Гарри Поттер и Восстание нечистокровных (экшен, макси, G)

Здесь выкладываются уже законченные произведения на тему ГП.
Холоми
Ученик
Сообщения: 382
Зарегистрирован: 05 авг 2004 12:48
Откуда: New Zealand
Контактная информация:

Сообщение Холоми » 17 июн 2005 12:56

господа,убедительная просьба не молчать об орф.ошибках,найденных вами!
целесообразней будет писать мне в асю-номер 211862071,но лучше напишите что вы с этого форума,или же по мылу.
заранее благодарна
Goodshippers
WHY ARE YOU WORRYING ABOUT
YOU-KNOW-WHO?
YOU SHOULD BE WORRYING ABOUT
U-NO-POO--
THE CONSTIPATION SENSATION
THAT'S GRIPPING THE NATION!

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Сообщение wolk stepnoy » 17 июн 2005 19:10

Ага, а мне обо всех остальных ошибках: логических, речевых и пр. Уже, между прочим, в третий раз прошу, а откликнулся пока один лишь Южный. Господа, этот фик я намереваюсь к концу лета закончить, и начать писать его продолжение, но фиг я за него возьмусь, пока в этом не останется ни одной ошибки.
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

Холоми
Ученик
Сообщения: 382
Зарегистрирован: 05 авг 2004 12:48
Откуда: New Zealand
Контактная информация:

Сообщение Холоми » 30 июл 2005 15:50

wolk stepnoy,
привет,отправила тебе те главы..с 8 по 11,не знаю получил или нет.отправила уже давно.

итак,господа! я,как начавшая читать 6 книгу уже 16 июля(и уже давно прочитавшая ее), радуюсь,что данный фик УРА УРА предсказал пейринг!!!
ляляля...
Goodshippers
WHY ARE YOU WORRYING ABOUT
YOU-KNOW-WHO?
YOU SHOULD BE WORRYING ABOUT
U-NO-POO--
THE CONSTIPATION SENSATION
THAT'S GRIPPING THE NATION!

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Сообщение wolk stepnoy » 15 авг 2005 22:32

Всем,
Дописываю 20 главу. Всего их будет 25, так что, свое обещание дописать фик до конца лета боюсь не выполнить. Личные неурядицы, лень, жара и шестая книга в разное время мешают мне это делать. Но ничего, как-нибудь прорвемся. Насчет пейринга: не так-то и много было версий, чтобы выбирать, а ГП/ГГ Я ПРИНЦЫПИАЛЬНО ПИСАТЬ НЕ ХОТЕЛ. Вот пот поводу еще одной моей догадки, я таки не знаю что делать. Придумал я этот эпизод уже давно, и вставить хочу в 23 главу, а скажут, СКАЖУТ, что я украл идею у Роулинг.
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

Аватара пользователя
Freezing Spell
Заслуженный Волшебник
Сообщения: 1320
Зарегистрирован: 20 авг 2004 10:38
Псевдоним: Всадник из льда
Пол: мужской
Откуда: Icewind Dale
Контактная информация:

Сообщение Freezing Spell » 16 авг 2005 10:13

Забей, мы тебе верим :)
Насчёт фика: прочитал я его месяц назад и уже подзабыл, что там было, но читал с удовольствием - это факт. Порадовал замечательно неоднозначный характер Такера - этакий безбашенный фанатик.
Утащил сейчас читать последние 2 главы, заодно поищу там ошибки.
wolk stepnoy, удачи тебе и вдохновения!
Гарри aka p0++eR и AMD'овский камень — ожидание закончилось!

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Сообщение wolk stepnoy » 26 авг 2005 16:12

Прошу меня сильно не бить, но проды этого фика не будет до начала Сентября. Но потом она будет обязательно. Возможно, даже, следующие три главы будут появляться со значительно меньшими перерывами, чем сейчас.
p s
Под началом сентября я понимаю его первые две недели.
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Сообщение wolk stepnoy » 14 сен 2005 15:24

Ну вот вам и глава.


--------------------------------------------------------------------

Глава 20. Заложник.

- И что, теперь Фиренце у кентавров что-то вроде вождя? - возбужденно расспрашивал Рон Гарри и Джинни на следующий день.
Ребята, разумеется, вынуждены были поведать друзьям обо всех своих приключениях. Да и скрыть что-либо было просто невозможно.
Как рассказал Гарри все тот же Рон, что незадолго до отбоя в замок ворвался Хагрид, и с совершенно безумным видом стал кричать, что кентавры убили его брата, а Гарри, Джинни и Фиренце отправились в Запретный лес. Никто долго ничего не мог понять, пока не появился Дамблдор и не приказал мадам Помфри напоить преподавателя ухода за магическими существами Успокоительным зельем. Наконец, когда Хагрид смог более или менее внятно рассказать обо всем случившемся, ребят отправились разыскивать почти все преподаватели, но поиски не дали никаких результатов до самого утра. Рон, которого вместе с другими старостами на всякий случай отправили патрулировать школьный двор, постоянно зевал, напоминая тем самым, что именно по вине своей сестры и лучшего друга он сегодня не выспался, и поэтому требует подробнейшего отчета о том, что с ними произошло.
- Не совсем, - ответил Гарри на вопрос друга. - Фиренце говорил, что у кентавров нет ярко выраженных лидеров, и они лишь прислушиваются к мнению тех, кто обладает даром предвидения, а поскольку Фиренце сейчас единственный, за исключением Ронана, обладающий таким даром, он становится их лидером.
- Все равно, - упрямо заявил Рон, - не вижу, чем это отличается от того, что я сказал.
Гарри и сам бы не мог бы точно сказать, почему главу рода кентавров нельзя назвать их вождем, но он помнил то, что Фиренце когда-то рассказывал ему о жизни своего народа, и чувствовал, что какое-то отличие здесь существует. Гермиона, также внимательно слушавшая их историю, не преминула высказать свое отношение к этой проблеме.
- Я думаю, что у кентавров действительно нет такого понятия как вождь или лидер. Ведь до вчерашней ночи их возглавлял Ронан, но он не сумел ни защитить Фиренце, ни помешать Бейну и его сторонникам в их устремлении развязать войну против людей. Кентавры прислушиваются к тому, кто обладает большей мудростью, чем они, но, в конечном итоге, каждый из них решает сам за себя. И, кстати, - резко сменила тему Гермиона, - как директор отреагировал на то, что вы двое в очередной раз нарушили все мыслимые и немыслимые школьные правила?
Гарри и Джинни виновато опустили головы. Ни сто баллов снятых Макгонагл со своего факультета ("И скажите спасибо, Поттер, что не больше"), ни две недели отработок у Филча не могли сравниться с тем укоризненным взглядом, которым директор посмотрел на них, когда разгневанная Макгонагл приволокла их в его кабинет.
- Я даже не стану ругать вас, - сказал им тогда Дамблдор. - Просто я думал, что ты, Гарри, после прошлого года станешь более ответственно относиться к своей жизни, и к жизням тех, кто тебя окружает.
Гарри даже не мог поднять глаз на директора. Теперь он понимал, что его поступок никак нельзя было назвать взрослым, но, в то же время он знал, что, вряд ли даже сейчас поступил бы иначе. Единственное, за что он не переставал себя корить, это то, что он позволил Джинни отправиться вместе с ним. На будущее парень пообещал себе, что больше никогда не подвергнет ее такой опасности.
Если бы он только знал, насколько сложно ему это будет сделать!

***
Еще пару недель вся школа только и говорила о том, что произошло с Гарри и Джинни в Запретном лесу. Как это водится, история постепенно обросла невероятными подробностями, и Гарри часто сам удивлялся тем небылицам, которые ученики всех факультетов пересказывали друг другу. Но один факт был абсолютно бесспорен: Фиренце больше не было в замке, и все уроки прорицания опять вела профессор Трелони. Не заметить этого было нельзя, так что разговоры о том, где сейчас кентавр, и какое отношение к этому имеет Поттер периодически всплывали, то там, то тут. Сам Гарри на все вопросы однокурсников предпочитал отмалчиваться, чем невольно порождал еще большее количество сплетен и пересудов. Но пересказывать каждому встречному историю их с Джинни приключений в Запретном лесу он не имел никакого желания. Впрочем, вскоре произошло событие, которое, по крайней мере, у шестикурсников и семикурсников вытеснило из головы все лишнее. В первый же день, по окончании пасхальных каникул, на доске объявлений в школьном вестибюле появилось следующее сообщение:
"С начала мая все учащиеся шестых и седьмых курсов могут посещать дополнительные занятия для подготовки сдачи тестов на аппарирование. Все желающие должны записаться у деканов своих факультетов. Заместитель директора профессор М.Макгонагл."
- Я обязательно запишусь! - возбужденно проговорил Рон. - Ведь мне уже семнадцать, и сразу после сдачи тестов я смогу это делать.
- А мне придется ждать до сентября, - огорченно произнесла Гермиона. - Но тест, конечно же, я тоже сдам сейчас, ведь аппарировать это не так уж просто, а здесь у нас обязательно будет хороший наставник, который сможет объяснить нам все тонкости этого процесса.
Гарри, который, благодаря Ремусу, постиг это искусство еще прошлым летом, и даже пробовал аппарировать внутри квартиры Люпина, не был уверен, стоит ли ему посещать эти занятия, отнимая у себя лишние часы и так очень не значительного свободного времени, но, в конце концов, все-таки решил присоединиться к друзьям, чтобы в очередной раз не выделяться из общей массы. В дальнейшем он ни разу не пожалел о таком решении. Гермиона, как и всегда, оказалась права. Занятия по аппарированию у них вел профессор Флитвик, и Гарри вынужден был признать, что, несмотря на некоторые практические умения, в теории он значительно отстает. Так, занимаясь с Ремусом, Гарри так и не смог понять, каким образом волшебник может перемещаться в совершенно незнакомую для него местность. Ведь для того, чтобы аппарировать нужно было до мельчайших подробностей представлять себе то место, в которое хочешь переместиться. Флитвик объяснил им, что подобный метод является лишь начальной ступенью искусства аппарирования, а сильные маги пользуются другим, более сложным, но и более эффективным методом, позволяющий им перемещаться в любую точку на земном шаре, пусть даже они никогда там не были. Для этого они используют особые силовые линии, со всех сторон опоясывающие землю. Зная расположение этих линий можно, используя их силу, мгновенно переместиться в любое нужное тебе место. Но, впрочем, как объяснил им Флитвик, этому искусству нужно учиться не один месяц, и пока они ограничатся аппарированием на знакомой местности. Встретившись в это время глазами с упрямым взглядом Гермионы, Гарри понял, что уж она-то обязательно овладеет искусством мгновенного перемещения во всех тонкостях.

***
Тест на аппарирование должен был состояться в последнюю субботу мая, а на следующий день должен был пройти финальный матч между Гриффиндором и Слизерином, и Гарри с Роном буквально разрывались между практикой в аппарировании и квиддичными тренировками. Почти никто не сомневался, что Гриффиндор выиграет этот матч, но Гарри все-равно усиленно тренировал команду, не без причины ожидая от Слизеринцев какого-нибудь подвоха. Была в этих тренировках и еще одна положительная сторона. В последнее время лишь на них Гарри мог видеться с Джинни, которая начала готовиться к сдаче СОВ, и в связи с этим, также была загружена по самую голову. Несколько раз Гарри пытался помогать девушке готовиться к экзаменам, но каждая такая попытка неизменно заканчивалась тем, что они оба совершенно забывали о учебе, и в конечном итоге, Джинни, смеясь, запретила Гарри даже приближаться к ней во время ее занятий. И вот наконец наступил день, когда Гарри, Рон и Гермиона, вместе с другими одноклассниками должны были отправиться в министерство, и доказать свое право на получение разрешения самостоятельно аппарировать. За завтраком все чувствовали себя так, будто это был последний день в их жизни. Рон с отсутствующим видом намазывал маслом уже пятый тост. Предыдущие четыре не тронутой горкой лежали на его тарелке. Гарри, который испытывал несколько большую уверенность в своих силах сдать тест, тоже не испытывал сильного аппетита, помня многочисленные рассказы, как волшебники проваливали свои тесты по аппарированию, расщепляясь или оказываясь в каком-нибудь совсем не том месте, вместо того, в которое должны были попасть. Джинни, сидевшая рядом с Гарри, всячески пыталась поднять им с Роном настроение, пересказывая историю о том, как блестяще в прошлом году близнецы сдали эти тесты.
- Фред рассказывал, - говорила она, - что у сотрудника министерства, экзаменовавшего их, чуть не случился сердечный приступ, когда они вдвоем аппарировали прямо у него перед носом, а у Джорджа как раз в этот момент взорвалась в кармане какая-то не до конца доделанная хлопушка.
Гарри изо всех сил попытался улыбнуться, но вид сидящего с другой стороны почти зеленого Рона был слишком заразительным. Большой зал в очередной раз наполнился шумом совиных крыльев, и на головы и в тарелки учеников полетела их почта. Гермиона развернула свой номер "Ежедневного оракула" и издала удивленное восклицание. Гарри с любопытством развернул свой номер, внутренне радуясь, что нашлось что-то, способное отвлечь всех их от мыслей о тестах. Заголовок на первой странице гласил: "Неслыханные беспорядки перед министерством магии".

