просчитался, забыв про Пожирателя.
— Экспеллиармус! — гаркнул тот.
Палочка Волдеморта вылетела из руки Гарри, и Пожиратель передал её своему хозяину.
— Отлично, Северус, — похвалил Риддл.
«Снейп! Как же я его голос не узнал! И почему он не дал мне убить Волдеморта?» — лихорадочно заметались мысли Гарри.
— Благодарю, господин, — смиренно склонил голову профессор.
— Сколько тебе надо времени, чтобы привести его в порядок? — Тёмный Лорд кивком головы указал на Гарри.
— Вылечить? — уточнил алхимик, бросая взгляд на окровавленного парня.
— Поставить на ноги.
— Часа четыре, возможно, чуть больше.
— Приступай, — Лорд коротко кивнул и, выйдя за дверь камеры, исчез с помощью портала.
Гарри первый раз в жизни позавидовал девчонкам. Мерлин, как хочется заплакать, заплакать навзрыд, из-за боли, безысходности и страха. Страха не за себя, за близких. Он умрёт здесь, а что же потом будет в мире? С другой стороны, когда он умрёт, он увидится с мамой, папой, Седриком и Сириусом… Сириус… Как же его не хватает. Да ещё Гарри сам себе обещал умереть только при попытке вытащить крёстного из Арки. Только теперь всё, конец, нет ни возможности спастись самому, ни, тем более, спасти Сириуса. В носу предательски защипало. Он не будет плакать, не будет. Только не при Снейпе.
* * *
Северус Снейп, пожалуй, первый раз за свою службу у Тёмного Лорда был в шоке. Он уже давно научился чувствовать эмоции людей, повидав многое, он считал, что его трудно удивить. Но юноша, почти ребёнок, сидевший пред ним, вызывал шок, и не только. Снейп невольно проникся к нему уважением . Пока Тёмный Лорд был рядом, от Поттера исходила только уверенность и решимость, правда сильно смешанная с отчаяньем. Но учитывая его физическое и моральное состояние… Как только Лорд исчез, юноша немного расслабился, тем не менее, не позволяя себе расплакаться. А как бы повёл себя он сам в положении подростка, Снейп даже не мог представить.
— Сядь на кровать, — приказал алхимик, стараясь не смотреть на мальчика-который-почти-умер. Поттер даже не шевельнулся.
— Почему… Почему вы не дали мне убить его? — срывающимся от боли голосом спросил он, с трудом сдерживая накатившиеся слёзы обиды.
— Поттер, неужели ты думаешь, что мог бы убить Великого Тёмного Мага взрывным заклятьем? Ты бы сам умер, а он остался бы жив.
— Петтигрю убил им тринадцать человек, — юноша круглыми глазами уставился на Снейпа.
Профессор покачал головой, Мерлин, какая наивность.
— Человек, Поттер, че-ло-век. А Он давно уже не человек.
— Значит, это не из-за того, что вы испугались за свою жизнь? — в его голосе почувствовалась надежда.
— Нет, — Снейп едва заметно улыбнулся; как же Поттер держится за «своих», пускай даже таких сомнительных. — Вопросы окончились? Поднимайся и ложись на кровать.
Поттер по прежнему не шевелился.
— В чём дело? — он в любом состоянии может раздражать.
— Я не могу встать, — слабым голосом сказал юноша.
Снейп подошёл к нему и, взяв на руки, перенёс на кровать. С губ мальчика слетел слабый стон. И он покорно, не в состояние двигаться, принял помощь.
«Дело гораздо хуже, чем я думал», — запаниковал Снейп, раскрывая переносной набор для зельеварения, и наколдовывая стол.
* * *
Гарри послушно проглотил очередное зелье. По вкусу редкостная гадость. Абсолютно пустым голосом он спросил у Снейпа:
— Зачем меня надо лечить? Я всё равно умру.
— Я тебя не лечу, — «обрадовал» Снейп, — я только откладываю боль, через пол суток она навалится с новой силой.
— Через двенадцать часов мне уже будет всё равно, — Гарри неожиданно твёрдо посмотрел на Снейпа и попросил: — Снимите, пожалуйста, маску.
Профессор столь же твёрдо посмотрел на гриффиндорца.
— Я не позволю тебя убить, обещаю.
Они некоторое время молчали. Наконец Снейп нарушил тишину, задав давно волнующий его вопрос:
— Кстати, кто тебя так?
Гарри методично начал перечислять:
— В меня попало несколько оглушающих, потом упал, ударился головой об асфальт, потом, наверное, Пожиратели развлекались, не помню. В голове будто чёрное пятно. Потом подрался с Малфоем.
— С Драко?! Зачем!?
— Он первый меня ударил, — как-то по-детски объяснил Гарри.
Снейп молча покачал головой и протянул подростку очередное зелье. Но Гарри даже не попытался его взять.
— Пей, Мерлин тебя побери.
— Я не буду пить сонное зелье, мне и так жить недолго осталось, — сопротивлялся гриффиндорец.
— Это даст мне ещё часов пять, чтобы придумать план.
— Не буду.
Снейп почувствовал, что сейчас придушит упрямца.
— Слиптус! — сказал он.
Реакция ловца не подвела, Гарри спрыгнул с койки, не обращая внимание на неприятное зудение в ещё не совсем сросшихся костях, и со скоростью ветра кинулся к решётке. Она была незаперта.
Только сейчас, петляя по длинным и запутанным коридорам Азкабана, Гарри почувствовал в себе силы бороться. Ну и плевать, что он совершенно не знает, куда бежит, плевать, что у него нет с собой палочки, плевать на то, что он шестым чувством понял — где-то рядом дементоры, плевать, что все говорят — из Азкабана невозможно сбежать. Сириус же смог, и он сможет… плевать, что тяжело и больно, но sik itur ad astra . Главное, Гарри понял, что хочет жить.

Честно говоря, автор сам не понимает, что это на него нашло, но так положено по сюжету, убедительная просьба, шибко тухлыми помидорами не кидаться ? [прим. авт.]
2 Таков путь к звёздам (лат.) [прим. авт.]

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 13 мар 2005 16:20

Глава 3. Dum spiro, spero
Надежда умирает последней. Но когда она умирает, происходит самое страшное. Гарри уже минут двадцать бегал по коридорам, но лестницу, которая могла бы вывести его на верхние уровни, так и не нашёл. Может, оно и к лучшему, на верхних ярусах наверняка полно дементоров. Неожиданно гриффиндорец понял, что коридор, по которому он шёл уже довольно долго, резко пошёл вверх. Сердце Гарри учащённо забилось, шаг быстро перешёл в бег. Впереди показались дубовые двери.
«Может, это выход?» — юноша с разбегу толкнул их и оказался…
В большом, мрачном зале, освещённым так плохо, что разглядеть находившееся в углах не было никакой возможности. Но самое страшное Гарри разглядел. Волдеморт сидел на каменном троне и, лениво помахивая палочкой, явно кого-то пытал. Пожирателей в зале не было.
— Гарри Поттер! Ну, проходи, не стесняйся, — Риддл сделал широкий жест рукой. — Видимо, ты перехитрил старину Снейпа, ничего, ты в этом не виноват, раз нашёл ко мне дорогу. А с Северусом мы потом разберёмся.
Гарри постарался проигнорировать последнюю фразу.
— Приступим к делу, — Тёмный Лорд направил палочку на тело, лежащее в его ногах, и прошептал заклинание. Оно исчезло. — Один предатель, — объяснил Риддл.
Гарри тупо уставился куда-то в темноту. Его шансы равны нулю, палочка осталась на Прайвет-драйв. Почему Волдеморт его ещё не убил, было непонятно.
— Ты, наверное, удивляешься, почему я тебя до сих пор не убил, — Риддл будто прочитал мысли Гарри. — Ну, так я тебе скажу. Ты нужен мне как союзник. Не хочешь перейти на мою сторону?
Гарри едва не поперхнулся от такой наглости. Эта тварь, которая убила маму и папу, погубила Седрика и Сириуса, смеет предлагать ему свою сторону? Юноша с трудом подавил желание покрутить пальцем у виска.
— Да я и не надеялся, — Риддл равнодушно пожал плечами. — Поверь, довольно скоро ты согласишься. Пошли за мной.
Гриффиндорец не видел особых причин сопротивляться. Волдеморт встал с трона и пошёл куда-то в темноту зала.
Тёмный Лорд сказал заклинание, и факелы на стенах стали светить ярче. Гарри смог разглядеть клетку, в которой спал…
— Волк! — удивлённо воскликнул юноша.
— Не просто волк…
«Сегодня полнолуние, третий день, или уже ночь. Это оборотень», — Гарри подбежал к клетке.
— Ремус, — волк проснулся от звука голоса и, виляя хвостом, подошёл к прутьям, как-то виновато посмотрев на юношу.
— Я в порядке, — понял юноша немой вопрос.
— Налакался сохраняющего разум зелья, — Риддл, скривившись, разглядывал волка. — Впрочем, ему же хуже, всё запомнит. Потом будет винить себя всю оставшуюся жизнь, надо заметить, не такую уж долгую.
— В чём? — удивился Гарри.
— Поймёшь, — Риддл мерзко ухмыльнулся.
Ремус-волк злобно зарычал, предчувствуя беду.
* * *
Джинни Уизли проснулась с непонятным чувством тревоги. Беспокойство преследовало её всё утро, но объяснить, почему, она так и не смогла.
— Джинни! Ты что, уснула? — девушка вздрогнула и уронила вилку, которой вяло ковырялась в омлете.
— Гермиона, — укоризненно покачала она головой, — зачем так орать.
— Она не орала, — теперь даже Рон смотрел на неё с удивлением.
— Да отвяжитесь вы! — Джинни резко встала из-за стола и вылетела из кухни, не забыв хлопнуть дверью.
Пробежав через равнину, девушка спустилась к небольшому озеру. Её уютный уголок. Только её. Она давно здесь не была. С начала лета. С тех пор как умер Сириус. Она винила себя в том, что не удержала Гарри в Хогвартсе. Тогда, оказавшись дома, она проплакала здесь, казалось, целую вечность. Не стало чудесного человека, последнего родного человека Гарри. Из его писем (нагло отнятых у Рона) Джинни узнала, что Гарри пытается найти способ выручить крёстного. Девушка не верила, что он сможет найти такой способ, но обещала поддерживать его во всём.
Она чувствовала некоторую привязанность к бывшему узнику Азкабана. Именно его пример заставил Джинни попытать свои силы в анимагии. Она даже знала, в кого будет превращаться. В рысь. Но пока особых успехов она не добилась. Впрочем, благодаря Чарли, записавшемуся на курсы анимагов, прогресс явно был. Конспекты брата были немного запутанными, но помогали хорошо.
Мысли Джинни плавно перенеслись на текущий день. Надо постараться мыслить логически. Откуда это щемящее чувство опасности? Что она вообще делала последние дни? Играла в квиддич, съездила с Чарли на Диагон-аллею, при попытке превратиться в рысь нечаянно отрастила себе хвост, потом еле от него избавилась, Чарли ещё долго над ней смеялся… что же ещё… Точно! Написала письмо Гарри! Он не ответил. Вот в чём дело; Гарри всегда отвечал на письма.
Джинни резко тряхнула головой, это ничего не говорит. Если он не ответил, это вовсе не значит, что что-то случилось. Но внутренний голос упорно нашёптывал: «Случилось! Ещё как случилось».
Последний раз девушка так нервничала, когда Гарри вовремя не вернулся с третьего задания турнира. Ещё до того, как юноша вошёл в лабиринт, Джинни начала ощущать слабое беспокойство. Но тогда она списала это на то, что просто волнуется за гриффиндорца. Теперь же Джинни не находила себе места от волнения.
В попытке забыться она сняла одежду и осталась в одной футболке. Войдя в озеро по пояс, девушка поёжилась. Прохладно. Глубоко вздохнув, Джинни нырнула. Вынырнула она уже ближе к середине озера. Что ж, вода всегда была её стихией.
Вернулась в дом она уже затемно. Мокрая, замёрзшая, всё ещё волнующаяся, но, тем не менее, немного повеселевшая. Впрочем, едва она подошла к дому, сердце затрепетало от страха. Что-то было не то. Свет горел только в столовой, в остальных комнатах было темно и тихо. Джинни понимала, что дело не в ней, она и раньше могла убежать на целый день.
В столовой не было никого из взрослых. Зато в одном из кресел, свернувшись клубочком, сидела Гермиона и плакала навзрыд. В её ногах сидел Рон и как-то потерянно смотрел в пространство.
— Что случилось? — спросила Джинни, уже понимая, что случилось что-то ужасное.
Гермиона только громче заплакала, а Рон абсолютно не своим голосом ответил:
— Джинни, Сама-Знаешь-Кто похитил Гарри…
Джинни вдруг почувствовала, что пол под ногами заходил ходуном…
* * *
— Гарри! Гарри, проснись!
Гарри открыл глаза и увидел перед собой лицо Ремуса. Последние воспоминания нахлынули, как цунами, сметая всё хорошее, когда-либо происходившее с юношей.
Глаза моментально наполнились слезами.
— Я теперь о-оборотень, — не вопрос, а просто констатация факта.
Сильный толчок. Гарри невольно оказывается в клетке.
— Секо! — по руке течёт горячая кровь.
Волк моментально превращается в хищника. Скалит огромные клыки и зло рычит, готовится напасть.
— Знаешь, Гарри, — бросает Волдеморт, выходя из зала, — никакое сохраняющее разум зелье не остановит оборотня от возможности выпить человеческой крови.
Последнее, хорошо сохранившееся в памяти: огромные клыки, смыкающееся на правой руке, чуть по выше кисти…

— Гарри, прости, я-а н-не хотел, — Ремус глазами, полными боли, смотрит на юношу.
Гриффиндорец первый раз за многие годы заплакал навзрыд. Ремус неловко приобнял его. На душе скребли даже не кошки, а целые росомахи. Будь проклято это зелье. Всё понимать, всё помнить, и не иметь возможности бороться.
— Я тебя не виню, — прошептал он, смахивая слёзы, и неожиданно твёрдым голосом сказал: — Надо выбираться.
— Но как!? — Ремус встал и помог подняться Гарри.
— Риддл — дурак, — заявил юноша.
Люпин слабо улыбнулся, услышав более чем свободный отзыв о персоне Великого Тёмного Мага.
— И что это нам даёт? — спросил он.
— То, — сказал Гарри, — что этот дурак забыл закрыть клетку.
Он подошел к двери и открыл её.
— Проблема в том, что я не знаю, где выход. А ты? — выйдя из зала, сказал Люпин. Гарри отрицательно помотал головой, срок действия зелий заканчивался, и он постепенно терял силы.
— Зато я знаю, — из темноты коридоров вышел Снейп. — За мной, — Гарри постарался проигнорировать менторский тон.
Они быстрым шагом двинулись за Снейпом. Гарри чувствовал, что с каждым движением идти становится труднее. Но вскоре показались дубовые двери. Зельевед открыл их с помощью заклинания и принялся объяснять дорогу.
— Пойдёте прямо, спуститесь к воде. Пролив придётся переплыть, другого пути нет. Мне с вами нельзя, — Снейп потёр руку с меткой. — Удачи.
— Спасибо, — одновременно поблагодарили его.
Алхимик серьёзно кивнул и закрыл дверь.
— Вперёд, — Ремус сквозь густые ветки пробирался к берегу. Гарри покорно пошёл за ним, сомневаясь, что сможет переплыть пролив. Но надежда умирает последней.

1 Пока дышу, надеюсь (лат.) [прим. авт.]

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 13 мар 2005 16:23

Глава 4. Когда жизнь меняет русло
— Оу-у, — Гарри сердито тряхнул рукой. — Ну не так же туго.
Мадам Помфри что-то тихо буркнула про «всяких Тёмных Лордов, из-за которых кро-веостанавливающих зелий не наберешься». Ремус, сидящий на соседней кровати, ехидно зая-вил:
— Ты ведёшь себя как маленький.
Гарри широко улыбнулся и показал Рэму язык.
Тот сделал вид, что гоняет блох.
— Слишком долго вёл себя как взрослый, — констатировал Дамблдор, заходя в боль-ничное крыло.
Гарри и Ремус находились в Хогвартсе уже несколько дней, б?льшую часть которых Гарри проспал, как убитый. Впрочем, он и был почти убитый. Как он оказался в Хогвартсе, он не помнил. Так же, как не помнил, каким образом переплыл пролив.
Мадам Помфри намазала руку какой-то бурой жидкостью, из-за неё кожа покраснела, и рана защипала.
— Бо-ольно, — протянул Гарри.
— Укусы оборотня заживают долго и болезненно, — обнадёжила женщина, неодобри-тельно косясь на покрасневшего Люпина.
— Поппи! — укоризненно покачал головой директор.
Женщина что-то фыркнула и принялась перевязывать руку Гарри.
— Ремус, мне надо поговорить с тобой, — сказал Дамблдор.
Люпин попробовал встать с кровати, но на его пути возникла мадам Помфри.
— Никуда он не пойдёт, пока он мой пациент, я устанавливаю здесь правила. И вообще, им нужен покой, — женщина тонко намекнула, что присутствие Дамблдора здесь нежелатель-но.
Через пару часов Гарри понял, что сейчас скончается от тоски. Он посмотрел на сосед-нюю кровать. Ремус, кажется, спал.
«Разбудить его, что ли?» — мелькнула интересная мысль.
Внезапно он понял, что гораздо раньше скончается от голода.
Неожиданно Ремус повернулся к Гарри.
— Хочешь, я угадаю, что ты больше сейчас всего хочешь?
— Попробуй, — Гарри сел на кровати по-турецки, скрестив ноги.
— Ты хочешь есть, м-м-м, курицу… нет, скорее, утку… с хрустящей корочкой, фарши-рованную яблоками.
— Как ты догадался?! — воскликнул Гарри.
— Это ещё что. Вот, например… опиши мне вкус жареного кролика.
— Э-э… Мягкое мясо, чуть сладковатое, буквально тает во рту, — ответил Гарри и улыбнулся. В памяти почему-то возник маггловский мультяшка-кролик Бакс Банни.
— А ты когда-нибудь ел мясо кролика? — задал Люпин следующий вопрос.
— Нет, — удивился Гарри. — А откуда я это знаю?
— От меня. Когда я тебя укусил, — Ремус на секунду запнулся. — Мы как бы обменя-лись кровью.
Гарри в задумчивости пожевал губу.
— Мы с тобой одной крови, — всплыла цитата из «Книги Джунглей». — Одной крови…
Юноша зашипел и потёр руку. Укус саднило, кожа под бинтом пульсировала. Но тут он подпрыгнул от неожиданной догадки. Верной догадки.
— Ремус, ты понимаешь, что это означает!? — Люпин в недоумении покачал головой. — То, что защита моей мамы действует теперь и рядом с тобой. Я смогу уехать от Дурсли! Я смо-гу жить с тобой, — Гарри внезапно осёкся и в его голосе зазвучал испуг. — Ты не против?
— Конечно, нет, — улыбнулся Ремус, невольно заражаясь радостью подростка, — … э-э… Волчонок.
— Я не Волчонок, — Гарри по-детски надулся.
— А кто ты? — усмехнулся Ремус.
— Я-а… Акела — вожак стаи, — юноша улыбнулся, вспоминая любимую книжку детст-ва.
«Ну что ж, — подумал Люпин, — Акела тоже был когда-то Волчонком».
Зашедший вечером Дамблдор подтвердил догадки Гарри и разрешил летом пожить у Люпина. А потом сказал просто чудесные слова и для Гарри, и для Ремуса.
— Ремус, — проникновенно начал директор. — Я так и не смог найти преподавателя по ЗОТС. В общем, я предлагаю тебе снова стать профессором. Если ты, конечно, не против, — быстро добавил он.
— Я буду счастлив, — воскликнул Люпин.
Гарри на соседней кровати завопил: «Ура!» Ремус с улыбкой посмотрел на него, этому Волчонку ещё надо стать волком прежде, чем превратиться в вожака.
* * *
Следующий день в больничном крыле напоминал затянувшийся кошмар. Мало того, что руку нещадно саднило, так ещё и откуда-то появилась неуёмная энергия. Больше всего Гарри хотел двигаться, но злобная мадам Помфри запретила даже подниматься с кровати. Ремусу она хотя бы разрешила читать, а ему запретила. Из-за этого Гарри подумывал при случае наглотать-ся зелья без сна и благополучно продрыхнуть до тех пор, пока рука не заживёт. Но это ему тоже запретили. В итоге, Гарри окончательно всех достал в попытке немного разнообразить своё су-ществование.
— Р-е-емус, — протянул Гарри.
— У-м, — Люпин даже не посмотрел на него, за последние полчаса подросток уже раз двадцать к нему обращался.
— А у оборотней есть свои преимущества перед обычными людьми? — Ремус наконец-то соизволил посмотреть на него. Гарри мысленно улыбнулся, кажется, он смог заставить Лу-натика оторваться от книги.
— Есть, и не мало, но недостатков тоже не мало.
— А преимущества в чём?
Люпин на секунду помедлил.
— У нас гораздо больше энергии, в основном поэтому ты смог переплыть реку.
— Я абсолютно не помню, как это произошло, — Гарри нахмурился, пытаясь вспомнить подробности.
Ремус серьёзно кивнул.
— Так и должно быть. Ты начал тонуть, когда мы ещё не доплыли до середины. При-шлось помочь тебе обернуться волком…
— Разве мы можем добровольно оборачиваться? — воскликнул Гарри, от удивления подпрыгивая на кровати.
Люпин снова кивнул.
— Можем, причём это довольно легко. Проблема в том, что трудно при этом сохранить человеческое сознание. Именно поэтому ты не можешь вспомнить, как ты переплыл реку. Вы-бираясь на берег, ты уже не был Гарри Поттером, ты был хищником во всех его проявлениях. Мне очень повезло, что ты фактически сразу потерял сознание и опять стал человеком…
— Я мог кого-нибудь убить, — прошептал Гарри севшим голосом.
— Не мог, даже если учесть, что ты руководствовался инстинктами, сил было слишком мало…
— А какие ещё преимущества, — Гарри постарался уйти от неприятной темы.
— Мы менее подвержены болезням, лучше переносим боль, у нас сильнее развиты орга-ны чувств и животные инстинкты. Но, с другой стороны, бороться с Империусом нам сложнее, хотя тебя это не касается, ты гораздо раньше научился ему сопротивляться. И, наверное, самое обидное, что животные чувствуют «волчью» часть и боятся нас. Но в Запретном лесу мы в безопасности, даже когда мы люди. Есть ещё кое-что, но об этом потом…
Гарри медленно переваривал информацию.
— Такое чувство, что ничего такого ужасного в ликантропии нет, — задумчиво прогово-рил он.
— Посмотрим, что ты скажешь после первого полнолуния. Да и с работой в будущем будут проблемы, — Ремус тяжело вздохнул.
— У меня с работой проблем не будет, — уверенно сказал Гарри.
Люпин поднял брови и ехидно осведомился:
— И кем же ты намылился работать?
Гарри широко улыбнулся.
— Квиддичистом-ловцом, команды за меня передерутся, даже если бы я был Домовым Эльфом. Но я только к Оливеру Вуду пойду, — поспешно добавил он.
— Неплохие перспективы, — Ремус тоже улыбался, — но ты же хотел стать аврором?
— Что бы убить Волдеморта, не обязательно стать аврором.
Ремус кивнул, соглашаясь.
В это время в больничное крыло зашли Дамблдор, и, к неудовольствию Гарри, — Снейп.
— Ну, как вы тут? — поинтересовался директор.
— Нормально, — вздохнул Люпин, — вот обсуждали профессию Гарри.
— С этим не будет никаких проблем, Гарри. Не волнуйся, ты сможешь стать аврором.
— Правда? — обрадовался юноша.
— Возможно, не совсем так, как мы планировали, но ты им станешь. Все объяснения с началом учебного года, — отрезал Дамблдор, заметив, что Гарри хочет задать вопрос.
— Поттер, протяни руку, — приказал Снейп.
Гарри решил не спорить. Зельедел размотал бинт и скрупулезно изучил место укуса. На-до заметить, что кожа сильно покраснела, и из раны тонкой струйкой текла кровь. Снейп не-ожиданно побелел.
— Поппи, — севшим голосом начал он, — чем вы намазали руку Поттера?
Гарри испугался, ему совершенно не понравилось выражение лица обычно спокойного алхимика.
— Как чем? — возмутилась женщина. — Мазью на основе альбумена. Что же ещё в его случае?
— Дайте мне, пожалуйста, зелье Инспекцио, — мадам Помфри немного порылась на ме-дицинском столике и протянула флакончик с абсолютно прозрачной жидкостью. Снейп надре-зал палец Гарри и капнул в зелье его кровь. Потом прошептал какое-то заклинание. Жидкость моментально стала жёлтой.
— Ох, — лицо Снейпа заметно вытянулось, — Поппи, скорее промойте руку Поттера.
— Насколько я понял… — начал Дамблдор.
— У Поттера аллергия на листья альбумена, — закончил Снейп.
— Но листья альбумена — один из элементов сохраняющего разум зелья! — воскликнул Ремус.
— Видимо, придётся обойтись без него, — сказала мадам Помфри.
— И что же теперь будет? — прошептал Гарри.
— Не волнуйся, из школы тебя никто выгонять не собирается, — успокаивающе прого-ворил директор.
У Гарри отлегло от сердца.
— А с рукой что? — вздохнула мадам Помфри.
— Сейчас принесу одну мазь, она, правда, ещё не проверена… — Снейп вышел из боль-ничного крыла.
Гарри жалобно посмотрел на взрослых.
— Я не хочу, чтобы профессор Снейп мазал мою рану непроверенными мазями.
— Всё будет хорошо, — сказал Дамблдор.
«Вы не умрёте, — сказал врач больному с пулей в сердце», — пронеслась в голове Гарри сценка из какого-то маггловского фильма.
— Самое страшное, что с тобой может случиться, это если рука отвалится, — обрадовал Ремус.
— Или пойдёт кожная реакция, — серьёзно добавила колдомедик, не поняв, что Люпин шутит.
— Или кость исчезнет, — продолжил Ремус. Гарри вздрогнул от неприятных воспоми-наний.
— Возможна потеря чувствительности, — перечисляла мадам Помфри.
— Профессор Дамблдор! — взмолился гриффиндорец, заглядывая в лицо директора.
Но у того в глазах прыгали чёртики.
— Ещё может произойти потеря пальцев. Но не больше двух—трёх, — внёс свою лепту директор Хогвартса.
Они ещё минут пять перечисляли разнообразные последствия после применений непро-веренных мазей. Причём мадам Помфри говорила вполне серьёзно.
В итоге, когда вернулся Снейп, Гарри с трудом подавил желание спрятаться под крова-тью.
— А какие последствия? — спросила Поппи, глядя, как Снейп намазывает мазь на рану.
— Сонливость, лёгкая слабость, — ответил зельедел, перевязывая руку гриффиндорца.
Гарри зевнул и неожиданно понял, что хочет спать.
— Сонливость в твоём понимании — крепкий здоровый сон? — спросил Ремус глядя на улыбающегося в глубоком сне Гарри.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
lusyanya
Новичок
Сообщения: 51
Зарегистрирован: 07 авг 2004 22:23
Контактная информация:

Сообщение lusyanya » 13 мар 2005 16:36

Ивушка, а какой тут будет пэйринг? А то не хочется читать что попало... :roll:
«Никто не может судить о других, пока не научится судить о себе самом» (Гете)

Аватара пользователя
Катана Серая
Ученик
Сообщения: 392
Зарегистрирован: 20 фев 2005 03:08
Откуда: Сумрачный Лес... и есть дачка в Запретном Лесу...
Контактная информация:

Сообщение Катана Серая » 13 мар 2005 20:18

Ивушка, Все классно. Но есть небольшие ляпсусы. Например:
Впрочем, семейка весьма ловко орудовала ложками, но Гарри сильно подозревал, что подгоревшая каша досталась только ему. Так и не притронувшись к еде, он вышел из кухни и, услышав злое шипение дяди Вернона «избаловыш, перестрелять таких надо», даже не обернулся.
Эти предложения хромают смыслом. Но это не очень заметно.
Потом постоянно встречаюся слова с переносами, типа: непро-веренных, крова-тью, воспоми-наний, и т.д. Но это все мелочи. Так что выкладывай еще! Очень прошу! Интересно, причем очень! :D
..Привет.. надеюсь, вы не имеете ничего против эльфов?... А против моего ручного дракона?...
Даша SM - моя любимая сестра! :D
Fiona - младшая сестренка!

Ильич - мой любимый... вервольф! ;)

Аватара пользователя
Катана Серая
Ученик
Сообщения: 392
Зарегистрирован: 20 фев 2005 03:08
Откуда: Сумрачный Лес... и есть дачка в Запретном Лесу...
Контактная информация:

Сообщение Катана Серая » 14 мар 2005 02:38

Ивушка, плиз, скажи - когда фик будет закончен? Хотя бы на Сказках? Интересно, барлог меня забери!!! :D
..Привет.. надеюсь, вы не имеете ничего против эльфов?... А против моего ручного дракона?...
Даша SM - моя любимая сестра! :D
Fiona - младшая сестренка!

Ильич - мой любимый... вервольф! ;)

Аватара пользователя
Freezing Spell
Заслуженный Волшебник
Сообщения: 1320
Зарегистрирован: 20 авг 2004 10:38
Псевдоним: Всадник из льда
Пол: мужской
Откуда: Icewind Dale
Контактная информация:

Сообщение Freezing Spell » 14 мар 2005 16:42

Неплохо, мне понравилось. Стиль лёгкий, с удачными вкраплениями юмора, но без стёбности. Завязка жуть как напоминает "Последнюю войну", только там Гарри становится вампиром. Порадовала проработка внутренних черт оборотней, сильных и слабых сторон.
2 lusyanya: Пожалуй, тут будет ГГ/РУ и Г/ДУ, если не случится неожиданного поворота. Кроме того, похоже, Джинни повторит поступок Джеймса и Сириуса (в смысле, заделается анимагов и будет шастать с Гарри-волком по округе).
К автору: если ты уберёшь лишние дефисы в словах, будет гораздо легче читать. Всё остальное вроде более-менее читабельно.
И вот ещё:
- "зелья без сна" - наверно, имеются в виду зелья для сна?
- Бакс Банни: кролика вообще-то зовут Багз, а бакс - это доллар ))
- новое слово "Квиддичист". Как-то оно не в кассу
Гарри aka p0++eR и AMD'овский камень — ожидание закончилось!

Аватара пользователя
Eka(бывш. Nick Gods)
Ученик
Сообщения: 254
Зарегистрирован: 14 сен 2004 16:05

Сообщение Eka(бывш. Nick Gods) » 14 мар 2005 18:19

Критика, критика... Не спорю, есть кое-какие ляпы в орфографии, но не такие уж стра-ашные! Мне понравилось, читается легко и интересно. Так что, хвалим автора и ждем проды!
Некоторые вещи можно увидеть, только поверив в них.

Аватара пользователя
Патронус
Ученик
Сообщения: 421
Зарегистрирован: 12 авг 2004 20:23
Контактная информация:

Сообщение Патронус » 17 мар 2005 18:10

Ивушка, ты знаешь... ты меня удивила! Вроде бы стандартное начало, ну, если не считать про Люпина, Гарри у Дурслей и т.д. Но мне действительно понравилось! Для меня неожиданным явилось то, что Гарри стал оборотнем, это было для меня ново. А я люблю, когда появляется что-то интересное :wink:
Про оформление. Да, есть кое-где ужасные словечки, ляпы, но их не так уж много. Я долго не могла понять, откуда столько дефисов, но потом да меня дошло, что у тебя в Ворде включена опция переноса, так что исправь в этих главах и отключи её, хорошо?
Желаю творческих успехов! Буду ждать с нетерпеньем новых приключений Гарри-волчонка :D
Изображение на конкурсе фанфиков HPForum`a

— Немеет сердце в сладкой боли,
Струится локон на плечо.
Я к вам пишу, чего же боле?!
— Ржунимагу! Пешы исчо! (с) некто гениальный

Goodshippers

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 18 мар 2005 20:33

Всем-всем-всем! Искренне стораюсь избавиться от проклятых дефисов... пока не очень удачно. :cry:

Глава 5. Трудно быть… волком. Часть 1
Зелёная лужайка, залитая солнцем. Небольшой домик. Море цветов перед ним. Молодая женщина с тёмно-рыжими волосами, собранными в косынку, гладит оленя по спине.
— Мама! Папа! — Гарри бегом кинулся к родителям.
— Не может быть… — прошептала Лили. Джеймс обернулся человеком и неверяще посмотрел на сына.
— Этого не может быть, — гриффиндорец обнял маму и папу.
— Как ты сюда попал? — серьёзно сказал Джеймс, отпуская Гарри. Лили всё ещё не отрывала сына от сердца.
— Я просто спал, — Гарри прижался к маме ещё крепче. — Это самый лучший сон в моей жизни.
— Что ты делал перед сном? — взволнованно спросила Лили.
— Ремус поменял повязку на руке, наложив мазь. Я сразу уснул, такой побочный эффект, — ну какая разница, главное он видит маму и папу, говорит с ними.
— Лунатик? — Джеймс рассмеялся. — Он решил податься в Алхимию? Представляю, что он там тебе намазал.
Гарри стало немного не по себе, он не хотел рассказывать родителям, из-за чего пришлось накладывать мазь.
— А Сириус здесь? — спросил юноша.
— Седрик? — не расслышала Лили. — Да, он живёт с дедушкой за рекой. Я передам ему привет от тебя.
— Сириус, — повторил Гарри.
Джеймс удивлённо посмотрел на сына:
— Сириуса здесь нет, он жив.
— Как жив? — у Гарри сел голос.
— Ну, здесь, по крайней мере, его нет. Что с ним случилось? — забеспокоилась Лили.
— Он упал в Арку Смерти в начале этого лета. Дамблдор сказал, что оттуда не возвращаются.
— Мы бы знали, если бы он умер, — покачал головой Сохатый.
Внезапно мир перед глазами Гарри начал белеть.
— Ты просыпаешься, — улыбнулась Лили.
Джеймс взлохматил сыну волосы и попросил:
— Постарайся понять, что с Бродягой и… передай привет Рэму.
Гарри на прощание улыбнулся.
* * *
— Ремус! — Гарри вбежал в кухню, но обнаружил там только сидящую за столом девочку лет десяти. — Привет, а где Рэм ?
Девочка неожиданно покраснела и уставилась в чашку, которую сжимала в руках. Гарри мимоходом отметил, что девчонка симпатичная. Прямые каштановые волосы, собранные в два хвостика, носик-пуговка, россыпь веснушек.
— Луни отошёл… за едой, — девчушка ещё больше покраснела.
«Ну чего она краснеет?» — удивился Гарри.
— Э-э… а ты не мог бы одеться, — попросила она, не поднимая взгляд от чашки.
Гарри посмотрел на себя. Обрезанные до колен джинсы. Ей что, этого мало?
— Я вроде бы одет, — пожал плечами Гарри.
— Мне только биологически десять, — «Как-то странно она выражается», — подумал юноша. — Ты меня смущаешь.
Гарри закатил глаза, но накинул сверху рубашку, которую до этого мял в руках.
Девочка оглядела его с ног до головы и удовлетворенно кивнула. Гриффиндорец заметил, что у неё необычный цвет глаз, светло-светло голубой.
— Как тебя зовут? — спросил, наконец, он.
— Клодия, — девчушка приветливо улыбнулась, обнажая ряд ровненьких белых зубов.
— Гарри.
Девочка кивнула. Она явно и до этого знала, что перед ней знаменитый Мальчик-Который-Выжил.
— А Ремус скоро придёт? — поинтересовался Гарри. Ему не терпелось рассказать Люпину о «сне».
— Скоро должен подойти, — Клодия на секунду задумалась. — Хочешь? — она протянула Гарри кружку, которую до этого сжимала в руках.
Гриффиндорец не видел особых причин отказываться. Со сна сильно хотелось пить. Гарри уже собирался сделать глоток, но был остановлен резким воскликом Ремуса.
— Не смей, — Люпин молниеносно выхвати кружку из рук подростка. А потом сердито посмотрел на Клодию. — Зачем ты даешь ему пить человеческую кровь с утра! Он — оборотень, а не вампир.
— Разве не вампир? — девочка посмотрела на Гарри и её глаза на миг стали белыми. Жуткое зрелище. — Ой! Опять перепутала!
— Сколько раз можно повторять, — Ремус сел на стул напротив девочки. — У вампиров нить красная, упырей — жёлтая, оборотней — синяя, перевёртышей — чёрная, у людей — белая. Постарайся на этот раз запомнить.
Гарри тихо сидел рядом, пытаясь понять услышанное.
Клодия украдкой бросила на него взгляд.
— Луни, — протянула она, — тебе не кажется, что его надо посвятить в подробности.
— Ты, наверное, хочешь услышать объяснения, — голос Ремуса казался виноватым.
— Не помешает, — оскалился подросток. — В первую очередь, почему меня пытались напоить человеческой кровью.
Клодия опять покраснела.
— Угостить хотела, — пролепетала она.
Гарри фыркнул. В глазах девочки заблестели слезинки. Юноша почувствовал себя виноватым, ну подумаешь, кровью пытались напоить, эка невидаль. Гриффиндорец встал на колени перед девчушкой.
— Ну-у… не плачь, я не сержусь…
Клодия последний раз всхлипнула и жалобным тоном протянула:
— Вампирам так трудно, столько всего запоминать надо, а ещё превращения…
— Ты что… вампир!? — Гарри едва не шарахнулся в сторону.
Девочка шмыгнула носом.
— Высший. Ты меня боишься… — Клодия заплакала ещё сильней.
Ремус некоторое время молча наблюдал, а потом вздохнул.
— Все объяснения после завтрака.
Гарри почувствовал, что сейчас умрёт в муках, если не поест.
— Клодия, иди, умойся и бегом сюда, я тебе вкусненького принёс, — Ремус помахал пакетом, который держал в руках.
Девочка издала что-то типа «мурм» и убежала в глубь дома. Люпин загромыхал посудой на плите. Гарри сел за стол и принялся водить пальцем по синей в клеточку скатерти.
— Она правда вампир? — спросил он после минутного молчанья.
— Высший, — ответил Ремус не оборачиваясь, — её родители тоже вампиры. И у неё куча скрытых талантов, только, к сожалению, она ещё не умеет ими пользоваться. Ты ей поможешь, будете тренироваться вместе под моим чутким руководством.
— Какие тренировки? — удивился Гарри.
— Тебе надо научиться перекидываться в волка, сохраняя человеческий разум, а ей выбрать, в какое животное обращаться, и тоже достигнуть в этом успеха, это сложно.
— Я всегда думал, что вампиры перекидываются только в летучих мышей…
— Гарри, — Люпин с улыбкой посмотрел на обескураженного подростка. — Ты даже не знаешь, что существуют перевёртыши, и не умеешь отличать обычного вампира от высшего, и не узнаешь упыря. И ты даже не умеешь смотреть во Тьму.
— Чего? — вытаращился гриффиндорец.
— Узнаешь сегодня на тренировках.
— А где её родители? — задал Гарри волнующий его вопрос.
— Как ни глупо звучит, но в гостях. Уехали к родственникам в Трансильванию до конца лета. Я и Ноа по очереди присматриваем за ней.
— А кто такой Ноа?
Ремус заметно поморщился.
— Перевёртыш, твой ровесник, живёт рядом. Скоро ты с ним познакомишься. Он обожает Клодию и возится с ней, как с младшей сестрёнкой.
Гарри хотел задать следующий вопрос, но был прерван абсолютно мокрым вампирчиком, которая посмела обрызгать его водой с рук.
— Тебе тоже не помешает умыться, — сказал Ремус.
Юноша послушно потопал в ванну. Он переехал в дом Люпина только вчера вечером, но уже прекрасно ориентировался. Его вещи и палочка тоже были здесь. И самое интересное, что министерство не «вякало» насчёт применённой магии.
В ванную комнату влетела Букля в компании с Сычиком. Последний, как ни странно, вёл себя на редкость прилично. К его лапке была привязана небольшая записка.
«Знаем, что произошло. Жутко за тебя переживаем, но Дамблдор запретил переписку. Увидимся в Хогвартсе».
Даже без подписи, хотя она и не нужна. Сычик уже улетел. Букля потёрлась клювом о щёку и приветливо ухнула.
— Ну, привет, спасительница. Спать, небось, хочешь, — Букля ещё разок ухнула.
Гарри отнёс птицу в клетку, поменял воду и корм. Сова моментально уснула, а гриффиндорец, глядя на неё, вспомнил, что надо рассказать Люпину о «сне».
На кухне громко спорили Клодия и Ремус.
— Это несправедливо, — нудила девочка.
— Тебе надо тренироваться, ты же хочешь, чтобы я поговорил с твоими родителями насчёт школы.
— Лу-уни, никто не согласится взять на обучение вампира, не умеющего себя контролировать.
— Поэтому тебе и надо тренироваться.
— Но я не хочу, — закапризничала Клодия.
Гарри молча сел за стол. Ремус повернулся к нему.
— Скажи ей, что профессор Дамблдор согласится, чтобы Клодия обучалась в Хогвартсе.
— Угу, — мысли Гарри были заняты абсолютно другим.
Ремус махнул рукой, юноша похоже был в трансе. Он поставил перед ребятами тарелки. И, поймав возмущённый взгляд Клодии, объяснил:
— Нельзя всё время питаться кровью, овсянка тоже полезна.
— Ты обещал вкусненькое, — Клодия сложила губки бантиком и отодвинула от себя тарелку. — Хочу крови. Человеческой.
— Послушай меня, маленькая мисс, — Ремус наконец-то вышел из себя, — я не собираюсь из-за тебя искать невинных магглов, оглушать их и тащить сюда. Я не вампир. Попроси Ноа, может, согласится.
Клодия погрустнела:
— Ты же знаешь, перевёртыши не питаются кровью, они предпочитают мясо.
— Если бы ты лучше изучала Тьму, то знала бы, что оборотни тоже предпочитают мясо. А за неимением человеческой крови соизволь питаться овсянкой.
— Ты же обещал вкусненькое, — повторила девочка.
— Оно будет.
— Ремус, нам надо поговорить, — прервал их Гарри.
— Говори, — Люпин удивлённо посмотрел на юношу. — Она своя, — кивок в сторону Клодии.
Девочка, поняв, что её выгонять не собираются, принялась за кашу, почти не возмущаясь.
— Сегодня ночью мне приснился очень странный сон, — начал Гарри, пытаясь проглотить комок в горле. — Мне приснились родители.
Ремус удивлённо посмотрел на него.
— Лили и Джеймс тоже часто снятся мне…
— Ты не понимаешь, — перебил его Гарри. — Это было что-то вроде видения. Они не знали, что я там окажусь, были очень удивлены. И… я видел их, как тебя.
— Гарри, это вполне обычно, это просто хороший сон…
— Ты не понимаешь, там и Седрик был.
— Ты его видел? — в голосе Ремуса послышалось удивление.
— Они там как бы живут, там хорошо, — Гарри прикрыл глаза, вспоминая солнечную полянку и красивые цветы перед домом. — Но дело даже не в этом, папа сказал, что Сириуса там нет. То есть, скорее всего, он жив.
Ремус неверяще посмотрел на Гарри.
— Ты хочешь сказать, что где-то живёт Бродяга?
— В этом-то и дело, что вряд ли он живёт, скорее всего он где-то есть. Я предполагаю, что за Аркой.
— Человек предполагает, а жизнь располагает, — Ремус печально покачал головой. — Оставь это. Сириус мёртв.
— Я не верю в это, и я догадываюсь, как его можно выручить, — Гарри на мгновение задумался. — А ты не знаешь, где книга «Параллельные миры…»?
— Я взял её почитать, — Рэм закусил губу и уставился в тарелку.
— Значит, ты тоже веришь, что его можно спасти, — заявил Гарри.
Люпин покачал головой. Он не хотел, чтобы юноша жил иллюзиями.
— Арка Смерти? — поинтересовалась Клодия.
— Да, — кивнул Гарри, — ты что-то о ней знаешь?
— Не очень много, — девочка поморщилась, вспоминая подробности, — Сейчас… кажется, это звучит так… людям не место там, попав туда не вернёшься, но выход для них откроют два близких сердца в день прихода в жизнь…
— Ремус, — Гарри неожиданно всё понял, — я знаю как и когда мы сможем спасти Сириуса.
Рэм с надеждой посмотрел на юношу.
— Двадцатого октября, день прихода в жизнь, его день Рождение.
Глава 6. Трудно быть… волком. Часть 2
— Клодия! — который раз уже за этот вечер вышел из себя Люпин. — Ты должна шагнуть в свою Тень, а не влетать в стену. И разбегаться для этого совершенно не обязательно. Попробуй ещё раз.
Гарри покачал головой. Клодия уже битый час пыталась стать невидимой. Это было достаточно трудно, но подросток позволил себе позлорадствовать. С другой стороны, ему это тоже грозило, причём завтра.
Но пока он только учился разбирать цвет нитей и обнаруживать скрытое. Это было интересно. Когда смотришь во Тьму, цвет глаз принимает необычный оттенок. У Клодии глаза белели, у Ремуса становились янтарно-жёлтыми, а у самого Гарри — неоново-зелёными. Вампирчик, вредно хихикая, сказала, что так ему больше идёт.
Ещё интересней было просто наблюдать во Тьме. Все движения становились более плавными, а живых существ окутывали едва заметные нити. Именно по ним можно было определить, кто перед тобой: человек или что-нибудь поинтересней… Также становились видны некоторые тайные детали. Ловушки, дыры, тайные ходы. Например, Гарри обнаружил не так далеко от дома Люпина огромную яму, присыпанную землёй. Вроде как ловушку для зверей, но на фига она, если в округе людей то нет, юноша не понял.
Внезапно на плечи навалилась тяжесть. И почти сразу же послышалось хихиканье Вампирчика.
— Твоё ****, да ******** ты! — выразился Гарри от чистого сердца. Ремус покачал головой: и от кого это Гарри такого нахватался.
В принципе, понять его можно, Клодия уже раз пятый за вечер запрыгивала на спину подростка и пыталась его повалить. Пока ей этого не удавалось. Но бороться с несносной девчонкой, которая всё же стала невидимой, войдя в Тень, было несравненно сложней.
Гарри посмотрел во Тьму, естественно, это не сильно помогло. Но, по крайней мере, можно было видеть Тень Клодии. Ну и что ему это даёт, если несносный ребёнок сидит у него на спине. Надо было тоже войти в Тень. Хотя Рэм говорил, это опасно… ну и ладно.
— Регна инаниа! — гаркнул парень заклинание, которое использовала Клодия.
Лицо Ремуса переменилось с насмешливого на взволнованное.
— Аккуратней! — запоздало воскликнул он.
Пожалуй, стоило его послушаться. Руки Клодии прошли сквозь него и послышался приглушённый звук упавшего тела.
Гарри обернулся: девочка выглядела как-то странно. Черты лица смазались, и сама она будто находилась в тумане. Клодия что-то крикнула, судя по испуганному выражению лица, довольно громко и жалобно. Но до Гарри долетел только слабый отголосок. Чётко был слышен стук крови в ушах и какой-то гул. Гарри попытался найти Ремуса, но он находился так далеко, что даже не возможно было разглядеть, что точно тот делал. Хотя, вроде бы, он стоял от него в метре.
— Ну, и где я? — громко спросил сам себя Гарри. Но изо рта вылетело только облачко пара, а юноша только сейчас понял, что ужасно замёрз. Пожалуй, стоило вернуться.
Юноша судорожно вспоминал заклинание возврата. Ремус несколько раз проговорил его Клодии, поскольку последняя отличалось редкостной невнимательностью.
— Реконцилиаре! — мир стал более чётким, но в реальность Гарри не вернулся. Скорее всего, он находился в своей Тени. В том же слое, что и Клодия, которая некоторое время назад висела у него на спине. Но девочки здесь уже не было.
— РЕКОНЦИЛИАРЕ!!! — гриффиндорец шумно упал на пол, неудачно ударившись головой об угол стола.
— Блин! — заорала Клодия. — Как ты так смог?! С первого раза! И глубже, чем я!
— Гораздо глубже, — Ремус в отличие от девочки не орал, но по нему было видно, что он удивлён не меньше. — Я не смог увидеть тебя во Тьме.
— Что, вообще не мог? — глупо удивился Гарри. Он принял протянутую Люпиным руку, и теперь не слишком твёрдо стоял на ногах.
— Ну, мог, — откликнулся Ремус. — Только для этого пришлось бы войти в Тень, на первый или второй слой.
— Что вообще за слои! — не выдержал Гарри. — Где я вообще оказался, что вы так удивляетесь.
— Тень — это вход во Тьму, — пустился в объяснения Ремус. — Вроде занавеси. Ты отодвигаешь её с помощью заклинания и шагаешь в мир Теней. Или Тьмы, так проще.
У самой Тьмы есть как бы глубина. И слои. Чем глубже шагнёшь, тем в большую Тьму погрузишься. На первых слоях легко, почти как в реальном мире. Там можно находиться довольно долго, и это сравнительно безопасно.
Но чем глубже ты заходишь, тем труднее оттуда выбраться. Там стираются границы реального мира: стены, полы, потолки. Всё это становится не важно, ты будто находишься в пространстве без времени и места.
— И что нам это даёт? — заинтересованно спросил Гарри.
— Нас абсолютно не видно в реальном мире, и мы можем проходить сквозь стены, уходить от заклятий.
— А от смертельного?
Ремус пожал плечами.
— Я не знаю, не пробовал.
— А где Клодия? — неожиданно спросил Гарри, озираясь по сторонам.
Глаза Ремуса замерцали янтарно-жёлтым.
— Решила доказать себе, что не хуже тебя, на верхних слоях её нет.
— Я за ней, — заявил Гарри, произнеся заклинание и шагнув в Тень.
Сразу оказался на том же уровне. Откуда-то со стороны пришёл Люпин.
— У тебя большие шаги, — сказал он, — мне пришлось несколько раз использовать заклинание.
Голос Ремуса долетал до гриффиндорца, как сквозь толщу воды.
— Ну, и где она? — возмутился Гарри.
— Видимо, глубже, — Ремус с опаской посмотрел по сторонам. — Лучше останься здесь, я её сам найду.
— Вот ещё, — фыркнул Гарри. — Регна инаниа!!!
Мир превратился в сплошной туман. Ремуса не было видно.
— Клодия! — заорал Гарри. Лицо, как ему казалось, покрылось слоем инея. — КЛОДИЯ!!! Где тебя носит!?
В его руки бросилось что-то чрезвычайно холодное и заплакало.
— Я забыла заклинание возврата. О-опять…
— Реконцилиаре! — крепко прижав к себе девочку, Гарри едва не столкнулся с Ремусом.
— Ты такими скачками путешествуешь! — возмутился он. — Я не успеваю. Я уже раза три произнёс заклинание, но так глубоко не шагнул. И в кого ты такой?
Только тут он заметил Клодию. И буквально сразу всё понял:
— Забыла заклинание возврата?
Утвердительное шмыганье носом.
— Кошмар, что мне с тобой делать? — Ремус покачал головой. — Если бы не Гарри, я бы тебя ещё долго искал.
Клодия ещё крепче прижалась к гриффиндорцу.
— Может, вернёмся? — Гарри уже порядком замёрз. — Мечта всей моей жизни — ужин. Желательно, жареная курица. Хотя, можно и сырую, — удивив сам себя, добавил он.
Через некоторое время все сидели за столом. Клодия пила непонятно откуда добытую Люпиным кровь кролика и уже забыла о недавнем происшествии. Гарри листал книгу «Параллельные миры…», терпеливо ожидая, когда дожарится курица. Ремус заявил, что жареная птичка, даже для оборотня, полезней, чем сырая.
А рацион оборотней — это, в общем, отдельная история. Сырое мясо хорошо, жареное даже лучше. Кровь животных — неплохо, человеческая — что-то вроде огневиски, вкусно, но совершенно не обязательно. Гораздо интересней в волчьей шкуре гоняться за зайцами по лесу. Это в обычные дни. А в полнолуние главной бедой становится именно человеческая кровь. Если сохраняющее разум зелье удерживает от атак на людей, то возможность выпить человеческую кровь… Перед этим просто теряешь голову.
Клодия потянулась на стуле.
— Спать хочу — умираю, — зевая, проговорила она.
Гарри бросил взгляд на часы. Пять минут двенадцатого. Если учесть насыщенность этого дня, то он тоже должен падать от усталости.
— Тебя проводить? — заботливо поинтересовался Ремус.
— Не-е, — девочка опять зевнула, — сама дойду. Благо, соседний дом.
— Спокойной ночи, — улыбнулся Гарри. — Смотри, не усни по дороге.
— Пока, — девочка тихо выскользнула из кухни.
— Забавно, — Гарри невидяще смотрел в окно. — А во мне ещё энергии на десятерых.
— Так и должно быть, — кивнул Ремус. — Ты же оборотень. У нас гораздо больше энергии, чем у остальных. Поэтому твоя прямая обязанность — помочь мне разобраться в книжках.
Гарри покорно кивнул.
— А вот и наша птичка, — Ремус жестом фокусника поставил перед ним тарелку с курицей.
Три часа ночи.
Гарри сидел на кровати и терпеливо смотрел, как Ремус перевязывает ему руку. Рана отдавалась ноющей болью.
— Когда, наконец, она заживёт, — вздохнул юноша.
Ремус пожал плечами.
— Но, по крайней мере, это идеальное снотворное.
— Сейчас я усну и просплю до утра, — Гарри внимательно смотрел, как Люпин наносит мазь. — Может, родители приснят…
— Всё-таки какая-то странная мазь, — оборотень покачал головой, глядя на мирно спящего гриффиндорца.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 18 мар 2005 20:38

Катана Серая,
до конца ещё ООООООчень много. А на "сказках" я, кстати, в последнюю очередь обновляюсь.

Глава 7. Новое знакомство
Гарри потянулся и сел на кровати; нащупав очки, он надел их. Взгляд в сторону часов: шесть утра. Он спал три часа. Если не рекорд, то по крайней мере, круто. И чего только не спится.
Юноша заправил кровать и пошёл умываться. Бр-р… вода ледяная. Гарри заглянул в соседнюю комнату, Ремус ещё спал, накрывшись с головой одеялом. Ну, и что ему делать ещё часа три?
Ответ пришёл сам. Поселение находилось в лесу, и гриффиндорец решил немного погулять по нему. Опрометчивое решение, но делать всё равно было больше нечего.
Утренняя прохлада вскружила голову. Птички щебетали, воздух, казалось, искрился. Растения ещё были покрыты росой.
Ноги сами завели юношу куда-то вглубь леса. Сам не замечая как, Гарри вышел на небольшую полянку, всю в прекрасных цветах. «Клодии бы понравились», — подумал он, решив попозже набрать для девочки небольшой букетик.
Ветер донёс до юноши незнакомый запах, смутно напомнивший кошачий. Гарри покачал головой, ну откуда в этом лесу кошки.
Гарри ещё долго бродил по лесу. Благо волчьи инстинкты позволяли чётко представлять, где дом. Нечаянно набрёл на стаю лосей. Животные даже не соизволили испугаться. Видимо, понимали, что один несчастный волк ничего не сможет им сделать.
В кустах промелькнул чей-то хвост. Гарри, не сумев сдержать любопытство, бросился следом. Но на поляне за кустами никого не было. Юноша удивлённо посмотрел по сторонам.
Неожиданно он почувствовал, как кто-то заламывает ему за спиной руки.
— Что ты забыл в моём лесу, оборотень, — прошипел ему на ухо незнакомый голос.
— Гуляю, — миролюбиво отозвался Гарри, ударяя обидчика под коленку и оборачиваясь.
Парень лет шестнадцати, загорелый, с выгоревшими на солнце русыми волосами, мерзко ухмыльнулся. Во Тьме его тело окружала тёмная нить. Гарри порылся в памяти. Перевёртыш.
— Ты Ноа? — спросил гриффиндорец
— Откуда ты знаешь? — рявкнул парень, впрочем, выходя из боевой позиции.
— Ремус немного о тебе рассказывал, и Клодия тоже упоминала.
— А-а, Вампирчик, — улыбнулся Ноа, сразу становясь весьма дружелюбным.
— А почему это твой лес? — скептически поинтересовался Гарри.
— Я тебя за чужака принял, но ты ведь свой… Мир? — спросил он протягивая руку.
— Мир, — Гарри с удовольствием пожал руку.
— Давай во Тьму? — предложил новый знакомый. — Кто глубже, тот и выиграл.
— Давай! — ответил Гарри и подумал, что Ноа даже не представляет, с кем решил посоревноваться.
* * *
Удивительная картина. Ремус Люпин, скрестив руки на груди, грозно смотрит на двух подростков, бестолково мнущихся в прихожей, причём один из них сжимает в руке большой букет красивых цветов.
— Вам не стыдно? — Люпин, похоже, серьёзно разозлился. — Одиннадцать часов! Гарри, во сколько ты ушёл?
— В восемь, — соврал юноша.
Ремус приподнял брови.
— Ну, в шесть, — сдался Гарри.
— И что вы делали пять часов? — на этот раз карающий взгляд был перенесён на Ноа.
— Гуляли, — перевёртыша выдала краска, залившая лицо. — Соревновались… во Тьме, — добавил он под пристальным взглядом Люпина.
— Кто выиграл? — как бы между прочим поинтересовался мужчина.
— Гарри, — с неохотой признался Ноа.
— Молодец, — похвалил Рэм.
Гарри гордо расправил плечи. Ноа ещё больше смутился, он не привык быть вторым.
Внезапно, растолкав мальчишек, в прихожую влетела Клодия, держа в руке мобильный телефон.
— Луни! — заорала она. — Тебя мама!
Гарри немного поморщился. Спокойно говорить Вампирчик явно не умела. Гриффиндорец заметил, что Ремус тоже нахмурился. Видимо, он тоже страдал из-за усиленного слуха.
— Да, — сказал Рэм в трубку, — Доброе утро, Андрэ! Ну… нормально. Во Тьму вошла… и…
Он хотел добавить ещё что-то. Но заметил, что за ним наблюдают три пары глаз, и вышел из прихожей.
— Привет, Клодия! — Ноа помахал перед носом девочки рукой. Она вздрогнула и, заметив перевёртыша, бросилась ему на шею.
— Хаус!
— А почему Хаус? — не понял Гарри.
— Потому что я перекидываюсь в Камышового кота, или Хауса. К тому же, — перевёртыш улыбнулся, — у Клодии даже Ремус превратился в Луни.
— Это из-за того, что его в школе друзья Лунатиком называли.
Ноа кивнул и взял девочку на руки. Как показалось Гарри, она именно этого и дожидалась.
— А тебя она как называет?
— Ой! — Вампирчик округлила глаза. — Я ещё не придумала…
В прихожую вошёл Ремус.
— Он у нас Волчонок.
— Я не Волчонок, — надулся гриффиндорец. — Я Акела.
— Волчонок! Волчонок! — засмеялась Клодия. Гарри жестом фокусника вынул из-за спины букет. Девочка примолкла, наслаждаясь ароматом, а потом хитро улыбнулась. — Ну ладно, Акела.
— Завтракать кто-нибудь хочет? — поинтересовался Люпин.
Ответом были голодные вопли.
Завтрак прошёл спокойно. Ну, почти спокойно. А если совсем честно, его окончание назвать спокойным никак нельзя было. Началось всё с того, что Гарри подрался с Ноа из-за последнего гренка. В ходе продолжительной потасовки Клодия исхитрилась и стянула несчастный гренок из-под носа у обоих незадачливых вояк. Воплей было… В общем, Ремусу пришлось жарить новую порцию. Но в итоге закончилось всё опять потасовкой. Только теперь выиграл Ноа, умудрившийся перекинуться в огромного котяру и, схватив последний гренок, запрыгнуть на полку. Но всё закончилось хорошо. Ремус с хитрой улыбкой достал откуда-то ещё один гренок и с помпой вручил его Гарри. Посуду мыли все дружно.
— Клодия, ты должна выбрать, в какое животное будешь оборачиваться, и мы приступим к тренировкам.
— А в каких можно? — после сытного завтрака все сидели в небольшой беседке во дворе. Точнее лежали. А Ноа вообще растянулся на верхней балке в виде болотно-рыжего кота-переростка с кисточками на ушах.
— О, Мерлин! Ноа, ты случайно не помнишь, сколько раз я уже ей это проговаривал.
— Муврм, — донеслось сверху.
— Он сказал, что умеет считать только до трёх, — перевёл Гарри.
Послышалось возмущённое шипение.
— А прости, до четырёх. Три плюс гренок, — невозмутимо поправился гриффиндорец.
Вся компания расхохоталась.
— Ну так вот, — отсмеявшись, сказал Ремус. — Повторяю последний раз. Летучая мышь, волк, крыса, серый заяц, чёрная кошка и собака породы ротвейлер. Животные будут немного крупнее, чем положено им природой.
— Мышью, пускай даже летучей, я быть не хочу, крысой — тем более. Зайцы входят в нашу пищевую цепь. Волков здесь достаточно, — девочка многозначительно обвела Гарри и Ремуса взглядом. — Котяра тоже есть. В итоге, остаётся ротвейлер.
— Уверена?
— Ага, — Клодия серьёзно кивнула
— Тогда вечером приступим к тренировке.
* * *
Два дня пролетели совершенно незаметно. Тренировки, прогулки в лесу, снова тренировки. Гарри познакомился с ещё одними соседями — упырями. Старшему брату, Луи, было двадцать шесть, младший, Лекс, был на пять лет моложе брата. Природа упырей была понятна, они не могли существовать без человеческой крови. Клодия научилась превращаться в полноценного ротвейлера. Выглядела она при этом жутко, особенно если учесть, что глаза при превращении становились белыми. В сочетании с чёрно-коричневой шкурой это выглядело впечатляюще.
Гарри не терпелось самому научиться оборачиваться волком, но Ремус почему-то медлил и отнекивался, ссылаясь на нехватку времени. Гриффиндорец не мог понять столь странное поведение Лунатика, но поделать ничего не мог. Наконец, за четверо суток до своего дня рождения Гарри всё-таки смог уговорить Ремуса обучить его. Хотя оборотень и предупредил, что вначале это может быть неприятно, юноша даже не подозревал, насколько неприятно. Это было просто кошмарно.
Глава 8. Шкура оборотня
— Тише, тише… всё будет хорошо, — мягкая рука провела по шерсти.
Гарри с хрипом выдохнул. Грудная клетка отозвалась тупой болью. Ремус закусил губу и аккуратно погладил лежащего перед ним волка. Казалось, он страдает не меньше гриффиндорца.
Волк слабо заскулил. Люпин предупреждал его, что это будет неприятно, но не до такой же степени. У него получилось сохранить сознание первый раз, но человеческая сущность увеличила боль в сто кратно.
— Со временем станет легче, — попытался утешить Ремус.
Гарри со стоном попытался подняться, кости моментально будто пронзил ток.
— Лучше лежи, — посоветовал Лунатик.
Юноша, естественно, не послушался. Пройдя до угла, он почувствовал себя немного лучше.
— Я думаю, что тебе лучше стать человеком, чуть позже попробуем ещё.
Волк прижал уши и округлил глаза.
— Просто представь, что выпрямляешься и делаешь шаги, как обычно.
— Р-ры? — волк немного оскалился.
— Да, это больно, — сказал Ремус со вздохом.
В предчувствии лапы слабо задрожали. Гарри сел и покачал головой.
— Послушай, — Люпин, похоже, догадался, что у гриффиндорца нет не малейшего желания снова испытать боль, — лучше придти в себя до того, как вернутся Ноа и Клодия.
Юноша тяжело выдохнул. Тело скрутила не менее слабая боль, но теперь он хотя бы представлял, что это такое. Мышцы будто вытянулись, а кости стали меняться и смещаться.
— А-у-у… — Гарри застонал от боли.
— Сейчас будет легче, потерпи немного, — Ремус обнял подростка и прижал к себе, даже через много лет он помнил своё первое преобразование. Воспоминания были не из приятных, и сейчас он буквально чувствовал, что испытывает Гарри. К тому же эта связь между ними… он мог улавливать некоторые сильные эмоции, исходящие от юноши. — Ну, как ты? — спросил он через некоторое время.
— Не слишком, — Гарри попытался встать на ноги, но пошатнулся и едва не упал.
Ремус подхватил его.
— Может, сядешь? — предложил он.
— Нет, — твёрдо сказал гриффиндорец и попытался сделать несколько шагов. Ничего путного не получилось, едва он отпускал руку Ремуса, ноги моментально отказывались нормально работать.
— И в кого ты такой упёртый? — не выдержал Люпин, очередной раз спасая гриффиндорца от падения.
— Я уникум, — буркнул Гарри, ему всё же удалось самостоятельно пройтись по кухне.
— Может, стоит отвлечься? — у Ремуса был вид, как будто ему предложили получить подарки на Рождество за пару месяцев до праздника.
— У тебя есть предложения? — Гарри посмотрел на него с интересом.
— Ну, имеются…
* * *
Гарри не понимал, откуда в нём это триумфально-бесшабашное чувство, что с ним не может случиться ничего ужасного. Это ощущение высшей защищённости не имеет ничего общего с присущей обыкновенному человеку самоуспокоенностью и в некоторой степени равнодушию. Наоборот, это чувство подстегивало подростка ещё больше, выбрасывая в кровь лошадиные дозы адреналина.
И сейчас, летая над лесом на Молнии, Гарри с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться навстречу дикому ветру, который с какой-то остервенелой яростью треплет волосы.
Гарри обернулся на ходу; Ремус летел метрах в семи позади. М-да, Молния — это не Нимбус 2000. Подросток резко ушёл вниз, Люпин чуть помедлил и последовал его примеру.
— В догонялки играешь? — спросил он, когда Гарри позволил догнать его.
— Я всё равно выиграю, какой смысл соревноваться, — ухмыльнулся гриффиндорец и резко развернул метлу, полетев в другую сторону.
Но Рэм, как ни странно, не отставал. Он держался метрах в пяти от метлы Гарри и не позволял юноше намного оторваться.
Гарри не любил проигрывать, особенно в полётах. Ещё один рывок вниз, и теперь он уже несётся между деревьями. Опасное занятие.
— Совсем сдурел! — заорал откуда-то сзади Ремус. Его метла сильно уступала по манёвренности Молнии, и пришлось резко снизить скорость. — Поднимайся вверх!
— Ага! Сейчас! — Гарри ещё сильнее вцепился в древко метлы.
— Дурак! — беззлобно крикнул Люпин и скрылся в кронах деревьев.
Ну какой смысл рисковать, если этого никто не видит? Поиграв ещё немного в салки со смертью, Гарри тоже поднялся над деревьями. Причём, едва не врезался в ничего не подозревающего Рэм а.
— Может, домой? — с надеждой спросил тот, уже порядком замёрзнув. — Ноа и Клодия скоро вернутся.
Гарри кивнул и развернул метлу.
— А где учится Ноа? — этот вопрос давно уже интересовал его.
— В Шармбатоне, — ответил Люпин. — Чего это тебя так заинтересовало?
— Он вроде колдун, но я никогда не видел его палочку или какие-то признаки волшебства в его доме.
— Всё это где-то валяется, просто Ноа — уникальная личность, умеющая разводить бардак, где и вещей-то нет. Он не рассказывал, почему живёт один?
Гарри отрицательно помотал головой.
— Спроси его, когда он вернётся.
День прошёл незаметно. Ноа и Клодия вернулись из зоопарка, и девочка с упоением рассказывала, какой там белый медведь.
Люпин как-то подозрительно на неё посматривал. Оно и понятно: девчушка выглядела очень активной и возбуждённой. Потом он серьёзно спросил, что она ела.
— Мороженное, попкорн, сладкую вату и… — Вампирчик покраснела и принялась рисовать узоры на скатерти.
— И? — Рэм требовательно посмотрел на неё.
— Ну, ты же знаешь, мне пора было питаться… — залепетала девочка.
— Я знаю, твоя мама передала мне это.
— Ну и чего ты тогда на меня ругаешься? — возмутилась Клодия.
— Я просто прикидываю, что стало с тем человеком…
— Да ничего, — вклинился Ноа. — Он пребывает в полной уверенности, что немного перебрал.
— Точно? — недоверчиво спросил Ремус.
— Ну, да. Но если бы не я, от него бы остались рожки да ножки.
— А как у вас тут? — Клодия решила сменить тему.
— Нормально, — Гарри постарался сказать это как можно равнодушнее.
— На мётлах летали, — улыбнулся Ремус. — Над лесом.
Ноа понимающе подмигнул.
— Я тоже в квиддичной команде, отбивала.
— Здорово, — кивнул Гарри.
* * *
— Ты чего творишь?! — заорал Ноа на Клодию, которая, расшалившись, вцепилась в горло Гарри, естественно, в виде ротвейлера.
— Я в порядке, — сдавленно ответил гриффиндорец, — но если она с меня слезет, я, по крайней мере, смогу дышать…
— Р-р-р, — сказала Вампирчик.
— Это переводится как «нет»? — поинтересовался Ноа.
— Что ты от меня хочешь? — Гарри постарался сдвинуть собаку со своей груди. — Фу! — заорал он спустя секунду. — Ты меня всего обслюнявила!
— Мне скучно, — заявила она уже в виде человека, тем не менее не слезая с груди юноши.
— А я тут причём?! — рявкнул Гарри, спихивая с себя девчонку. Мерлин, какая же она невыносимая временами.
— Я хочу погоняться за зайцами!
— А я тут причём?! — оскалившись повторил подросток, вытирая платком слюну со своей шеи.
— Попроси у Луни, чтобы он отпустил тебя в лес.
— Зачем мне это? Смотреть, как далеко впереди меня бегут ротвейлер и камышовый кот?
— Ну, ты же пробовал уже оборачиваться, — логично возразил Хаус. — Почему бы не попробовать в виде волка погоняться за зайцами?
— Перевоплощаться чрезвычайно неприятно, — Гарри помотал головой, отгоняя непрошенные воспоминания.
— Но ведь не смертельно, — хмыкнул Ноа. — Просто тебе слабо.
— Мне!? — Гарри просто потерял дар речи. — Да я захожу во Тьму глубже вас обоих вместе взятых!
— Ну ты же не можешь уметь всё, — Ноа прекрасно знал, за какие ниточки надо дёргать.
— У меня это тоже прекрасно получается! Секунду, только у Рэм а спрошу, — Гарри убежал в дом. А Ноа звонко хлопнул по протянутой руке Клодии.
Гриффиндорец сердито влетел в гостиную. Да как у этого котяры только язык поворачивается?!
Люпин сидел в кресле перед огромной стопкой книг и что-то усиленно пытался найти в них.
— Рэм ? — подал голос Гарри.
— Да? — Люпин, казалось, был полностью погружён в чтение.
— Ноа и Клодия зовут меня в лес гоняться за зайцами, — скороговоркой выпалил подросток.
— Ты хочешь попробовать перевоплотиться? — Ремус не спрашивал, а утверждал.
— Ну да, — Гарри сцепил руки за спиной. — Можно?
— Конечно, но ты же знаешь, это неприятно.
Гриффиндорец серьёзно кивнул.
Перевоплощение оборотня выглядит, мягко говоря, не обычно. Если анимаг превращается в животное с тихим хлопком и совершенно безболезненно, если перевёртыш родился с этой способностью и он просто не представляет, что он такого необычного делает, то для оборотня это становится настоящим испытанием.
Дело не только в физической боли, от которой хочется убежать, скрыться или хотя бы просто завыть. Долго, печально, с надрывом, до хрипа в горле… Кости трансфигурируются совершенно необыкновенно, они скорее ломаются, а потом заново срастаются уже по-новому. Мышцы вообще вытягиваются и снова сжимаются, доставляя при этом не меньшие неприятности. И всё это происходит в считанные минуты, но, как и от выпитого Костероста, «приятные» ощущения не покидают ещё долго.
Самым сложным становится при нечеловеческой боли сохранить сознание. Не стать диким зверем, машиной для убийства, которая даже не умеет себя контролировать. Сохраняя человеческий разум, невольно усиливаешь боль. А от этого ничего хорошего быть не может.
Гарри уже несколько минут старался, сохраняя разум, перебороть боль. Ремус, болезненно нахмурившись, пытался хоть чем-то помочь, говорил что-то успокаивающее, гладил по шерсти… Но Гарри просто этого не воспринимал. Наконец, боль ушла, оставив после себя только неприятные воспоминания.
— Как ты? — спросил Люпин.
Гарри повилял хвостом, дескать, нормально. Забавное же ощущение, вилять хвостом. И шевелить ушами. И передвигаться на четырёх лапах. Гарри немного покрутился вокруг своей оси. Тело прекрасно слушалось, он чувствовал, что способен не только догнать зайца, но и обежать вокруг земли. Заяц… вонзить в ещё живое тело зубы, упиваясь тем, что ты догнал его… Кровь, тёплая, чуть солёная, необыкновенно вкусная. А откуда он вообще это знает? Опять воспоминания Ремуса?
Гарри бестолково переминался на лапах.
— Беги уж, — улыбнулся Ремус. — И оставьте мне немного. А то после вас в лесу не останется ни одного зайца…
Замечательное занятие — гонять по лесу зайцев. Романтика, в понимание волка. Рядом несётся огромный ротвейлер, мелькает хвост Хауса, впереди один несчастный заяц, которому не посчастливилось попасться им на пути. Вопрос поставлен ребром, кто его догонит, тот и выиграл. Первый заяц достался Ноа, впрочем, Гарри тоже мог бы его поймать, но Клодия, понимая, что проигрывает эту гонку, резко толкнула его в бок, из-за чего гриффиндорец врезался в дерево. Впрочем, спустя мгновение он уже пришёл в себя, но время было потерянно. И Хаус, подхватив добычу, забрался на дерево.
Вырываясь вперёд, перепрыгивая через Хауса, Гарри схватил зайца и гордо поднял голову. Животное издало предсмертный хрип. Наверное, должна мучить совесть, но она молчит. Молчит и человеческое сознание. И, разрывая плоть зайца, Гарри понял, что всё так и должно быть, он волк, и с этим уже ничего нельзя поделать.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 18 мар 2005 20:49