***
"Сегодня утром, - говорилось в статье, - министерство магии столкнулось с неожиданными трудностями. В кабинет министра Артура Уизли явилась группа волшебников, возглавляемая известным репортером Джоном Таккером и предъявила ряд требований к правительству. Таккер и его сторонники заявили, что правительство Артура Уизли не в состоянии справиться с трудностями, которые в этом году обрушились на весь наш магический мир. Они потребовали немедленного удаления с министерских постов всех волшебников, принадлежащих к древним магическим родам, утверждая, что последние тайно поддерживают Сами-Знаете-Кого. Также они заявили о необходимости создания нового правительства, в которое должны войти исключительно волшебники магловского происхождения, так как они не отягощены старыми условностями и способны более решительно противостоять угрозе, исходящей от Того-Кого-Нельзя-Называть. Министр магии был вынужден пойти на переговоры, так как Таккера пришли поддержать многие волшебники, которые организовали стихийный пикет возле входа в министерство. Их количество продолжает увеличиваться. Мы будем информировать вас о дальнейшем развитии событий в наших специальных выпусках".

***
- Я всегда говорил, что этот Таккер полный придурок, - возмущенно воскликнул Рон, дочитав статью до конца. - И где он только нашел столько волшебников, пришедших поддержать его идиотские идеи?
- Ну не такие уж они и идиотские, - ответила Гермиона. - Другое дело, что сейчас, когда у министерства и так хватает проблем с возвращением Волдеморта, создавать ему дополнительные трудности просто...
- Полный идиотизм, - закончил Рон.
- Просто безответственно, - нашла, наконец, подходящее слово Гермиона.
От преподавательского стола к ним подошла профессор Макгонагл.
- Я хочу напомнить всем, кто сегодня отправляется сдавать тесты на аппарирование, проговорила она холодным голосом, - что после завтрака вы должны собраться в вестибюле, где вас будут ожидать портшлюзы до министерства.
- Но, профессор, - смущенно спросила Гермиона, - разве сейчас это не опасно? Я имею в виду все эти беспорядки в министерстве...
- Не волнуйтесь, мисс Грейнжер, - отчеканила Макгонагл, - вам будут предоставлены все меры безопасности. Ваши преподаватели и работники министерства вполне способны их обеспечить.

***
В министерство отправилось около двадцати человек с шестых и седьмых курсов. Многим из них в свое время не удалось должным образом сдать тесты и теперь они готовились это сделать во второй раз. Гарри с трудом сдержал усмешку, когда услышал, как какой-то высокий, худощавый Равенкловец рассказывает Терри Буту о том, как его непостижимым образом расщепило и его левый глаз, болтавшийся посередине какого-то магловского кафе, создал немало проблем бригаде обливиаторов.
Все они стояли в центре уже знакомого Гарри вестибюля министерства магии.
К ним подошел низенький пожилой волшебник.
- Итак, дорогие мои, - начал он, - сейчас каждому из вас будет предоставлена одна попытка получить право на аппарирование. Разумеется, вы сможете это делать только после того, как достигните совершеннолетия. Сейчас вы будете подходить ко мне, не более чем по два человека, и получать ваши задания.
На какое-то время воцарилась полная неразбериха. Студенты пытались найти себе напарников, и установить хотя бы какое-то подобие очереди. Оказалось, что почти никто не хотел идти в паре с Невиллом, видимо, опасаясь, что его неудачливость во всем может оказаться заразной. Бедняга Лонгботом еще долго бы стоял, смущенно оглядываясь на отводивших от него глаза студентов, если бы сердобольная Гермиона не сжалилась над ним, и не пошла с ним. Гарри с Роном, предусмотрительно не рвавшиеся вперед, стояли и наблюдали за тем, как другие сдают свои тесты. Получалось действительно далеко не у всех. Лаванда Браун, пошедшая сдавать самой первой, непонятно как переместилась на плечи к Дину Томасу, чем вызвала дружный смех собравшихся. Ханна Эббат из Хаффлваффа не смогла переместиться полностью, и в течение нескольких секунд, еле сдерживая слезы, наблюдала, как ее правая рука совершенно независимо от нее, парила под потолком. Ко всеобщему удивлению, у Невилла все получилось с первого раза, и он с довольным и гордым видом отошел в сторону, сжимая в руке сертификат, удостоверяющий его право аппарировать самостоятельно. Наконец подошло время и для Гарри с Роном. Экзаменатор подошел к ним, и указал рукой на окаймляющую весь атриум балюстраду.
- Я хотел бы, чтобы вы, молодые люди, сейчас аппарировали на этот балкон.
Гарри прикрыл глаза, пытаясь вспомнить все, что он слышал в начале от Ремуса, а потом от профессора Флитвика. Он постарался детально представить себя, стоящим на балконе и смотрящим вниз.
"Там еще такие мраморные перила". Вот он стоит и опирается на эти перила рукой.
И тут Гарри действительно почувствовал под своей рукой холодный мрамор. Он открыл глаза и обнаружил себя стоящим на балюстраде. Через секунду с негромким хлопком рядом с ним появился Рон.
- Блестяще, - проговорил появившийся перед ними экзаменатор, - можете считать, что свои тесты вы уже сдали. Хотя уже просто для того, чтобы продемонстрировать другим свои умения, аппарируйте, пожалуйста, обратно вниз.
Гарри снова постарался представить, как он стоит внизу, в атриуме, среди своих однокурсников и через мгновение уже был там. К нему подбежала улыбающаяся Гермиона, разумеется, сдавшая свой тест столь же блестяще.
- Поздравляю, Гарри! Это просто здорово, что у тебя получилось с первого раза! И у Рона тоже...
Гарри оглянулся, чтобы высказать свои поздравления Рону, который уже должен был стоять где-то рядом с ним, но, к своему удивлению, не обнаружил его. Гарри посмотрел наверх, но и там было пусто. Ни в одной части атриума нигде вообще Рона Уизли не наблюдалось. Нехорошее предчувствие посетило Гарри. Он еще сам до конца не понимал, почему у него внутри все охватило холодом, но, исходя из прошлого опыта, он знал, что его предчувствия не возникают без повода. До конца экзамена еще оставалась какая-то надежда, что Рон просто затерялся среди студентов, но вот уже Слизеринец Блейз Забини весьма успешно прошел свой тест, и всех уже начали собирать в общую кучу, чтобы с помощью портшлюза перенести их обратно в Хогвартс, а Рона все не было. Уже не на шутку переволновавшиеся Гарри и Гермиона обежали весь довольно немаленький атриум, расспросили всех студентов, заглянули всюду, куда только могли, но никаких результатов не получили. На их вопрос о Роне, волшебник, принимавший у них тест, лишь растерянно развел руками:
- Высокий, рыжий молодой человек, вы говорите? Да, я помню, он еще сдавал тест вместе с вами, мистер Поттер... Очень неплохие результаты... Я и не стал следить за тем, куда он потом аппарировал.
Когда же к делу подключились сопровождавшие студентов в министерство Макгонагл и Флитвик, всем стало ясно, что Рон попал в какую-то неприятную ситуацию.

***
Гарри расхаживал по Гриффиндорской гостиной, заложив руки за спину. Охватившее его нервное возбуждение не давало ему спокойно сидеть на одном месте. Рона так и не удалось найти. Теперь на его поиск были уже брошены все силы министерства, но следов пропавшего студента пока обнаружить нигде не удалось.
- Да перестанешь ты, наконец, мельтешить, Гарри, - воскликнула Гермиона, - у меня от тебя уже в глазах рябит.
Гарри устало плюхнулся в кресло рядом с девушкой.
- Почему, черт возьми, они ничего не делают? - пробормотал он. - Рона нет уже больше семи часов, и никто до сих пор даже не предполагает, где он может находиться. Я имею в виду, что сейчас как-никак война, а они ведут себя так, будто у них каждый день пропадают студенты.
- Давайте попробуем подумать, куда Рон мог деться из министерства, - тихо проговорила, все это время молча сидевшая рядом с Гермионой Джинни. - Вспомни, Гарри, когда именно ты потерял его из виду.
- Да в том-то и дело, Джинни, что никуда из министерства он деться не мог, - нервно сказала Гермиона. - Атриум был заколдован так, чтобы никто из студентов не мог аппарировать за его пределы.
- Мы были с ним вместе, - уже в который раз начал рассказывать Гарри. - Рон успешно сдал тест и этот министерский чиновник попросил нас сделать еще одну аппарацию, чтобы показать остальным, как хорошо мы это делаем, а потом он словно сквозь землю провалился.
Гермиона подняла на Гарри взволнованный взгляд.
- Как ты сказал?
- Я говорю, что этот представитель министерства попросил нас...
- Да нет же, - воскликнула Гермиона, - ты сказал сквозь землю. Аппарировать за пределы министерства никто действительно не мог, но что если...
Закончить Гермиона не успела потому, что портрет отодвинулся, и в гостиную вошла профессор Макгонагл.
- Мисс Уизли, - обратилась она к Джинни, - вы должны подняться со мной в кабинет директора.
Джинни встревожено посмотрела на Гарри и Гермиону. Гарри ободряюще сжал руку девушки.
- Пожалуй, вам, мистер Поттер, тоже стоит пойти с нами, - добавила декан Гриффиндора.

***
В кабинете Дамблдора они обнаружили взволнованных мистера и миссис Уизли. Миссис Уизли время от времени всхлипывала, а лицо министра магии было мертвенно бледным.
- Джинни, Гарри, садитесь, - обратился к ним Дамблдор. - полчаса назад была получена информация о Рональде Уизли.
- Что с ним? - спросила Джинни.
- Думаю, что пока все в порядке, - ответил Дамблдор. - И надеюсь, что и дальше все будет нормально, - проговорил он, успокаивающе кивая миссис Уизли.
- Полчаса назад, - вступил в разговор мистер Уизли, - со мной связались представители отрядов мятежных гоблинов, которые заявили, что Рон находится у них, и предъявили министерству ряд требований, которые оно должно выполнить до завтрашнего вечера.
- А как же Рон? - испуганно спросила Джини.
- А Рона они пообещали умертвить, если их пожелания не будут выполнены до завтрашнего вечера, - дрожащим голосом ответил мистер Уизли. - Я посчитал, что вы должны это знать.
- Но вы ведь будете выполнять их требования? - спросил Гарри.
- Мы будем вести с ними переговоры, - ответил мистер Уизли.
- Дело в том, Гарри, - сказал Дамблдор, - что не все их требования можно выполнить в течение суток, а некоторые из них представляются просто не выполнимыми.
- Это же, черт возьми, полный абсурд, - схватился за голову мистер Уизли. - Они хотят, чтобы мы предоставили им свободную территорию, на которой они смогли бы организовать свое государство... А как это можно сделать, не потревожив кучу маглов?
Миссис Уизли снова громко всхлипнула. Джинни подбежала к матери и порывисто обняла ее.
- Я бы хотел, чтобы все вы постарались успокоиться, - проговорил Дамблдор, - У нас есть еще сутки, в течение которых ты, Артур, будешь вести переговоры, а я, со своей стороны, буду использовать все свое влияние, чтобы Рон вернулся в школу целым и невредимым.
- Тогда, я думаю, что мистер Поттер и мисс Уизли могут вернуться в свою гостиную, - проговорила Макгонагл.
- Еще пару слов, Минерва, - остановил ее Дамблдор. - Гарри, - обратился он к парню, - я надеюсь, что ты и твои друзья не станете предпринимать никаких самостоятельных действий по спасению мистера Уизли? Тем более, что в этой ситуации вы действительно ничем не сможете помочь.
Гарри молча кивнул. Директор подошел к парню и в упор посмотрел на него.
- Это действительно очень серьезно, Гарри. Пообещай мне, что не помчишься спасать Рона сломя голову.
- Хорошо, профессор.
- Ну вот и славно, - облегченно вздохнул Дамблдор. - А теперь вам на самом деле лучше отправиться спать.