Глава 9. Жизнь во всех её проявлениях…
— Ноа! ****! Какого чёрта здесь такой бардак! — заорал Гарри, поднимаясь с пола. — Я споткнулся о сумку! Почему она валяется посреди комнаты?!
— Да ладно тебе, — отмахнулся Хаус, — лучше помоги мне найти метлу.
— А как она выглядит? — съязвил Гарри.
— Круглая, лохматая, с широкой надписью «Метла».
Гарри принялся разбираться в шкафу.
— А что здесь?
— У-м… открой, узнаешь…
— Учебники, на французском. Ты ведь в Шармбатоне учишься? Как там? — с любопытством спросил Гарри.
Ноа вылез из шкафа, отряхнулся, зачесал русые волосы назад, натянул на лицо маску брезгливости, вздёрнул вверх нос, из-за чего стал дико похож на Малфоя.
— Фи, как здесь грязно, — брезгливо протянул он. Потом рассмеялся, глядя на вытянувшееся лицо Гарри и тряхнув чёлкой, принял свой обычный залихватский вид.
— Что, все французы такие? — изумлённо спросил гриффиндорец.
— Не ерунди. Все разные, и такие, и совершенно другие. Просто сама школа располагает к такому поведению. Представляешь, у нас вообще нет рыцарских доспехов, и оружие только под стеклом, и только в одном зале. А на Рождество повсюду стоят жуткие скульптуры, так бестолково. Стоят и блестят. И не одного приличного полтергейста, все приведения заторможенные. В общем, тоска… — Ноа снова нырнул в шкаф.
— А как вы развлекаетесь? — поинтересовался Гарри.
— Балы, — коротко ответил Ноа, — по поводу и без оного. А каково в Хогвартсе?
— О-о-о, — протянул юноша. — Скучать там физически невозможно. Пивз, Филч и миссис Норис, Запретный лес, вечное нарушение школьных правил… У нас даже среди профессоров всегда оригинальность. Биннс, преподающий историю магии, способен усыпить тебя за пять минут, Снейп — ненавидит гриффиндорцев, Хагрид притаскивает на урок животных, по его мнению, милых, Соплохвостов, например. Так же у нас каждый год новый преподаватель Защиты от Тёмных Сил, прорицание раньше преподавала шизанутая стрекоза Трелони, а теперь кентавр Фиренц. В прошлом году власть захватила жаба-Амбридж, правда, для неё это кончилось плачевно…
— Ну ни фига себе! — воскликнул Ноа. — За все пять лет моего обучения у нас и четверти такого не происходило! Я тоже так хочу!
— А в чём дело, переходи в Хогвартс, в этом году туда и Клодия поступает… Кстати, почему ты учишься в Шармбатоне?
— Это долгая история…
— Расскажи, — попросил гриффиндорец.
Ноа вылез из шкафа и сел на небольшой диванчик. Гарри устроился рядом.
— Напоминает глупую сказку… — перевёртыш тяжело вздохнул. — Мама умерла, когда мне было пять лет. Я её почти не помню… Она тоже была перевёртышем… Чёрной пантерой. Отец женился второй раз, я стал ему не нужен… Да я и так ему не нужен был, он был колдуном, но вёл себя как распоследний позорный маггл. Меня собирались отдать в приют, но Даниела, его жена, вступилась за меня. А так как она была француженкой, в одиннадцать лет меня отдали в Шармбатон. Потом… — Ноа запнулся, видимо воспоминания были для него неприятны. — На втором курсе она решила навестить меня… Ты наверное знаешь, в Шармбатоне разводят Исполинских коней, — Гарри кивнул, вспоминая гигантских золотых коней. — Ну вот, трое из них… Фокус, Ардор и Вапор … они сбежали… В общем, она меня спасла… а сама погибла под копытами… — Ноа снова замолк. — От неё мне осталось только её дочь, моя сводная сестра, тогда ей было шесть лет, и французская фамилия.
— Сестра?! — воскликнул Гарри. — Где же она?
— У отца… — гриффиндорцу показалось, что он слышит скрежет зубов. — Если я перейду в Хогвартс, я заберу её с собой.
— А почему она не живёт с тобой здесь?
Ноа неожиданно рассмеялся.
— Она же простая волшебница, ей даже чар Вейлы от мамы не перепало… Ты хочешь, чтобы она жила в глухом лесу в компании упырей? Они же совершенно не умеют себя контролировать!
— А как ты здесь оказался? И почему твой отец до сих пор от тебя не избавился? Я имею в виду, не сдал куда-нибудь… И твою сестру. Почему он терпит её возле себя?
Перевёртыш зло ухмыльнулся.
— Все немалые сбережения моей родной мамы записаны на меня, также мне принадлежит львиная доля накоплений Даниелы, остальная часть принадлежит Дэлии. Он гол и нищ, он живёт за мой и сестры счёт. Откажется или избавится от нас, все сбережения перейдут во владение Министерств Магии Франции и Англии.
— Не хило, — вздохнул Гарри. — Я тебя понимаю…
— Я знаю, — Ноа положил на его плечо руку, — твоя жизнь тоже не сахар. Ты своих родителей знаешь только по рассказам…
— Не так давно я потерял крёстного, — Гарри с дрожью вспомнил происшествие в Отделе тайн. — Сириуса Блэка…
Ноа нахмурился.
— Как я понял, Блэк не убийца. Давай, колись…
Гарри рассказал другу всё про Лунатика, Бродягу, Сохатого и Хвоста. Ноа понимающе покачал головой.
— Значит, Луни тебе фактически дядя?
— Гораздо больше, чем ты себе представляешь, из-за него я стал оборотнем…
— И ты его не ненавидишь? — удивлённо вскинул брови перевёртыш.
— Нет, он единственный родной человек, который у меня остался, и он поможет мне спасти Сириуса, — Гарри решил перевести тему. — Так что насчёт перехода в Хогвартс?
— С Дэлией, проблем не будет, я и не собирался отдавать её в Шармбатон, думаю, ей придёт письмо из Хогвартса. А со мной что делать?
— Надо спросить у Ремуса, ему ещё надо решить вопрос с Клодией.
— Только сначала найдём метлу, — Ноа потянулся и опять залез в шкаф.
* * *
— Джинни! Пошевеливайся, через полчаса мы должны быть дома, — Чарли взволнованно посмотрел по сторонам. — Темнеет…
— Я не знаю, как запаковать подарок. Зелёной или жёлтой бумагой? — Джинни внимательно разглядывала образцы. — Может, стоит ещё бантик наклеить?
— Вот в эту, — Чарли показал пальцем на крайнюю.
Джинни перевела взгляд на белую в розовое сердечко упаковку, которую пересекала надпись «I LOVE YOU !».
— Дубина! — заявила девушка, отчаянно при этом покраснев. — Он просто мой друг.
Чарли подхвати девушку на руки и закружил.
— Это ты можешь Рону и близнецам доказывать, но я то знаю…
Джинни засмеялась и заколотила кулачками по широкой груди брата.
— Поставь меня на землю! — категорично заявила она.
— Вы собираетесь покупать? — раздался голос продавца.
— Да-да, сейчас, — извинился Чарли. — Джинни, давай решай, — он опустил сестру на пол.
— Вот эту, пожалуйста, — попросила девушка, заметив интересный образец. — И эту ленточку.
— Как раз к его глазам, — Чарли дурашливо сложил руки и закатил глаза.
— Урод, — иногда он мог вывести из себя любого.
Поздно вечером Джинни сидела на кровати и грустно смотрела прямо перед собой.
— Ну не расстраивайся так, — Рон сочувственно похлопал сестру по плечу.
— Я не расстраиваюсь, — девушка встряхнулась и посмотрела него. — Мне просто…
— Это не справедливо! — сидящая рядом Гермиона была похожа на разъярённую львицу. — Запретить переписку, это в принципе можно понять. Но оставить Гарри без подарков! Это…
— Возмутительно, — дополнил Рон. — Я знаю, но что мы можем сделать, мы даже не знаем, где он.
— Может, как-нибудь маггловской почтой? — без особой надежды предложила Джинни.
— Мы не знаем где он, и знают ли магглы это место, — разбила предложение в пух и прах Гермиона.
— Может, надо попытаться выяснить? — Рон кивком головы указал на ящик стола, из которого торчали модернизированные уши-подслушки.
— Давайте постараемся мыслить логически, — Гермиона встала и принялась мерить шагами комнату.
— Я на это не способна, — подняла руки Джинни. И моментально получила рассерженный взгляд со стороны мисс Старосты.
— Где он вообще может быть? — нахмурилась Гермиона.
— У Дурсли его точно нет, — заявил Рон.
Джинни закатила глаза, Мерлин, оказывается её брат — гений. Гермиона, похоже, подумала приблизительно о том же.
— На площади Гриммаулд его нет, — уверенно сказала Джинни и, поймав на себе вопросительные взгляды, пояснила. — Сегодня по пути до Диагон-аллеи мы с Чарли заглянули туда ненадолго, никаких признаков Гарри.
— Это немного облегчает наши поиски, — удовлетворённо кивнула Гермиона.
— Вообще-то, — подал голос Рон. — Гарри могли доверить только надёжному человеку, который не отпустит его ни на шаг от себя. Особенно после случившегося.
— Ты прав, — Джинни слабо улыбнулась. — Но таких людей очень мало… Мы одни из них.
— Здесь не слишком безопасно, — покачал головой брат.
Некоторое время в комнате стояла тишина.
— У меня очень нехорошее предположение, — наконец сказала Гермиона.
— Какое?
— Гарри может быть у Снейпа…
— Что!?
— Ну, да… Он надёжный, его дом наверняка окружен защитными заклятиями… и он может отдать за Гарри жизнь, хоть и никогда в этом не признается, — Гермиона развела руками. — Всё совпадает…
Рон закусил губу:
— Бедный… Снейп его же сожрёт, я в это просто не могу поверить…
— Попробуй, опровергни мои слова, — вздохнула Гермиона.
Опять повисла тишина.
— Нет, — твёрдо сказала Джинни после раздумья. — Он не может быть у Снейпа. Мы же сами говорили, что возле Гарри всё время кто-нибудь должен находиться. А Снейп появляется здесь каждый день, и Гарри с ним нету… Следовательно, он не у Снейпа, — торжественно закончила она.
— Возможно, ты права, — улыбнулась Гермиона. — Ну тогда у кого же он.
— Надо вспомнить кого из НАДЁЖНЫХ мы очень давно не видели, — сказал повеселевший Рон. — Тонкс?
— Она была у нас вчера, разбила зеркало и несколько тарелок, — хихикнула Джинни.
— Люпин! Точно! — воскликнула Гермиона. — Мы не видели его с тех пор, как… ну с того происшествия.
— А кто-нибудь знает, где живёт Люпин? — скептически оглядел компанию Рон.
— М-м… где-то в лесу… что ли… ну, где-то далеко. В поселении каком-то… короче, не знаю, — нахмурилась Джинни.
— А кто знает, сестрёнка? — скорчил рожу Рональд.
— Ну, кто-то же знает. Значит, можно кого-нибудь расспросить… — Гермиона решительно оглядела всю компанию.
* * *
— Я понимаю, — Гарри сидел на стуле, неловко согнувшись и уставившись в пол, — безопасность и всё такое…
Ремус, стоявший позади юноши, положил ему на плечи руки.
— Ну неужели никак, профессор? — спросил он.
Профессор Дамблдор покачал головой.
— Никак, в первую очередь для вашей же безопасности. Сов могут перехватить, а находиться у вас простым людям опасно.
— Но… — Ремус хотел возразить.
— Тема закрыта, — Дамблдор немного выпрямился в кресле.
Гарри ещё больше согнулся. Он не увидит друзей до Хогвартса, они даже не смогут поздравить его с днём рождения… Как же он по ним скучает…
Ремус ещё раз похлопал Гарри по плечу.
— А что насчёт Ноа, его сестры и Клодии? Им можно учиться в Хогвартсе?
— Конечно, мисс и мистеру ДеЛиро пришлют письма. Но мисс Армант… её родители не против?
— Андрэ и Арес очень обрадовались, они думали, девочку придётся отдавать в Россию. Там есть специальная школа… Но если вы не против… — Ремус вопросительно посмотрел на директора.
— Я в принципе не против… но ей же надо… питаться.
— Я, Гарри и Ноа проследим за этим. Я думаю, особых проблем с ней не будет.
— Раз инцидент исчерпан… Девочка тоже получит письмо.
Гарри улыбнулся, ну хоть кому-то повезло сегодня.
— Думаю, нам пора, — Ремус тоже улыбался, только улыбка казалась немного вымученной.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 18 мар 2005 20:53

Глава 10. Друзья навечно
— Нет! Ни за что! — Чарли сердито смотрел на притихшую компанию.
— Но… — заикнулась Джинни.
— Нет! — рявкнул Чарльз.
— А как бы ты поступил на нашем месте?! — Рон подбежал к брату и ткнул пальцем в его грудь. Чарли забормотал что-то мало убедительное. — Не знаешь! Я тебе скажу… Ты бы поступил точно так же, как и мы, как гриффиндорец.
— Но профессор Дамблдор… — драконоборец ещё пытался сопротивляться.
— Он ничего не узнает, — твёрдо сказала Гермиона.
— Но там опасно, я даже не понимаю, почему Гарри там.
— Трусишь? — прошипела Джинни.
— С чего вы вообще решили, что Гарри там? — слабо поговорил Чарли.
— Снейп сказал, — хихикнула мисс Староста.
— Ладно, — сдался Чарли. — Но вы мне должны.
* * *
За два дня до этого.
— Ещё чуть-чуть… Да!!! Он поймал снитч! — раздался радостный голос Клодии.
Ноа запоздало запустил в него бладжер. Гарри увернулся и показал другу язык.
— Спускайтесь! — раздался снизу голос Рэма. — Погода портится!
Со стороны леса действительно наплывали свинцовые тучи. Послышался раскат грома.
Гарри аккуратно приземлился на землю. Рядом с громким грохотом упал Ноа.
— Помоги, — просипел он. — Он меня сейчас угробит.
Гарри перехватил бладжер и помог запихнуть его в коробку.
— Разве бладжеры мяукают, рычат и воют? — спросил он, вставая и отряхиваясь.
— Он заколдован, смотри, — Ноа с силой пнул коробку. Оттуда незамедлительно донеслось тявканье.
— И откуда у тебя такое чудо? — улыбнулся Ремус.
— Дэлия подарила, — перевёртыш улыбнулся. — Я даже не разобрал, какие она чары наложила, и как она это сделала.
Гарри чисто механически откусил от сливы, которую сжимал в руке.
— Гарри! Ты съел снитч!
Юноша бестолково посмотрел на смеющихся друзей.
— Кто поймал, тот и съел, закон джунглей, — Лунатик приобнял обиженного подростка. — Ничего, потом ещё наколдую. А сейчас не до игры…
Прямо над ними загрохотал гром.
— Клодия! Где ты оставила мою метлу? — неожиданно спросил Рэм. Девочка пожала плечами. — Эх, ты. Акцио Нимбус! — спусти мгновение метла плавно спланировала в его руку.
Ноа, придерживая трясущуюся коробку, поудобней перехватил свою метлу.
— Вот именно по этому я и не отдал тебе Онис. Она мне ещё дорога.
Онис — метла Ноа — обладала функциями и возможностями Нимбуса 2000. Единственное, что отличало её от английской сестры, это дизайн. Более лёгкая, более изящная, по красоте она превосходила даже Молнию Гарри. Конечно, он этого не признавал, и чтобы подразнить друга, называл Онис девчачьей метёлкой.
— Давайте вперёд, а то промокнем насквозь, — поторопил их Ремус.
— Люблю дождь, — неожиданно заявил Ноа.
— Я тоже его люблю, но когда под боком есть согревающее зелье. А так как его нет, и алхимик из меня нулевой… В общем, нам лучше поторопиться, — парировал Рэм.
— Мы всё равно промокнем, — покачал головой Гарри. — До дома идти ещё минут пятнадцать. А я думаю, что могу сварить зелье.
Рэм и Ноа удивлённо посмотрели на него.
— Кто-то мне говорил, что ничего не соображает в алхимии, — протянул перевёртыш.
— Кто бы это мог быть? — Гарри посмотрел по сторонам. — Клодия, случайно не ты?
Девочка даже не посмотрела в его сторону, она шла, нахмурившись, не сводя взгляда с тропинки.
— Клодия, — позвал Ноа.
— А-а…Что? — девочка встряхнула головой.
— О чём задумалась? — допытывался перевёртыш.
Клодия бросила затравленный взгляд на Гарри, приподнялась на цыпочки и что-то яростно зашептала на ухо Ноа. Тот секунду смотрел на неё круглыми глазами, а потом кивнул в сторону Ремуса и что-то тихо ответил.
— Больше двух говорят в слух, — обиженно протянул Гарри.
— Да ладно тебе, — ухмыльнулся Ремус. — Девчачьи секреты.
— Эй! — возмутился Ноа.
Спустя некоторое время компания всё-таки добралась до дома. Гарри с видом первооткрывателя принялся за готовку зелья.
— Ты уверен, что не пора добавлять следующий ингредиент? — спросил Ноа, заглядывая в котёл.
— Уверен, — терпеливо ответил Гарри, помешивая варево.
— Какой-то у него цвет странный, — протянула Клодия.
— Ты ещё Многосущное зелье не видела, — хмыкнул гриффиндорец.
Ремус оторвался от книги и удивлённо посмотрел на него.
— А когда ты успел его увидеть?
— Я его даже пил, — мрачно сказал Гарри. — Могу точно сказать, вкус гадостный.
Через некоторое время зелье было готово.
— А сахара туда добавить нельзя? — перевёртыш сидел на диване и потягивал зелье.
— Нет, — Гарри отпил из своей кружки.
— Знаешь, — улыбнулась Клодия, — в следующий раз я лучше попытаюсь приготовить глинтвейн.
— Ты умеешь?! — Рэм даже привстал от удивления. — Это довольно сложно.
— Не сложнее вашей алхимии, — девочка допила жидкость и почему-то перекинулась в собаку.
Ноа и Гарри переглянулись, и спустя секунду ветер донёс до гриффиндорца знакомый запах. Запах зелий и подземелья.
Ремус встал и подошёл к двери.
— Северус?
— Может, ты меня пропустишь? — рявкнул Снейп.
Рэм спокойно посторонился.
— Что вы здесь забыли? — поинтересовался Ноа. — Здесь опасно.
Гарри слишком поздно ткнул его под рёбра. Слово не воробей, вылетит — не поймаешь…
— Здравствуйте, профессор Снейп, — Гарри поднялся с дивана. Краем глаза он заметил, как бледнеет перевёртыш.
Снейп проигнорировал приветствие.
— Представишь меня своему другу? — Снейп не видел, как за его спиной корчится от смеха Рэм.
— Э-э… Нолуанс ДеЛиро… сэр, — Ноа, похоже, уже понял, что ничего хорошего он от этой встречи не получит.
— ДеЛиро… — протянул Снейп. — В этом году вы идёте в Хогвартс… с вашей сестрой. Ну что ж, будем надеяться, что распределяющая шляпа сможет куда-нибудь вас пристроить. Но особо не надейтесь, даже для Хаффлпаффа необходимы некоторые знания и умения. — Алхимик отвернулся от побледневшего ещё сильней подростка и посмотрел на Рэма, который, к счастью, уже успел нацепить на лицо маску серьёзности. — А теперь к делу, я принёс несколько образцов мази, которая, возможно, не будут вызывать такую сонливость. Их необходимо проверить.
Гарри почувствовал, что рука, которая упорно не хотела заживать, неприятно запульсировала.
— Сюда, — Ремус вошёл в небольшую комнатку, заменявшую библиотеку. Здесь были уютные кресла с большими подлокотниками и письменный стол.
Гриффиндорец затравленно уставился на корешки книг, поблёскивающие в полутьме. Рэм хлопнул в ладоши, сумрак комнаты моментально попрятался по углам, а на потолке вспыхнула довольно яркая лампа.
— Садись, — кивнул Снейп.
Гарри присел на краешек кресла, но моментально погрузился в мягкие подушки. В этой комнате невозможно нервничать. Из-за двери показалась собачья морда. Снейп, похоже, тоже её заметил.
— Завёл домашнего любимца? — поинтересовался он, разматывая бинты.
Клодия оскалилась и подошла к креслу Гарри, положила морду на подлокотник.
— Не стоит говорить о ней плохо, — предупредил Рэм, — она прекрасно всё понимает.
Клодия, подтверждая его слова, тихо зарычала и уставилась на Снейпа белыми, со слабым намёком на голубизну, глазами. Гарри погладил собаку по жёсткой шерсти.
Снейп перевёл взгляд с подростка на ротвейлера и обратно.
— Руку, — коротко скомандовал он.
Гарри протянул левую руку. Выглядела она плоховато. От локтя и до суставов пальцев тянулся тонкая, но глубокая, плохо зажившая рана. Заклинание Секо; скорее всего, навсегда останется шрам. След укуса, пересекающий её, немного повыше кисти. Подживший, но неприятно пульсирующий. В будущем — очередной шрам. Лепота!
Снейп намазал укус необычной, жёлтой мазью. Рана моментально открылась и из неё ручейком потекла кровь. Гарри почувствовал, что сейчас потеряет сознание.
— Ты уверен, что так и должно быть? — Ремус подошёл к креслу и взволнованно посмотрел на руку подростка.
— Нет, — спокойно ответил Снейп. — Это непроверенная мазь.
— Я не уверен, что так и должно быть, — прошипел Гарри едва сдерживая стон.
— Ничего страшного с тобой не случится, — рявкнул алхимик.
— Он может потерять слишком много крови, — возразил Рэм.
Клодия громко заскулила, тыркаясь мокрым носом в онемевшие пальцы Гарри.
— Ну сделайте хоть что-нибудь, мне же больно, — Гарри упорно пытался поймать взгляд Снейпа.
— Потерпишь, — сказал он. — Сначала надо…
Клодия не выдержала, она не любила, когда обижали её друзей. Или причиняли им боль. Громко зарычав, она кинулась на обидчика, уронила его на пол и собиралась вцепиться в его шею.
Гарри в последнюю секунду успел подставить под огромные зубы ротвейлера здоровую руку. Острые зубы впились в кожу, причиняя невыносимую боль. Но главное, что Снейп не пострадал.
— Гарри! — поняв, что натворила, девочка кинулась к подростку. — Гарри, прости меня.
Юноша прижал руки к груди. Из одной из них кровь лилась рекой, другая онемела и пульсировала.
— Я в порядке, — прошипел гриффиндорец, стараясь не смотреть на море крови.
— Что за чёрт! — Снейп тупо уставился на недавнего ротвейлера. — Как это понимать?!
Ремус уже понял, что на алхимика не стоит особо полагаться.
— Ноа! — почти моментально перевёртыш оказался в комнате. — Приберись здесь немного, мы в Хогвартс! — скомандовал он, доставая небольшой шарик из кармана.
Сквозь пелену Гарри заметил, как округлились глаза друга. Потом юноша потерял сознание.
* * *
— И вы хотите, чтобы это чудовище училось в школе! Да она меня едва не убила!
— Ты бы не умер, в буквальном смысле этого слова. Скорее всего, ты бы стал упырём или низшим вампиром, — насмешливо ответил такой родной для Гарри голос.
— Клаудия, почему ты попыталась укусить профессора Снейпа? — в этом голосе прыгали смешинки.
— Он сделал Волчонку больно, — спокойно ответила девочка.
— Я не Волчонок! — подал голос Гарри, пытаясь нащупать очки. Кто-то подал их ему в руки. — Спасибо, — кивнул подросток.
Зрение приобрело чёткость. Дамблдор, МакГонагалл, Снейп, Рэм, мадам Помфри у медицинского столика, ну и, естественно, Клодия, которая моментально кинулась обнимать подростка.
— Как ты? — взволнованно спросил Ремус.
— Голова кружится, — Гарри оторвал от себя Клодию. Взгляд невольно переместился на руки. Обе были перебинтованы и сильно болели. — Мне почему-то кажется, что ещё парочку таких происшествий, и руки у меня отвалятся.
— Выпей это, — мадам Помфри протянула какое-то зелье.
Молчавшая до этого момента профессор МакГонагалл строгим голосом сказала:
— Поттер, я не могу понять, как вы даже под круглосуточным наблюдением умудряетесь вляпываться в неприятности.
— Пациенту нужен покой, посетители должны удалиться, — заявила мадам Помфри, правда, поймав на себе умоляющий взгляд Клодии, добавила. — Девочка может остаться при условии, что будет вести себя хорошо.
Едва все вышли, а колдомедик отошла в дальний угол, Вампирчик яростно зашипела:
— Зачем ты его спас?
— Я нечаянно, — Гарри развёл руками. — К тому же, ты же говорила, что вампиры и упыри живут очень долго, ну и представь, сколько бы он мучил несчастных студентов, преподавая здесь алхимию…
* * *
Тридцатое июля. Дом Люпина.
— Как ты себе это представляешь? — прошипел перевёртыш. — Он совершенно не знает её, и не пойдёт за ней.
— Он должен её знать, она преподаёт маггловедение в его школе! — возразила Клодия.
— Даже если и знает, — Ремус покачал головой, — Гарри слишком осторожен, чтобы поверить фактически незнакомому человеку.
— Она — Флиэр, ей не возможно не поверить, такие, как она, не врут, — доказывала Вампирчик. — К тому же она моя крёстная.
— Но Гарри же этого не знает. Вероятно, он посмотрит во Тьму, увидит зелёную нить и окончательно растеряется. Рэм, ты же не говорил ему о существование Флиэров? — Хаус внимательно посмотрел на Люпина
— Нет, конечно, они довольно редки, — он пожал плечами, — я сам-то о них мало знаю. В Англии их всего два.
— Они не могут врать, способны просматривать воспоминания и обращаться русалками, — рассказала Клодия.
— Вопрос на засыпку, почему она стала преподавать в Хогвартсе маггловедение? — в голосе Нолуанса послышался скептицизм.
Вампирчик равнодушно пожала плечами.
— В любом случае, она приедет сегодня вечером, думаю, они поладят. Ивива — очень милая.
* * *
Тьма. Холод. Страх. Всепоглощающий, беспощадный. Боль. Своя, чужая. Вопросы, крутящиеся в мутном сознание. Где он? Почему? Почему он не может проснуться? Громкий крик, который показался ему шёпотом. Слёзы паники, ползущие по щекам. «РЭМ !!!» — он прокричал это или только подумал? И снова тишина. Только стук собственного сердца. Туман вокруг него сгустился. И… обжигающая боль в шраме.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 18 мар 2005 20:57

* * *
— Что с тобой? Тише, тише…
Гарри, захлебнувшись собственными рыданиями, прижался к Ремусу. Откуда это чувство ужаса и страха?
— Что случилось? Ну успокойся, я с тобой, всё хорошо…
— Не знаю, что-то не так, мне страшно, — Гарри уткнулся в плечо Рэма.
Люпин первый раз видел юношу в таком состоянии. Это внушало суеверную панику. Каким бы ни было его состояние, оно всегда объяснялось происходящими событиями. Опасность, спокойствие, счастье, серьезность… всё это можно было прочитать на лиц. И теперь, когда на его лице выражался такой страх и неуверенность…
— Шрам?
Гарри кивнул, он уже перестал плакать, но дрожал от непонятных эмоций, окутывавших его с головой.
— Он тоже, — шумный глоток воздуха, будто ему не хватало кислорода.
— Что случилось? — повторил Ремус. — Расскажи мне, станет легче.
— Не знаю, — Гарри ещё сильнее задрожал. Рэм вздохнул и, закутав подростка в одеяло, покрепче прижал к себе. Юноша постепенно успокаивался. — Темнота, холод, боль, я не знаю, как я там оказался…
— Попробуешь уснуть снова? — предложил Рэм.
— НЕТ! — в голосе юноши проскользнула паника. — Я лучше встану. Сколько сейчас? — он решил, что не помешает умыться.
— Без двадцати четыре, — ответил Ремус, следуя за гриффиндорцем.
— Чёртова мазь, я так всю жизнь просплю, — пробурчал юноша. Рука, пострадавшая из-за Клодии, зажила, правда, оставив после себя следы явного укуса. Впрочем, в случае Гарри было уже всё равно, одним укусом больше, одним меньше…
— На кухне Клодия и Ноа. Сегодня приедет крёстная Вампирчика.
Гарри замер с зубной щёткой во рту.
— ’ове ’ампир?
Рэм усмехнулся, вот и понимай его.
— Нет, она Флиэр.
— Фто?
— Флиэр, она тоже способна смотреть во Тьму. У неё есть несколько необычных качеств. В первую очередь, она напрямую связана с водой. Можно сказать, наполовину русалка.
— Тётя с рыбьим хвостом? — хихикал Гарри.
— Не ляпни это при Клодии, — Ремус тоже улыбался, — а то тебе придётся быть Волчонком до конца твоих дней.
Гарри скорчил рожу и обрызгал Рэм а водой с рук. Тот засмеялся, он был рад, что юноша успокоился.
— Пойдём на кухню.
Едва они вошли в неё, как под ноги бросился клубок болотно-рыжей шерсти. Впиваясь когтями в кожу спины, Хаус забрался Гарри на плечи и улёгся там пушистым воротником.
— Что?.. — юноша почувствовал, что по спине тонкими струйками бежит кровь. Чудненько, очередные болячки.
Перевёртыш потёрся мордой об ухо Гарри, явно прося, чтобы его не сбрасывали на пол.
— Что здесь происходит?! — разозлился парень.
— Ничего особенного, — Клодия завела руки за спину, что-то пряча.
Ноа беспокойно завозился, невольно царапая шею.
— Клодия, что у тебя в руках? — требовательно спросил Рэм.
— Ничего, — девочка отчаянно покраснела.
Гарри в который раз заметил, что когда Люпин так на тебя смотрит, скрывать что-то совершенно бесполезно. Так и сейчас результат не заставил себя долго ждать. Немного помявшись, Вампирчик вынула из-за спины щётку и пуходёрку.
Хаус ещё сильнее впустил когти в плечи Гарри.
— Ноа, — обратился к нему Ремус, — так будет лучше. У тебя шерсть на боках уже свалялась.
Перевёртыш что-то прошипел, не желая сдаваться на растерзание Клодии.
— Когда приедет моя крёстная, ты должен выглядеть прилично!
После непродолжительных разборок Ноа всё же позволил себя вычесать. Но при этом он издавал такие вопли, что Гарри не выдержал и вышел во двор. Ремус, как оказалось, уже был там.
— О чём задумался? — спросил юноша.
— Да так, — Рэм отвёл взгляд от кромки леса.
— Ты думаешь о Сириусе? — понял Гарри.
— Да, — Ремус немного помолчал. — Так много случилось с тех пор…
— Мне это можешь не говорить, — Гарри посмотрел на свою руку.
Люпин сжал пальцы так, что на деревянном столике остались глубокие следы.
— Я тебя не виню, — серьёзно сказал Гарри. Ремус с надеждой посмотрел на него, но потом нахмурился и отвернулся.
— Я себе этого никогда не прощу, — едва слышно сказал он.
— Рэм, послушай меня, — Гарри требовательно посмотрел ему в глаза. — Ты ни в чём не виноват.
Ремус выдавил слабую улыбку.
— Меня волнует другое… — Гарри немного помолчал. — Почему? Почему Волдеморт так сделал? Почему просто не убил меня? Два слова, и всё кончено…
— Я, кажется, догадываюсь. Он рассчитывал, что ты возненавидишь меня, возможно даже, захочешь убить. Что друзья отвернутся от тебя. В общем, в связи с обстоятельствами, ты перейдёшь на его сторону…
Гарри зло ухмыльнулся.
— Я никогда не перейду на сторону Зла. Как он может это не понимать?
Рэм пожал плечами.
— Он и мне предлагал это. Говорил, что у него есть лекарство от ликантропии. Я отказался, но в результате предателем отказался Питтегрю.
— И ты остался после этого жив? — изумился Гарри.
— Как видишь. Он бросил в меня заклятье, вызывающее болезнь, которая приводит к смерти, и отпустил. Тогда он ещё не знал, что оборотня трудно убить… особенно болезнью.
— А насчёт лекарства?
— Ложь, — отрезал Люпин. — Его невозможно приготовить, так же как нельзя создать вечный двигатель. Но всегда веришь, что оно есть…
Некоторое время они просто смотрели на лес. Погода сегодня была отличная. Правда, у Гарри, непонятно откуда, было убеждение, что к вечеру она всё же испортится.
У кромки леса трансгрессировала женщина лет тридцати. Светлые волнистые волосы зачёсаны в высокий хвост. Красивое, чуть бледное лицо, зелёные глаза непонятного оттенка.
— Иви! — Ремус вышел из беседки навстречу.
— Луни, — женщина крепко обняла его и поцеловала. Люпин слегка покраснел, но тоже чмокнул её в щёку.
«Дурак, — подумал Гарри, — она явно ожидает большего».
Но само лицо женщины показалось ему знакомым. Кажется, она преподаёт маггловедение. Когда он был на четвёртом курсе, Гермиона говорила что-то про нового профессора, пришедшего в середине года. Но тогда ему было совершенно всё равно, этот предмет его никогда не волновал. Вот если бы она преподавала Зелья…
— Гарри Поттер? Ты меня, наверное, не знаешь, Ивива Андерсон, преподаватель маггловедения, — представилась она.
— Здравствуйте, профессор, — вежливо кивнул юноша.
— На каникулах можешь называть меня просто Иви, — улыбнулась она, на миг её глаза потемнели, явно посмотрела во Тьму.
Гарри решил ничего не говорить по этому поводу. Да и что можно было сказать?
— А где моя крестница?
«Издевается над Хаусом», — едва не ляпнул юноша.
— В гостиной, пойдём туда, — сказал Рэм.
«Мне кажется, или Ремус серьезно влюблён в неё?» — задался вопросом Гарри, заметив, как рука Люпина скользнула по спине Ививы.
— Иви! — Клодия бросилась на шею крёстной. — Я так соскучилась!
— Здравствуй, малышка, — Ивива крепко обняла девочку. — Я тоже скучала.
У Гарри защемило сердце. Именно сейчас он особенно остро почувствовал тоску по Сириусу. Ремус, видимо, что-то понял, потому что наклонился к уху юноши и ободряюще прошептал.
— Всё хорошо, главное, не отчаивайся.
Откуда-то появился Ноа.
— Здрасьте, — бодро поздоровался он.
— Привет. Директор уже сообщил мне, что ты будешь учиться в Хогвартсе. Рад?
— Не то слово, — буркнул Хаус. — Уже познакомился с профессором Зелий.
Иви улыбнулась.
— Северус иногда бывает… оригинален (Гарри и Автор одновременно поперхнулись), — она повернулась к Рэму. — А ты? Почему не хвастаешься новой должностью?
— Да так, — Ремус хитро прищурился. — Интересно, как многоуважаемый Алхимик на это среагирует.
— У него начнётся нервная икота, — хихикнула Клодия, потирая руки. — Уж я то об этом позабочусь.
Гарри злорадно улыбнулся. Не повезло Снейпу, этот год для него будет явно не слишком. Высший вампир — первокурсница, самое мирное.
— Думаю, — начала Иви, — пока не поздно, нужно съездить в Лондон, в маггловский магазин одежды, Гарри не помешает обновка.
— Но… — юноша был в шоке. Зачем практически незнакомой женщине покупать ему одежду? Жизнь приучила его полностью доверять только узкому кругу людей… — Я не думаю, что это хорошая идея.
За его спиной взволнованно переглянулись Ноа и Клодия.
— Можешь считать это моим подарком на все твои бывшие дни рождения, — мягко улыбнулась Ивива.
Гарри вопросительно посмотрел на Люпина.
— Тебе не помешает развеяться.
Подросток нахмурился и кивнул.
Ивива наколдовала портал, мгновение, и они стоят в небольшом безлюдном переулке. Рядом, буквально в нескольких шагах, шумит шоссе.
Выйдя к нему, Гарри окончательно растерялся. Бывая в Лондоне редко, он совершенно не имел понятия, где находится. Рука почти инстинктивно нащупала палочку в кармане джинсов. Но Иви абсолютно уверенно двигалась в людском потоке. Через некоторое время она вывела его к магазину, над которым висела вывеска «MEX», рядом пристроилась ещё одна вывеска «OLSEN». Сами по себе магазины явно были смежными.
Гарри немного замешкался на пороге, но Ивива бесцеремонно толкнула его в ярко освещённый зал. К ним моментально кинулась девушка лет девятнадцати, а то и меньше, с бейджиком «Мелинда — консультант».
— Что-нибудь для вас? Или для мальчика? — защебетала она.
«Мальчика?! Да она сама от силы на три года старше меня!» — возмутился парень.
Через час.
— Иви, может, хватит? — взмолился Гарри.
— Мы ещё не приобрели обувь, — невозмутимо отозвалась женщина.
Ещё через полчаса.
— А теперь всё? — спросил юноша, глядя на сменившую Мелинду Элен, запаковавшую кроссовки.
— Сейчас, только выберу себе кофточку, — Иви, приложив к себе светло-розовую футболочку, крутилась перед зеркалом.
Спустя ещё час.
— Всё-таки я выбрала не тот цвет, — сказала Ивива, выйдя из магазина.
У Гарри даже не хватило сил, чтобы хоть что-то на это ответить.
— Может, стоит вернуться, поменять? На тёмно-синий? — видимо, на лице юноши отразилась такая гамма эмоций, что Иви, заметив это, смилостивилась. — С другой стороны, бордовый мне тоже идёт. А к тёмно-синей кофточке придётся покупать юбку…
И вот за такими философскими разговорами они вышли в знакомый переулок. Привычный рывок портала, и они уже на полянке напротив дома.
Всё же Гарри оказался прав. Погода к вечеру испортилась. Тяжёлые капли дождя били по ярким пакетам, которыми он был до верху нагружен. Земля под ногами моментально размокла, и Гарри с расстройством посмотрел на новые кроссовки и джинсы; им явно грозила сушка. Но, кинув взгляд на Иви, он заметил, что она буквально наслаждается дождём.
— Я же Флиэр, — сказала она, заметив, что Гарри на неё смотрит. — Дочь русалки и волшебника.
— Угу, — кивнул подросток.
Дверь открылась, оттуда выглянул Ремус. Он облегчённо вздохнул и покачал головой.
— Вы долго, я уже начал волноваться.
— Задержались немножко, — прощебетала Иви, целуя Рэма.
Гарри «конечно же, не смотрел», но поцелуй пришёлся куда-то в уголок губ . «Почти не глядя на взрослых», подросток проскользнул в свою комнату и, бросив пакеты на диван, отправился в гостиную.
Там его встретило громкое восклицание Ноа и хитренькая улыбка Клодии.
— Неплохо выглядишь, — заявил перевёртыш.
Гарри улыбнулся и поймал своё отражение в зеркале. Широкие чёрные джинсы, кроссовки на толстой подмётке и чёрная футболка с воющим на луну псом, отдалённо смахивающим на собаку Баскервилей.
— Оригинально, — протянула Клодия, обходя юношу кругом.
— А где Иви? — поинтересовался Хаус.
Гарри уже собирался ответить, но был прерван самой Ививой, появившейся за его спиной.
— Клаудия, — сказала она, — я совершенно забыла отдать тебе сразу, — Иви протянула девочке яркий свёрток. — «Привет» от мамы и папы.
Вампирчик обняла крёстную и принялась разворачивать сувениры.
В комнату неслышно шагнул Рэм.
— Думаю, никто не против выпить горячего шоколада с конфетами? — компания кивнула.
Вечер прошёл чудесно. Разговоры, тихий смех, потрескивание дров в камине, приятный полумрак… всё это навевало ощущение спокойствия и защищенности. Гарри, уютно устроившись в кресле, читал позаимствованную у Ремуса книгу «Тёмные начала». Напротив него на диванчике сидели сам Рэм и Иви. На полу полулежала Клодия, сбор магической мозаики поглотил её целиком. Ноа в виде кота сидел рядом и мешал, перебирая лапами ещё не собранные кусочки.
«Оргеры — существа, живущие группами, способны создавать целые иллюзии страха. Едва человек справляется с одним страхом, наступает черёд другого. Обычно бывает три периода. Заклинание Абир ин Вентос позволяет увидеть истину. Но истина — это воспоминания, порой они могут показаться ещё более пугающими. В этом случае используйте Аэтернус. После третьего периода вы можете уничтожить этих существ, нужно только сказать Инептус.
Каждый уважающий себя тёмный маг должен иметь по крайней мере одну комнату с Оргерами. Разводить этих существ легко…»
Гарри захлопнул книгу. Вот уж точно, «Тёмные начала», Светлому магу совершенно не обязательно плодить страхи и плохие воспоминания.
— Гарри, отложи ты эту несчастную книгу, — вывел юношу из раздумий голос Рэма. — Всё настроение себе испортишь.
Гриффиндорец жалобно улыбнулся.
— Поздно, уже испортил.
— Ну это же тёмная книга, — вздохнул Рэм, — возможно, не стоило давать тебе её.
— Стоило, — покачал головой парень.
— Гарри, может, поможешь? — послышался голосок Клодии. — У этой долбанутой птички крыло только к хвосту прикрепляется.
Феникс, окрещенный Ноа крашеной курицей, возмущённо заклекотал, за что получил по недавно собранному клюву когтистой лапой.
* * *
Опять темнота. Опять холод. Опять этот чёрный туман, клубящийся вокруг. Крик, застрявший в горле. Безуспешная попытка проснуться. Гарри не понимал, где находится и почему не может просто открыть глаза, оказаться в своей комнате, привычно посмотреть на часы, пойти умываться. Это пугало его. Он бежал куда-то вперёд. Бежал ли? Ни звука собственных шагов, ни биения сердца, ничего…
* * *
Гарри, скукожившись, сидел на кровати, прижав колени к груди. Он вёл себя, как пятилетний малыш, напуганный страшным сном. Но это был не просто сон. Назвать сном то, когда не возможно проснуться… Если бы не упавшая непонятно почему книга…
Юноша встряхнулся и решил пойти умыться.
Холодная вода немного отрезвила его. За окном было раннее утро. Натянув тёплый свитер, Гарри вышел в лес. Едва очутившись в родной стихии, юноша успокоился.
Не особо задумавшись, он превратился в волка. Боль на этот раз была вполне терпимая, сознание никуда не ускользало, что несказанно его обрадовало. Побродив немного по лесу, спугнув пару зайцев, Гарри вернулся на любимую полянку. Ветер донёс до него запах человека. Человека?
* * *
Чарли Уизли уже который раз проклял себя за свою доброту. Который уже раз он пошёл на поводу у своей сестрёнки. И сколько он уже говорил себе, что нельзя потакать всем её капризам.
И в итоге, он стоит посреди глухого леса, в котором, по слухам, полным-полно нечисти. Чарли, конечно же, не верил слухам. Конечно.
Перехватив поудобней пакеты с подарками, Чарли отправился на юго-запад, где по его расчётам находился дом Люпина. На самом-то деле его расчёты были более чем приблизительны
Но он упрямо шёл вперёд, продираясь через кусты и обходя ямы, подозрительно напоминавшие медвежьи берлоги. В общем, когда он понял, что лес начал редеть, он был почти рад. Почти. Радость немного омрачил появившийся откуда-то сбоку крупный, тёмно-серый, почти чёрный волк с пронзительно зелёными глазами.
Чарли приготовился обороняться. Но животное и не думало нападать. Оно пристально разглядывало незнакомца, чуть наклонив голову и прижав уши. Спустя пару минут до Чарли медленно доехало, что перед ним не волк, а оборотень. Храбрости это не прибавило, но сегодня же не полнолуние. И знакомый оборотень был у него только один.
— Ремус?
Глаза животного замерцали и через некоторое время на его месте стоял человек, которого он меньше всего ожидал увидеть.
— Не совсем, — хрипло сказал Гарри Поттер, прислоняясь к ближайшему дереву и едва ли не с ненавистью глядя на Чарли.
Драконоборец никогда не считал себя дураком. Вот сумасшедшим часто, но дураком — никогда. Остатки головоломки моментально встали на свои места. Он понял, что Гарри вовсе не обязательно знать, что он обо всём догадался, парню, похоже, и так не сладко.
— Стал анимагом?! — Чарли надеялся, что его голос звучал не очень фальшиво. — Я тоже, правда, зарегистрированным. Лисом.
— Здорово, — кивнул Гарри. Его лицо приобрело легкое равнодушие, но взгляд остался цепким. Кажется, поверил.
Да уж, не обычный денёк.
— Если ты наивно полагаешь, что друзья про тебя забыли, ты глубоко заблуждаешься. Поздравляю с днём рождения! — Чарли протянул парню свёртки. Гарри принял их с лёгкой подозрительностью, будто, ожидая, что это подстава, и что сейчас он перенесётся прямо в логово Тёмного Лорда. Но в конце концов, его можно было понять. — Там и от меня есть сувенир.
Пару мгновений Гарри стоял серьёзный и сосредоточенный, но потом широко улыбнулся, он моментально стал похожим на обычного шестнадцатилетнего парня, который просто обрадовался подаркам.
— Спасибо, — он всё ещё улыбался, хотя его лицо не покидало постоянное напряжение и какая-то легкая печаль. — Передай им привет и скажи, что я жутко соскучился.
— Передам. Ну тогда, пока, — махнул рукой Чарли и трансгрессировал.
— Пока, — сказал Гарри, глядя туда, где секунду назад стоял Чарли Уизли.
* * *
— Как можно быть таким безответственным?!
Гарри упорно разглядывал свои кроссовки. А они, оказывается, не чёрные, а тёмно-синие.
— Гарри! Неужели ты не можешь понять, что уходить одному в лес без предупреждения опасно? — Ремус выглядел рассерженным как никогда.
— Но ведь всё в порядке, — робко заикнулся юноша.
— Ты не думал, что на месте Чарли мог оказаться Пожиратель Смертью? И что подарки могли бы быть порталами.
— Думал, — вздохнул Гарри.
Люпин зверем глянул на него.
— Быстро в свою комнату и сиди там, пока я не разрешу выйти. Пакеты оставь.
Гарри змейкой выскользнул из гостиной.
Рэм тяжело опустился в кресло и вздохнул. Пожалуй, переиграл… Из библиотеки вышли Иви, Клодия и Ноа.
— У нас есть час до того, как он решит убежать через окно, — весёлым голосом сказала Ивива. Ремус опять вздохнул, дурацкая совесть…
* * *
Первую половину часа Гарри пытался оправдать себя. В результате этих внутренних дебатов юноша понял, что наказали его несправедливо. Ещё через десять минут он окончательно разозлился на весь мир, в первую очередь на обычно справедливого Люпина.
За дверью послышалось непонятное шебуршание. Спустя мгновение в комнату заглянула Клодия и страшным шёпотом сказала, что Луни его зовёт.
Гарри, окончательно убедивший себя, что его никто не любит, вышел из своей импровизированной камеры. Клодия уже скрылась за дверью гостиной.
— С днём рождения!!!
Гарри едва не споткнулся от неожиданности. Комнату было не узнать. Стены были украшены мишурой и плакатами с поздравлениями. Ремус с виноватой улыбкой попросил прощение за утреннее выступление.
Посреди комнаты стоял стол со всякой вкуснятиной и, конечно, огромный торт с шестнадцатью свечами. Все принялись за еду. Рэм открыл бутылку шампанского. Ноа разливал вино. Ближе к вечеру Гарри основательно «дало по шарам». Хорошо отложилось в голове только несколько событий.
Во-первых, Клодия всё-таки выпросила бокал вина. Но, сделав глоток, сказала, что это гадость, и потянулась к бутылочке с кровью. Во-вторых, братья-упыри решили пошутить и прислали летучую мышь, которая истошным голосом орала «Поздравляю!». Когда Ноа таки смог её прихлопнуть, она последний раз пискнула и исчезла. Стало даже немного грустно.
Часов в одиннадцать вечера Иви, захватив Ремуса, сказала, что им надо отойти по делам. Ага, по делам. То-то они вернулись такие раскрасневшиеся и счастливые.
— Пора открывать подарки, — сказала Клодия, забираясь с ногами на диван.
Гарри кивнул и сел рядом.
— Чур, мой первый, — улыбнулся Хаус, протягивая свой.
Гриффиндорец развернул яркую бумагу.
— Вау! Это же магический жучок?!
— Скорее, птичка. Последняя модель, — горделиво протянул Ноа.
Гарри с восторгом смотрел на миниатюрную колибри, которая быстро-быстро передвигалась по комнате, то замирая на одном месте, то исчезая из поля зрения, сливаясь с мишурой. Наконец, она пристроилась на груди Гарри и стала похожа на красивую брошку.
— Теперь мой! — заявила Вампирчик.
Её подарком оказался потрясающий набор «Как довести взрослых». Гарри моментально нацепил на мочку левого уха клипсу в виде небольшого крестика.
— Круто, — оценил перевёртыш. Клодия улыбалась, обрадованная, что её подарок пришёлся по вкусу.
Далее попалась довольно объёмная книга от Ививы «Сохрани свои тайны и секреты». В основном, там рассказывалось, как не выдать на лицо истинные мысли и чувства. В ситуации Гарри это был более чем полезный подарок.
Ремус подарил потрясающую бездонную сумку. Она была размером всего 40 на 20 сантиметров, а в неё легко могло поместиться абсолютно всё для школы. Это привело Гарри в дикий восторг, а Ноа с завистью протянул.
— Такие сумки — огромная редкость. Их довольно трудно найти…
Потом попался подарок Чарли. Очень красивая рамка для фотографии с резным драконом. От Гермионы — мозаика в тысячу кусочков с изображением Хогвартса. Хорошо хоть, магическая, её было немного проще собирать.
— Она тебя так не любит? — поинтересовалась Клодия, припоминая своего феникса, с которым еле справилась.
Подарком Рона был набор фейерверков в виде Нюхлеров. «В память о старых-добрых временах…» — как говорилось в открытке.
Последним подарком оказалась синяя с зелёной ленточкой коробочка, к которой была прикреплена небольшая карточка.
«Капитану квиддичной команды», — было написано на ней ровным, с завитушками, почерком Джинни Уизли.
Гарри снял крышку и оттуда, трепеща крылышками, вылетел снитч.
— Некая мисс Уизли в оригинальности перещеголяла даже меня, — с удивлением протянул Ноа. — Надо будет с ней пообщаться.
Гриффиндорец несколько раз отпускал и ловил золотой мячик, а потом убрал его в коробочку, он убедился, что реакция ловца притупляется после некоторого количества выпитого спиртного. Мысли вернулись непосредственно к фразе о капитанстве. Но сам подарок Джинни… просто потрясающе.
— Зато теперь никто не будет есть летающие сливы, — хихикнула Клодия. Ноа тоже засмеялся.
Было уже далеко за полночь, когда Гарри ложился спать. В дверь постучали, и в комнату заглянул Рэм.
— Понравился день рождения?
— Супер! — отозвался Гарри. Но что-то в выражение лица Ремуса показалось ему подозрительным. — Что-то случилось?
— Нет, но… Я должен сообщить тебе кое-что важное… Ты должен знать, как на нас влияет серебро.
Ранения, нанесённые серебряным кинжалом, тяжёлые, и очень часто приводят к смерти. Средненькая цепочка, которую элементарно порвёт обычный человек, способна при небольшом трении вызвать сильнейшие ожоги, также она легко сковывает движения…
Гарри не слишком понимал, к чему клонит Рэм. Честно говоря, он уже испытал на себе жуткое действие серебра. Он решил получше рассмотреть кулончик Клодии, который оказался из высокопробного серебра… Пальцы правой руки болели ещё пол дня.
— …Но иногда серебро может помочь. В общем, если поймёшь, что начинаешь терять человеческое сознание, или кто-то тебя сильно разозлит, или начнут увеличиваться клыки… Просто натяни это на руку, — Рэм застегнул на руке юноши тоненькую серебряную цепочку. — Это неприятно, но необходимо. Смотри, — он оттянул рукав рубашки. На его кисти была застёгнута точно такая же цепочка, под ней было несколько полос, будто от ожога. — Это поможет.
— Я понимаю, — кивнул Гарри. — Спасибо.
— Да не за что, тебе повязку поменять, или завтра?
— Лучше завтра, — попросил юноша.
— Только вот что, — Рэм уже в дверях развернулся. — Не убегай больше в лес без предупреждения. Ладно?
— Хорошо, в лес убегать не буду, — Гарри поуютней завернулся в одеяло. — Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, — пожелал Рэм и вышел из комнаты, выключив свет.
Засыпая, Гарри думал, что у него лучшие в мире друзья, которые смогут найти выход даже в безвыходной ситуации.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 19 мар 2005 14:04

Катана Серая,
ну не знаааааю. :mrgreen: Честно, под большим секретом, планы просто гигантские. В одну часть всё это безобразие не поместиться. Вторую уже спланировала до мельчайших подробностей. Она будет небольшая, с юмором :wink: , за событиями следим через дневник Гарри.