***
Спать они, конечно, не легли. Напряжение всего этого дня вряд ли позволило бы им это сделать. Гарри сидел, молча уставившись на огонь в камине, пытаясь хоть как-то разобраться в беспорядке мыслей, роящихся у него в голове. Все события этого суматошного дня проносились в его сознании, путались и никак не хотели выстраиваться во что-то связное. Выступление сторонников Таккера, внезапное исчезновение Рона, ультиматум гоблинов министерству…. Было во всем этом что-то общее, какая-то ускользающая от него связующая нить. Но разобраться, в чем состоит эта связь, у него не получалось. Почему-то мятежные гоблины у него четко сочетались с Таккером. Именно Таккер так усиленно ратовал за расширение прав этих самых гоблинов, именно он познакомил Гарри с одним из них, именно он находился в министерстве в тот день, когда Арман со своими сообщниками сбежал прямо из-под носа у авроров. Гарри потер лоб. Ему показалось, что он, наконец, нашел ту мысль, которая поможет им отыскать решение.
- Послушайте, - неуверенно начал он, - помните я рассказывал вам о Армане.
- Да, - бесцветным голосом ответила Джинни.
За все время с их возвращения из кабинета Дамблдора она не проронила почти ни одного слова.
- Это тот гоблин, друг Таккера. Он еще был арестован за какую-то кражу в Гринготс.
Гарри согласно кивнул головой.
- Я просто думаю, не может ли он знать что-нибудь о Роне.
- Вряд ли это чем-то нам поможет, - скептически пожала плечами Гермиона. - С чего вдруг этому гоблину помогать нам, и потом, в любом случае, ты не знаешь, как с ним связаться, ведь, насколько я помню, он сейчас находится в бегах...
Внезапно Гермиона побледнела и вскочила с кресла.
- Что? ... - хором спросили Гарри и Джинни.
- Я... я, кажется, поняла, - пробормотала Гермиона.
- Что ты поняла? - недоуменно спросил Гарри.
- Помнишь, когда все обсуждали побег этих трех гоблинов, никто не мог понять, как им удалось это сделать. Я тогда подумала, что сбежать из здания наполненного аврорами, не умеющие аппарировать гоблины могли лишь двумя способами: либо с помощью портшлюза, либо через какой-нибудь не известный аврорам подземный ход. А сегодня, когда ты сказал, что Рон словно провалился сквозь землю, я почти поняла, как он исчез, но тогда нас отвлекла Макгонагл. А когда ты заговорил об этом Армане... В общем, мне кажется, что это может очень походить на правду.
- То есть ты хочешь сказать, что гоблины утащили Рона в какой-то подземный ход? - уточнил Гарри.
- В общих чертах да. Но я думаю, что, скорее всего, он сам туда аппарировал. Ведь антиаппарационная защита могла и не распространяться на помещения, неизвестные работникам министерства.
- Но почему ты думаешь, что такой ход вообще мог быть? - спросила Джинни.
- Конечно, все это только догадки, - ответила Гермиона, - но многое указывает именно на это. Во-первых, гоблины не умеют аппарировать, а незарегистрированный портшлюз в министерстве сразу же бы засекли, так что остается только один вариант их побега - подземный ход, во-вторых, Министерство, как и Хогвартс, строили с помощью магии, а сколько в Хогвартсе неизвестных никому проходов мы знаем лучше, чем кто-либо и, в-третьих, гоблины, в свое время, принимали участие в строительстве министерства и запросто могли не сообщать волшебникам обо всех его тайнах, так что подземный ход вполне может оказаться реальностью.
- А если это так, - резко спросила Джинни, - почему мы до сих пор сидим здесь? Разве ты не думаешь, Гермиона, что ты должна рассказать о своих догадках директору и папе? Вдруг это поможет им спасти Рона!

***
Через пару минут Гарри вернулся из спальни с плащем-невидимкой и картой мародеров. Они решили, что прямо сейчас пойдут в кабинет директора и расскажут ему о догадке Гермионы. Гарри развернул карту и стал изучать хогвартские коридоры на предмет наличия Филча, Пивза и других факторов, могущих помешать им быстро и беспрепятственно добраться до кабинета директора. Как почти сразу стало ясно, что повезло им только наполовину. Ни Филча, ни Пивза, ни миссис Норрис на пути к каменной горгулье не наблюдалось. Но и самого Дамблдора не было в его кабинете, его не было вообще в пределах замка. К огорчению ребят на карте не удалось найти вообще никого, кто мог бы выслушать их и правильно воспользоваться полученными сведениями. Ни Макгонагл, ни Аберфорта, ни даже Снейпа в замке не наблюдалось.
- И что нам теперь делать? - выразил всеобщее мнение Гарри.
- Я думаю, что нам следует дождаться Дамблдора, - сказала Гермиона, - и когда он появится, поговорить с ним.
- Но у нас осталось меньше суток, - яростно проговорила Джинни. - Что, если директора не будет в замке до завтрашнего вечера, что если они не смогут выполнить условия ультиматума, и тогда гоблины... Договаривать она не стала. Всем и так было ясно, что гоблины могут сделать со своим заложником, если их требования не будут выполнены.
- Я отправляюсь в министерство, - решительно заявил Гарри.
Он был готов сделать это уже тогда, когда Гермиона высказала свое предположение. Когда на карте не удалось найти никого, кто мог бы их выслушать, стало ясно, что это единственно возможное решение. Но нарушить обещание, данное дамблдору, его заставили слова Джинни. Столько испуга он услышал в ее голосе, и, в конце концов, он просто не мог позволить, чтобы она разочаровалась в нем.
- Я отправлюсь в министерство, - повторил он, - найду там кого-нибудь из авроров, и выложу ему наши догадки, а если и там никого не окажется, попробую отыскать тот самый ход.
- Ты пойдешь... А мы? - спросила Джинни.
- А вы пойдете спать, - непреклонно заявил Гарри.
Джинни упрямо вздернула подбородок, явно собираясь что-то возразить, но Гарри опередил ее.
- Ты останешься здесь, Джин. Это решено окончательно и обжалованию не подлежит. Я не могу больше рисковать твоей жизнью. Хватит с тебя и прошлого приключения в Запретном лесу.
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Сообщение wolk stepnoy » 14 сен 2005 19:19

эТУ ГЛАВУ Я НАЧАЛ ПИСАТЬ ЕЩЕ ДО ВЫХОДА ШЕСТОЙ КНИГИ, ПОЭТОМУ УПУСТИЛ ИЗ ВИДА ТОТ ФАКТ, ЧТО Гермиона старше Гарри, а не наоборот. Потом же я просто не стал исправлять эту деталь. Надеюсь вы простите мне эту маленькую неточность. Иеще, если эту тему просматривает кто-нибудь из модераторов, огромная просьба ее почистить. По крайней мере убрать одинаковые посты с главами 19 и 20. Они продублировались случайно. Просто были какие-то проблемы с форумом.
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Сообщение wolk stepnoy » 24 сен 2005 17:43

Вот маленькая прода. И, правда, пишите отзывы, так мы будем знать, что фанфик читают, и над чем нам стоит работать.

-----------------------------------------------------------------------------

Глава 21. Мятежные гоблины.

Гарри пробирался по тайному проходу, ведущему из Хогвартса в "Сладкое королевство". План его был до предела прост. Он собирался добраться до Хогсмида, а уже оттуда под плащом-невидимкой аппарировать в министерство. Что он собирался предпринять дальше, ему самому еще до конца не было ясно. Но была одна вещь, на которую он возлагал некоторые надежды. В кармане его мантии лежал небольшой ключ. Тот самый ключ, который Ремус подарил ему на его шестнадцатый день рождения. Как ему тогда объяснил Люпин, этот ключ мог открыть почти любой замок.
Но была у него и еще одна дополнительная особенность, которую Гарри случайно обнаружил во время одной из своих вечерних прогулок с Джинни. В тот вечер они слишком долго засиделись у озера и вернулись в замок уже после отбоя. Приближаясь к коридору, ведущему к портрету с Толстой Дамой, они услышали шаркающие шаги Филча. Плаща-невидимки у Гарри в тот раз с собой, как на грех, не оказалось, а добежать до портрета, не привлекая к себе внимания школьного смотрителя, было уже невозможно. Поэтому они нырнули в ближайшую стенную нишу с рыцарскими доспехами. Стоя там, Гарри внезапно ощутил жжение в кармане своей мантии. Опустив туда руку, он нащупал тот самый ключ, о котором он до сих пор даже и не вспоминал. Металл, из которого ключ был сделан, сильно нагрелся. Удивленный Гарри поднес ключ к глазам и увидел, что он светится едва заметным голубоватым светом, да еще и норовит вырваться из его руки. Не сумев удержать непослушный предмет, Гарри с ужасом смотрел, как он вылетает из его руки, ожидая, что сейчас он ударится о каменный пол и привлечет внимание не только Филча, но и всех окрестных приведений. Но этого не произошло. Вместо того чтобы со звоном упасть на пол, ключ завис в воздухе, а затем стал медленно парить, вычерчивая на дальней стене ниши правильный прямоугольник. Чисто интуитивно Гарри снова ухватил ключ и прикоснулся им к стене. Тут же что-то щелкнуло, и каменная плита, как оказалось, скрывающая еще один скрытый проход, отодвинулась. Так Гарри обнаружил, что подарок, сделанный ему Ремусом, не только открывает любые замки, но и сигнализирует о наличии поблизости скрытых дверей. Именно на это свойство ключа Гарри и рассчитывал, в случае, если ему самому придется искать скрытый проход, куда предположительно аппарировал Рон.

***
Первая часть пути не вызвала у Гарри никаких трудностей. Он без проблем добрался до "Сладкого королевства" и тихонько вышел на улицу. Ночной Хогсмид значительно отличался от той милой деревушки, которую Гарри привык видеть при солнечном свете. Ни одно окно в домах не светилось. Все обитатели деревни крепко спали. Ни один звук не нарушал окружающую его мертвую тишину. Внезапно дверь "Сладкого королевства" едва слышно скрипнула за его спиной. Гарри оглянулся, инстинктивно выхватывая палочку. Но там никого не было. Тишина снова стала мертвой. Решив, что это всего лишь ветер, Гарри, больше не отвлекаясь на посторонние шумы, сосредоточился и постарался представить себя стоящим в атриуме Министерства Магии. В следующую секунду он понял, что предутренняя прохлада Хогсмида сменилась на полумрак вестибюля Министерства. Там было пусто и тихо. Камины, расположенные по стенам атриума, были погашены. Обычно светлый вестибюль был погружен в полумрак. Лишь в его центре немного отсвечивали золотые скульптуры на фонтане. Гарри вытащил из кармана ключ и двинулся в направлении одной из стен. Его шаги гулко отдавались под сводами атриума. Гарри не отводил взгляда от лежащего у него на ладони ключа. Но тот не нагревался и не светился. Более двадцати минут он обходил весь атриум по периметру, но ключ оставался холодным и неподвижным. Гарри приблизился к фонтану со скульптурой в центре, и устало оперся о его край. Ему нужно было собраться с мыслями. Он, несомненно, оказался в тупике. Можно было бесконечно расхаживать по министерству, но так и не отыскать тайного прохода. Самым разумным в этой ситуации было бы вернуться в Хогвартс, но, стоило Гарри подумать, что он в таком случае скажет Гермионе и Джинни, его охватывал ужас. Гарри еще раз зажал ключ между пальцев и обвел им вокруг себя, пытаясь уловить малейшие изменения в его температуре.
- Не думаю, что так у тебя что-то получится, - раздался знакомый голос за его спиной. Гарри резко повернулся.
Перед ним стояли Гермиона и Джинни. Наверное, все чувства, которые посетили Гарри в этот момент, были отчетливо видны на его лице, потому что девушки, которые вначале довольно ухмылялись, вдруг испуганно попятились от парня.
- И какого черта вы здесь делаете? - ледяным голосом спросил Гарри, даже и, не пытаясь скрыть свое раздражение.
В этот момент он внезапно почувствовал себя "Снейпом", кляня Гриффиндорскую бесшабашность, заставившую этих "идиоток" полезть туда, куда их совсем не просили.
"Ну ладно Джинни, - недовольно подумал он. - У нее явная наследственность Фреда и Джорджа, но как Гермиона могла пойти на эту авантюру! Вряд ли без ее помощи Джинни так быстро добралась бы до министерства".
- Мы отправились через несколько минут после тебя и аппарировали сюда из Хогсмида, - подтвердила худшие подозрения Гарри Гермиона. - Точнее, аппарировала я, а Джинни просто была вместе со мной.
- Но зачем вы вообще сюда пришли? - негодующе спросил парень.
- Рон, между прочим, мой брат, и я не собираюсь находиться в стороне! - упрямо сказала Джинни. - А у Гермионы появились кое-какие новые соображения, которые она решила побыстрее тебе сообщить.
- Значит так, - рассерженно повернулся Гарри к Гермионе, - говори, что ты там еще придумала, а потом бери Джинни и возвращайся с ней назад.
- Не выйдет, - заявила Гермиона, - мы решили, что пойдем с тобой, и я не думаю, что тебе помешает наша помощь.
- Я не собираюсь втягивать вас в это, - не уступал Гарри, - и в любом случае пойду без вас.
- Тебе придется пойти с нами, - не скрывая торжества в голосе, сказала Джинни.
- Это почему?
- Потому, что Гермиона знает, где находится этот ход.
Гарри удивленно уставился на обеих девушек.
- И где же находится этот ход? - спросил он у Гермионы.
- Пообещай вначале, что не будешь возражать против того, чтобы мы сопровождали тебя.
- Ладно, - сдался Гарри, - только, если мы столкнемся с действительно серьезной опасностью, вы должны пообещать мне, что не полезете сражаться, а лучше вернетесь в Хогвартс и приведете помощь.
- Хорошо, командир, - проговорила Джинни, не забыв при этом показать ему язык.
- Ну и где, по-твоему, находится этот ход? - еще раз спросил Гарри у Гермионы.
- Вообще-то это тоже только предположение, - ответила девушка, - но оно кажется мне вполне возможным. Просто я подумала, что, если кто-то будет строить скрытый ход, он сделает это, для того чтобы им кто-то воспользовался, а, значит, создаст какую-нибудь примету, по которой можно найти этот ход. А если нам нужен ход, построенный гоблинами, мы должны искать примету, как-то связанную с ними.
Гарри обвел взглядом атриум. Ничего связанного с гоблинами ему на ум не приходило. Он раздраженно посмотрел на Гермиону.
"Почему она все время говорит такими загадками? Неужели сложно просто сразу все объяснить".
- Ну, подумай, Гарри, - сказала Гермиона. - Эта примета у тебя под носом.
Гарри проследил направление, в котором смотрела Гермиона, и уперся взглядом в фонтан. Скульптуры волшебника, кентавра, домашнего эльфа и гоблина смотрели прямо на него. Ну, конечно же! Если проход, о котором говорит Гермиона, вообще есть, он находится под этим фонтаном. Не говоря больше ни слова, Гарри скинул мантию и шагнул в воду. Фонтан оказался не очень глубоким. Вода едва доходила парню до пояса, но была очень холодной. Гарри подошел к скульптуре гоблина и сразу почувствовал, как ключ в его руке сильно нагрелся. Он поднял ключ и прикоснулся им к уродливому лицу гоблина. В тот же момент Гарри почувствовал, что под его ногами больше нет твердой опоры, и что он куда-то стремительно падает.

***
Падение продолжалась недолго. Пространство, в котором несся Гарри больше всего напоминало гигантскую трубу или желоб. Чуть больше, чем через минуту Гарри почувствовал, что его падение становится менее стремительным, а стенки трубы более наклонными. Теперь он словно скатывался с высокой горки. Еще мгновение, и он упал, сильно ударившись о решетчатый пол. Пару секунд спустя рядом с ним плюхнулись Джинни и Гермиона. Гарри помог девушкам подняться и осмотрелся. Они находились в небольшом помещении с очень низким потолком. Гарри едва ли не приходилось нагибаться, чтобы не задевать потолок макушкой. Отверстие, из которого они вывалились, было несколько футов в диаметре, и, судя по всему, как это было ни странно, предназначалось именно для перемещения живых существ. По крайней мере, вода, которая сочилась из нескольких дырок в потолке, и утекала через решетчатый пол, по нему не текла. Лишь стоя под ним можно было избежать струй холодной воды, падавших на ребят, словно они стояли в душевой кабине. Гермиона подняла над головой палочку, и сделала ей круговое движение. В тот же момент над ними образовалось что-то вроде прозрачного купола, не пропускавшего воду.
- Уф-ф, - проговорила девушка, - а-то еще несколько минут такого душа, и сильный насморк нам троим, как минимум, обеспечен. Я, конечно, ничего не имею против водных процедур, но, кажется, нам стоит выбираться отсюда.
- Никогда не думал, что тебе присущ столь грубый сарказм, Гермиона, - простучал зубами Гарри, выливая воду из ботинок.
- А ты еще не видел меня настолько мокрой и замерзшей, - раздраженно ответила девушка.
- Посмотрите сюда, - привлекла их внимание Джинни.
Гарри подошел к своей подруге, и в свете ее палочки увидел узкий проход, закрытый решеткой. Уровень пола в проходе был немного выше, чем они стояли, поэтому воды там не было.
- Нам сюда, - радостно воскликнул Гарри и потянул за решетку, но та не хотела просто так сдвигаться с места.
- Алахомора, - проговорила за его спиной Гермиона, но результат был тот же.
Они испробовали еще несколько отпирающих заклятий, Гарри попытался применить подарок Ремуса, но ничего не помогало. Решетка оставалась неподвижной.
- Не думаю, что у вас получится пройти, - раздался за их спинами хриплый голос. - Здесь используется та же магия, что и в "Гринготс", так что справиться с ней могут только гоблины.
Гарри стремительно обернулся, держа палочку в боевой готовности. К ним из внезапно открывшегося за их спинами коридора, приближалось несколько невысоких фигур, в которых Гарри, приглядевшись, признал гоблинов.
- Смотрите-ка, ребята, - сказал один из них, - в последнее время люди просто так и рвутся к нам в гости. Не будем же им препятствовать, и проводим их к Кариону. Он, несомненно, очень обрадуется их визиту.
Остальные гоблины громко засмеялись. Гарри задвинул Гермиону и Джинни себе за спину и попытался рассчитать свои шансы. Одного или двух гоблинов он, наверное, успел бы оглушить, но вот с остальными в одиночку вряд ли бы справился.
- Я возьму тех двоих слева, - прошептал он одними губами Гермионе. - постарайся вырубить остальных.
Но девушка лишь скептически пожала плечами.
- Я не уверена, Гарри, что у нас это получится. Их больше, и мы на их территории.
- Не время рассуждать! - прошипел Гарри, - делай, как я сказал!
- Извини, Гарри, - Гермиона подняла палочку, - но я думаю, что это будет бессмысленно. - Ступефай!
Гарри почувствовал, как заклинание Гермионы попадает в него, и потерял сознание.

***
Очнулся он от того, что почувствовал, как его кто-то обматывает веревками. Гарри открыл глаза и осмотрелся. Они находились в просторной зале с каменными сводами. Вдоль стен, украшенных чадящими факелами, расхаживали гоблины. Их было, как показалось Гарри, несколько десятков. Сам же он был намертво примотан веревками к каменной колонне. По соседству с ним, в точно таком же положении стояли Гермиона, Джинни и Рон.
- Где мы? - прохрипел парень.
- Где-то под землей, в плену у этих ребят, - ответил ему Рон. - Я, конечно, ценю, что вы отправились меня спасать, но, согласись, попытка не удалась. И, кстати, зачем ты их потащил с собой? - осуждающе закончил он.
- Я не хотел их брать, - возмущенно сказал Гарри, - но разве им что-то докажешь? И вообще...
Тут Гарри вспомнил последнее событие, произошедшее перед тем, как он отключился, и возмущенно повернулся к Гермионе, собираясь выяснить у нее, какого черта она запустила в него сногсшибателем вместо того, чтобы помочь ему расправиться с гоблинами. Но в этот момент среди окружавших их гоблинов началось какое-то оживление, и к ним протиснулся гоблин, имевший, как решил Гарри, еще более дикий вид, чем все остальные.
- Назовите ваши имена, люди, - обратился он к ним.
- Мы не собираемся говорить с теми, кто силой привел нас сюда, и держит здесь связанными, - дерзко ответила Гермиона.
Гоблин хищно оскалился.
- Почему же силой? Как мне сказали, ты, волшебница, шла сюда без всякого принуждения. Да и разговаривать с вами, для нас не столь важно. О том, кем являются, по меньшей мере, двое из вас мы и так знаем. Эта маленькая девочка, - грязный палец гоблина уперся в Джинни, - несомненно, состоит в родстве с этим вашим новым министром магии, и теперь, держа у себя не одного, а двоих детей Артура Уизли, мы можем надеяться, что наши пожелания будут выполняться им с большим рвением. А уж этого молодого человека, - гоблин повернулся к Гарри, - не узнать было бы сложно. Гарри Поттер... Какая удача для нас! Самый выгодный заложник, какого только можно было бы себе представить. С тобой, мальчик, - обратился он к Гарри, - как я слышал, очень хочет встретиться один темный волшебник. И теперь мы узнаем, кто даст нам за тебя больше - ваше министерство или этот маг. - Гоблин хрипло расхохотался. - Таким образом, вы поможете нам даже, если будете все время молчать.
С этими словами он развернулся к ним спиной и заговорил с собравшимися в зале гоблинами.
- Слушайте меня. Несколько лет назад вы избрали меня своим предводителем. - Вокруг раздались одобрительные возгласы.
- Да, Карион! Говори, Карион!
Тот тем временем продолжал.
- Вы избрали меня своим предводителем, и я особенно рад, что именно мне удастся сделать наш народ намного сильнее и могущественнее.
Гоблины снова что-то одобрительно закричали.
Карион поднял руку, прося тишины.
- Именно сейчас у нас есть для этого все шансы: у нас есть заложники, жизнь которых для волшебников очень важна, у нас есть поддержка, и главное, именно сейчас, когда волшебники занимаются своими мелкими склоками, которые нас, гоблинов, нисколько не касаются, мы можем получить то, что было отнято у нас много веков назад: мы можем получить независимость. И теперь, как делали это наши вожди в былые века я призываю вас К ТОПОРУ!
И несколько десяток гоблинских глоток дружно выкрикнуло вслед за ним:
- К ТОПОРУ!
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Сообщение wolk stepnoy » 26 сен 2005 16:15

Я, конечно, не могу настаивать, но мне просто интересно, кто-нибудь вообще это еще читает?
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

Аватара пользователя
Freezing Spell
Заслуженный Волшебник
Сообщения: 1320
Зарегистрирован: 20 авг 2004 10:38
Псевдоним: Всадник из льда
Пол: мужской
Откуда: Icewind Dale
Контактная информация:

Сообщение Freezing Spell » 26 сен 2005 18:50

Читает. Последнее поступление я пока не успел просмотреть, только скачал. А вот в предыдущих главах хорошо чувствуется, что в мире магов где-то вдалеке заворчал гром, предвестник бури. И первые отголоски уже обрушились на сообщество волшебников. Так что с замиранием сердца будем ждать, когда шторм рзразится во всю свою мощь
Гарри aka p0++eR и AMD'овский камень — ожидание закончилось!