Глава 11. Теряя разум
Опять луна, она зовёт,
Она и манит, и поёт,
С собою трудно совладать —
Людей, животных убивать
Я не хочу! Не надо так!
Я не пойму себя никак!
Но волк живёт в моей душе,
Я доверяю лишь луне.
Пускай бездушный человек
Открыл охоту на меня.
Но злость и страх будут навек,
Жечь изнутри больней огня.
Я вынужден всю жизнь бродить
В ночи, средь страха, при луне.
Кто знает, можно ли так жить?
Один, отвергнут в тишине…
Настасья Смородина

— Гарри, ты должен мне всё рассказать, — Ремус сидел напротив подростка и с волнением смотрел на него.
Выглядел гриффиндорец неважно. Бледное лицо, синяки под глазами, на правой кисти следы от цепочки.
— Я не понимаю, о чём ты? — невозмутимо ответил Гарри.
Будь проклят подарок Иви. Из-за него юноша отлично научился держать лицо. Не то, чтобы это было плохо, но…
— Ты мне не доверяешь?
Этот вопрос поставил Гарри в тупик. Почему он не рассказывал Рэму, что с ним происходит? Он не знал. Возможно, потому, что сам не понимал, что с ним. Рассказать о том, что он вырывается из снов только натягивая на руке цепочку, о том, что боится ложиться спать, о том, что просыпаться с каждым днём становится всё труднее и труднее? Это не возможно было описать словами…
— Доверяю.
— Ты ведь боишься говорить. Тогда просто подумай об этом, я пойму.
— Ты это почувствуешь, — сказал Гарри, было уже несколько случаев, когда они с Ремусом так делали. Специально ловили воспоминания друг друга. — А я этого не хочу.
— Это моё желание. Я хочу помочь тебе.
Гарри сдался, он закрыл глаза и чётко представил себе «сны». Рэм, сидевший прямо перед ним, вздрогнул.
— Не хило, — он покачал головой. — Почему ты мне раньше не сказал?
— А ты можешь мне чем-то помочь? — Гарри встал из-за стола и подошёл к окну.
— Мы можем посоветоваться с профессором Дамблдором…
— Сказать ему, что мне с тупым постоянством снится страшный сон? Он скажет, что я нервничаю из-за предстоящего полнолуния, или что-то в этом роде…
— Может, микстура сна без сновидений?
— Пробовал, не помогает, — Гарри поймал на себе удивлённый взгляд Люпина. — И не надо на меня так смотреть. Я вполне способен приготовить простое зелье.
— Я, кажется, знаю, кто может помочь…
— Кто?
— Ивива.
Молчание.
— А она то здесь причём? — сказал наконец Гарри.
— Я же говорил тебе, что у неё есть несколько необычных качеств…
* * *
— Если это не поможет, то я просто опускаю руки, это выше моей компетенции, — Иви устало потёрла глаза. — Поставишь перед кроватью на ночь, должно подействовать. Но…
— Понимаю, — Гарри слабо улыбнулся, разглядывая чашу диковинной формы — Пойду, прогуляюсь.
— Не думаю, что Ремус будет в восторге, если ты опять удерёшь без его разрешения.
— Ну не будить же его! — возмутился юноша.
Полнолуние должно было наступить через два дня. Рэм, просидевший всю ночь за книгами, благополучно отсыпался днём. Гарри полагал, что проснётся он поздним вечером, в лучшем случае. На него самого полнолуние пока не оказывало особенного действия, но всё же изменения были заметны. Физическая сила увеличилась, так же как и увеличилось время, необходимое для восстановления, то есть спал он гораздо больше. Сон, правда, мог бы быть и получше. Хотя, благодаря стараниям Иви, вырываясь из того пространства, Гарри вполне мирно досыпал.
Как-то в разговоре узнав от Ноа, что в десяти километрах отсюда есть маггловская деревушка, юноша вознамерился туда наведаться. Перевёртыш поддержал его план целиком и полностью, сказав, что там есть очаровательные девчонки. А так как флиртовать с ними в присутствие Ремуса и Клодии было бы неудобно, ребята решили туда отправиться ближе к полнолунию, когда Рэм, устав от чтения, уснёт, а Вампирчик захочет провести побольше времени с крёстной.
— К ночи только возвращайся, а то меня Рэм прибьёт. И возьми с собой Нолуанса, а то он совсем разленился, — Ивива, кажется, тоже была совершенно не против отдохнуть от непоседливых мальчишек.
— О’кей, — Гарри пулей вылетел из дома, побежал к Хаусу.
Войдя в его домик, юноша обнаружил редкостный порядок. Хотя, какой это порядок… просто ничего не валялось посреди комнаты.
— Ноа!!! У нас есть чуть меньше двенадцати часов, чтобы наведаться в деревню! — крикнул юноша.
Перевёртыш выскочил откуда-то из коридора почти мгновенно.
— И чего тогда мы стоим?
Спустя пару минут Лекс, ожидая брата с добычей, выглянул в окно. Прямо перед его домом пронеслись волк и Камышовый кот.
* * *
— Ноа… напомни мне… что следующий раз мы полетим сюда на мётлах… Я не выдержу… ещё одной пробежки через лес… — Гарри стоял, опираясь на собственные колени, и пытался отдышаться.
Хаус, приблизительно в том же состояние, хмыкнул.
— Если бы мы… бежали сквозь Тьму… всё было бы гораздо проще…
Гарри наконец-то сумел выпрямиться.
— Все мы задним умом крепки, — рявкнул он. — Хорошая мысля приходит опосля. Обратно отправимся через Тьму, обещаю.
Перевёртыш буркнул что-то малоразборчивое, и, судя по его выражению лица, не слишком цензурное.
— Ну что, мы идём, или сразу домой? — Гарри окончательно пришёл в себя и теперь оглядывался по сторонам. Они стояли на небольшой полянке, надо было ещё немного пройти, чтобы оказаться в поселении.
— Идём, — Ноа таки привёл себя в порядок.
Через некоторое время друзья шли по мощёной улочке. Собственно говоря, здесь всего было три улицы, и они под равными углами соединялись в одну большую площадь.
Гарри едва не споткнулся из-за бросившегося прямо под ноги мальчика лет шести—семи.
— Стой! — заорал паренёк, выставив перед собой руки и не пуская ребят дальше.
— Что? — удивился Ноа.
— Не ты, — отмахнулся мальчишка, — я не к тебе обращаюсь. Он! — кивок в сторону окончательно растерявшегося Акелы.
— А я-то причём? — пожал плечами Гарри и попытался обойти мальчика.
— Я видел! Я всё видел! Ты оборотень! Ты был волком! Я видел! — голос мальчика разносился едва ли не по всей деревушке.
У Гарри сердце ухнуло куда-то в район пяток. Он с трудом сглотнул и выдавил ухмылку.
— Мальчик, у тебя глюки. А теперь отстань и пропусти меня, — гриффиндорец ткнул перевёртыша, чтобы он убрал удивление со своего лица.
— ПАПА! Я поймал оборотня! — паренёк схватил его за штанину.
Из соседнего домика выглянул угрюмый мужчина лет сорока. Он понял ситуацию по-своему.
— Что вы хотите от моего сына?
— Ничего, сэр. Он держит меня, — Гарри указал на руку паренька, сжимающую его джинсы.
— Он оборотень!
— Нет!
— Да!!!
— Нет!
— Я видел!!!
— Пожалуйста, сэр, скажите мальчику. Мы должны идти! — Ноа напустил на себя взволнованный вид.
— Гарри, оставь ребят в покое! — гриффиндорец вздрогнул. Бывают же такие совпадения.
Паренёк отпустил, он отошел от друзей молча, не крича и не возникая. Но в его карих глазах сквозила такая злость, такая ненависть, что Гарри просто не поверил своим глазам. Ребёнок не способен на такие чувства. Но этот явно был исключением.
— Простите его, ребята. С тех пор, как пропали его мама и сестра, он сам не свой.
— Свой, — на этот раз паренёк едва ли не шептал, — их оглушили из палок светящимися шарами, а потом унесли в лес вампиры.
Мужчина грустно улыбнулся.
— Пойдём, Гарри, тебе нужно позавтракать…
Оба скрылись в доме. А друзья ещё немного постояли и отправились к площади, где, по словам Ноа, должны были собираться местные подростки.
Гарри постарался пробудить в себе воспоминания Ремуса. Это получилось у него без особых проблем.
«Женщина, до ужаса похожая на повзрослевшую Клодию, положила голову на плечо мужчине непонятного возраста, от двадцати до сорока лет, с длинными чёрными волосами, собранными в хвост.
— Арес, давно не виделись! — Андрэ, — Гарри видел всё глазами Рэма. — Как вы поживаете? Как Клаудия?
— Всё отлично, — голос у Андрэ был звонкий, как колокольчик, и обладал невероятной обворожительностью.
— Только с охоты, — Арес, наоборот, говорил сухо, в его тоне присутствовала какая-то официальность, хотя Рэм явно был его хорошим другом.
— Удачно?
— Более чем: две магглы, мама и дочка. Пока хватит. Так умаялись, пока тащили.
— А свидетели? — в голосе Ремуса не слышалось обеспокоенности, видимо, его не очень волновало, что мать и дочь умрут.
— Отцу подкорректировали память, больше никто не видел, — ответила Андрэ.
— Становится опасно… слишком много подозрений…»
Воспоминания отдалились, Гарри покачал головой. Ужасно. Значит, мальчик действительно всё это видел, а вампиры просто его не заметили.
— Ты о чём задумался? — в голосе перевёртыша почувствовалось волнение.
— Забей, — отмахнулся юноша. Не надо было загружать этим свои мозги, теперь ещё совесть ни за что мучает. Стереть бы этому пареньку память… Ноа, вроде, это умеет… Но об этом потом, сейчас надо просто отдохнуть и получить от друга несколько уроков общения с девушками.
— Смотри, вон сидят! — Хаус указал на двух девушек, сидящих на спинке скамейки, самозабвенно что-то обсуждающих. Обе тёмненькие, стройненькие, с макияжем, знающие, что они очаровашки, и бессовестно этим пользующиеся.
— Они не в моём вкусе, — нахмурился Гарри, рассматривая убойный коктейль из Лаванды, сестёр Патил, Чжоу. Как он понял после непродолжительного общения с последней, такие девушки ему совершенно не нравятся. — Вон та, по-моему, милая, — Гарри кивнул в сторону светленькой девушки, без макияжа, с простым хвостиком, поправляющей платьице на трёхлетней малышке. Она находилась на другом конце площади, возле детской площадки. Юноша уже собирался подойти к ней познакомиться, но Ноа дёрнул его за рукав.
— С такими, «в твоём вкусе», надо встречаться постоянно. А мы сюда от силы пару раз придём, — Хаус потащил друга к скамейке.
* * *
Гарри целый день провёл, таращась в сторону детской площадки, пока незнакомка не отправилась с сестрёнкой обедать.
— Гарри, ты меня слушаешь? — Линда побарабанила пальцами по дощатой скамейке.
— Конечно, ты говорила о своей соседке.
«Мерлин, сколько можно сплетничать? — задался философским вопросом юноша. — Пора это заканчивать!»
— Кстати, нам с Ноа пора домой, — он повысил голос. Перевёртыш бросил на него жалостливый взгляд («он меня жалеет, или себя?»), но кивнул, соглашаясь.
— Мы пойдём, — Хаус поцеловал на прощание свою пассию. Видимо, Линда надеялась на то же самое. Наивная.
— До встречи, — одновременно попрощались девушки.
Друзья брели по знакомой улочке по направлению к лесу. Они почти дошли до деревьев, как Гарри почувствовал, что за ними следят. Буквально спустя секунду он ощутил сильнейший удар по затылку. Кто-то опрокинул его и перехватил за горло. В наступивших сумерках прямо перед лицом юноши, блеснуло что-то. Серебряный кинжал.
— Один звук или движение кого-либо из вас, и он — труп, — утренний знакомый явно был настроен более чем решительно.
Ноа сделал небольшой шаг в их сторону. Гарри моментально ощутил прикосновение серебра к своей шее. С трудом подавив вскрик, он едва слышно сказал.
— Не приближайся, серебро может убить меня без особых проблем.
— И после этого ты скажешь, что ты не оборотень?
— Что тебе надо?! — заорал Хаус. Гарри не видел выражение лица мальчишки, но почти полностью был уверен, что тот ухмыляется.
— Отомстить. Где обитают те вампиры, что убили маму и Лайру?
Ноа молчал. Гарри тоже не спешил говорить. Паренёк явно ждал ответа. Он полоснул по коже юноши лезвием. Гриффиндорец закричал от дикой боли.
— Говорите. Иначе в следующий раз это может оказаться горлом, а не плечом.
— Петрификус Тоталус!!! Гарри, как ты?
Юноша слегка мутным взором уставился на Рэма. Откуда он здесь взялся?
— Мерлин, — Люпин, кажется, заметил рану. — Вассиа! Ремедиум! Санарэ! Ферула! — кровь прекратила литься, боль ушла.
Ноа с волнением смотрел, как Ремус аккуратно обрабатывал плечо заклинаниями, когда он закончил, наложив бинты, перевёртыш шумно выдохнул.
— Я так рад, что ты здесь.
Гарри поднялся с земли и отряхнулся.
— А как ты здесь оказался? — спросил он, выдавив перед этим слабое «спасибо».
— Почувствовал, что с тобой что-то не так, и трансгрессировал сюда. И я даже не буду спрашивать, что вы здесь делаете.
— А что будет с ним? — Гарри кивнул в сторону парализованного паренька.
— Его придётся убить, — сказал Рэм.
У друзей от такого заявления пропал голос.
— Но почему? Он же… он только… — гриффиндорец круглыми глазами уставился на Люпина.
— Только мальчик? — в голосе Рэм а нельзя было услышать интонаций жалости или сочувствия. Только холодное спокойствие. — Дело даже не в том, что он хотел тебя убить. Он охотник. Либо я его сейчас убью. Либо он потом выследит нас. Только пострадаем не только мы. А ещё Клодия и её родители, Луи и Лекс. И ещё многие вампиры и оборотни.
— Ему же от силы семь, — воскликнул Гарри. — И почему охотник?
— Он вырастет, — Ремус говорил всё тем же тоном. — Видимо, у него в предках были охотники на нечисть. Обычные магглы с необычными способностями. И серебряный кинжал… скорее всего он достался ему от какого-нибудь дедушки. Когда он первый раз увидел охоту вампиров, гены активизировались. Теперь до конца его дней он будет преследовать нас. Лучше убить сейчас, чтобы потом не пострадали другие.
Ребята молчали, Ноа явно это знал и раньше, но не догадывался, что паренёк был охотником, а у Гарри просто не было слов. Мальчик семи лет — безжалостный убийца? Хотя, если учесть, что буквально пять минут назад его самого едва не проткнули кинжалом…
— Ты собираешься применить Смертельное заклятье? Но оно же запретное? — гриффиндорец нашёл другую отговорку.
— Гарри, когда на третьем курсе ты хотел убить Сириуса, какое заклинание ты собирался использовать?
Юноша разозлился, ну Ремус, нашёл время напоминать об ошибках прошлого…
— Фулмен, заклинание молнии. Его надо произнести несколько раз и человек умрёт.
— Вот и подумай. Ты хочешь чтобы этот мальчик так мучился перед смертью?
— Нет, но… Министерство может засечь… — протянул Ноа.
— Они не засекут, — отрезал Рэм. — Ну а свидетелей просто нет. Не так ли?
Ребята в разнобой кивнули. В это время мальчик очнулся, он огляделся и сел. Ремус направил на него палочку, казалось, ему абсолютно наплевать на то, что он сейчас убьёт ребёнка. Но Гарри видел гораздо глубже, чем перевёртыш. Он видел, что глубоко в глазах профессора мелькнул огонёк отчаяния и ненависти к самому себе.
— Авада Кедавра!
Всего два слова, и зелёный луч оборвал ещё одну жизнь, возможно, не такую невинную, как кажется на первый взгляд, но всё же жизнь. Повисла тишина, которое нарушал лишь шорох листьев и тяжёлое дыхание самого Ремуса.
— Пойдём домой, ребята, — спустя мгновение на его месте стоял тёмно-палевый волк с янтарными глазами, светящимися в темноте как два огонька. Ноа тоже перевоплотился.
Гарри бросил прощальный взгляд на тело мальчика. Его тоже звали Гарри, бывают же на свете такие странные совпадения… Жестокие и непростительные, как сама смерть.
* * *
Проснувшись солнечным утром, Гарри с трудом заставил себя открыть глаза. Кости ломило, голова раскалывалась, кажется, даже болела кожа… И всё это притом, что чаша помогла, и он вполне сносно спал.
Полнолуние — сегодня ночью. По телу прошла дрожь. Юноша первый раз понял, как действительно боится. А где он его проведёт?
Отогнав глупые (на самом деле не очень) мысли, Гарри поднялся и пошёл умываться. Голова закружилась, пришлось ухватиться за стену. Кое-как приведя себя в порядок, он вышел на кухню.
К счастью, там не оказалось ни Ноа, ни Клодии, ни Ививы. Но Рэма тоже не наблюдалось. Это расстроило юношу, ему бы не помешала дружеская поддержка. Силой впихнув в себя тост и чашку кофе со сливками, он почувствовал себя немного лучше. Совсем чуть-чуть. Пожалуй, сейчас не помешало бы Укрепляющее зелье. Но готовить микстуру, тем более довольно сложную, Гарри был не в состоянии.
Решив, что самое оптимальное занятие — почитать, юноша зашёл в библиотеку. Но книги по Тёмным искусствам или просто по ЗОТС нужно было читать, когда мозги функционируют нормально. По той же причине он пропустил фолианты по Алхимии. Шарахнувшись от полки про драконов, Гарри отошёл в другую сторону. Книг было огромное количество, но ничего подходящего к его состоянию он не нашёл. Квиддич доводил до дрожи: сама мысль о полёте ещё больше усилила головокружение. Схватив с журнального столика непонятно как попавшую к Рэму книгу «Секретные материалы»», Гарри пошёл в гостиную и уютно разлёгся на диване.
Файл № 718. Земля волков. Явно про оборотней. «Они издеваются?» — поинтересовался он сам у себя. Но любопытство победило раздражение. «Интересно, как магглы пишут об оборотнях?» — приблизительно с такими мыслями Гарри погрузился в чтение.
Но долго почитать ему не дали, через полчасика в гостиную вышел Рэм. Несмотря на бледный вид, держался он стойко.
— Доброе утро, как ты себя чувствуешь?
— Средненько, — Гарри принял вертикальное положение. — И так каждый раз будет?
— Да, — Ремус виновато пожал плечами. — Но сейчас ты не в школе, не приходиться думать об уроках.
Юноша глухо застонал. Думать. Какое страшное слово…
— Ладно тебе, не всё так плохо.
Гарри закатил глаза.
— Назови мне хоть несколько положительных моментов.
Ремус сел рядом с ним и отобрал книжечку. Состроив серьёзное лицо, он медленно проговорил:
— Мистер Поттер, позвольте полюбопытствовать, как вы докатились до чтения бульварной литературы?
— Пытаюсь заниматься мыслительной деятельностью, — хмыкнул Гарри, стараясь отобрать у Ремуса книгу.
— Понравилось? О чём там? — Рэм упорно сопротивлялся.
— Пока я только понял, что Скалли и Малдер не ругаться физически не могут. И магглы довольно много знают об оборотнях. Почему так?
— Охотники постарались.
Ремусу эта тема была явно неприятна.
— А где все? — перевёл разговор в другое русло Гарри. Он всё-таки смог забрать у Рэма книгу и теперь пролистывал странички. — Мы помяли файл № 716…
— Ноа уехал к сестре, Ивива и Клодия дома. Они бы так или иначе не пришли бы в полнолуние.
— Мы опасны для них? — испугался юноша.
— Нисколько. Но ты же сам понимаешь, сейчас мы не слишком хорошо себя чувствуем.
Гарри зевнул.
— Это точно, — он открыл книжку и принялся за чтение.
— Есть будешь? — Рэм отправился на кухню.
— Не-а, — сюжет у книги был интересный, и Гарри уже вместе с Малдером и Скалли допрашивал мальчика, который видел убийство собственного брата.
— Не читай много. А то будешь похож на Гермиону, — улыбнулся Ремус.
Гарри оторвался от чтения и посмотрел на друга с плохо скрываемой усмешкой. Человек, просидевший всю ночь за научными книгами, сравнивает его с Гермионой?
* * *
Солнце уже садилось за горизонт, бросая на землю последние лучи света. Ночь всё больше вступала в свои права. Гарри смотрел на этот закат, будто он был последним в его жизни. Почему? Он не знал. Возможно, именно этот вечер разделит его жизнь на «до» и «после». Захотелось завыть. Долго, прощально…
Красные полосы скользили между деревьев, ощупывая каждый кустик, каждую травинку. Ветер нежным шёлком погладил юношу по лицу и полетел дальше.
Где же Ремус? Скоро взойдёт луна. А Гарри уже сейчас не может контролировать себя. Как же хочется стать частью неба, или ветра, или лесом… Лететь маленьким облаком по голубому полю. Наблюдать издалека за жизнью людей. Только наблюдать, не участвовать. Не волноваться за жизнь своих друзей, за себя. Никуда не бежать, не скрываться, не бояться… Просто плыть куда-нибудь, без смысла, просто так, для себя.
А на этой бренной земле будут рождаться и умирать, любить и ненавидеть, лишь изредка смотреть на небо, улыбаясь облаку-овечке, или загадывать желание падающей звезде.
— Гарри, пора, — Ремус неслышно появился за спиной подростка и потянул того за руку. — Пойдём, а то может стать слишком поздно…
Поздно… Юноша вернулся к реальности. И ничего хорошего его в этой реальности не ожидало.
* * *
Ремус с жалостью смотрел на лежащего на полу Гарри. Человеческий крик переходил в волчий. Первая трансформация, вряд ли есть что-то более болезненное. Когда ничего не понимаешь, чувствуешь только нечеловеческую боль. С каждой секундой, кажущейся вечностью, боль только нарастает. И с этим ничего нельзя поделать.
Ремус подошёл к волку, без сознания лежащему на полу. Его кости всё ещё болели, но жаловаться на это даже самому себе Рэм не мог позволить. Он ткнулся носом в серо-чёрную шерсть. Гарри заскулил и приоткрыл глаза. Хотя нет, не Гарри, скорее Акела.
«Всё в порядке?» — Рэм отошёл чуть в сторону, чтобы волк смог встать на лапы.
»Не знаю, — Акела кое-как справился с непослушными лапами. — Я же вроде должен терять разум?»
«Просто здесь нет даже запаха человека. Поверь, было бы наоборот, ты бы вёл себя совершенно по-другому».
«Я так не считаю…» — он с подозрением посмотрел на Рэма.
«Ты хочешь проверить?» — тихо зарычал Лунатик.
«Не рискну», — оскалился Акела. Он понимал, что нападать на более крупного и сильного волка было бы глупо.
Ремус покачал головой. Волчонок, самый настоящий волчонок, которому требуется занять в стае место повыше.
* * *
Он с грустью смотрел в полуподвальное окно. По тёмному небу катилась полная луна, освещающая верхушки деревьев. Луна, только ей можно доверять. Она никогда не обманет.
А он сам… он не знал, кто он, что должен делать, и было ли так всегда. Где-то в глубине памяти всплыли абсолютно незнакомые лица. Рыжеволосый паренёк, девушка с густыми каштановыми волосами, русый подросток с хитрым взглядом, девочка с белозубой улыбкой и двумя тёмными косичками, мужчина с усталым, но добрым лицом… были ещё лица, но он старался не обращать на них внимание. Если он не знает, кто он, зачем ему вспоминать, кто они?
Вот луна — это луна. Он знает, кто она. Луна — только в ней можно быть уверенным полностью. Почему она так далеко? Он завыл громко, тоскливо. Он хотел быть в лесу, чувствовать под лапами твёрдую землю. Он хотел бежать, рычать и выть. И питаться.
* * *
«Просыпайся, просыпайся, — Рэм тормошил лежащего на кровати волка. — Если трансформация застигнет его во сне, будет гораздо больнее».
«Что?» — Акела сонно потянулся.
«Рассвет».

Если честно, я НЕНАВИЖУ эту главу. В утешение могу сказать лишь то, что следующее полнолуние вам ОЧЕНЬ понравится.
:twisted: *злобный смех*

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 19 мар 2005 14:07

Глава 12. Amor vincit omnia
(любовь побеждает всё)
— Это опасно! — Ремус возмущённо смотрел на подростков.
— Ты хочешь оставить Вампирчика без подарка? — Ноа скрестил руки на груди.
— Она и так расстроена, что её родители не смогут приехать, так ещё и Иви уезжает… — Гарри попытался надавить на жалость.
Рэм покачал головой.
— На Диагон-аллее опасно. Особенно некоторым, — тонкий намёк на надувшегося гриффиндорца. — И Дамблдор никогда не позволит…
— Он ничего не узнает.
— Только не надолго, — Ремус сдался и опустил руки. — От меня ни на шаг.
Откуда-то сверху на плечо Гарри плавно опустилась колибри. Птичка, которую он нарёк Либби, что-то радостно щёбетала.
— А ты знаешь, что можно подарить Клодии на день Рождения? — улыбнулся Гарри, поглаживая пальцем яркое оперение.
Птичка чуть наклонила голову, пискнула, а потом сказала голосом Вампирчика.
— Чёртову мозаику, — все расхохотались, они прекрасно помнили, как Клодия, попытавшись помочь Гарри в сборе головоломки, подаренной Гермионой, ругалась весь оставшийся вечер.
После непродолжительной возни с порталом и получасовой лекции о том, как они должны себя вести, они всё-таки добрались на Диагон-аллею. Портал перенёс их прямо к магазину «Всё для Квиддича». Как заметил про себя Гарри, Молния всё ещё оставалась лучшей метлой.
— Не пихайся!
— Сам не пихайся! — огрызнулся Гарри.
— Мы за покупками пришли или ругаться? — поинтересовался Рэм.
— А ты знаешь, что ей дарить? — поинтересовался Ноа.
— Может, какое-нибудь животное? Котёнка? — предложил Гарри по дороге в Гринготтс.
— Нет, это не интересно. Лучше мышку или крысу.
— Нет!!! — одновременно заорали Рэм и Гарри.
Выйдя из банка, компания отправилась прямиком к Волшебному зверинцу. Либби, до этого тихо сидевшая на плече Гарри, громко защебетала и заговорила голосом Клодии.
— …Букля такая красивая. Мне бы тоже хотелось иметь свою сову или филина. Лучше чёрную, этот цвет мне больше идёт…
Все переглянулись.
— Либби! — Гарри взял птичку в ладони. — Ты самый лучший магический жучок на свете!
Колибри выдала звонкую трель. И снова заговорила, только теперь голосом самого Гарри:
— Либби — лучшая на свете!
— Если ты даришь ей сову или филина, то я могу подарить клетку и набор за уходом за птицей, — обрадовано сказал Рэм.
— А что ты мне посоветуешь? — Ноа подскочил к колибри и внимательно посмотрел на неё.
Либби секунд тридцать молчала, а потом выдала бодрую фразу, опять же Клодии:
— …Может, тоже стоит начать коллекционировать фарфоровых кукол? А то никакого хобби. У меня правда ни одной нет…
— Чудесный подарок! — Ноа широко улыбался.
До магазина добрались без особых приключений, самое интересное началось внутри.
— Здравствуйте, — обратился к продавцу Ремус. — Мы бы хотели приобрести сову или филина, желательно с чёрным оперением.
Ведьма как-то странно на них посмотрела, пробежала глазами по шраму Гарри, но ничего не сказала.
— Несколько интересных особей, но чёрного цвета есть только одна сова, и она полудикая…
— Покажите, пожалуйста, — вежливо попросил Гарри.
Ведьма ушла в подсобное помещение. Вернувшись через некоторое время, она поставила на прилавок клетку с иссиня-чёрной совой.
Птица неодобрительно на всех косилась круглым золотистым глазом. А потом громко ухнула, чем привела мирно спящую Либби в состояние ужаса. Гарри успокоил мелко трясущуюся колибри и обратился к ведьме.
— Она хоть письма носить может?
— Конечно, — продавщица явно оскорбилась. — Просто она ещё не приучена к рукам.
— Тогда мы её берём, — подытожил Рэм. — Ещё вон ту клетку, набор для ухода и накидку от света, синюю.
— Две, — уточнил Гарри, решив, что Букле тоже не помешает такая накидка.
— Синяя осталось только одна, есть ещё чёрная с зелёными полосками и красная с золотыми.
Юноша улыбнулся.
— Красную, пожалуйста.
— Букля — первая сова-гриффиндорка, — продекламировал Ноа.
Так посмеиваясь, компания вышла из зоомагазина. Рэм левитировал перед собой клетку с совой, уже накрытой чехлом. Гарри попытался надеть свою накидку на Ноа. В итоге у него это получилось. Курс держали на магазин Волшебных игрушек.
— Ой! Прости! — Ноа, идущий немного впереди всех, на кого-то налетел.
— Смотри куда идёшь, — буркнул знакомый голос.
— Рон! — Гарри почувствовал, что земля под ногами куда-то накренилась.
— Эй! Какими судьбами!? Ты как?! Получил подарки?! Понравились?! Здравствуйте, профессор Люпин!! А профессор Дамблдор в курсе, что вы здесь?! — Рон пожал руки Гарри и Ремуса и одновременно задавал вопросы.
— Гарри! — на шею гриффиндорца кинулось сразу две девушки. И только чуть позже до него дошло, что это Гермиона и Джинни.
— Таким вниманием пользуется, — шутливо сказал Ноа.
— Здравствуйте, профессор Люпин, — хором поздоровались девушки.
Гарри всё ещё не мог наглядеться на друзей. Рон умудрился ещё вытянуться, но, как с огромным облегчением заметил юноша, обогнал его от силы на пару сантиметров. Гермиона невероятно похорошела, не удивительно, что Рон в неё по уши влюблён. Её густые каштановые волосы были собраны в высокий хвост, а на щёки опускались длинные прядки. Если бы она не была его хорошей подругой, то он точно попытался бы стать её парнем.
Но Джинни… в росте она догнала Гермиону. Красивая, аккуратно сложенная фигурка. Зелёные глаза, не такие как у Гарри, светлей, и будто бы спокойней. Густые рыжие волосы, мягкой волной ниспадающие на хрупкие плечи. Только не Роновы, цвета бешеной морковки, а глубокого тёмно-золотистого оттенка. Она была прелестна. Гарри как-то запоздало понял, что все эти годы около него была чудесная девушка, которую он почему-то упорно не замечал. Так же он понял, что Чжоу по сравнению с ней — ничто.
— Джинни, Гермиона, Рон, а вы здесь какими судьбами? — спросил Рэм.
— Я помогаю близнецам, — Рон показал на пакет в его руке, который Гарри раньше не заметил. — А девочки за компанию.
Гермиона громко фыркнула.
— Компания заключается в том, что на меня и Джинни спихнули бухгалтерию. Всю.
— Не всё так плохо, — Ремус улыбнулся. — Они могли скинуть проверку на вас товаров.
Гарри казалось, что Рэм не сводит глаз с Джинни. Наверное, глюки.
— Если про меня никто не забыл… Ноа, — перевёртыш улыбнулся девушкам и пожал руку Рону. Вы ведь с Гриффиндора? Я туда же хочу попасть, — этой фразой он моментально завоевал доверие друзей.
— В этом году в Хогвартс приедет очень много новеньких из других стран. В основном из России, — Гермиона в очередной раз продемонстрировала свою осведомлённость. — Дети лучших авроров и колдомедиков. Эта страна оказала Англии огромную поддержку. Интересно, что в России не зарегистрировано ни одного Пожирателя, и она стоит на последнем месте по неправомерному использованию Непоправимых заклятий. Как они добились этого, не известно …
— Я просто из Шармбатона перевожусь, — прервал Ноа научную лекцию мисс Старосты.
— Вы сейчас куда? — спросила Джинни.
— В магазин Волшебных игрушек, — ответил Ремус.
«Какие у меня навязчивые глюки«, — подумал Гарри.
— Мы туда же, — на лице Рона появилась улыбка от уха до уха. — За оптовой партией товаров.
— Пойдём скорее, я не слишком горю желанием выяснять отношения с близнецами, — улыбнулась Джинни.
По дороге гриффиндорцы расспрашивали Гарри о его дне рождения. Ремус попросил не выдавать директору, что они были здесь. Друзья, конечно, согласились.
Либби показала себя во всей красе. Когда Гарри очередной раз благодарил Джинни за чудесный подарок, колибри воспроизвела фразу, произнесённую Ноа.
— Некая мисс Уизли в оригинальности перещеголяла даже меня… — потом последовала короткая трель и птичка перепорхнула на плечо Рэма.
Смех утих только когда они наконец-то дошли до магазина. Ноа моментально направился к полкам с куклами, Рон отошёл к менеджеру, пожилому мужчине в красно-коричневой мантии. Гарри от нечего делать уставился на детские мётлы. Может, стоит подарить Клодии, например, «Дюймовочку»? Потом взгляд перебежал на ценник. Возле стоимости, надо заметить не маленькой, стояла пометка «от двух до шести лет», пожалуй, Вампирчику уже поздновато… А первокурсникам, кстати, вообще нельзя собственную метлу иметь…
— Молния тебя уже не устраивает? — пошутил Рэм.
— Да нет, думаю Невиллу подарить, — в таком же тоне ответил Гарри.
Люпин, знавший об успехах Лонгботтома в полётах, улыбнулся.
Минут через пятнадцать Ноа наконец-то выбрал игрушку. Это оказалась очаровательная сидячая куколка в жёлтом платьице и шапочке, со светлыми кудрявыми волосами и голубыми глазами. Она, как и некоторые магические зеркала, иногда давала советы. Гарри она предложила познакомиться с расчёской.
Джинни пришла в восторг и оценила её словами: «очень миленькая». Гермиона сказала, что лучше было бы подарить девочке «Историю Хогвартса», но по её улыбке можно было понять, что кукла ей тоже понравилась.
В общем, ничто не предвещало беды. Выйдя из «Волшебных игрушек», Гарри и Ноа уговорили Ремуса заглянуть в магазин близнецов.
— Вы с профессором Люпиным хорошо ладите? — тихо спросила Джинни, пока Рэм что-то объяснял Гермионе. Что-то чрезвычайно научное.
— Более чем, — Гарри переложил чехол в другую руку, попутно прислушиваясь к спору о квиддиче между Ноа и Роном. — Он — замечательный. И всегда поддерживает меня в трудную минуту. Кстати, мы нашли способ выручить Сириуса.
— Чего?! — на голос девушки обернулось пол-улицы. — Что? Но разве это возможно? — уже тише добавила она.
— Возможно всё, — Гарри посмотрел куда-то в сторону.
Мирный разговор нарушили громкие хлопки. На Диагон-аллею трансгрессировало несколько Пожирателей смерти.
Гарри сразу и не понял, что они пришли явно не за ним. Но когда понял, легче отнюдь не стало. Более того, он заметил, что приспешники Темного Лорда использовали в основном Непростительные заклятья. Просто стреляли по толпе.
Естественно, люди моментально пришли в дикую панику. Гарри испугался гораздо больше, от толпы исходила не меньшая опасность, чем от Пожирателей. Но Рэм не растерялся, он быстро понял, как надо действовать, и начал подгонять ребят.
Гарри так и не понял, что заставило его посмотреть назад. Зелёный луч Смертельного заклинания летел прямо в Джинни. Девушка обернулась, на её лице застыло выражение страха и удивления. Дежавю… только теперь Гарри не мог допустить ещё одной смерти. Он кинулся наперерез лучу и, обняв девушку, закрыл её своей спиной. Он ожидал чего угодно… боли, черноты, старуху с косой в конце концов, или хотя бы Аида, собственной персоной, но только не этого…
Слабый толчок в спину и… тихая песня, не феникса, но не менее успокаивающая и красивая. Нежное прикосновение, которого он не испытывал уже пятнадцать лет. Прикосновение мамы. Юноше показалось, что её рука провела ему по щеке…
Гарри обернулся. Необратимое заклятье только что попало в собственного создателя.
— Гарри, Гарри, — юноша понял, что до сих пор обнимает Джинни. Девушка плакала на плече своего спасителя. И ему совершенно не хотелось отпускать её.
Авроры уже разогнали Пожирателей, а они всё так же стояли в стороне, закрытые от посторонних глаз углом дома. Гарри, обнимающий всё ещё плачущую Джинни. Ремус, положивший руки ему на плечи, гораздо бледнее обычного, но выглядящий счастливо. Рон, Гермиона и Ноа, стоящие чуть в стороне, радостно улыбающиеся. Просто всё закончилось хорошо, и это главное…
* * *
— Рэм, что ты ищешь? — Гарри сидел на кровати в комнате Люпина и смотрел, как тот копается в шкафу.
— Сейчас… — Ремус извлёк с полок толстенький, довольно потрепанный альбом, и сел рядом с юношей. Открыв его, он быстро пролистал странички. — Вот она.
Он указал на одну из колдографий. На переднем плане стояли Джеймс, Сириус и Ремус. Двое последних улыбались и махали в камеру, но отец Гарри упорно смотрел куда-то в сторону. Спустя мгновение там появилась рыжеволосая девушка в гриффиндорском шарфе, намотанным едва ли не до глаз.
— Джинни! — у Гарри округлились глаза. — Но ведь…
— Нет, — Рэм провёл пальцами по кромке колдографии. — Это Лили, на пятом курсе. Джинни очень похожа на твою маму. Я просто глазам своим не поверил, когда увидел её сегодня.
Ну что ж, оказывается, глюки порой имеют разумное объяснение.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 19 мар 2005 14:14

А вот это моя самая любимая глава! Мериненавистники, клянусь вдохновением, новые персоонажи не Сьюхи. Хотя, возможно, в этой главе так покажется...
Глава 13. …По крышам бегать, голубей гонять…
Детство, детство, ты куда бежишь?
Детство, детство, ты куда спешишь?
Не наигрался я ещё с тобой,
Детство, детство, ты куда, постой!
А я хочу, а я хочу опять
По крышам бегать, голубей гонять,
Дразнить Наташку, дёргать за косу,
На самокате мчаться по двору.
Старушки искоса на нас глядят,
Не узнают вчерашних забияк.
А мы с Наташкой по двору идём
И нет нам дела больше ни о чём.
А я хочу, а я хочу опять
По крышам бегать, голубей гонять,
Дразнить Наташку, дёргать за косу,
На самокате мчаться по двору.
Детство, детство, ты куда ушло?
Где уютный уголок нашло?
Детства милого мне не догнать,
Остаётся с грустью вспоминать.
А я хочу, а я хочу опять
По крышам бегать, голубей гонять,
Дразнить Наташку, дёргать за косу,
На самокате мчаться по двору.