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 08 окт 2005 13:08

- Извини, Гарри, - Гермиона подняла палочку, - но я думаю, что это будет бессмысленно. - Ступефай!
у меня появилось навязчивое предчувствие, что в седующем предложение она дёрнет себя за волосы и снимет маску, оказавшись маленькой, горбатой и зелёненькой. :P да простит меня автор... жду проду, впрочем, как всегда. :wink:

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Сообщение wolk stepnoy » 14 окт 2005 20:35

Ивушка,
Ну не люблю я Роулинговскую Гермиону и ничего не могу с собой поделать. На мой взгляд именно она способна поднять на друга палочку, разумеется, для его же блага.

Всем,
Уезжаю на кавказ на неделю с небольшим. Так что проды, к моему сожалению, до начала ноября не будет.
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Сообщение wolk stepnoy » 02 дек 2005 00:19

Привет всем, не прошлло и года, как я выкладываю проду. Это конец главы 21. и до развязки осталось уже совсем не много.
Еще раз спасибо Холоми за качественную редактуру.


***
Комната, в которой их заперли, была узкой и темной. Единственный свет, проникавший в нее через зарешеченное окно, исходил от факела, освещавшего коридор, по которому расхаживали два охранявших их гоблина.
Гарри сидел, прислонившись к холодной стене, обнимая одной рукой Джинни, хмуро наблюдая за Гермионой и Роном, сидящими напротив. Говорить им было не о чем. Гарри чувствовал, что еще никогда он не попадал в столь безвыходное положение. В том, что Дамблдор и мистер Уизли приложат все силы, чтобы их спасти, он не сомневался, но эта мысль не приносила никакого облегчения. То, что он нарушил обещание, данное директору школы, чем создал немалые проблемы не только себе, но и всему волшебному сообществу, то, что он опять подверг опасности жизни своих друзей приводило его в отчаяние. И, чтобы хоть немного заглушить это чувство, Гарри решил разобраться, наконец, с Гермионой. С какой стати она запустила в него этот сногсшибатель? Ведь, если бы не это, они бы, может быть, не оказались здесь.
Именно с этими обвинениями он и набросился на нее, как только дверь их темницы заперли.
- У меня просто не было другого выбора, - виновато ответила девушка. - Ну посуди сам, Гарри, что могло бы произойти, если бы мы вступили в схватку с теми гоблинами. Даже если бы нам удалось одолеть нескольких из них, остальные все равно скрутили бы нас, и неизвестно, оставили бы они в таком случае нас живыми.
- Вы с Джинни вообще не должны были там оказаться, - раздраженно ответил Гарри. - Если бы ты, Гермиона, не отправилась за мной и не взяла с собой Джинни, мне бы не пришлось беспокоиться хотя бы за вас.
- Оставь ее в покое, Гарри, - вмешался Рон. - Сейчас уже неважно, кто и как здесь оказался. Сейчас нам нужно думать как выбираться отсюда, а не ругаться между собой. Гермиона благодарно посмотрела на парня.
- Выбираться? - саркастически спросил Гарри, - и какие у вас на этот счет есть предложения?
- Ты мог бы попробовать отпереть дверь своим ключом, - нерешительно произнесла Гермиона.
- У меня отобрали ключ, - устало ответил Гарри, - и палочку, и плащ-невидимку тоже отобрали. А если бы они и были у меня, как бы мы отперли дверь на глазах у этих гоблинов. У кого-нибудь еще есть идеи?
Идей ни у кого больше не оказалось. Они молча сидели в маленькой темной комнате, не глядя друг на друга, и ожидая хоть какой-нибудь развязки этого приключения. Охранники за дверью о чем-то громко переговаривались, но Гарри не мог понять ни одного слова. Между собой гоблины, судя по всему, предпочитали говорить на своем языке. Внезапно Джинни сильно покраснела, а Рон сдавленно хихикнул.
- Что это с вами? - удивленно спросил Гарри.
- Ну и выражения у этих гоблинов, - снова хихикнул Рон.
- Не знал, что вы понимаете их язык, - проговорил Гарри.
- Ну не сказать, что понимаем, - смутилась Джинни, - но некоторые их словечки знают все волшебники.
- И если бы я сказал при маме хотя бы одно из них, она убила бы меня, - пояснил Рон.
В этот момент один из охранников что-то громко выкрикнул, и словно оборвался на полуслове. За дверью послышалась какая-то возня, а потом они услышали, как в замке стал поворачиваться ключ. Дверь распахнулась и...
- Рад снова встретить тебя, Гарри Поттер. - Гарри изумленно уставился на невысокую фигуру, остановившуюся в дверном проеме.
Перед ними стоял Арман собственной персоной. Гоблин выглядел еще более грязным и взъерошенным, чем тогда, когда Гарри видел его в последний раз. Спутанные волосы закрывали половину его лица, а одежда висела на нем лохмотьями.
- Вы и дальше собираетесь тупо пялиться на меня или мы все-таки будем сматываться? - спросил он, сплюнув на пол.
- Кто это, Гарри? - испуганно спросила Джинни, расширившимися глазами глядя на гоблина.
- Это Арман, - ответил парень, - я вам про него рассказывал. И, кажется, он хочет помочь нам выбраться отсюда.
- Я твой должник, Гарри Поттер, сказал гоблин. - Тогда в "Руке славы" ты не бросил меня беспомощного среди Пожирателей Смерти, и я рад, что сейчас мне предоставляется шанс вернуть тебе долг. Давайте побыстрее сматываться отсюда, пока те ребята за дверью не пришли в себя.
- Что ты сделал с ними? - спросил Гарри.
- То самое зелье, которым тогда обездвижил меня этот ваш Петтигрю, - хрипло рассмеялся гоблин. - Хоть оно и доставило мне в свое время несколько неприятных минут, мне стало интересно, как изготовить столь удобное оружие. С моей профессией часто бывает не лишним, хотя бы на время вывести из строя противника, а это зелье работает безотказно. Знаю по себе. Так что я не поленился раздобыть рецепт его приготовления и вот... Несколько капель на кончике арбалетной стрелы, и ребята в полной отключке. Все видят, все слышат, но ничего сделать не могут.
- Но ведь потом они расскажут другим, что вы нам помогли, - сказала Гермиона. - Вы не боитесь, что ваши э-э-э собратья захотят отомстить вам за это?
- Мои собратья хотят отомстить мне слишком за многое, - усмехнулся гоблин, - и еще один проступок с моей стороны уже не может ухудшить мою участь в том случае, если я снова попаду к ним в руки. Кстати о моих проступках... Это не ваше? - Арман извлек из-за спины их волшебные палочки, плащи-невидимки и ключ Гарри. - Мы, гоблины, все равно особенно не умеем пользоваться этими штуками, так что сильно прятать их никто не стал, и стащить их было не так уж и сложно. А теперь, давайте, наконец, убираться отсюда.

***
Гарри никогда не мог бы подумать, что внизу, под самым Лондоном, могут существовать подобные лабиринты. Он знал, что Министерство магии и хранилища в "Гринготс" находятся глубоко под землей, но лишь сейчас, идя вслед за Арманом по сырым и узким коридорам, он понял весь масштаб этих подземелий. Что там магловская подземка, расположенная, кстати, много выше тех подземелий, по которым они шли! По сравнению с этими катакомбами она просто детский аттракцион. Не зная всех этих переходов, можно было, наверное, до конца своих дней плутать в этой сырой и затхлой темноте и так и не выбраться наружу. Они тихо крались по узким проходам, то и дело вжимаясь в сырые стены при малейшем шорохе. Три плаща-невидимки: оставшийся от Джеймса Поттера и одолженные им близнецами, вполне могли бы укрыть их всех, но, как справедливо заметила Гермиона, здесь они могли стать только помехой. Не видя друг друга можно было запросто потеряться в этих бесконечных лабиринтах. Чтобы не наткнуться случайно на какие-нибудь гоблинские посты, Арман вел их совсем уж окружными путями, которыми, судя по всему, даже гоблины предпочитали не ходить. Несколько раз дорогу им преграждали небольшие подземные озера, и ребятам приходилось почти по грудь заходить в ледяную воду. Взглянув в очередной раз на идущую впереди Джинни, и увидив, как дрожат от холода плечи девушки, Гарри понял, что еще час такого пути, и они не выдержат, усядутся прямо здесь, на холодный земляной пол, прижмутся к мокрой стене и никуда дальше не пойдут, потому что перестанут верить, что на свете существует что-то еще кроме этих промозглых подземелий. Но именно в это время Гарри понял, что их путь подходит к концу. Под ногами перестало хлюпать, а пол стал покато подниматься вверх. Вскоре воздух стал значительно менее затхлым, и дышать стало легче. Арман свернул в какой-то боковой коридорчик, и идущие за ним ребята оказались перед маленькой, почти незаметной в тусклом свете волшебной палочки, дверцей.
-Ну, вот мы и пришли, - проговорил Арман. - За этой дверью вы найдете винтовую лестницу, поднявшись по которой вы упретесь в еще одну дверь. С вашей стороны она открывается довольно просто: нужно нажать на пятый кирпич в правом нижнем ряду, если считать от нее. За этой дверью будет территория вашего Министерства магии. Гарри повернулся к гоблину, желая поблагодарить его, но Арман взмахом руки остановил уже готовые сорваться с его губ слова.
- Я уже говорил, что просто возвращал тебе свой долг, Гарри Поттер. Может моя жизнь стоит и не так много для кого-нибудь другого, но я, лично, ценю ее очень высоко. Редкий маг решился бы рискнуть своей жизнью ради гоблина, и если он все-таки это сделал, как это сделал ты, гоблин не может не испытывать благодарности.
- Спасибо вам Арман, - сказала Джинни, - Если бы не вы, мы бы просто все здесь погибли.
- Хочу сделать вам еще один подарок, - после непродолжительного молчания сказал гоблин, и протянул Гарри небольшой сверток, который при ближайшем рассмотрении оказался стопкой пожелтевших пергаментов.
- Что это? - удивленно спросил парень.
- Это то, из-за чего Министерство так цеплялось за мою особу, после того, как я тепленьким был взят в Гринготсе возле вскрытого сейфа. Я тогда потерял много времени, вскрывая одно очень секретное хранилище, рассчитывая, что поживлюсь там порядочной суммой деньжат, а наткнулся лишь на эти совершенно ненужные мне свитки. Мне, конечно было жаль зря проделанной работы, и я перепрятал эти пергаменты, хоть и не знал, что мне с ними делать, а когда меня поймали ваши авроры, они больше всего интересовались не тем, куда я дел все, что успел наворовать, а тем, куда я спрятал этот пергамент. Я, конечно, пообещал им отдать свиток, если только меня не станут отдавать в руки собратьям, но Карион с друзьями оказались намного шустрее ваших авроров, и выкрали меня. Здесь, в свою очередь, я обнаружил, что меня не убивают, и даже дают относительную свободу только потому, что я уверил своих соплеменников, что волшебники ничего от меня не узнали о местонахождении этих свитков. Сейчас же, боюсь, что меня не спасут даже они.
- Почему же тогда ты отдаешь его мне? - спросил Гарри. - Ты мог бы сам вернуть его министерству, и за это тебе могли бы смягчить наказание.
- Это слишком опасная для меня штука, - ответил Карион. - Не знаю что такого важного содержится в этом свитке, но чутье подсказывает мне, что ничего кроме неприятностей он мне не принесет. А тебе он может и пригодиться, - многозначительно закончил он. Ничего не понимая, Гарри сунул пергаменты под мантию, и повернулся к дверце. Арман нажал на какой-то скрытый механизм и перед ними открылась винтовая лестница.
- Прощай, Гарри Поттер, - проговорил гоблин. - Ты действительно хороший волшебник, и я искренне желаю тебе удачи.
Сказав это гоблин развернулся и стал удаляться от них. Уже через несколько секунд он покинул круг света отбрасываемый волшебной палочкой, и его силуэт слился с абсолютной темнотой.
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Сообщение wolk stepnoy » 13 апр 2006 21:48

Уважаемые товарищи, еще не забывшие этот фанфик,
Я обращаюсь к вам за помощью и поддержкой. Мне срочно требуются услуги беты. Всех, кому не безразлична судьба этого фика, и у кого хорошо с русским языком, прошу писать мне прямо здесь, или на мыло wolkstepnoy@mail.ru . До конца осталось всего 4 главы, две из которых я могу отдать для редактирования уже сейчас. Я действительно хочу закончить этот фанфик, но вывешивать здесь сырой материал я не стану.
С надеждой на понимание и поддержку wolk stepnoy.
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 27 июл 2006 19:15

wolk stepnoy!
*бьётся в дверь заколоченную и подвывает*
АУ!!! Нет, я, конечно, всё могу понять, кроме того, что ТЫ БРОСИЛ ФИК, до конца которого осталось ПАРА-ТРОЙКА ГЛАВ!
Ну поимей немного совесть, да простят меня модераторы!
Вот я поимела и, как результат, дописала главу!
Воть.
Твоя я.
:!:

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Asirius Black
Новичок
Сообщения: 4
Зарегистрирован: 02 ноя 2006 00:14

Сообщение Asirius Black » 05 ноя 2006 11:56

На мя, седня ночью, сошло божественное снизойдение. Я придумал последнюю главу для этого фика и проду, то бишь вторую часть сего фика. Вот теперь хочу набрать группу соавторов, ибо я не умею расписывать и хорошо описывать, и написать все.