— Рэм, ну не двигайся…
Ремус тяжело вздохнул и медленно проговорил.
— Это, конечно, замечательно, но как ты думаешь, как среагируют профессора Хогвартса и директор на татуировку?
— Они будут в восторге, — Гарри добавил небольшой штрих к картинке и ещё раз мысленно поблагодарил Клодию за чудесный подарок. — Не шевели рукой, а то лев окажется контуженым на левый глаз.
Рэм закатил глаза, но он не мог не признать, что рисовал юноша прекрасно. Правда, открыл он этот талант совершенно случайно, и не без старания самого Люпина. На следующий вечер после дня рождения Клодии юноша сидел в библиотеке, пристально смотрел на девочку, на плече которой важно восседала сова, названная Стрикс . Разогнав детей спать, Ремус вернулся в комнату, чтобы разобрать валявшиеся в беспорядке книги, и на столике он заметил обычный маггловский блокнотик, скорее всего, оставленный здесь Иви за не надобностью. На первой же страничке он обнаружил карандашный набросок. В едва заметных в полутёмной комнате штрихах чётко угадывались черты лица Клодии и контуры её совы.
С утра Люпин, естественно, похвалил его за красивый рисунок. Гарри отмахнулся, заявив, что это случайность, и вообще в комнате было темно. Ремус настаивал, и в итоге всё же смог убедить юношу в собственном таланте. После некоторых попыток Гарри серьёзно этим увлёкся. А так как добровольцев рядом не оказалось (Ноа поехал навесить сестру, а Клодия наотрез отказалась делать себе татуировку, пускай даже легко убирающуюся элементарным заклинанием), жертвой пал Рэм.
В результате юноша сидит рядом на диване и уже битых полчаса рисует на предплечье Ремуса красивого льва, прыгающего через кольцо огня. Надо заметить, что картинка потрясающе натуральна, а так как нарисована магическими фломастерами, то едва юноша закончит рисунок, лев и пламя оживут.
— И вообще, тебе что, больше заняться нечем? — Ремус всё ещё пытался сопротивляться.
— Нечем, я даже прочитал все имеющиеся у тебя книги «Секретные материалы».
— Читал «Инстинктивное отвращение»? — Рэм с интересом наблюдал за реакцией юноши.
Гарри поморщился.
— Слишком много тараканов… Редкостная гадость, но довольно интересно. Хотя «Земля волков» мне больше понравилась.
Они ещё немного обсудили книжки, а потом Гарри гордо заявил, что закончил.
Ремус подошёл к зеркалу и с интересом начал разглядывать картинку. Получилось очень красиво. Красные языки пламени «горели» на коже, а лев время от времени, перепрыгивая через кольцо, потряхивал шикарной гривой и беззвучно рычал.
— Я тут подумал, — хитро улыбнулся Гарри, разглядывая своё творение, — может, стоит звук добавить?
— Не надо, — быстро сказал Ремус.
День пролетел как-то совершенно незаметно. Вроде бы только что светило солнце, а уже и вечер. Хотя день явно не входил в список «обычных». В первую очередь из-за того, что Гарри наконец-то решил сделать заданное на лето практическое задание по Зельям. Это действительно надо было видеть. Настойка, меняющая цвет кожи, на одной из стадий приготовления требовала, чтобы в неё попал луч солнечного света. А так как день был довольно хмурый, это оказалось проблемой.
С горем пополам завершив готовку злополучного зелья, Гарри заявил, что его необходимо проверить.
Тут Ремус совершенно точно понял, что юноша давно перекочевал из разряда учеников и знакомых в список близких друзей, а последних можно было пересчитать по пальцам одной руки. Ну например, когда Ремус сказал, что проверять зелье на нём не стоит, Гарри это бодро проигнорировал.
Рэм давно так не смеялся. В результате потасовки зелье, естественно, пролилось, и теперь лица и руки вояк пересекали полосы «загара». Остаток дня они провели, ища в книгах заклинание, возвращающее коже нормальный цвет. Нашли, к счастью.
— Рэм? — уже поздно вечером, когда они сидели в библиотеке, Гарри, немного нахмурившись, посмотрел на него. Люпин поднял глаза от книги. — Понимаешь… тут… э-э… я не знаю как сказать… но…
— Что?
— Я не думаю, что когда мы вернёмся в Хогвартс, я как раньше смогу называть тебя профессором. У меня даже язык не поворачивается обращаться к тебе на «вы», — Гарри, наконец, смог выдавить из себя целое предложение.
— Полтора месяца назад ты говорил мне в точности наоборот, — Ремус улыбнулся, вспоминая, как юноша, бурно жестикулируя, говорил, что он всегда останется для Гарри профессором.
— С тех пор многое изменилось…
— Главное, не подавай однокурсникам пример, а после уроков называй меня, как хочешь, — Ремус вернулся к первоначальной теме.
Гарри с облегчением вздохнул, наконец-то решился давно волнующий его вопрос.
* * *
Зачем? Зачем он решил разбудить Ремуса? Гарри уже раз пятый задавал себе этот вопрос, но до ответа так и не додумался. Четыре часа утра, ему всего лишь приснился кошмар, а он ведёт себя как маленький мальчик. Аж самому стыдно, блин. Интересно, как Рэм на это среагирует? Жуткой ранью к нему в комнату приходит Гарри Поттер, шестнадцатилетний парень, и говорит, что ему очень одиноко и грустно. С другой стороны, Люпин всегда поддерживал его… А если просто посмеётся, скажет, что всё это глупости?
У Гарри никогда не было человека, который мог его утешить и ободрить. Разве только Сириус, но не мог же юноша писать ему письмо, описывая дурацкий кошмар… Шрам не болел, особых причин нервничать не было. Но почему тогда он топчется перед комнатой Ремуса уже минут пять?
Юноша приоткрыл дверь. На кровати, из-под одеяла, была видна только рука. Спит. Ну а что ещё можно делать ночью?
«Я его что, будить собираюсь?» — поинтересовался юноша сам у себя. Но Рэм, то ли услышав что-то, то ли не слишком крепко спал, зашевелился и поднял голову с подушки.
— Гарри? Ты чего? — голос был ещё сиплый ото сна, но по выражению его лица можно было понять, что он взволнован.
— Ничего, — мотнул головой юноша, всё ещё стоявший возле двери.
— Иди сюда, — Ремус внимательно посмотрел на присевшего возле него на кровати, Гарри. — Тебе приснился кошмар?
— Да, — ответил юноша после небольшой паузы. — Мне было очень одиноко…
— Сны только отражение реальности, произошедшей с нами. Всего лишь картинки в голове, — Ремус слабо улыбнулся. — «Да уж картинки!» — нахмурился Гарри. — Что тебе приснилось? Почему ты выглядишь таким несчастным?
Юноша молчал, он не хотел, чтобы Рэм считал его слабаком.
— Да ерунда всякая, — отмахнулся он.
Люпин, естественно, не поверил, но настаивать не стал. Просто заговорил о какой-то ерунде, чтобы отвлечь юношу. Получилось, Гарри сам не заметил, что успокоился и начал погружаться в сладкую дрёму.
— Думаю, тебе лучше пойти в кровать, — предложил Ремус. Гарри душераздирающе зевнул и кивнул.
Через пару минут юноша уже крепко спал в своей комнате. А Рэм всё ещё топтался возле его кровати. Что же ему такого приснилось? Мужчина знал, что поступает не очень вежливо. Он наклонился над спящим и внимательно посмотрел ему в лицо.
…крик женщины… сражение с дементорами… воскрешение Волдеморта… наказание у Амбридж… смерть Сириуса… сражение на Прайвет-драйв… пробуждение в камере… нападение оборотня… серебреный клинок…
Ремус очнулся, почти сразу появилось непреодолимое желание защитить мальчика от всех напастей, разбудить, сказать, что он не одинок. Но он только подоткнул одеяло и погладил его по голове. Гарри улыбнулся во сне, что-то тихо сказал и умолк, забывшись.
Рэм тихо вышел из комнаты. Если Дамблдор наивно полагает, что Гарри сможет изучить окклюменцию, занимаясь со Снейпом, то глубоко заблуждается. С такими воспоминаниями даже сам директор вряд ли смог бы поставить хороший блок, особенно, если его учитель не преминёт поиздеваться вволю. Следовало хоть как-то помочь пареньку. Но как? Ремус терялся в догадках.
* * *
— Подъём, рота! — заорал кто-то прямо над ухом Гарри.
— У-у, — подросток ещё крепче прижался к подушке.
— Дети в школу собирайтесь, петушок давно пропел! — Ремус всё ещё не оставлял надежду разбудить Гарри.
— В школу только завтра, — юноша открыл один глаз и с неудовольствием посмотрел на друга.
— Только что пришло сообщение от директора, в связи с опасностью поездка перенесена на 31 августа, поезд отходит в 10:15, то есть, через пятнадцать минут мы должны быть там.
— Но у меня же нет ни учебников, ни формы и вещи не собраны! — Гарри молниеносно вскочил с кровати. Сна ни в одном глазу.
— Один—ноль в мою пользу, — хихикнул Рэм.
Гарри со стоном повалился обратно на подушку.
— Приколист, блин… — выдавил он.
Но заснуть, естественно, уже не смог. Особенно после такого пробуждения.
— Я буду мстить, и мстя моя страшна! — провещал юноша.
Ремус только рассмеялся.
— Скорее приводи себя в порядок, позавтракаем и пойдём в лес, кажется, в прошлый раз я видел там одно очень редкое существо. А как учитель Тёмных сил, я должен позаботиться о предмете изучения.
— Фестрала, что ли, — буркнул Гарри, вылезая из-под тёплого мягкого одеяла.
— Гораздо интересней, — таинственно провещал Рэм, — уверен, что тебя оно заинтересует.
С этими словами, он вышел из комнаты.
— «…тебя заинтересует…», — передразнил подросток. — Меня сейчас интересует только крепкий здоровый сон.
Умывшись, кое-как пригладив растрёпанную шевелюру («пожалуй, не помешает постричься»), Гарри потопал на кухню. Ремус встретил его хитрющей улыбкой и тарелкой с хлопьями.
— Позавтракай получше, а то мало ли что…
Тогда Гарри ещё не понял, что он имел в виду.
* * *
— Видишь, — Ремус указал на небольшую куницу, спящую под деревом.
— Ну, вижу, — Гарри не понимал, что такого особенного увидел Рэм в обычном животном. Куниц в лесу было достаточно, как и других зверей. Юноша до этого успел налюбоваться на представителей местной фауны. — И что?
— Это сменобраз, — торжественно сказал Люпин. — Он способен с огромной скоростью сменять обличье.
— А причём здесь Тёмные силы? Это, скорее, Уход за магическими существами, — удивился Гарри.
— Да притом, что если эта тварь укусит или оцарапает человека, то он спустя неделю превратится в то же самое. Твоя задача: схватить его и не отпускать, пока он не примет постоянное обличье и я не смогу заколдовать его…
— И он не будет кусаться? — скептически поинтересовался юноша.
— Конечно будет, он же зверь.
— Ты предлагаешь мне стать оборотнем-сменобразом? — обозлился Гарри.
— Для нас он безопасен, — запоздало отмахнулся Рэм. Видя сомнение на лице юноши, он усмехнулся. — Ты же не трусишь?
— Конечно, нет, — огрызнулся подросток.
Опустив пониже рукава рубашки («Новая рубашка! Во что же она превратиться?»), Гарри неслышно двинулся к дереву. Эту довольно сложную особенность он освоил пару дней назад, естественно, с помощью Рэма. Также профессор серьёзно взялся за физические тренировки подростка. Что только стоила фраза: «просто попробуй меня ударить, или хотя бы толкнуть». Через полчаса Гарри убедился, что какое там «ударить», хотя бы дотронуться до Ремуса без его согласия невозможно. Вроде бы только стоял прямо перед ним, как уже находится за спиной и выворачивает ему руку, конечно, не больно, но обидно. Спустя несколько дней юноша только научился бесшумно передвигаться, впрочем, Люпин обещал продолжить тренировки в школе. Не то что бы это очень радовало Гарри, но поставить своей, в буквальном смысле, звериной ловкостью в тупик Малфоя… Было бы просто чудесно.
Куница продолжало мирно спать, когда кто-то самым наглым образом схватил её и крепко сжал в руках.
Куница, лис, волк, ворона, опять куница, хорёк, барсук, сокол, пёс, змея… Сменобраз одновременно менял обличья и царапался, кусался, клевался. Наконец, он замер в обличии песца.
— Келла! — вокруг зверька появилось будто защитное поле в виде шара, переливающегося то синим, то сиреневым. Ремус поставил шар на землю и принялся залечивать болячки Гарри.
После нескольких заклинаний руки перестали болеть и кожа начала заживать. А юноша который раз пожалел, что нельзя скрыть шрам от укуса оборотня и заклинания Секо. На другой руке красовались следы зубов ротвейлера.
— Боевые раны, — хмыкнул юноша.
— Ну-ну, — Ремус привёл вдрызг разорванную рубашку в порядок. — Пойдём домой.
— И это всё? — как-то разочарованно протянул Гарри.
— Когда вернёмся, буду тебя тренировать, — Люпин подобрал шар и двинулся в сторону дома. Песец беспокойно посматривал по сторонам, но не предпринимал попыток перевоплощаться. — Кстати, думаю этого зверька можно попробовать приручить.
— Чего?! — заорал подросток. — Эта тварь меня чуть не съела, удивительно, что она в слона не пыталась превратиться…
— Это он, — безмятежно поправил Ремус. — Я же тебе не предлагаю его приручать, не возмущайся.
— Хочешь сказать, что ты не попросишь меня помочь? — ядовито поинтересовался Гарри.
— Да ладно тебе, он же безобидный. Да и защитник отличный, способен менять образ с кузнечика до тигра, — спокойно проговорил Рэм.
— Для нас безобидный! — возразил подросток. — Ты мне сейчас одного нашего общего знакомого напоминаешь!
— Кого? — в голосе Люпина послышалось любопытство.
— Хагрида! — рявкнул Гарри. — Тот с полной уверенностью утверждал, что дракон — безобидное очаровательное существо!
Ремус, похоже, совершенно не обиделся, но пообещал устроить обнаглевшему подростку насыщенную тренировку. Гарри застонал и убитым голосом поинтересовался.
— Как хоть эту тварюгу назовёшь?
— Латронес, — Ремус не отрывал взгляда от песца, из-за чего периодически спотыкался об корни деревьев, торчащие над землёй.
Latrones? Если я не ошибаюсь… — Гарри нахмурился, припоминая. — Переводится с латинского как бандит, разбойник. Так?
— Так, — кивнул Рэм. — Ты неплохо знаешь латынь, в прошлый раз ты моментально сообразил, как переводится Стрикс.
— Поучишься с Гермионой пять лет, на китайском заговоришь, было бы желание, — хмыкнул подросток. — А назвать его бандитом — оригинально.
— Это комплимент? — спросил Люпин. Гарри фыркнул. — Эй, Латронес, тебя оценили по достоинству.
Песец злобно оскалился.
Подросток закашлялся: «И Рэм собирается приручить эту зверюгу!»
День прошёл как-то совершенно неинтересно. Мирные сборы, поиск затерявшихся вещей, снитч умудрился вылететь из коробочки и замереть под потолком, уборка в клетке Букли. Зато вечер… Началось всё с того, что прямо посреди кухни с оглушительным хлопком возникла стопка учебников от Дамблдора. Уложив в бездонную сумку учебники, Гарри взвесил её на руке. Чудесно, полтора килограмма, как и обещала инструкция. Потом прибыло магическое послание от Ививы. В нём было сказано, что она сама довезёт Клодию до вокзала. Поезд отходит ровно в десять, прибыть им необходимо с помощью портала. Напоследок Иви посоветовала Гарри заказать новые мантии через журнал, и совы доставят их в Хогвартс.
Ремус устроил грандиозную тренировку, в течение которой раз десять ронял юношу спиной на землю. Потом они боролись в образе волков. Догадайтесь, кто побеждал? Правильно, Рэм. Очередной раз поднимаясь на лапы, Гарри поклялся как-нибудь отомстить и снова напал. Через тридцать секунд он снова поднимался и опять нападал. Пока до него наконец-то не дошло, что нападать на Люпина первым абсолютно бесполезная трата времени и сил. Надо было заставить Рэма атаковать, а потом уже… Но только как?
Лунатик стоял прямо перед ним, едва ли не улыбаясь, и лениво помахивая хвостом. В янтарных глазах явно читался вопрос: ну как, проиграешь мне на этот раз? Гарри сделал обманное движение без особой надежды на успех. Но на этот раз фортуна наконец-то выдавила из себя лёгкое подобие улыбки. То ли Ремус не ожидал хитрости со стороны Волчонка, то ли просто о чём-то задумался на мгновение, но в результате купился на обманку и рванул вправо, как и надеялся подросток. От такого неожиданного успеха Гарри растерялся и не смог мгновенно сориентироваться и выполнить то, что планировал, а Рэм понял, что его перехитрили, и напал уже в ту сторону. Челюсти сомкнулись в сантиметре от уха. Волчонок встряхнулся и шарахнулся влево, уходя от атаки. Потом постарался напасть с боку, но ничего толкового не получилось. Люпин пресёк наглую попытку и вцепился клыками в загривок, потянул вниз и подросток снова оказался на земле без возможности подняться.
— На сегодня хватит, — примирительно сказал Рэм, перевоплотившись. — Это уже на что-то похоже.
Гарри не спешил оборачиваться человеком. Он всё так же лежал на спине и внимательно разглядывал друга. Всё-таки Рэму тоже порядочно досталось, по шее тянулся глубокий порез. Единственный раз, когда подросток смог его достать. Хотя, кажется, ему самому досталось гораздо больше. Последний раз Люпин немного не рассчитал силу и основательно потрепал загривок Гарри.
— Так и будешь лежать и обижаться? — поинтересовался Ремус, не поднимаясь с земли. — Волчонок? Ну не дуйся, я же не со зла…
Гарри помотал головой, дескать, не обижаюсь.
— А чего тогда лежишь? — удивился Люпин.
«Просто не хочу становиться человеком. Возвращаться в суровый мир действительности… Как же хочется навсегда остаться волчонком, без проблем и обязанностей. Бегать по лесу, гонять зайцев, дразнить волков…» — Гарри знал, что Ремус не услышит его, но поймёт.
Почти моментально вспомнилась красивая серая волчица, совсем молоденькая, как и сам Акела. Стая Острых клыков, так они называли себя. Их вожак — Некатор, на волчьем языке — Убийца. Крупный, уже седой, но очень стойкий волк. Его уважали, любили и беспрекословно слушались во всём. Но ему осталось не так много, через пару зим кто-то бросит уже совсем старому волку вызов и убьёт его в честном поединке. Но в памяти членов стаи он останется навсегда, как добрый и справедливый вожак.
Он принял молодого Акелу в свою стаю, а мог бы и убить; волки не любят оборотней. Разрешил общаться со здешним поколением молодняка. Серая красавица Касатка, её нареченный Зуб (через пару месяцев ради этой волчицы начнётся настоящая бойня, и самый сильный из бойцов станет её партнёром), и совсем ещё крошка Блик. Они стали для Акелы такими друзьями, какими никогда не станут Рон, Гермиона, Джинни, Ноа и Клодия. Они не волки, они никогда не смогут понять его полностью… как бы не старались… если вообще будут стараться.
— Завтра в школу… — Ремус не сводил пристального взгляда с Волчонка. — Ты будешь скучать по лесу? — даже не вопрос, а утверждение.
Подросток чуть-чуть прижал уши.
— Ты же знаешь, мне не очень нравится твоё общение с волками. Некатор, конечно не позволит, чтобы с тобой, членом его стаи, что-то случилось, но, ты знаешь, далеко не всем нравится, что Касатка общается с оборотнем… особенно Демону.
Гарри вздохнул, он уже несколько раз ввязывался в драки с Демоном. Этаким Малфоем в волчьей шкуре. Главным претендентом после Зуба на сердце Касатки.
— Ты хочешь с ними попрощаться? Ты их нескоро сможешь увидеть их снова.
Подросток покачал головой. Он уже попрощался с ними. И с друзьями, и с вожаком, и даже с Нутрикс — главной волчицей, матерью Касатки, она считала его приёмным сыном.
Воспоминания снова захлестнули Гарри. Он понял, что если не перевоплотиться сейчас, то ещё долго будет лежать и вспоминать лето.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 19 мар 2005 14:17