Краткое содержание главы 22, Похороны:
Во время побега через тунели Лондона ребят, Гарри проваливается в какую-то невидимую яму, ребята, не найдя его, идут к Дамбу и рассказывают, все отправляются на поиски, но лишь через несколько недель бездыханное тело Гарри находят глубоко под землей, на нижних канализациях. На похоронах ни кто не верит в произошедшее, все в шоке.

На этом заканчивается все, а во второй части мы увидим приход в почти разрушенное магическое общество войной трех сторон (Маглорожденные, Дамб, Волд) Ордена Дракона, который собирается установить полный мир в мире и уничтожить всех, кто провоцирует войну...
Если интересно, то обращайтесь ко мне, я много че еще додумал ко всему этому.

Аватара пользователя
Freezing Spell
Заслуженный Волшебник
Сообщения: 1320
Зарегистрирован: 20 авг 2004 10:38
Псевдоним: Всадник из льда
Пол: мужской
Откуда: Icewind Dale
Контактная информация:

Сообщение Freezing Spell » 07 ноя 2006 11:53

Asirius Black, ты сначала у автора спроси, согласен ли он, чтобы его творение заканчивали посторонние люди.
Гарри aka p0++eR и AMD'овский камень — ожидание закончилось!

Asirius Black
Новичок
Сообщения: 4
Зарегистрирован: 02 ноя 2006 00:14

Сообщение Asirius Black » 08 ноя 2006 07:49

:cry: Чела стока нет, а такая красота пропадает...

Аватара пользователя
Ивушка
Ученик
Сообщения: 154
Зарегистрирован: 12 мар 2005 21:21
Откуда: маленькая деревёнька Москва
Контактная информация:

Сообщение Ивушка » 24 янв 2007 00:09

*с рыком набрасывается на Asirius Black*
только попробуй! Стиль у фика замечательный, а твой, судя по пересказу твоих идей, не дотягивает. Только испортишь.
Пусть уж лучше так висит.
Мерлин великий, Freezing Spell, если я заброшу свой фик на последних главах - обещай мне врезать.

Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно.
GM
Логово Волчицы
Укус волка

Аватара пользователя
Freezing Spell
Заслуженный Волшебник
Сообщения: 1320
Зарегистрирован: 20 авг 2004 10:38
Псевдоним: Всадник из льда
Пол: мужской
Откуда: Icewind Dale
Контактная информация:

Сообщение Freezing Spell » 24 янв 2007 11:28

Ивушка, если я не ошибаюсь, то реализация идей у этого товарища еще хуже )).
Хорошо, торжественно обещаю врезать )). Даже невзирая на твою принадлежность к прекрасному полу. И не думай, будто не дотянусь - обитаю неподалёку, в случае чего найду и проведу воспитательные работы ;).
Гарри aka p0++eR и AMD'овский камень — ожидание закончилось!

wolk stepnoy
Новичок
Сообщения: 53
Зарегистрирован: 11 авг 2004 23:31

Re: Гарри Поттер и Восстание нечистокровных (экшен, макси, G)

Сообщение wolk stepnoy » 22 июн 2008 21:30

Глава 22. Восстание нечистокровных.

Винтовая лестница действительно привела их к еще одной двери. Камень, отпирающий скрытый механизм, находился именно на том месте, на которое указал Арман. И уже через несколько минут они оказались за пределами досягаемости гоблинов. Это, конечно все еще были подземелья. Но наколдованный солнечный свет, лившийся из окон в просторный, а главное сухой коридор свидетельствовал о том, что они находились в министерстве магии. Они снова выпутались! Как бы не трудно было в это поверить, но им опять удалось выкрутиться из казавшейся, на первый взгляд, безвыходной, ситуации. Конечно, их спасло чудо, явившееся, на этот раз, им в лице преступного гоблина, и все же, это чудо произошло именно с ними. Грязные, промокшие, не вероятно уставшие они стояли и улыбались друг другу. На картине за их спиной была изображена какая-то батальная сцена, в которой несколько гоблинов целились из луков в бегущего от них тролля. Зная особенность механизмов, открывавших гоблинские тайные ходы, Гарри не, сколько бы не удивился, узнав, что открыть дверь с этой стороны можно лишь подергав за наконечник одной из стрел.
- И что мы дальше будем делать? - первой пришла в себя прагматичная Гермиона. - Я думаю, Рон, что сейчас нам лучше всего будет найти твоего отца, и сообщить ему, что с тобой все в порядке.
- Да, ты права, - энергично закивал головой Уизли, - ведь папа все еще думает, что я у гоблинов, а мама, наверное, вообще себе место не находит. С этими словами Рон быстро зашагал по коридору, расталкивая локтями толпящихся у него на пути волшебников. Гарри и Гермиона уже собрались последовать за ним, но Джинни остановила их.
- Постойте, вам не кажется, что здесь происходит что-то странное. Теперь Гарри и сам заметил, что происходящее вокруг них явно выбивалось за рамки обыденности. Ему и до этого приходилось бывать в министерстве магии, и нельзя сказать, что в предыдущие разы оно было безлюдным. Но количество снующих мимо них во все стороны волшебников сейчас было просто не вероятным. Люди в форменных мантиях министерства магии пробегали рядом с ними с какими-то пергаментами в руках, по двое и более человек, оживленно о чем-то переговариваясь. Но самым странным было то, что на них грязных, растрепанных, появившихся невесть откуда, казалось, никто не обращал внимания. Они стояли по середине коридора, и поток людей, словно бы обтекал их. Складывалось ощущение, будто все эти снующие взад и вперед люди невероятно чем-то озадачены. При чем озадачены на столько, что ни на какие другие обстоятельства обращать внимание уже не способны.
- Интересно, что это со всеми ними, - проговорил Рон. - может быть на министерство напали пожиратели? Гарри внимательно осмотрелся. Он хорошо помнил, какая паника охватила пассажиров "Ночного рыцаря" несколько месяцев назад, когда слуги Вольдеморта напали на автобус. Ничего похожего сейчас не наблюдалось. Люди, скорее, были чем-то сильно раздражены и, пожалуй, растеряны.
- Великий шотландец! Гарри Поттер! - кто-то крепко схватил Гарри за локоть. - А это... неужели дети Артура? Гарри взглянул на стоящего перед ними колдуна и облегченно вздохнул. "Наконец-то они встретили знакомого, который может помочь им разобраться в этом бедламе. Перед ними стоял Амос Дигори.
- Вас же половина аврората разыскивает, - говорил мистер Дигори таща их по коридору. Мы думали, что вы у гоблинов. Если бы вы знали, какие проблемы из-за вас возникли! Сейчас, когда здесь происходит полная чертовщина, министерство вынуждено заботиться еще и о вас.
- Извините, мистер Дигори, - спросила, еле поспевающая за колдуном, Гермиона, - а что здесь вообще происходит? Откуда здесь столько народа?
- Вы разве не читали газет? - раздраженно спросил мистер Дигори. - Мы здесь практически на осадном положении. Все эти читатели статей Таккера требуют от нас решительных мер, при чем никак не разберутся каких именно. Гарри вспомнил, что они действительно читали в "Ежедневном оракуле" о каких-то требованиях, которые сторонники Джона Таккера предъявили министерству. Все это было еще вчерашним утром, а казалось, что с тех пор прошло уже невероятно много времени.

***
На уже знакомом Гарри лифте они поднялись на несколько уровней, и оказались перед дверью с надписью "приемная министра магии". Новый кабинет мистера Уизли значительно отличался от того, в котором Гарри был полтора года назад. Из светлой и просторной приемной вела еще одна дверь, из-за которой доносились взволнованные голоса. В эту дверь мистер Дигори вошел один, указав им на несколько массивных кресел, расставленных вдоль стен. Усевшись в них, ребята стали ожидать дальнейшего развития событий, но уже через минуту после того, как Амос Дигори оставил их, мистер Уизли, взволнованный и обрадованный, налетел на них. Он сгреб в охапку Джинни, и какое-то время молча осматривал ее, словно хотел убедиться, что с его дочерью действительно все в порядке.
- Вы живы! - выдохнул он. - Но как? Как вам удалось сбежать от гоблинов? Ведь не могли же они вас отпустить по своей воле!
- Это долгая история, папа, - улыбнулась Джинни, - но давай мы все расскажем потом. Я ужасно устала.
- Устала! - вскричал мистер Уизли, - да как вы вообще могли все там оказаться? Мы все были уверены, что хотябы трое из вас находятся в школе, и хотябы за них нам не придется беспокоиться, и вот, несколько часов назад, мы получаем послание от гоблинов с новыми, еще более не реальными требованиями и сообщением о том, что нам придется спасать не одного, а четырех заложников. Боже, знали бы вы, что пережила ваша мать! Гарри стоял, не зная, куда ему деться. Если бы можно было прямо сейчас провалиться под землю, он бы, несомненно, это сделал. Он чувствовал, что во всем случившемся, в первую очередь, виноват именно он. Он подвел доверие Дамблдора и мистера Уизли, он не смог уберечь своих друзей от опасности, а их чудесное спасение, как он думал, было отнюдь не его заслугой. От дальнейших угрызений совести Гарри спасло появление в этой явно мелодраматической сцене еще нескольких действующих лиц. Дверь открылась, и в приемную министра магии вошли Северус Снейп, Ремус Люпин и Джон Таккер. Увидев Гарри, Ремус первым делом бросился к нему.
- Гарри, черт бы тебя побрал! ты вообще соображаешь, что творишь? Как ты мог, после всего, что с тобой было поступить так безответственно. Я думал, что к тебе уже можно относиться, как к взрослому, но кажется я ошибся.
- Отложите воспитательные беседы на более позднее время, Люпин, - прервал его Снейп. - Сейчас у нас есть более неотложные дела, чем чтение Поттеру нотаций. Гарри не мог поверить в только, что случившийся факт. Северус Снейп, вместо того, чтобы, в своей обычной манере, осыпать его язвительными упреками, помешал сделать это Ремусу. Он был на столько удивлен, что вместо уже заранее заготовленных слов покаяния, произнес совсем другое.
- Простите, сэр, а что?..
- Вы хотели спросить, Поттер, что мы все здесь делаем, - усмехнулся Снейп. - позволю себе удовлетворить ваше непомерное любопытство. Перед вами сейчас стоят члены нового магического правительства, собранного министром магии, для выхода из сложившейся кризисной ситуации. Все мы представляем здесь различные слои магического общества, и своим присутствием, как надеется министр, должны утихомирить бушующие здесь страсти.
- Мне кажется, что это действительно единственный выход, - наконец повернулся к вошедшим мистер Уизли. - Спасибо, что так быстро откликнулись на мою просьбу, господа.
- Ну, я так понимаю, что этого, брезгливый взгляд в сторону Таккера, и просить ни о чем было не нужно. Ведь он так хотел, чтобы его включили в правительство. Таккер уже приготовился ответить Снейпу какой-нибудь колкостью, но мистер Уизли остановил, уже готовую начаться, ссору.
- Мистер Таккер очень любезно согласился представлять в новом правительстве интересы маглорожденных волшебников. И он, как и вы, Северус, понимает всю опасность теперешней ситуации. Не так ли, Джон?
- Разумеется, министр, - кивнул Таккер. - Но меня несколько смущают некоторые кандидатуры, приглашенные вами на ряду со мной. Кандидатуру Ремуса Люпина я всецело поддерживаю. Он, безусловно, прекрасно сможет представлять интересы оборотней, а возможно и других магических существ. Но что здесь делает мистер Снейп, мне совершенно не ясно. Теперь уже Снейпа, судя по его виду, готового на месте испепелить Таккера, пришлось срочно останавливать.
- Северус будет представлять интересы старой аристократии, Джон, - проговорил Ремус. - Как бы тебе это не претило, мы не можем терять поддержку этой части населения. Ведь если они не будут с нами, они вполне могут оказаться в лагере сторонников Вольдеморта. А Северус, являющийся деканом Слизерина, издавна воспринимаемого, как факультет чистокровных, мог бы показать, что борьба с Вольдемортом: это не есть борьба со старинными традициями. Гарри, Джинни, Гермиона и Рон затаив дыхание слушали перебранку взрослых. Создавалось ощущение, что о их присутствии просто забыли. Иначе вряд ли кто-то стал бы обсуждать в их присутствии столь важные вопросы. Наконец, мистер Уизли, похоже, понял, что они слишком увлеклись, и предложил всем присутствующим продолжить разговор в его кабинете. К огромному огорчению Гарри, это приглашение, разумеется не распространялось на них. Он даже на какое-то время забыл о усталости, которая еще несколько минут назад наваливалась на него, на столько интересными казались происходившие вокруг них события. Его друзья, по всем признакам, испытывали примерно те же чувства.
- Конечно же, никто из вас не додумался захватить с собой подслуши? - скептически проговорил Рон. Все только удрученно кивнули.
- Знаешь, приятель, - сказал Гарри, - когда я отправлялся в министерство, мне меньше всего думалось о подслушах. Но вскоре всякая надобность в гениальном изобретении близнецов на прочь отпала. Голос Снейпа загрохотал из-за закрытой двери с такой силой, что не услышать его было бы просто не возможно.
- Вы тупой, безответственный интриган, Таккер! - разорялся Хогвартский профессор зельеделия. - Вы в начале сами заварили всю эту кашу, а теперь пытаетесь заставить других ее расхлебывать. Все эти идиоты, что толпятся сейчас там, с наружи пришли по вашему приглашению, и именно вам и надлежит предложить им убираться от сюда куда подальше.
- Я, лично, вижу здесь только одного идиота, - парировал Таккер. - А эти люди пришли сюда, чтобы высказать министерству свое мнение о происходящих событиях, и не я, а господин министр, первым делом должен говорить с ними от имени нового правительства.
- Да как вы смеете! - вскипел Снейп. - Я еще никому, а тем более такому кретину как вы, Таккер, не позволял со мной так разговаривать. Неизвестно, как далеко могло бы зайти это препирательство, но конец ему положило появление мистера Дигори, который влетел в приемную с ужасно взволнованным видом. Не говоря не слова он распахнул дверь, за которой проходило совещание, и даже, не удосужившись закрыть ее за собой, проговорил.
- Они как-то прорвались в атриум, Артур. Находящиеся в нашем распоряжении авроры, пока еще могут поддерживать относительный порядок, но если в ближайшие минуты мы не сумеем успокоить всех этих людей, нас ждет настоящий погром. Пару секунд все молчали, осмысливая новое известие, а потом мистер Уизли молча повернулся, и направился к выходу из кабинета.
- Идемте, господа, - бросил он Люпину, Снейпу и Таккеру. - Мы должны поговорить с этими людьми.
- Вряд ли они сейчас захотят вас слушать, министр, - с каким-то странным выражением лица, будто бы сбылись его самые заветные мечты, проговорил Снейп. - Сейчас, когда все эти фанатики почувствовали свою силу, их сложно будет в чем-либо убедить. И даже наш пламенный борец за права маглов, - презрительный
взгляд в сторону Таккера, - не сумеет на них повлиять.
- Даже если это и так, Северус, - устало ответил мистер Уизли, - у нас нет иного выхода. Мы должны поговорить с людьми. Волшебники один за другим потянулись к выходу, снова оставляя ребят одних.
- Простите, сэр, - крикнула Гермиона вслед мистеру Уизли, - а что нам делать?
- Мы не можем, сейчас переправить вас в Хогвартс, мисс Грейнжер, - бросил Снейп. - Так что придется вам сидеть здесь, пока все не закончится. И раз уж вы столь самоуверенно ринулись сюда, не стоит жаловаться.
- Оставайтесь здесь, - сказал им мистер Уизли, повернувшись от самой двери. - Как только мы покончим с самыми неотложными делами, вас отправят обратно в школу.
- Стойте, министр, - внезапно вскричал Таккер, и на его лице появилось такое выражение, будто он придумал что-то очень гениальное. - Я думаю, что эти господа могли бы нам помочь.
- О чем вы говорите, Джон? - недоуменно уставился на него мистер Уизли.
- О мистере Поттере, - торжествующе пояснил Таккер. - Видите ли, мистер Поттер, - обратился он уже к Гарри, - может быть вы еще этого и не осознаете, но на данный момент, в этом здании не найти личности более популярной, чем вы. И если бы вы просто вышли к людям вместе с новым правительством, его престиж в глазах общественности значительно бы возрос. Все присутствующие, включая и самого Гарри уставились на Таккера.
- Вы хотите, чтобы Гарри вышел к этим людям, и призвал их поддержать новое правительство? - испуганно спросила Гермиона.
- Именно! - ответил Таккер. - Достаточно будет даже, если мистер Поттер просто будет стоять рядом с министром, когда тот будет выступать.
- Ничего такого не будет, Таккер, - раздраженно заявил мистер Уизли. - хватит с нас ваших безумных идей. Я не позволю вам использовать Гарри для реализации ваших планов. Похоже, все остальные были полностью согласны с мистером Уизли потому, что даже Гермиона, всегда пытавшаяся защищать Таккера с его идеями, теперь метала в него гневные взгляды. Но был один человек, который в это время смотрел вовсе не на Таккера. Снейп внимательно изучал Гарри своим пронизывающим взглядом, и впервые Гарри ощутил в этом взгляде не только ненависть и презрение, но и что-то напоминающее заинтересованность.
- А знаете, министр, - задумчиво проговорил он, - как бы мне это не было противно, но вынужден признать, что Таккер, в кой-то веки родил не плохую идею.
- Да о чем вы вообще говорите, Северус! - испуганно повернулся к нему мистер Уизли. - Вы вообще понимаете, что хотите втянуть во все это ребенка.
- Поттер уже далеко не ребенок, - парировал Снейп, - и действительно мог бы помочь убедить всю эту толпу, что не стоит, пока, мешать министерству выполнять свою работу.
- Ну что скажете, Поттер? - повернулся он к Гарри. - Готовы вы хоть раз сделать что-то полезное? Или теперь, когда от вас ждут действительно взрослого поступка, вы испугаетесь и будете прятаться за спинами других людей?
- Я согласен, - ответил Гарри. - Если это действительно поможет, я пойду с вами, мистер Уизли.
- Я пойду вместе с Гарри, - тут же заявил Рон.
- И мы тоже пойдем, - почти одновременно сказали Гермиона и Джинни.
- К тому же, - заметила Джинни, - если люди увидят, что заложники взятые гоблинами, свободны, они поймут, что министерство работает.
- Что ж, тогда не будем терять времени, - подытожил Снейп.

***
всё на том же лифте они поднялись несколькими этажами выше, а потом узкая лестница вывела их на тот самый балкон, на который они с Роном аппарировали вчерашним утром. Гарри посмотрел вниз. Весь атриум был забит волшебниками. Люди одетые в мантии различного фасона и в магловские костюмы, совсем старые и почти ровесники самого Гарри, совершенно не знакомые и когда-то уже виденные им толпились в низу, возбужденно переговариваясь друг с другом. Мистер Уизли поднес палочку к своему горлу, и пробормотал: "Сонорус". Звук его голоса загремел под сводами атриума.
- Я попрошу всех здесь собравшихся внимательно меня выслушать. Все требования, которые вы выдвигаете, были признаны вполне обоснованными, и сейчас перед вами стоят члены нового магического правительства. Сотни лиц поднялось вверх и Гарри ощутил, как сотни взглядов уперлись прямо в него. Удивленный шёпот заполнил все пространство.
- Это Поттер! Гарри Поттер? Не может быть! Да нет же, это он! Видишь у него шрам. Стоящий рядом с Гарри, Снейп удовлетворенно ухмыльнулся. Видимо приблизительно такого эффекта он и ожидал.
- Я хотел бы представить вам людей, которые в дальнейшем будут представлять ваши интересы в правительстве, - продолжал мистер Уизли. - Итак, мистер Джон Таккер будет выступать от имени всех волшебников вышедших из магловских семей. Гарри всматривался в лицо министра магии. Сейчас рядом с ним стоял уже не добродушный любитель магловских изобретений. Это был человек, взявший на себя огромную ответственность, и всецело эту ответственность ощущающий. Гарри видел, что мистер уизли готов работать даже с Таккером, который последнее время только и делал, что всячески критиковал его действия. Он бы готов был сделать все, лишь бы не обмануть то доверие, которое ему оказали, поддерживавшие его люди, лишь бы не подвести Дамблдора, и его, Гарри, который сейчас одним своим присутствием показывал, что считает его наиболее достойным для поста министра магии. Мистер уизли облокотился о мраморные перила, вглядываясь в лица в низу. Солнечный отблеск скользнул по его мантии и задержался на его лице. Внезапно Гарри пронизало предчувствие какой-то не минуемой катастрофы. Это предчувствие посетило его даже до того, как он подумал: "откуда бы в расположенном под землей министерстве, в вечернее время взяться солнечным бликам. Он уже хотел предостеречь мистера Уизли, оттащить его в сторону, но не громкий щелчок, похожий на удар плети опередил его. Мистер Уизли покачнулся, издал вздох, в котором сильная боль смешивалась с удивлением, а за тем его тело, перевалившись через перила полетело вниз. Гарри недоуменно смотрел на мистера уизли лежащего под ними в ужасно неудобной позе. Смысл происходящего с трудом доходил до него. Ему было не понятно, почему все эти люди внизу вдруг с ужасом уставились на лежащего на мраморном полу мистера Уизли. Словно сквозь туман до него донесся истошный крик Рона, который с безумным лицом кинулся к перилам, желая перелезть через них. Крепкая рука Люпина остановила парня.
- Стой, Рон, там очень высоко.
- Мы можем туда аппарировать! Я уже умею.
- Внутри министерства нельзя аппарировать. Этот запрет был снят только на время вашего экзамена. Мы спустимся на лифте. Следующие минуты слились для Гарри в нескончаемую мешанину лиц и звуков. Они спускаются по лестнице к лифту, опускаются на один уровень вниз. Толпа расступается перед ними, уступая им дорогу. Белые от страха Рон и Джинни бросаются к отцу, пытаются заговорить с ним. Но все уже понимают, что все бесполезно. Гарри показалось, что он уже когда-то видел все это. Лежащий на полу рыжий, лысеющий мужчина, со съехавшими на бок очками, тонкая струйка крови вытекающая у него изо рта... Но сейчас это был не боггарт. Все происходящее было до ужаса реальным и неотвратимым. Глава семейства Уизли, один из самых добрейших людей, которых Гарри когда-либо встречал в своей жизни, министр магии, увлеченно коллекционировавший всевозможные изобретения маглов был убит из самой обычной, самой не магической снайперской винтовки.

Добавлено спустя 12 минут 32 секунды:
Глава 23. Исход.