* * *
— Гарри! Гарри! — Клодия повисла шее подростка раньше, чем он пришёл в себя после путешествия через портал.
Шагах в пяти позади неё стояла Иви, что-то быстро и серьёзно проговаривающая Ремусу. Гарри снял девочку со своей шеи и удивлённо уставился на профессоров.
— Что случилось? — спросил он.
— Ничего, — как-то слишком быстро ответил Рэм.
— Присмотри за Клаудией, — попросила Ивива без всяких «привет, как поживаешь?»
Гарри растерянно кивнул и, перехватив сумку и поправив прикреплённую к ней клетку с Буклей, отобрал чемоданы у Вампирчика. Девочка, одетая в новую, с иголочки, мантию, вцепилась ему в руку и покорно, не споря, пошла с ним к экспрессу. Клетка со Стрикс была у неё в свободной руке. Гарри разглядывал прибывающих волшебников с детьми в надежде заметить друзей. До отхода Хогвартс-экспресса оставалось более получаса.
Гарри с интересом подметил, что через барьер прибывают только магглорождённые, остальные воспользовались порталами. Видимо, ситуация складывающаяся в волшебном сообществе, не позволяла спокойно путешествовать по городу.
— Гарри! Привет! Как провёл лето? А ты будешь капитаном квиддичной команды?
— Привет, Колин, — устало отозвался юноша. — Да, скорее всего, я буду капитаном, если вся команда…
— Здорово! — это уже Деннис появился из-за спины брата и со счастливой улыбкой лицезрел своего героя. — А ты кто?
Этот вопрос уже предназначался Клодии, до этого едва ли не с испугом взирающей на братьев.
— Клодия Армант, — чинно представилась она, не отпуская руку Гарри.
Криви одновременно улыбнулись. Потом Колин торжественно сказал.
— Надеюсь, ты попадёшь в Гриффиндор! Это самый лучший факультет!
— Нам пора! — дополнил Деннис. — Увидимся на сортировке.
Братья скрылись в поезде.
— Милые ребята.
— Не то слово, — вздохнул Гарри. Внезапно он разглядел в толпе учеников знакомые рыжие вихри. — РОН!?
Друг ещё не заметил источник голоса, но уже заорал в ответ.
— Гарри!? Ты вообще где? — его крик перекрыл мерный гул платформы.
— Здесь! — отозвался Поттер и потащил не слишком сопротивлявшуюся Вампирчика.
— Приветик, друг! — Рон положил чемоданы и пожал руку юноши.
Гарри тоже сказал что-то приветственное и задал интересующий вопрос.
— А где Гермиона и Джинни?
— Мисс староста школы и мисс староста Гриффиндора помогают профессорам с рассаживанием новеньких.
— А ты? А чего, новенькие сами не справятся? — изумился Гарри. Потом до него медленно дошло, что он ещё не все вопросы задал. — Джинни стала старостой?
— Не тормози, — хмыкнул Рон. — Джинни стала старостой Гриффиндора, а я от этой должности собираюсь отказаться, как только увижу МакГонагалл. — он поймал удивлённый взгляд. — Да потому, что не выдержу ещё один такой год! Одно дело с Гермионой, на которую можно скинуть половину своих обязанностей, другое — Джинни, которая не позволит халявить. Нет уж, пускай кто-нибудь другой мучается. А насчёт новеньких, ну ты сам посмотри… — он указал рукой куда-то за спину Гарри.
Высокий парень, до ужаса похожий на Дэвида Духовного в юности, (Читательницы фика, он ОЧЕНЬ симпатичный, даже для тех кто не любит этого актёра, но Гарри же не голубой (по-крайней мере в этом фике), чтобы рассуждать о параметрах этого прекрасного незнакомца [прим. авт.]) что-то громко орал на неизвестном подростку языке.
„Девчонки! Идите сюда! Тут речь толкать собрались! (Речь на других языках, понятная персонажам, будет заключаться в „кавычки-лапочки“ и выделяться вот таким шрифтом. Непонятная персонажам речь будет транскрибироваться латинским шрифтом с использованием международной транслитерации: Ч=ch, Ш=sh, Й=j, Ж=zh,, Ы=Y Я, Ю, Е после согласных — ia, iu, ie, i в конце слова — Ь, Ъ — апостроф [прим. ред.]) — потом он повернулся к высокому тёмноволосому мужчине. — Максим Викторович, где этот англичанин? Я не могу присматривать за всеми сразу!“
— Что он говорит? — поинтересовался Рон, не обращаясь ни к кому конкретно.
— Тебе подробно? — Клодия первый раз подала голос.
Рон, как оказалось, только сейчас её заметил.
— А ты кто?
— Клаудия Армант, — второй раз за этот день представилась она. — Так тебе переводить?
— Ты знаешь этот язык? — изумился Рон, он ещё толком не разобрался, достойна ли первокурсница его внимания, или нет.
— Это русский, — сердито тряхнула хвостиками Вампирчик, будто говоря, «как этого можно не знать?».
Рон, похоже, решил, что всё-таки не достойна, но спросил.
— Ну и откуда ты, — он явно пропустил слово «малявка», — знаешь этот язык?
Гарри решил прекратить ещё не начавшийся спор, пока Вампирчик не сболтнула что-то лишнее про своих родителей.
— Родители собирались отдать её в русскую школу, — объяснил юноша.
— Ну-ну, — покачал головой Рон и потерял к девочке всякий интерес. — Ой, смотри, Люпин! Как ты думаешь, что он здесь забыл?
Клаудия, к счастью, молчала. Гарри решил устроить другу сюрприз.
— Не знаю, может задание Ордена, — юноша внимательно следил за действиями Рэма.
Тут он медленно начал понимать, что говорит темноволосый мужчина. Не то чтобы слишком, но разобрать можно было. Ремус знал русский язык. Откуда? Гарри казалось, что он знал про друга всё.
„…заклинание не позволило, большинство ребят вполне сносно говорят на английском, но не все. Есть ли в Хогвартсе студенты, понимающие русский? Хотя бы парочка? Этого вполне достаточно“.
— Гарри, ты чего? — Рон понимал, что его друг физически не может слышать этот разговор.
Однако, про способности оборотня Рональд ничего не знал.
— Не мешай, — отмахнулся юноша. — Клодия?
— Я поняла, поможем?
— Пожалуй, — Вампирчик не спускала взгляда с новеньких. Гарри удивлённо спросил. — Ты чего?
— Русские, они не так просты как кажутся, с ними могут быть проблемы, — гриффиндорец сразу понял, к чему она клонит. Не дай Мерлин, кто-нибудь узнает его тайну.
— Эй, — возмутился до этого молчавший Рон, — хватит говорить загадками.
— Забей, пошли, поможем несчастным, — отмахнулась Клодия. — Смотри! Там Ноа! С сестрой!
Девочка потащила его к друзьям. Рон тяжело вздохнул, но пошёл за ними.
— Лу… кха-кх, — закашлялась Вампирчик. — Профессор Люпин, я могу помочь.
— Я тоже, — улыбнулся Гарри.
Ремус чуть не поперхнулся. А черноволосый мужчина и русский паренёк с удивлением уставились на них. Рон жалобно улыбнулся, дескать, я так, за компанию и поздоровался.
— Клодия, с тобой всё понятно. Но ты, Гарри?
Юноша слабо улыбнулся. Из-за чуть-чуть приподнявшейся верхней губы показались едва заметные, заострённые клыки. Каждый раз, когда Гарри налаживал мысленную связь с Ремусом, волчья сущность давала о себе знать. Люпин, заметив это, покачал головой.
— Ты уверен, что это хорошая идея? — с нажимом спросил он.
„Да ладно, я уверен, парень справится! — мужчина улыбнулся и пожал руку гриффиндорцу. Он явно понимал английский, но говорить на нём почему-то не хотел. Гарри наконец-то смог разглядеть его получше. На вид ему можно было дать лет двадцать пять. Густая чёлка спадала ему на глаза, из-за чего казалось, что он всё время хитрит. — Максим, директор школы «Русский дракон», а ты, как я понимаю, знаменитый Гарри Поттер“.
„Да“, — отозвался Гарри, к своему удивлению, на русском. Клодия хихикнула, видимо заметила выражение лица Волчонка. Не каждый день говоришь на абсолютно незнакомом языке.
„А вы, маленькая леди?“ — улыбнулся Максим.
„Клаудия, приятно познакомиться“, — Вампирчик очаровательно улыбнулась.
„Хорошо говоришь, — заговорил «Дэвид Духовный». — Почти без акцента. Алексей Донников“.
Клодия с интересом посмотрела на него, а потом заговорила на русском так быстро, что Гарри уже совершенно не мог понять, до него доходил только смысл отдельных слов. Люпин тоже не успевал сориентироваться.
— Поезд скоро отправляется, — напомнил Рон, которому надоело следить за абсолютно непонятным разговором.
— Ох, точно, — Люпин серьёзно оглядел платформу. — Гарри, Клодия, Рон, идите к старостам, поможете новеньким.
Ребята кивнули и пошли к взмыленным старостам. По дороге их нагнал Ноа с сестрой. Дэлия — хрупкая блондиночка с огромными тёмно-синими глазами, вылитая вейла. Хотя так и должно быть, если учесть, что её мама обладала чарами Вейлы. С Клодией она была явно знакома, так как, едва поздоровавшись со всеми, сразу подхватила Вампирчика за руку и начала что-то проникновенно рассказывать.
— Джинни, Гермиона! — окликнули девушек ребята. Возле них стояли Падма Патил и Эрни Макмиллан, они ожесточенно о чём-то спорили, даже не замечая подошедший к ним компании. Гарри не мог и представить, о чём могут ругаться старосты разных факультетов.
— Эрни, Падма, проследите за первокурсниками! — повысила голос Гермиона. Старосты одновременно кивнули и отошли к кучке перепуганных малышей. — Вы идите туда же, — велела она, заметив Клодию и Дэлию. Девочки фыркнули и, естественно, не послушались.
Ребята молча смотрели на раскомандовавшуюся Гермиону.
— Пойду лучше займу им купе, — Нолуанс самым подлым образом смылся с поля боя, прихватив девочек.
— Пойду ему помогу, — Рон поспешил за Ноа. Отобрав чемоданы у Гарри, он жалобно улыбнулся. — Заодно и нам место займу.
«Предатели», — обиженно подумал Гарри.
— Можешь пойти с ними, — вздохнув разрешила Джинни. — Ты же не староста…
— Я вам помогу, — улыбнулся Гарри. — „Новенькие!“
Боковым зрением он заметил как уставились на него девушки.
— Заклинание специальное, — бодро соврал он, не моргнув глазом. Кажется, поверили, хотя Гермиона не успокоится, пока не залезет в хогвартскую библиотеку и не поймёт, что заклинание здесь совершенно ни причём.
Русские благополучно стекались по направлению к ребятам. Их было человек пятнадцать. Девушка, на вид пятнадцати—шестнадцати лет, с длинными русо-золотистыми волосами и веснушками на лице, серьёзно посмотрела на Гермиону и Джинни, абсолютно проигнорировав Гарри.
— Сколько будет ехать поезд, — спросила она на хорошем английском.
— Часов девять, — ответила Джинни, улыбнувшись.
Откуда-то пробрался худой светловолосый паренёк, скорее всего, будущий третьекурсник. Улыбнувшись, он поинтересовался.
„Мы надеемся, должная охрана обеспечена?“ — русские моментально расхохотались, кто-то потрепал парня по голове.
— Ne drejf`, prorvemsia!
Гарри улыбнулся, он не понял ни слова, но ребята показались ему дружелюбными.
— Поезд уходит через десять минут, — напомнила Гермиона, — их вагон последний. Переведи, — категорично потребовала она.
Гарри перевёл, это почему-то вызвало хохот.
— U-u! Starost na mylo!
„Свет, ты собаку не забыла?“ — поинтересовался Алексей, когда ребята проходили в вагон.
Что ответила некая Света, Гарри не понял, но спустя мгновение из поезда раздался звонкий лай. Видимо, не забыла.
— Собака!? Но в Хогвартс нельзя брать собак!!! — воскликнула Гермиона.
— Скажи ей, — зевнул Гарри, староста бросилась в вагон. — ЭЙ! Да я же пошутил! Я не собираюсь это переводить.
Джинни хихикнула, Гермиона надулась. В общем, всё закончилось почти хорошо.
* * *
Колёса мерно постукивали, поезд нёсся на север. Гарри клонило в сон. В соседнем купе громко спорили. Но кажется, кроме него спор больше никто не слышал. Ну и ладно, пускай спорят, первокурсникам пока можно выяснять, какой факультет лучше. Потом пускай чётко усвоят, что Гриффиндор круче всех.
— Гарри, — кто-то по хамски разогнал сон.
— Что, Рон? — вздохнул юноша.
— Ты чего, спишь?
Если учесть, что Гарри только что неподвижно сидел с закрытыми глазами, прислонившись к стеклу…
— Уже нет.
— Ты никогда раньше не спал в поезде, — в глазах Рона сквозило удивление.
Гарри вздохнул, за сегодняшний день он слишком много использовал мысленную связь с Ремусом, это его вымотало.
— Никогда не поздно начать, — вздохнул парень. Ноа взволнованно посмотрел на друзей, но ничего не сказал.
В это время в купе заглянула Джинни.
— Ноа, — она робко улыбнулась, — ты, вроде, французский знаешь.
— Знаю, — Хаус внимательно посмотрел на неё. — А что?
— Помоги мне пожалуйста… Там ребята из Франции… по-английски два слова связать не могут. И ещё… — Джинни немного покраснела. — Там девочка, Габриэль. Габриэль Делакур… Требует Гарри Поттера.
— Сестра Флер, — объяснил юноша. — Не думал, что она меня ещё помнит.
— Как же она может забыть своего спасителя, — дурашливо проговорил Рон, искоса взглянув на сестру. Та никак не среагировала.
Гарри бросил настороженный взгляд на Рона: «Побить его что ли, благо физическая сила позволяет. Чтоб не повадно было сестру подкалывать… такую красавицу…»
Мысли унеслись в совершенно ненужном направлении.
— Гарри! — юноша вздрогнул и поднял взгляд на Джинни. — Не спи! Ты пойдёшь с нами или как?
Оказалось, что Ноа уже стоит в дверях и с удивлением смотрит на друга.
— Ага, — Гарри посмотрел на Рона. — Здесь останешься?
— Не-е, — парень встал и потянулся, — пойду Гермиону проведаю.
— Она в первом вагоне, — Джинни даже не пыталась спрятать улыбку.
Минут через пять они были в последнем вагоне, где ехали новенькие. Остановившись в одном из купе, Ноа с помощью Джинни начал растолковывать что-то девушке лет тринадцати. Гарри прошёл чуть дальше по вагону и натолкнулся прямо на сестрёнку Флер.
— Ой, — вскрикнула девочка. — `Арри, привет! Ты мог… не мог бы, — на ужасающем английском заговорила она, — сказать… дву… одной девочке, что ты меня… спасаешь… спас. Тогда, в озере, с моим… твоим другом? — в голосе девочки послышалась мольба. Гарри в принципе мог её понять. Её же вытащил из озера «Знаменитый Мальчик-Который-Выжил»! — Пожалуйста!
Гарри улыбнулся и ответил.
— Конечно.
Габриэль пришла в дикий восторг и потащила его в соседние купе.
Следующие пятнадцать минут гриффиндорец растолковывал трём неверящим первокурсникам и одному третьекурснику, что он действительно вытащил Габриэль из озера. «Одной девочке», — сестрёнке Флер ещё учить и учить английский.
— Гарри, — позвал Ноа. — Ты там где застрял?
Гарри виновато улыбнулся, попрощался с французами и вышел в коридор. Первое, что его встретило, был далматинец. Минуты две он с интересом рассматривал его, а потом вдруг зарычал и оскалился, приготовившись нападать. Джинни вскрикнула, Гарри прижался к стене, в тупой надежде, что животное успокоится. Но пёс явно понял, что перед ним оборотень. По идее должен был испугаться… похоже он был исключением. Приготовился к прыжку…
— Alik! Ty chto tvorish!? — заорала девушка лет пятнадцати с медно-рыжими волосами, опускающимися ниже плеч. — Svihnulsia, chto li? Idi siuda! — пёс послушался и, подойдя к ногам хозяйки, сел, тихо рыча. — Он никогда раньше себя так не вёл, — девушка неплохо говорила по-английски, — не понимаю, что на него нашло, наверное, поезд подействовал, Алистер — мирный пёс. Кстати, меня Света зовут.
— Гарри, — представился юноша.
— Джинни, — улыбнулась младшая Уизли.
— Ноа, — Хаус не спускал заинтересованного взгляда с девушки.
Из соседнего купе показалась голова Алексея.
— Cvet! Aliona v tvoi karty podgliadyvajet, — сообщил он.
— Ni figa! — заорал кто-то.
Света что-то тихо буркнула и улыбнулась.
— Меня требуют, — она ушла в купе, ведя за собой всё ещё тихо ворчащего пса.
— Пойду, познакомлюсь поближе, — заявил Ноа.
Гарри махнул рукой, вот уже хвост распустил. Котяра. Джинни хихикнула, потом посерьёзнела.
— Странно, что это он на тебя так взъелся, до того, как ты вышел, облизал мне все руки.
— Действительно, странно, — Гарри равнодушно пожал плечами, в который раз мысленно поблагодарив подарок Иви. — Вроде, мирный на вид пёсик.
Джинни рассеянно кивнула. Она о чём-то задумалась.
— Слушай, — решил развеять тишину Гарри, — а у Рона с Гермионой… серьёзно?
— Более чем, — уверила его девушка.
— Забавно… Вроде всю жизнь друзья-друзья, а потом так раз… — Гарри выдержал паузу. — И уже встречаются.
— Жизнь — странная штука, — философски заметила Джинни.
«И тяжёлая», — мысленно дополнил Гарри.
Поезд катился всё дальше и дальше. В купе заглянула ведьма с тележкой. Гермиона и Рон так и не вернулись к тому времени, Ноа пропадал в компании русских. Так что Гарри всё время провёл с Джинни. Купив девушке шоколадную розу (от чего она пришла в огромный восторг), Гарри с удивлением понял, что с ней очень легко общаться. Он не стеснялся с ней, как с Чжоу, и она совершенно не напрягала его, как Парвати. Мирный разговор как-то нечаянно перетёк к необычной теме.
— А у тебя есть какой-нибудь секрет, о котором не в курсе даже Рон? — Джинни крутила в руках надкушенную розочку и с интересом разглядывала Гарри.
Юноша слабо улыбнулся (усиленно пытаясь скрыть внутреннюю дрожь).
— А у тебя? — задал он встречный вопрос.
— Имеются, — уклончиво ответила она. — Если поклянёшься, что никому не скажешь, может быть, поведаю.
— Клянусь картой Мародёров, — торжественно провозгласил Гарри.
— В общем, я анимаг. Рысь.
Юноша на мгновение лишился дара речи. Вот тебе и скромная пятикурсница.
— И давно?
— Ну… я ещё не совсем полноценно превращаюсь… Только с помощью сильных эмоций. А твои тайны?
Гарри серьёзно задумался. «Ну, и как будешь выпутываться, мистер?» — поинтересовался он сам у себя.
— С чего ты решила, что они у меня есть? — тянул резину юноша.
Джинни приподняла брови: «Ты меня за дуру принимаешь?» — чётко читалось в её глазах.
— Ты никому не скажешь? — девушка серьёзно кивнула. Гарри улыбнулся, она же не просила говорить всю правду.
Он посмотрел во Тьму. Джинни окутывала прозрачно-белая нить. В стене прямо над ней обнаружилась недочиненная заклятьем дыра, сквозь которую было видно соседнее купе. Девушка вскрикнула, заметив неоново-зелёные глаза гриффиндорца.
— Это ещё не всё, — улыбнулся Гарри (получилось довольно таки зловеще). Теперь главное не перестараться. — Регна инаниа, — без всякой концентрации произнёс он.
Всё вышло, как он и задумывал, он оказался в Тени, а не гораздо глубже, как обычно получалось. Присев рядом с перепуганной Джинни, юноша произнёс заклинание возврата.
— Да уж, — выдохнула девушка, перед этим шарахнувшаяся в сторону. — Теперь тебе мантия-невидимка не нужна.
Она не стала выяснять, как он приобрёл эти способности, что несказанно порадовало Гарри.
Они ещё долго говорили о какой-то ерунде. Потом поезд так резко остановился, что юношу вжало в стену. Джинни, наоборот, слетела с сиденья, хорошо хоть не пострадала. Откуда-то изнутри потянуло холодом, в голове замелькали воспоминания Ремуса. Дементоры… Рэм… он в опасности.
— Проследи, чтобы никто не выходил из купе, — приказал Гарри перепуганной Джинни и выскочил в коридор, пока девушка не успела возразить.
Что гнало его вперёд, он так и не понял. Наверное, инстинкт. Или чувство страха. Или просто дело в необычной связи между ним и Люпиным. Сейчас не время было размышлять об этом. Потом вдруг всё пропало. Либо Ремус всего лишь потерял сознание, либо… Гарри запретил себе об этом думать.
Очередной выход. И снова закрытый. Явно не Алохоморой. Чёрт! Он идиот, давно надо было пройти сквозь Тьму. Заклятье пришлось использовать несколько раз. Стены поезда были защищены мощными заклинаниями, и Гарри ужасно замёрз, когда, наконец, они начали становиться прозрачными. Едва оказавшись за пределами поезда, и вернувшись в реальный мир, юноша чуть не потерял сознание.
Сотни дементоров. Неожиданно он снова начал чувствовать Ремуса. И спустя мгновение он вдруг понял, что они проигрывают, что их силы ничтожно малы, что дементоры применят ко всем поцелуи…
— Экспекто Патронум! — серебристый олень разогнал подтянувшихся к юноше дементоров. Чувства немного притупились, но никуда не делись. Рэм же не умеет вызывать полноценного Патронуса. Куда же он полез!? «А ты бы на его месте остался в поезде ждать, когда погибнут в бою твои друзья?!» — моментально вспылил внутренний голос. Нет, конечно нет. Рвался бы в самую кучу событий.
— Экспекто Патронум!!! — Гарри бежал сквозь толпу мечущихся тёмных фигур. Волшебники? Дементоры? Вопросы заполняли голову. Ремус, где же он? — Ох! — юноша с размаху упал на колени, выронив палочку, прижал руки к лицу. Из груди будто вынимали душу. Чувствовал сильные, комковатые руки, поднимающие куда-то вверх; и в тоже время он сидел на земле, никуда не двигаясь. Рэм… нет! «Только не он, лучше возьмите меня… Палочка…» — Гарри нащупал кусочек дерева и до боли сжал пальцы. Они его не получат. Всё будет хорошо, они спасут Сириуса… потом в памяти вдруг всплыли испуганные глаза Джинни. Если дементоры уничтожат всех волшебников, то потом доберутся до поезда. Сквозь пелену ужаса, юноша вдруг увидел дементора, схватившего Ремуса. Нет!!! — ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ!!!
Гарри старался удержать ускользающее сознание. Главное, чтобы Патронус успел достигнуть цели. Юноша закричал от внутренней боли. Мир снова подёрнулся плёнкой.
Что-то мокрое прошлось по лицу и щекам. Собака… большая… похожая на волкодава… Сириус. «Прости, я так и не смог спасти последнего мародёра… Прости, что не вытащил тебя… Прости меня…»

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 19 мар 2005 14:20

* * *
— Он приходит в себя, — это было первое, что он услышал. Потом до проснувшегося сознания докатился стук колёс. Поезд. Хогвартс-экспресс.
Гарри рывком сел. Едва он открыл рот, чтобы задать волнующий вопрос, ему сразу залили зелье. Без очков он не смог разобрать, кто сделал такую подлость, но инстинктивно догадывался, что это Снейп. Как же без него. Вдруг кто-то положил ему на грудь руки. Приятное тепло растеклось по венам.
— Светлана, прошу тебя, он уже пришёл в себя, не надо растрачивать последние силы, — с мольбой проговорил Дамблдор. Дамблдор?! Он кого-то умоляет!?
— Я лучше знаю! — огрызнулась девушка. Хороший английский почему-то сбился на резкий акцент. В её голосе слышалась усталая угроза. Кто-то угрожает Дамблдору!?
Кто-то наконец-то додумался подать ему очки. Прямо перед ним сидела Света, от её рук, всё ещё находящихся на его груди, шёл ровный голубоватый свет (Приблизительно как у Лео, из Зачарованных [прим. авт.]). Но сама девушка выглядела неважно, на фоне бледного лица выделялись огромные серо-зелёные глаза, под ними залегли глубокие тени.
— Как ты себя чувствуешь? — заботливо спросила она.
— Нормально, — Гарри отстранил её руки и слабо улыбнулся. — Рэм в порядке? Что с ним?
— Пока ты валялся в обмороке… — начал Снейп. Света резко развернулась, глаза моментально стали тёмно-синими, почти чёрными.
— Mozhet, zatkniotesi, a? — Гарри не понял, что именно она сказала. Но судя по выражению лица Снейпа… М-да… похоже не помешает подружиться с ней.
Тут заговорил Дамблдор, в его голубых глазах прыгали чертенята, видимо, до него дошёл смысл сказанного Светланой.
— Я не пустил сюда Ремуса. Ты неважно выглядел, не хотелось его лишний раз травмировать. Он сильно переживал за тебя. Ты спас его от поцелуя дементора.
До Гарри как-то медленно доходил смысл сказанного.
— Почему же Ремус лучше себя чувствует, чем я? Ему же больше досталось. Он же едва…
— Пойми, эта связь между вами… Считай, к тебе тоже едва не применили поцелуй. Только он шёл не от дементора, а откуда-то изнутри тебя. Конечно, это не то же самое, но… Я не знаю, смог бы ты полностью придти в себя после такого. Ко всему прочему, ты создал очень мощного Патронуса. Он разогнал добрую половину дементоров.
— Половину!? Да там их больше сотни было?! — воскликнул юноша.
— Тридцать четыре, Поттер. У страха, как говориться, глаза велики. Но если учесть, что из присутствующих волшебников только три, считая тебя, умели вызывать полноценного Патронуса. Пожалуй, ты постарался.
Похвала. Похвала от Снейпа. Куда катится мир?! Неужели всё так плохо?! Света буркнула что-то непереводимое.
— Можно было привлечь наших. Все, с восьмого класса, по вашему, с четвёртого курса, умеют вызывать материальных Патронусов.
— Мы не могли жертвовать детьми, — тихо заметил Дамблдор. — Хотя, возможно? ты права, жертв было бы меньше.
Жертв… у Гарри сжалось сердце. Сколько их? Пострадавших из-за этой проклятой войны? Из-за него? А сколько их ещё будет?
— Можно мне увидеть Ремуса? — тихо попросил юноша.
— Можно, — разрешил Дамблдор. — Но только Ремуса. Боюсь, твоих друзей пока лучше не пускать.
Гарри расстроено кивнул. Директор и Снейп вышли из купе, Светлана чуть задержалась.
— Ты не волнуйся, я никому не расскажу твою тайну, — девушка ободряюще улыбнулась и тоже выскользнула из купе.
«Отлично, — вздохнул Гарри, — я ещё до Хогвартса не доехал, а кое-кто уже знает, что я оборотень. Как она узнала?»
Дверь отъехала в сторону, вошёл Ремус. Он мгновение стоял, не двигаясь, а потом рванулся вперёд и крепко прижал мальчика к себе.
— Гарри… — слов не находилось. — Гарри, спасибо… прости, что подверг тебя такой опасности.
— Всё в порядке, — прошептал он.
* * *
«С этого проклятого дня я начну доверять любым своим, даже самым беспочвенным? предчувствиям!» — мысленно поклялась Джинни.
На душе стало немного легче. Всё-таки хорошо знать, как поступить в какой-либо ситуации. Если она, конечно, не отмахнётся, как всегда. И снова кто-нибудь не подвергнется ужасной опасности. В этот раз всё обошлось, ни Гарри, ни профессор Люпин не пострадали, но ведь они там не одни были. «То есть, по моей железной логике, что-то плохое может случиться только с моими знакомыми? А остальные так, не считается?» — девушка продолжала мысленную дискуссию с самой собой. Как и любой другой человек, она переживала в первую очередь за родных и близких, но это почему-то смущало её. Почему-то это вполне человеческое чувство «лучше спасти одну сестру, пускай даже вредину, чем пять незнакомцев» казалось ей чем-то недостойным, низменным. Но, так или иначе, за Гарри она сейчас гораздо больше переживает.
От философских мыслей Джинни отвлекла русская девушка. Та самая, с далматинцем. Кстати, вышеупомянутый стоял чуть позади в наморднике и строгом ошейнике.
— Э-э… за что ты его так? — недоумённо спросила девушка. — Он же не кусается?
— Да достал, — отмахнулась русская. — Сначала на Гарри ни за что, потом на… ну на симпатичного такого… На нашем языке ещё говорит.
— Люпин?!
— Ну да, — кивнула новенькая. — Чего ты так орёшь?
— Да ничего, Люпин, конечно, довольно красивый для преподавателя, но… — Джинни попыталась понять точку зрения собеседницы.
Высокий, сильный, не смотря на внешнюю бледность, кареглазый, и улыбка такая… добрая и одновременно грустная. Каштановые волосы чуть тронуты сединой, но если учесть, как его жизнь потрепала… И вообще, довольно милый и заботливый. За Гарри жизнь отдаст. Состоит в Ордене Феникса. Правда, оборотень, но в конце то концов, это не его вина. Джинни вообще не представляла, как бы на его месте себя вела, наверное, после инициации кончила бы жизнь [Слово запрещено роскомнадзором]. Тогда бы никто не пострадал. А из-за Люпина кто-нибудь стал оборотнем или… девушка мысленно встряхнула головой, куда-то не в ту степь занесло, это уже другая сторона монеты.
— По моим расчётам, — русская улыбнулась. «Мерлин, да как же её зовут?!» — Ему должно быть около тридцати шести лет.
«Тридцати шести?! Значит и Сириусу было тридцать шесть!» — Джинни вдруг почувствовала, что в носу подозрительно защипало.
— Ну я собственно для чего пришла, Люпина к Гарри пустили, думаю, вы тоже сможете скоро с ним пообщаться. Он себя…
Джинни, недослушав её, рванула в соседний вагон. «А пораньше она сказать не могла?!» — возмущалась девушка.
Перед нужным ей купе образовалась небольшая давка. В принципе, можно было понять, что здесь делает добрая половина гриффиндорцев и Ноа с Клодией. Но что здесь забыли третьекурсники из Хаффлпаффа? Или эта дура Чанг? Джинни с трудом сдержала рвущееся с языка слово, которое наверняка не одобрила бы Гермиона, стоящая в непосредственной близости.
— Джинни, разгони, пожалуйста толпу! — попросила она.
Младшенькая Уизли едва утихомирила справедливый гнев. Кто, в конце концов, здесь староста школы? Вообще-то это у нас Гермиона — любительница командовать. Но она явно не справлялась с ситуацией.
— Ребята, — повысила голос Джинни, — а вы в курсе, что там профессор Снейп? Тишина, повисшая в коридоре, стала поистине пугающей. Несколько особо наивных хаффлпаффцев поспешили смыться.
— А ты не завираешься? — поинтересовалась Чанг. — Ты же только что пришла.
— Ну если ты не веришь, можешь заглянуть туда и проверить. Чтобы не раздражать уважаемого профессора, лучше остаться только старостам. А как я вижу, у тебя значка нет, — проговорила Джинни с нежной улыбкой.
Благодаря этому верному ходу около купе остались только самые стойкие и наивные первокурсники, мечтающие своими глазами увидеть знаменитого Гарри Поттера, который очередной раз умудрился спасти мир (мир, поезд… какая, собственно, разница?). Впрочем, с надоедливой малышнёй справилась опомнившаяся Гермиона.
— Джинни, а там правда Снейп? — дрожащим голосом спросил Рон.
— Да нет, — хихикнула Клодия. — Там только Луни.
— Кто?! — туповато переспросил Рон.
— Ну Луни, Лунатик, Рэм, Ремус… кому как удобней, — раздражённо ответила Клодия.
— А-а… Люпин, то бишь, — протянул Рон.
— Бэ-э, — передразнила Клодия и демонстративно уставилась в окно.
— Не обращай внимания, — посоветовал Ноа. — Она за Гарри переживает.
Джинни перевела взгляд на первокурсницу. Да… остра на язычок, как бы в Слизерин не попала. Обидно будет.
Неожиданно заговорила Гермиона.
— Может, стоить заглянуть?
— Там закрыто, — отмахнулся Рон, — я уже проверял.
— Хаус, мы же можем… — Клодия с мольбой поглядела на Ноа.
— Не можем, — отрезал подросток.
— Что? Что можете? — сразу же уцепилась за недосказанную фразу Гермиона.
— От… — начала Клодия, но Ноа весьма ощутимо наступил ей на ногу.
— Ничего, — резко сказал он.
Внезапно дверь в купе приоткрылась, оттуда вышел Люпин. Встреча с дементорами не прошла для него даром, но ребят он встретил растерянной улыбкой.
— Что за столпотворение? Профессор Дамблдор разве не говорил, что к Гарри пока нельзя?
— Упоминал, — уклончиво ответила Гермиона, которая оказалась около купе гораздо раньше остальных. — Но, профессор…
— Это не в моей компетенции, — виновато пожал плечами Люпин. — Поговорите с директором.
«Ох, темнит, — неожиданно подумалось Джинни. — Не такой уж он и бесхитростный, как кажется на первый взгляд. Мародёр, что тут поделать. Правда, последний…»
В носу опять защипало.
— Джинни, с ним всё в порядке, правда, — Ремус неправильно понял навернувшиеся слезинки на глазах девушки. И моментально почувствовал себя в чём-то виноватым.
Ну а рыженькая ведьмочка решила использовать свою чувствительность в деле.
— Я т-так… — она слабо всхлипнула и потерла кулачками сухие глаза, — я волнуюсь за него…
Потом решила: раз уж играть, то играть до конца. Сделала небольшой шажок вперёд и, не отрывая ладони от глаз, прижалась к мантии Люпина, тихо заплакав. Ремус, похоже, был к такому повороту событий совершенно не готов. Приобняв «плачущую» девушку, он беспомощно посмотрел на Гермиону, которая, к счастью, уже успела состроить сочувственное выражение лица.
— Она так переживает за Гарри, прямо места себе не находит, — Гермиона опустила наглые глазки и делано вздохнула.
Ребята тоже состроили печальные мины. Клодия вообще не сводила задумчивого взгляда с окна.
— Только ненадолго, Джинни, — вздохнул Люпин. Девушка змейкой проскользнула в купе. «Нет, всё-таки я гениальная актриса», — мысленно улыбнулась она.
* * *
— РАВЕНКЛО!!!
Светленький паренёк-третьекурсник отправился к теперь родному для него факультету. Стол разразился аплодисментами. Ещё бы, первый француз-равенкловец. Гарри лениво наблюдал за распределением. Он всё ещё жутко злился на Рона. Тот, сам того не понимая, подставил лучшего друга. Вот если бы у Гарри хватило смелости рассказать ему правду… но нет. И теперь на его груди красуется значок старосты Гриффиндора.
«— Да ладно тебе, — уговаривал Рональд, когда они оба стояли перед едва ли не изумлённым лицом профессора МакГонагалл. — Ну если не ты и не я, то кто? Невилл?
— Но я не могу, — бормочет Гарри, усиленно стараясь придумать убедительную причину, не намекая на свои проблемы. — Я не могу привлекать к себе лишнее внимание, — он смотрел на профессора МакГонагалл в надежде, что она его поймёт.
Она понимает, но видимо не до конца.
— Поттер, — уверенно начинает профессор Трансфигурации, — я уверена, вы справитесь…»

Пожалуй, это можно будет добавить к самым страшным воспоминаниям, особенно если они узнают…
— Армант, Клаудия, — девочка, дрожа, как осиновый лист, нацепила шляпу.
— ГРИФФИНДОР!!!
«Недолго думала», — улыбнулся Гарри, хлопая вместе со всеми.
— Я так волновалась, она меня в Слизерин хотела сначала отправить! Ужас, да? — затарахтела Вампирчик, присаживаясь рядом с Деннисом Криви, прямо напротив Гарри.
— Ты не одинока, — хмыкнул Гарри.
— Борлен, Брэнли, пятый курс.
«Француз, что ли?» — лениво подумал юноша.
— ХАФФЛПАФФ!!!
— Как ты думаешь, — стараясь перекричать аплодисменты, спросил Рон, — куда Ноа попадёт?
— СЛИЗЕРИН!!!
— Надеюсь, в Гриффиндор! — теперь пришла очередь Гарри орать.
Юноша благополучно проигнорировал несколько следующих фамилий, к тому же они все оказались в Слизерине.
— ДеЛиро, Дэлия, — на блондиночку уставилась добрая половина Хогвартса.
— СЛИЗЕРИН!!! — зелёный стол взорвался аплодисментами, но сама Дэлия отнюдь не выглядела довольной. Гарри сочувственно поглядел на неё. Она, поймав взгляд юноши, виновато улыбнулась и пожала плечами. Клодия тоже выглядела порядком расстроенной.
— ДеЛиро, Нолуанс, шестой курс.
На этот раз шляпа даже не задумывалась, как над его сестричкой.
— ГРИФФИНДОР!!!
Хаус с улыбкой от уха до уха плюхнулся на скамейку возле Рона.
— Донников Алексей, седьмой курс, — «Дэвид Духовный» с ледяным спокойствием подошёл к табуретке.
Шляпа надолго погрузилась в раздумья, а потом…
— ГРИФФИНДОР!!! — Алексей уверенной походкой отправился ко «львам», причём хлопали не только они, но и остальные русские ребята, дожидавшиеся распределения.
Клодия моментально спросила у Алексея на русском. У Гарри не было ни сил, ни желания налаживать мысленную связь с Ремусом.
— Алексей — Леша, Алеша, так? — поинтересовалась Гермиона.
— Можно Лёха, — обворожительно улыбнулся он. — Как вам удобно.
— Лекс, — неожиданно изрёк Невилл. Все с удивлением и интересом уставились на него. — Ну что, — окончательно смутился он, — так Алексей на английский манер.
— Решено, будешь Лекс, — решил Симус.
— ГРИФФИНДОР!!!
— Разоралась малёк, — хихикнула Клодия, бурно хлопая. — Тебя как зовут? — Обратилась она к новенькому русскому пареньку с шестого курса.
— Гриша, — отозвался тот, с интересом разглядывая потолок. — Lioha, kak ty dumajesh, kakije chary?
— Zabey, potom v biblioteku spolzajem. Ona tebia tozhe v Ravenklo otpraviti hotela?
— Ugu…
Гарри быстро надоело вслушиваться в абсолютно непонятный разговор и он попытался мысленно связаться с Люпиным. Получилось далеко не с первого раза, но результат…
„Ты историю Хогвартса читал?“ — спросил Лекс.
„Да, меня порадовала. Основательная книжечка“, — Гриша не спускал взгляда с ещё не распределённых друзей.
Волчонок уронил голову на стол и глухо застонал.
— Гарри, ты чего? — заволновались друзья. Все, кроме Клодии. Она уже в открытую хохотала, поглядывая то на русских, то на несчастного Поттера.
— Ничего особенного. „Ребята, тему истории Хогвартса можете обсудить с ней“, — Гарри кивнул в сторону недоумевающей Гермионы.
— О-о, ты читала историю Хогвартса? — английский Гриши оставлял желать лучшего.
Теперь уже половина гриффиндорского стола со стоном покатилась со смеху. Герми радостно заулыбалась и начала что-то втолковывать Грише, которого моментально окрестила Грэгом.
— Орлова, Алёна, пятый курс.
Хрупкая девочка с золотисто-русыми волосами подошла к шляпе. На вид ей можно было дать лет двенадцать, но никак не пятнадцать.
— ГРИФФИНДОР!!!
Гарри с удивлением отметил, что все русские попадают именно в Гриффиндор. Да уж, необычно.
Девочка присела рядом с первокурсницей Дианой и молча уставилась на МакГонагалл.
— Орлова, Катерина, седьмой курс, — та самая девушка, которая спрашивала, сколько будет ехать поезд, одела шляпу. «А я то наивно полагал, что ей лет пятнадцать, ну, шестнадцать!» — удивился Гарри.
— ГРИФФИНДОР!!! — провозгласила шляпа после минутного раздумья.
Девушка, радостно улыбаясь, отправилась прямо к Лексу. Отодвинув Гришу и ещё одного светленького паренька-третьекурсника, именно он интересовался о должной охране поезда (как в воду глядел), она довольно заметила:
— Она наивно полагала, что сможет меня переспорить, упорно настаивала на Равенкло, — Катя фыркнула и подмигнула сидящей напротив сестре. — Разве я могла бросить Алёну?
— Да… конечно, сестру, — хихикнул Макс (тот самый третьекурсник), за что моментально схлопотал подзатыльник от Лекса. — Эй! Маленьких обижать нехорошо! Непедагогично… — от второй оплеухи он успел увернуться.
Видимо, он нарочно говорил на английском, чтобы остальные гриффиндорцы поняли и посочувствовали. Но те не проявили должного сочувствия и только посмеивались. Ну а Гермиона ничего, кроме собеседника, не видела и не слышала.
— Завтра же прочитаю историю Хогвартса, — едва слышно прошипел Рон. Гарри усмехнулся, до этого серьёзная Джинни тоже.
Через некоторое время Волчонок понял, что умирает с голоду. Видимо, до остальных это тоже дошло, и теперь даже Макс с Лексом перестали переругиваться, хмуро уставившись на ещё не распределённых друзей. А их там было более, чем достаточно. Катерина с Гермионой обсуждали любимую Арифмантику и голода явно не замечали. Что не скажешь об остальных. Это было самое долгое распределение за всё время обучение Гарри в Хогвартсе.
Ещё бы, обычное число первокурсников (40—50), русские в составе пятнадцати человек, девять французов, несколько немцев и пара испанцев. И ещё десяток человек, чью национальность Гарри даже не пытался определить. Это ж сколько подопечных?!
Ещё одна русская отправилась за гриффиндорский стол. Кажется, с пятого курса. Анна, что ли…
— Чернова Светлана, шестой курс, — девушка твёрдой походкой подошла к табуретке, но даже не успела сесть, как шляпа заорала.
— ГРИФФИНДОР!!!
Света выглядела, мягко говоря, изумлённой, но потом взяла себя в руки и отправилась к теперь родному для неё факультету.
„Блин“, — изрекла она, усевшись возле Катерины, подвинув перед этим возмущавшегося Макса. — Даже не размышляла, обидно как-то!
— Поверь, — отозвался Лекс, — это лучше, чем спорить с ней, доказывая, что Гриффиндор подойдёт тебе больше Равенкло.
— А будто тебя кто-то переспорит, — отозвалась девушка. — Если только Катька. Ну, может Лёсик. И то случайно.
Алёна, до этого о чём-то шептавшаяся с Аней, громко хмыкнула.
— Да… Леша у нас полностью оправдывает репутацию Дэвида Духовного. Упёртый, как осёл.
— Я не упёртый! — возразил Лёшка. — И он тоже!
— Если бы он был не упёртым, то давно бы начались съёмки нового сезона Секретных материалов! — отбрила Катя.
— Ни фига! — огрызнулся Лекс.
— Фига!
— Нет!
— Да!
Русские плавно перешли на родной язык плюс непечатные выражения. А Света лениво пояснила изумлённым англичанам.
— У них так каждый раз, не обращайте внимания.
Гарри тупо наблюдал за тем, что происходило за преподавательским столом. Ивива что-то рассказывала профессору Синистре. Флитвик говорил Люпину о чём-то чрезвычайно заумном. Ремус серьёзно кивал, но Гарри видел, что он абсолютно не вникает в беседу. Заметив взгляд Гарри, он слабо улыбнулся и закатил глаза, дескать «сейчас точно усну». Хагрид неподвижно сидел на своём месте, кажется, спал. Снейпу надоело злобно зыркать на сидящего рядом Люпина, и он бессмысленно уставился в пустую тарелку. При этом у него был такой взгляд, что Гарри пожалел, что это нельзя увековечить. Фотографию в резной рамочке повесить на стену над кроватью с надписью «Доведённый до отчаяния…». Тонкс развлекалась, гоняя по тарелке маленький, непонятно откуда взявшийся шарик. Причём Дамблдор с интересом наблюдал за этим безобразием.
Потом Гарри перевёл взгляд на потолок. В небе творилось чёрте что, конечно, не то же самое, что на четвёртом курсе, но…
В общем, когда на столах появилась еда, Гарри всё ещё находился в астрале. Правда, опомнившись, живо накинулся на жареную картошку с курицей. Довольно долгое время тишина в Большом зале прерывалась только чавканьем и звяканьем столовых приборов.
— Ну что ж, — Дамблдор встал, чтобы начать приветственную речь, — начался очередной учебный год. Не стоит надеяться, что он будет простым, но всё же… Во-первых, хочется успокоить шестикурсников, с результатами ваших СОВ всё в порядке, — Гермиона издала облегчённый вздох, Рон, наоборот, застонал. — Относительно в порядке. Оценки для будущей специализации вы получите завтра от старост вашего факультета, а по остальным предметам балы пришлось поставить по успеваемости в течение года, — у Гарри немного поднялось настроение: «Значит, по Астрологии и Истории Магии, по крайней мере «ВО». — Во-вторых, позвольте представить преподавателей по Защите от Тёмных Сил. Нимфадора Тонкс, будет обучать младшие курсы, и уже известный Ремус Люпин, будет вести Тёмные Силы и Защиту от них у старшеклассников, пятый—седьмой курсы.
На следующие две минуты Гарри оглох. Бурные аплодисменты и свист наполнили Большой зал. Причём юноша подозревал, что причина рукоплесканий именно Ремус. Хотя Тонкс тоже их заслужила. Думается, что ведьма с множеством косичек, преимущественно сиреневых, доверие у младших курсов завоевала быстро. Это тебе не розовая жаба с бантиком.
— Гарри! Предатель! Ты же давно знал! — накинулись на друга Рон, Гермиона и Джинни.
— Я вам сюрприз хотел сделать, — жалобно улыбнулся Гарри.
— Сюрприз?! — заорал Рон. — А когда мы в карете ехали и я спросил насчёт твоих соображений о том, кто займёт пр?клятое место, и ты ответил, «то ли Снейп, то ли какой-то министерский работник, Дамблдор упоминал»?! Это тоже сюрприз?!
— Да ладно, успокойся, — положила Гермиона руку на плечо Рона, — мы ещё отомстим.
— Поверь на слово, — нежно пообещала Джинни, разминая пальцы.
— Напоследок хочется напомнить, что в Запретный лес ходить всё также запрещено, некоторым это давно пора бы усвоить… — карающий взгляд Дамблдора перенёсся на гриффиндорский стол.
— Кому это он? — «удивился» уже остывший Рон.
— Не знаю, — пожал плечами Гарри. — Наверное, Колину. А то он постоянно правила нарушает.
Старший Криви, не слышавший разговор, никак не среагировал.
— А сейчас, спать! — объявил директор и разомлевшие школьники стали вылезать из-за столов.
„Новенькие!“ — крикнул Гарри.
— Первокурсники! — позвала Джинни. — Мы старосты Гриффиндора! Гарри Поттер и Джинни Уизли. Если будут какие-либо вопросы, обращайтесь к нам. Сейчас мы отправимся в гриффиндорскую башню, постарайтесь запомнить дорогу!
Гарри покорно переводил, механически пересчитывая подопечных. Одиннадцать первокурсников! И за каждого надо отвечать. А ещё русские, умудрившиеся все попасть в Гриффиндор! Лишняя ответственность, эх… куда только детство скрылось? Курс этак второй, третий?

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 19 мар 2005 14:28

Глава 14. Тяжёлая жизнь
Такая судьба была у этого мальчика —
бороться. Бороться до последней капли крови…

Гарри так и не понял, что разбудило его, до завтрака оставалось ещё тройка часов. Но вместо того, чтобы завалиться опять в кровать, он пошёл в душ. Вымывшись, Гарри спустился в пустую гостиную. Забавно, ещё вчера утром он с неохотой проснулся в доме Рэма, днём первый раз заговорил на русском, а уже ближе к вечеру сражался с дементорами. Только вчера…
Он открепил значок старосты от мантии, странно, в прошлом году он злился на Дамблдора и МакГонагалл, что они назначили старостой Рона, а не его. А теперь… он думал, что это настоящее наказание. За грехи юности… или детства. Гарри с трудом подавил желание бросить проклятый значок в камин.
Во всём надо искать плюсы, говорил ему Рэм. Хорошо, значит нужно найти плюсы и в теперешнем положении. Итак. Ну, теперь в комнате живёт только три человека… ладно это здесь совершенно не причём. Просто, если в спальне больше пяти человек, то она автоматически разбивается на две. А у них теперь целых семь парней. В одной комнате Невилл, Симус, Дин и Грэг. В другой Ноа, Рон и сам Гарри.
Нормальный плюс. У него теперь необычные способности. И он фактически стал анимагом. И физическая сила возросла. Но по сравнению с тем, кем он стал, эти плюсы напрочь смывались.
— «…во всём виноват Люпин…» — нашёптывал внутренний голос.
— «…он здесь не причём…» — сердито тряхнул головой Гарри.
— «…ты сам себе врёшь. Ты прекрасно знаешь, что если бы не он, то ты был бы свободен…»
— «…если бы не он, то кто-то другой…»
— «…а ты уверен? Другой оборотень, не принимающий Сохраняющее разум зелье, убил бы тебя, и все мучения кончились не начавшись…»
— «…не обязательно…»
— «…ты сам знаешь, что это так…»
— «…мне не стоило уходить далеко от дома Дурсли, если бы не моё любопытство, то всё было бы нормально…»
— «…да, но если подумать, то они сами виноваты…»
— Заткнись!! — Гарри вскочил с кресла и со всей силы ударил не в чём неповинную мебель.
Он с расстройством смотрел, как кресло заскрипело и развалилось. «Ну и чёрт с ним», — плюнул Гарри и выбежал из гостиной.
Ноги занесли его на шестой этаж. Он ещё долго мотался по незнакомым коридорам, злясь непонятно на кого.
…я не хочу! Не надо так!
Я не пойму себя никак!..
Да будь проклят тот, первый оборотень! Тот кто испортил жизнь остальным невинным людям. Кто? Кто сделал это с ними?!
…но волк живёт в моей душе,
я доверяю лишь луне…
Кто? Гарри остановился от пронзивший точно стрела мысли. Кто? Действительно, что мешает ему узнать это прямо сейчас.
«Стоп! А где я сейчас? Вроде, только что прошёл портрет с чародеем-воином. Значит, сейчас налево, там где-то есть потайной ход на третий этаж, а там и лестница», — Гарри заторопился. Хотелось посидеть в библиотеке, и не опоздать на завтрак.
— Мадам Пинс! — юноше было неудобно, но старушку пришлось разбудить.
— Молодой человек, — библиотекарь удивлённо всплеснула руками. — Учебный год ещё не начался!
— Мне нужно всё об оборотнях, — прервал справедливые возмущения Гарри. — Кто, где, когда, зачем и прочее…
— А разрешение в Запретную секцию у вас есть? — она уничтожающе поглядела на него.
— Я староста, — Гарри постучал пальцами по значку. — И специализируюсь по Тёмным силам.
Мадам Пинс посмотрела на него так, будто он виноват во всех смертных грехах. Но потом всё же поднялась с кресла и, захватив волшебную палочку, направилась к Запретной секции. При этом она довольно громко то ли возмущалась, то ли удивлялась.
— Удивительное дело, кто-то опередил мисс Грейнджер. И кто? Мистер Поттер, который лишний раз в библиотеку носа не сунет. Удивительно…
Гарри даже не знал, стоит ли ему обидеться. Вроде бы правда, он не сильно любил библиотеку. Но захаживал он сюда довольно часто, и в отличия от того же Рона, не считал это худшим времяпрепровождением. И вообще…
— Вот, — прервала его раздумья мадам Пинс, — весь этот стеллаж посвящён оборотням. Здесь найдёте всё, что вам надо.
И она, громко возмущаясь, удалилась. А Гарри с ужасом и удивлением обнаружил, что работы непочатый край, и за один поход в библиотеку он не справится. Ну что ж, сам нарвался…
В первой книге, которую он сумел достать, рассказывалось о работе Ли Иллиса — маггла. Если вычеркнуть умные словечки, то он считал, что ликантропия передаётся по наследству, а укусы и царапины — это всё чушь. «Мне бы его уверенность», — вздохнул Гарри, листая тяжёлые страницы. По мнению доктора Иллиса, на ликантропию влияет множество факторов, среди которых генетические отклонения, продукты и способы питания, климат. «Ага, в этом он прав! Я себе слабо представляю оборотня, бегущего, скажем, по Сахаре. Хотя способы питания…» — юноша нахмурился и отложил книгу, какой смысл, магглы всё равно знают об этом не слишком много. Взять те же «Секретные материалы»… У них ещё и оборотни как-то квалифицируются. «Супер-какие-то», и «Демон»…
«…Ликантропия полна загадок. Точные факты учёные и колдомедики смогли установить только к концу XIX века. Во многом мнение магглов и волшебников об оборотнях совпадает. Причём не только верные факты. Французы в отдаленных районах страны боялись выходить из дома по ночам. Они верили, что на них может напасть Луп-Гару (французское название оборотня). Жители северной Германии считали, что произнесение слова «волк» в декабре провоцирует нападение на них оборотней. Датчане считали, что оборотня можно распознать по форме бровей, а древние греки верили, что припадки эпилепсии являются ликантропией...»
Очаровательно. Просто великолепно. Интересно, а немцы до сих пор считают, что волки и оборотни это одно и тоже? Дерёвня. Гарри расстроено посмотрел на уже внушительную кучку отложенных книг. В них не было даже никакого намёка на Тьму, или повышенную физическую силу, или добровольное обращение. Только факты, известные даже магглам. Превращение при полной луне. И повышенные звериные инстинкты.
Последняя книга, пока, потом к МакГонагалл за расписанием и оценками. И выуживать по школе потерявшихся первокурсников и русских.
«…Доподлинно известно, что гораздо ранее Сохраняющего разум зелья появилось настойка Волхол, позволяющая принявшего её оборотня полностью превратиться в обычного (не зараженного ликантропией) волка с человеческим разумом и сознанием. Существует и обратное зелье, но рецепт похищен монгольскими волшебниками, которые в итоге потеряли его где-то на юге Гималаев…»
Ну хоть что-то новенькое! Гарри с интересом просмотрел прилагающийся рецепт. Можно будет сварить… не такой уж и сложный. Готовится всего сутки. А что будет если напоить этой настойкой человека? Скажем, Снейпа…
Но воображение вместо грозного зубастого хищника почему-то нарисовало маленькую брехливую собачонку. Двортерьера, например. Усмехаясь, Гарри вышел из библиотеки и направился к кабинету МакГонагалл. Мадам Пинс проводила его грозным взглядом, но ничего не сказала.
Профессор Трансфигурации молча указала на внушительного вида коробку и продолжила что-то строчить на пергаменте. Гарри молча подхватил груз. Уже у двери его догнал вопрос МакГонагалл.
— Вы не собираетесь посвятить мисс Уизли в ваши секреты?
Гарри на мгновение потерял дар речи, а потом хмуро отрезал.
— Нет.
— Тогда вам придётся туго, — туманно отозвалась МакГонагалл, не отрываясь от работы.
Гарри выбрался из кабинета и, не глядя под ноги, двинулся в сторону столовой. «И давно она начала изъясняться в манере Трелони?» — хмыкнул юноша.
— «…а ведь она права…»
– «…если ты расскажешь всё Джинни, она возненавидит тебя…» — тихо зашептал внутренний голос.
— У меня раздвоение личности, — чуть слышно прошептал юноша.
— «…просто ты оборотень, другой…»
Чтобы отвлечься от собственной половинки, Гарри начал повторять какую-то туповатую считалочку, ужасно занудную, а посему замечательно отгоняющие остальные важные и не очень мысли.
За гриффиндорским столом уже восседало несколько третьекурсников, в том числе и вчерашний знакомый Макс. Кажется, он был единственным русским, который соизволил чуть раньше спуститься к завтраку.
— Гарри, — окликнул юношу Деннис, — скажи ему, что ты умеешь вызывать материального Патронуса!
— Ну, умею, — осторожно ответил юноша, отсчитывая расписания для третьего курса. — Раздай вашему классу, — приказал он младшему Криви.
Тот взял бумажки и едва ли не задержав дыхание, проникновенно начал:
— Ты бы не мог показать своего Защитника?
Гарри с любопытством оглядел Денниса и собравшихся у него за спиной ребят.
— Потом как-нибудь, — отмахнулся он.
Пронёсся дружный разочарованный вздох.
— Ну пожа-а-алуйста!!! — заканючила тёмненькая курносая гриффиндорка.
— Сейчас баллы сниму, — пообещал Гарри. «Это я сказал?! — изумился он. — Всего второй день староста, а уже нахватался замашек Гермионы: намылился снимать балы с собственного факультета!»
Третьекурсники обиженно замолчали и расселись за столом. А Гарри наконец-то отыскал результаты своих СОВ.
Защита от Тёмных Сил:
практика: П, теория: П. Плюс дополнительные балы (50 из 50) за Материального Патронуса.
Алхимия:
практика: П, теория: П.
Заклинания:
практика: П, теория: ВО.
Трансфигурация:
практика: ВО, теория: П.
Нужное кол-во балов для обучения на аврора набрано.

«Мерлин, как же приятно! Особенно Зелья! Не то, чтобы я не ожидал… — Гарри с улыбкой ещё раз просмотрел результаты. — Надо пойти Ремусу показать! А вон кстати и он!»
Рэм, насупленный и чем-то явно расстроенный, входил в Большой зал. Пройдя мимо гриффиндорца, он слабо улыбнулся.
— Ремус, ты чего? — Гарри догнал друга и встал перед ним.
— Всё в порядке, — затравленно ответил Люпин.
Гарри приподнял брови.
— Ты меня за идиота считаешь?
Ремус поморщился и едва заметно кивнул в сторону учительского стола.
— Снейп? — скорее утвердительно поинтересовался Гарри. Люпин кивнул. — Забей на этого идиота.
— Гарри, — укоризненно покачал головой мужчина, — нехорошо так говорить о взрослых.
— А о детях значит можно? Ну так он нам это каждый урок доказывает…
Ремус хмыкнул, но было понятно, что он с трудом сдерживает смешок.
— Мне МакГонагалл вчера сказала… Ты старостой стал. Рад?
Гарри пожал плечами.
— Не слишком. А это тяжёлая доля всех оборотней?
— Видимо. Ты справишься, — уверенно ответил Люпин.
— Хочешь посмотреть мои результаты СОВ? — сменил тему Гарри.
— Конечно.
Несколько мгновений он молча разглядывал пергамент. Потом широко улыбнулся и протянул его обратно Гарри.
— Вот думаю, собой гордиться, или всё-таки тобой.
— Мог бы похвалить для разнообразия, — буркнул Гарри.
— Хвалю: молодец. Я правда рад за тебя.
— Доброе утро, профессор Люпин, — к ним подошла душераздирающе зевающая Джинни.
— Доброе, — отозвался мужчина. — Гарри, после уроков загляни ко мне в кабинет. Ты обещал мне помочь с Латронесом.
«Обещал?!» — едва не заорал Гарри. Ремус повернулся и направился к преподавательскому столу.
— Гарри, — тихо позвала Джинни.
— У-у?
— Прихожу к МакГонагалл. Специально, между прочим пораньше встала. А она мне «Поттер уже взял результаты и расписания»! Ты, что ли, меня в следующий раз предупреждай! Я бы ещё целых пятнадцать минут спала!
— Ладно, ладно, — замахал руками Гарри. — В следующем году предупрежу тебя. Кстати, возьми пятнадцать экземпляров для твоего курса.
Джинни сердито покосилась на него, но ничего не сказала. Гарри тоже промолчал и принялся отсчитывать расписания первого курса.
На скамью возле него плюхнулись Клодия с Дианой и ещё какой-то рыженькой первокурсницей.
— Гарри, — послышался голос Дэлии, — А мы с Габриель и Рози не можем сесть с вами?
— Нет, — ответил Гарри. Он с интересом посмотрел на сестрёнку Флер, попавшую в Равенкло, и некую Рози, тоже первокурсницу, с Хаффлпаффа, светленькую, какую-то прозрачную, потом перевёл взгляд на слизеринку. — Так не положено, — послышался возмущённый стон гриффиндорок. — А когда вы познакомиться успели?
— Вообще, мы, — блондиночка указала на стоявших рядом с ней девочек, — и Лира, — она кивнула в сторону рыженькой гриффиндорки, — оказались в одной лодке…
— Потом Дэлия решила пошутить и начала качать лодку, — перебила Лира.
— В итоге, я чуть не упала, — тихо закончила Рози.
— А мы с Дианой ехали в компании Грэга и… кажется, её Аня зовут, — заговорила Клодия.
— Ну… Клодия увидела, что она творит, моментально заорала, чтобы она угомонилась, и всё такое, — Лира обвиняюще уставилась на Дэлию. Та сделала вид, что она здесь совершенно ни причём, и все обвинения сфабрикованы, и лодка вообще сама качалась, а Рози давно пора научиться плавать. — «И ей не нравится, что угодила в Слизерин!» — удивлённо подумал Гарри.
— Гарем себе завёл, или уже своих детишек нянчишь? — протянул Малфой, бесцеремонно отталкивая первокурсниц. Его свита, видимо, ещё не проснулась, и он находился в гордом одиночестве. «И этот приспешник Риддла смеет появляться передо мной!». Гарри уже порывался достать палочку, но внезапно поймал на себе взгляд Рэма. Улыбнувшись одним уголком губ, он решил предоставить своему тренеру лишний повод для гордости.
Одно молниеносное движение, и Малфой лежит на спине, испуганно-удивлённо озираясь вокруг.
— Ты что творишь, Поттер?! — слизеринец поднялся и потянулся за палочкой.
Но едва он сделал движение, как тут же снова оказался на полу.
— Двадцать баллов с Гриффиндора за нападения на студента, — Гарри развернулся и едва не столкнулся со Снейпом.
— У нас ещё баллов нет! — возразила Клодия.
— И не будет, — пообещал Снейп, меряя девочку презрительным взглядом.
Малфой за его спиной противно ухмыльнулся. А зельедел, не услышав возражений, отправился к учительскому столу. Гарри почувствовал, что на его плечо легла рука.
— Мы ещё отыграемся, — пообещала Светлана.
— Обязательно, — это уже сказал Ноа, стоящий у девушки за спиной.
Гарри некоторое время пребывал в полнейшем ступоре. Потом взял себя в руки и цыкнул на уставившихся на него младшекурсников.
— Так поступать нельзя, — состроил он угрожающее лицо, — видите, с меня сняли баллы до того, как Гермиона их заработала. Так что делайте выводы.
— То есть, мы все должны тратить заработанные Гермионой баллы? — хихикнул кто-то из второкурсников.
— Это значит, Джерри, что сначала ты зарабатываешь баллы, а потом с нашего старосты их снимают. Следовательно, остальным тратить баллы нельзя, — наставительно объяснила Джинни.
Гриффиндорский стол потонул в хохоте. Гарри закатил глаза. Он раздал оставшиеся расписания, а потом отдал результаты уже проснувшимся однокурсникам. Относительно проснувшимся. Рон положил голову на стол между тарелкой с овсяной кашей и кубком с тыквенным соком. Дин и Симус тупо смотрели перед собой, Невилл, кажется, спал сидя. Парвати и Лаванда ещё не пришли. Только Гермиона вела научный спор с Грэгом. Света уже успела где-то затеряться. Ноа рассматривал расписание. Потом довольно громко заметил.
— Сегодня нет ни Тёмных Сил, ни Защиты, обидно…
— Зато есть сдвоенная Трансфигурация, а потом История магии. Дальше всякая ерунда, — Гарри отвлёкся от еды и с интересом уставился на расписание. — А завтра у-у-у…
— Что? Что там? — это проснулся Рон.
— Сдвоенная Алхимия со слизеринцами, сдвоенные Тёмные силы, тоже с ними, и просто Защита. Напоследок Заклинания с равенкловцами и Уход за магическими существами… Нет! Не «уход», — Гарри поморгал, чтобы убедиться, что ему не показалось, — Укрощение магических существ. И тоже со слизеринцами.
Теперь уже все шестикурсники уставились на бумажки с расписанием.
— У меня вместо Укрощения — Составление магических формул, — сказала Гермиона.
— И у меня, — заявил Грэг.
— А у нас Астрология, — хором выговорили уже спустившиеся Лаванда и Парвати.
— У меня какая-то Биология, — удивлённо проговорил Невилл.
— Биологию, вообще-то, в маггловских школах изучают, — изумилась Гермиона.
— Нас разделили по специализациям, — вздохнул Рон. — А кто ещё на Тёмных Силах специализируется? Кроме меня и Гарри?
— Я! — сказал Ноа.
— И Света, — подал голос Гриша. — И она опять где-то бродит. Скорее всего, с Аликом гуляет.
— Она не потеряется? — заволновался Гарри.
— Ща! — фыркнул Грэг. — Она никогда не теряется. Вот опаздывает часто.
— Нам через десять минут нужно быть у кабинета! — Гермиона постучала пальцами по столу. — Если она…
— Рано меня хороните, — к столу подошла Света, за ней бежал Алистер. Пёс злобно оскалился на Гарри, но не зарычал. — Дай ему что-нибудь со стола, он моментально проникнется к тебе любовью и доверием, — обратилась она к юноше.
— Он меня не сожрёт? — поинтересовался Гарри, протягивая псу кусок сыра.
— Он за огрызок от яблока мать родную продаст.
Пёс тем временем выхватил сыр из руки Гарри, моментально его проглотил и большими грустными карими глазами посмотрел ему в лицо.
— Хватит с тебя, — отмахнулся Гарри. — Пошли на Трансфигурацию, а то опоздаем.
* * *
— Как ты это сделал?! Как? — Гермиона стояла возле Грэга с широко распахнутыми глазами. Впрочем, около парты юноши столпился весь класс, включая профессора МакГонагалл.
„Светка тоже так делает!!!“ — раздраженный всеобщим вниманием, Гриша умудрился растерять последние знания английского.
Теперь весь класс уставился на Гарри, «знающего» русский. Юноша повернулся к хихикающей Светлане.
— Колитесь, давайте! — велел он.
Света, не переставая хихикать, вытянула вперёд руку и произнесла заклинание. Прямо перед ней появился миленький хомячок. Пожалуй, женская половина Гриффиндора должна была бы восторженно охнуть, но сейчас всеобщее внимание было обращено совсем на другое. Золотой луч испустила не палочка, он появился из руки девушки.
— В России, в школе «Русский дракон», на практическом факультете готовят будущих снайперов… или киллеров, — все дружно пооткрывали рты. — Для детей, поступающих к нам, делают специальные волшебные палочки, — она сделала незаметное движение рукой и извлекла необычную палочку, не больше пяти дюймов. — Они созданы таким образом, что не могут принести вред своему хозяину. Заклятья спокойно проходят сквозь наши руки, не доставляя неудобств.
— Как вы достигли такого результата? — не выдержала МакГонагалл.
— Это тайна, — серьёзно заявила Света, на этот раз она даже не улыбалась. — Ну так вот… э-э… Дошколята, сдавшие экзамены и попавшие в нашу школу, получают такие напульсники, — девушка чуть приподняла рукав мантии. Кисть правой руки обхватывала полоска ткани, на которой был нарисован летящий тёмно-зелёный дракон. Ящер мерно взмахивал крыльями и время от времени выпускал языки пламени. — У первоклассников дракон блеклый, серо-чёрный. С каждым прошедшим учебным годом он становится ярче. У старшеклассников, соответственно, цветной, как и положено ему от природы. Если дракон выпускает пламя, значит у ученика есть какая-то необычная способность.
Девушку слушали не перебивая, даже МакГонагалл выглядела любопытной первокурсницей. Света тем временем продолжала.
— Палочку обычно носят между напульсником и рукой. Это очень удобно. Выполнять рукой сложные движения проще, чем палочкой. К тому же, не действует заклинания разоружения, и противник не знает чего от тебя ожидать, целиться проще… Даже запретные заклинания не наносят вреда. Вопросы имеются?
Вопросов не имелось. МакГонагалл разогнала учеников по местам и, как ни в чём не бывало, продолжила урок. Гарри пребывал в лёгком отупении, он чисто механически создал из воздуха морскую свинку, не обратив внимания, что сделал это быстрее сидевшей рядом Гермионы, прослушал, что МакГонагалл его похвалила, начислила десять балов и поставила в журнал высшую оценку. Гарри только и мог думать о необычной способности Светы, и что-то ему подсказывало, что исцеление — не единственная. Юноша толком не мог объяснить, что это было, но… она чем-то напоминала Джинни. Только чем? Очнулся он только тогда, когда русская нечаянно подпалила парту…
История магии прошла как обычно: крепкий, ничем не потревоженный сон. Точнее, так прошла первая половина урока. Русские опять умудрились нарушить общий покой. Григорий и Светлана, уяснив, что Биннс не обращает никакого внимания на то, что делают студенты, решили развлечься… сыграть в покер. Причём «ботаник»-Гришка (так примерно через слово называла его Света) явно выигрывал, потому как кучка сиклей перед девушкой стремительно уменьшалась. Но она вовсе не собиралась так просто сдаваться, и чемпионат продолжался. За этим наблюдали все ребята за исключением Невилла и Дина, которых не смогли разбудить даже крепкие выражения Светы, как на русском (их Гарри разобрать не мог), так и на английском (из-за чего у присутствующих краснели уши). Гермиона сперва фыркала и ругалась, но потом махнула рукой и тоже перебралась на второй ряд, где и происходило действо. К концу урока Света всё же смогла отыграться, но Грэг заявил, что он ей поддался.
Когда уроки закончились, дружная компания отправилась на обед. Школа буквально гудела. Слухи о том, что русские колдуют без палочки, разлетелись в один момент. И ведь среди учеников Гриффиндора только Гарри и Клодия могли говорить по-русски, и далеко не все русские хорошо объяснялись на английском, как Света, Лекс и Катя, которую предприимчивые семикурсники окрестили Катриона, или Кат, или Кэти, или Катрин, или, или, или, в общем, имён было много… По школе летали самые необычные догадки и домыслы. Начиная с того, что русские умеют летать без метлы, и заканчивая тем, что кто-то кого-то убил, а потом вселил в него новую душу. Света, слушая всё это, беспрестанно хихикала и обещала «поэкспериментировать на этих (далее шло слово, которое Гарри перевести не смог) со Смертельным проклятьем, а потом вдохнуть новую душу, может, получится».
На обеде шумно обсуждали, как переименовать Свету на английский манер. Единственным более-менее подходящим вариантом оказалось имя «Сью». Но девушка обещала, что если кто-нибудь назовёт её так, то она:
— Пасть порву, моргала выколю, — Света нежно улыбнулась, накладывая к себе в тарелку еду. — Потом рога поотрываю… если имеются, конечно.
Сидящие рядом с ней пятикурсницы Аня и Алена захихикали. Гарри слабо улыбнулся, всё его внимание было притянуто к Джинни, о чём-то самозабвенно болтающей с Колином.
Рыжие волосы заплетены в две косички, чёлка, всё время лезущая в ярко-зелёные глаза… Гарри следил, как девушка нетерпеливо поправляет её, как улыбается, как мило морщит носик. И эти веснушки… и глаза… и волосы, причёска делала её младше, чем на самом деле, и в тоже время она выглядела так очаровательно. Гарри неимоверно захотелось дотронуться до неё, провести по волосам, поцеловать… «Ты влюбился, друг, — признался сам себе он. — Причём по крупному и бесповоротно». Джинни тем временем почувствовала чей-то взгляд и обернулась, ища его источник. Встретившись взглядом с Гарри, она улыбнулась. У юноши перехватило дыхание. «Да скажи ей что-нибудь, дубина!»
— Привет, — выдавил Гарри.
Джинни приподняла брови, они, вообще-то, и не прощались. Но тем не менее дружелюбно отозвалась:
— Привет.
И снова между ними повисла тишина. Гарри окончательно смутился.
— Мне пора, — он едва ли не выпрыгнул из-за стола и очень быстрым шагом направился к выходу из Большого зала, при этом ежесекундно оборачиваясь. Джинни удивлённо смотрела ему вслед.
Оказавшись вне зоны видимости, Гарри прислонился к неровной холодной стене. И тут до него только дошло, что он вёл себя как придурок. Идиот, дубина. Что ж, на самокритику он никогда не скупился. От одной мысли, что ему так или иначе придётся увидеть Джинни, его бросило в жар. Кое-как успокоившись («если что, всегда можно сбежать из Хогвартса»), он вспомнил, что Рэм просил его зайти к нему после уроков.
«И будем надеяться, что у него есть что-нибудь съестное», — из-за того, что он весь обед пялился на Джинни, юноша так и не притронулся к еде.
С горем пополам, обличая себя на каждом шагу, Гарри добрался до четвёртого этажа. Постучавшись, он заглянул в кабинет.
— Рэм?
— Я здесь, Гарри, — голос донёсся из смежной комнаты, дверь в которую была прикрыта.
Гриффиндорец оглядел кабинет; в прошлом году он считал, что нет места хуже этого. А теперь… такое приятное ощущение домашнего уюта. Здесь всегда поймут, утешат, ободрят… Всё же правы магглы, когда говорят, что не место красит человека, а человек — место.
Гарри бросил сумку на ближайшую парту, а потом зашёл в соседнюю комнату. Ремус, усиленно орудуя палочкой, делал перестановку. Всё, что ещё осталось от прошлогоднего кошмара, исчезало на глазах.
— Помочь? — пожалуй, голос юноши звучал не так бодро как ему хотелось.
Люпин бросил на него настороженный взгляд.
— Что-то случилось? — задал он встречный вопрос.
Гарри закатил глаза и присел на край стола. Отвечать не было ни малейшего желания. Да и что можно было ответить?
Рэм опустил палочку и приблизился к юноше. Помахав рукой перед его лицом и не добившись более-менее нормальной реакции, он напрямую спросил.
— Ты влюбился?
Гарри обиженно уставился в шкаф.
— По мне так видно? Или ты очередной раз «почувствовал»?
— И то, и другое. К тому же ты очень похож на Джеймса. У него каждый раз был такой же мутный взгляд, когда он видел Лили.
Гарри перевёл взгляд со шкафа на лицо Рэма.
— Мне от этого не легче… — юноша позволил ему увидеть последние воспоминания.
Ремус слабо улыбнулся. По крайней мере, не расхохотался в голос, а то Гарри уже приготовил обличающую речь на тему неприкосновенности личной жизни.
— Ты вёл себя, как идиот, — констатировал Люпин.
Гарри фыркнул, тоже мне, удивил. Лучше бы сказал что-нибудь новенькое…
— Ты хочешь с ней встречаться?
«Да я ей в глаза-то посмотреть не могу! Какой там встречаться!» — юноша едва не поперхнулся.
— Когда всё-таки пересилишь свой страх, можешь спросить совет, — добродушно предложил Рэм и отвернулся от Гарри, чтобы закончить перестановку.
«Я — трус! Да я… да я!.. Нет, он прав, — юноша проглотил комок обиды. — Надо решиться. Но как-нибудь потом, попозже».
— Может, я всё-таки помогу? — решил он сменить тему.
— Сам справлюсь, лучше принеси сюда Латронеса, — Ремус сменил цвет штор на бардовый.
Гарри вышел обратно в кабинет, шар стоял на столе. Сменобраз, на этот раз какая-то мелкая птичка, недобро покосился на него. Юноша знал, что эта тварь может превращаться только в то животное, которое видела. Но причём тогда песец, Гарри не знал. И как Ремус собрался его приручать, гриффиндорец тоже не смог усвоить.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Ответить

Вернуться в «Заброшенный фанфикшн»