Гарри с бессильной яростью смотрел на распростёртое на полу тело. Самым страшным для него было то, что он решительно ничего не мог здесь поделать. Он не мог помочь Рону, громко рыдающему над телом отца, нисколько не стесняясь своих слез. Он не знал, что можно сказать мертвенно бледной Джинни, не знал, как прогнать страх и безысходность, поселившиеся в ее глазах. Необратимость всего произошедшего тяжелым грузом давила на него, опустошала разум, лишала сил. Окружившая их толпа магов испуганно переговаривалась.
-В министра стреляли!
- Вы слышали, говорят, что авроры схватили убийцу? Говорят, что это был какой-то магл!
- Магл в министерстве? Да этого просто не может быть!
Но все это ни сколько не трогало Гарри. Все эти слова находились где-то за гранью его восприятия. "Какое сейчас имеет значение, кем на самом деле был убит мистер Уизли: маглом или волшебником!" Разве изменится от этого что-нибудь? Разве встанет на ноги министр магии, чтобы закончить свою речь? Разве перестанет рыдать над его телом Рон, тот самый никогда не унывавший Рон, которого Гарри знал уже шесть лет. Несколько колдунов в аврорских мантиях протиснулось к ним через толпу.
- Нужно забрать отсюда тело министра, - заговорил один из них. - Его должны обследовать целители в святом Мунго.
- Хорошо, Патрик, - ответил мистер Диггори. - и проследи, чтобы по окончании осмотра тело было доставлено родственникам. Авроры взмахнули палочками, и тело мистера Уизли медленно поплыло к выходу.
- Нам нужно отсюда уходить, - Люпин положил руку на плечо Гарри. Юноша нерешительно перевёл взгляд на Рона, все еще сидевшего на полу, уткнувшись лицом в сцепленные руки.
- Мы не можем здесь оставаться, - повторил Люпин. - Все вы должны вернуться в Хогвартс.
- Пойдем, сынок, - мистер Диггори потянул Рона за руку. - Сейчас ты должен быть сильным, сейчас нам всем нужно быть сильными. Вслед за Ремусом и мистером Диггори они стали продвигаться к телефонной будке, служившей лифтом на поверхность. Толпа все так же расступалась перед ними. Теперь во взглядах людей устремленных на них больше не было раздражения и подозрительности, которые Гарри ощущал, стоя на балконе. Теперь на них глядели сочувственно. Но большинство окружающих вообще не смотрели на них, отводя глаза и устремляя взгляды в пол. Во время подъёма на поверхность Гарри почувствовал, как Джинни нашла его руку и крепко вцепилась в нее. "Ей нужна поддержка", - понял Гарри. - "Ей нужен кто-то сильный, могущий сказать: "я с тобой, и больше ничего не бойся". И я должен быть сильным. Для неё".

***
Снаружи было еще более людно, чем в атриуме. Кругом толпились волшебники, иногда между ними мелькали низенькие фигурки гоблинов. Отовсюду доносились озабоченные голоса, сливавшиеся в единый монотонный гул. Несколько десятков авроров перегораживало вход в телефонную будку, не давая никому приблизиться к ней, но, судя по всему, это было единственное, на что у охранников магического порядка хватало сил. Как сразу же понял Гарри, на противомагловую безопасность все давно уже наплевали. Хлопки, сопровождающие аппарирование, сливались со звуком сирен на полицейских машинах, окруживших всю улицу, а на крыше одного из находящихся рядом зданий можно было заметить несколько крайне возбужденных субъектов, устанавливающих треногу с кинокамерой.
- Вам нужно срочно убираться отсюда, - взволнованно проговорил Ремус. - Похоже, все еще хуже, чем я предполагал в начале. Гарри, Рон, возьмите девушек и аппарируйте в Хогсмед, там вас встретит Хагрид.
- Я и сама могу аппарировать, - вмешалась Гермиона.
- Торопитесь, - остановил ее Ремус. - Сейчас здесь начнется что-то страшное.
- А как же ты? - вопросительно посмотрел Гарри на Люпина.
- Я вхожу в состав нового правительства, - пояснил тот. - Мне, Северусу и Джону сейчас предстоит сделать все, чтобы сегодняшние события не привели к необратимым последствиям. Гарри крепко взял Джинни за руку, и постарался представить себе, как перемещается в Хогсмед, на улицу перед "Сладким королевством". Но почему-то образ, который, еще минуту назад, казался ему совершенно отчетливым, внезапно стал ускользать, стоило Гарри представить, как магическая сила переносит его туда. Юноша собрался и попробовал еще раз, теперь думая о территории перед воротами Хогвартса. Результат получился тот же. Нужная картина словно бы ускользала от него. Оглянувшись на Рона и Гермиону, Гарри обнаружил, что и они, похоже, столкнулись с той же проблемой.
- У меня ничего не получается! - пожаловалась Гермиона. В голосе девушки явственно слышался испуг.
- И я тоже не могу переместиться, - поддержал ее Рон. - Стоит мне сосредоточиться на пункте назначения, все сразу же начинает плыть. Стоящие рядом с ними взрослые озабоченно переглянулись.
- Скажи, Амос, - поинтересовался Люпин у мистера Диггори. - Разве здесь собирались выставить барьер?
- Ни о чем таком я не слышал, - ответил рыжебородый колдун. - Да в этом и не было бы смысла: авроры тогда лишились бы всякой мобильности.
- Но, тем ни менее, барьер есть, - вмешался Таккер, - я только что проверял.
- Я тоже, - буркнул Снейп. - Несомненно, кому-то взбрело в голову поставить здесь барьер против аппарации. Так что Поттеру с компанией придется... Договорить ему не дал, разнесшийся вокруг ледяной голос, явно усиленный заклятием "Сонорус".
- Всем оставаться на местах. Почти все собравшиеся испуганно завертели головами. Гарри увидел, как со всех сторон толпу окружают фигуры в черных мантиях с капюшонами. А голос, тем временем, продолжал:
- Сейчас здесь будет наведен порядок. Из толпы раздались не довольные возгласы, но серия сногсшибателей, выпущенная по собравшимся колдунами в черном быстро остановила недовольство. Несколько волшебников появилось перед одной из полицейских машин. Находившиеся в машине люди были быстро извлечены от туда и положены на асфальт, а один из колдунов взобрался на крышу автомобиля, и скинул капюшон. Длинные серебристые волосы упали на его плечи.
- Люциус Малфой, - возмущенно воскликнул мистер Диггори. - Не преступникам, сбежавшим из Азкабана, наводить здесь порядок.
- А Кому же еще это делать? - Не скрывая издевки, проговорил Малфой. - Похоже, что теперешнее министерство полностью выпустило ситуацию из-под контроля. Толпа возбужденно загудела, но, усиленный заклинанием, голос Малфоя перебивал любые другие звуки.
- Вы, наверное, уже слышали, - грохотал Люциус. - Пять минут назад в здании министерства был застрелен министр магии, и сделал это грязный магл. Магл, который сам по себе не мог попасть сюда. Спрашивается, кто мог привести сюда убийцу? Люциус сделал картинную паузу, чтобы все могли почувствовать, на сколько важны будут его следующие слова. Выдержав должное количество секунд, он провозгласил.
- Разумеется, это могло сделать только его собственное отродье. И сейчас, наконец, пришло время истинным магам сказать свое слово. Мы, в отличие от бывшего министерства, быстро сумеем охладить пыл зарвавшихся маглов и грязнокровок. Пока Малфой говорил, пожиратели смерти полностью окружили толпу. Люди, напуганные внезапным появлением столь устрашающего противника, совершенно не оказывали сопротивления. Пожиратели сгоняли их в не большие группы, которые за тем сортировали на маглорождённых и прочих. Первые убивались на месте. Все это происходило на столько стремительно, что Гарри лишь краем сознания фиксировал основные события, не отвлекаясь на частности. За каких-нибудь десять минут, толпа, так напугавшая министерство, и доставившая ему столько бед, была почти полностью подчинена и деморализована. Лишь несколько групп волшебников оказывали яростное сопротивление. В одной из таких групп оказались и наши друзья. Люпин, Таккер, мистер Диггори, Снейп и еще несколько авроров плотным кольцом окружили ребят, не подпуская к ним противника. Заклинание, которое сотворили взрослые, было Гарри еще не знакомо. Больше всего оно походило на невероятно усиленное "протего". Их словно окружило невидимой стеной, от которой отлетали все заклинания, выпускаемые по ним пожирателями. Но, судя по всему, это было все, что они могли сделать. Установленная преграда явно была двухсторонней, да вдобавок еще и требовала постоянного обновления. Понимая это, пожиратели не слишком то и пытались атаковать их, не без повода полагая, что рано или поздно волшебники устанут и преграда исчезнет сама собой.
- Так, так, так... И что же тут у нас? - Прямо перед ними остановился Люциус Малфой, и по очереди смерил всех, находившихся внутри защитной преграды, холодным взглядом. - Кого я вижу! Поттер с друзьями. И кто же вас охраняет? Оборотень, который, рано или поздно все равно окажется на нашей стороне. Такова уж его природа. При этих словах на лице Ремуса появилась выражение ярости.
- И не нужно на меня так смотреть, мой дорогой оборотень, - усмехнулся Люциус. - То, что тебе до сих пор удавалось бороться со своей звериной сущностью, не сможет остановить тех магов, которые завтра придут убивать тебя, как паршивого нелюдя. А после сегодняшних событий, это, несомненно, произойдет. Так что тебе все равно придется выбирать, на какой стороне тебе быть: с нами, или с министерством, которое готово отправить тебя в резервацию при первом же удобном случае.
- Ремус Люпин состоит в новом магическом правительстве, которое, в самое ближайшее время, примет закон о защите оборотней! - гневно выкрикнул Таккер.
- Чей это голос я слышу? - Малфой перевел на скандального журналиста свой насмешливый взгляд. - Борец за права грязнокровок и прочей швали, предводитель масс! Люциус издевательски склонил голову. - Только вот где же ваши последователи, дорогой мой предводитель? Трусливо разбежались, стоило нам припугнуть их парочкой проклятий. Да и ты, Таккер, что-то не выходишь на их защиту, прячась за спинами своих, будь уверен, временных союзников. Только вот с нами, - Малфой сокрушенно развел руками, - тебе тоже, увы, не по пути. Мы, знаешь ли, убиваем грязнокровок, и ты здесь не исключение. Не желаешь проверить, выдержит ли ваша преграда смертельное проклятие. Таккер сразу же напрягся, но Малфой, похоже, пока не собирался воплощать свое предложение в жизнь. Не волнуйся, - усмехнулся он. - Пока я не стану тебя убивать. Возможно, ты еще сможешь пригодиться. Хотя, это, конечно, не значит, что всех вас мы отпустим по домам. Его пронизывающий взгляд остановился на Гарри. - С тобой, Поттер, например, давно хочет пообщаться наш господин, и я рад, что, наконец, смогу предоставить ему такую возможность. А грязнокровку, что стоит возле тебя, мне, увы, придется убить. Боюсь, что мы не можем оставлять в живых такую потенциально сильную волшебницу. Все инстинктивно сдвинулись так, чтобы загородить собой Гермиону, что ужасно насмешило Люциуса. - Невероятно, - расхохотался он, - сколько у вас этой бессмысленной отваги. Неужели вы думаете, что мне сложно будет убить всех вас, прежде чем я убью ее. Но это впрочем, не понадобится. - Малфой впервые на протяжении всей своей речи взглянул на Снейпа. - Северус, друг мой, пришло, наконец время тебе доказать свою верность нашему лорду. Помоги мне доставить к нему Поттера и убей грязнокровку. Она ведь стоит прямо перед тобой.
- А разве наш лорд не рассердится на тебя, Люциус, за то, что ты только что засветил меня? - спросил Снейп. - Ведь, кроме меня, насколько я знаю, у него больше не было агентов.
- Очнись, Северус! - Вскричал Малфой. - Тебе больше не нужно быть нашим агентом. Нам вообще больше не нужно будет скрываться. После всех этих беспорядков, которые учинили эти магловые отродья, люди сами прибегут к нашему господину, и будут умолять его взять власть. Давай же, Северус, убей грязнокровку. Покажи этим ничтожествам, какая участь их ждет, если они не покорятся нашему господину. Гарри с ужасом посмотрел на Снейпа. "Неужели он действительно сделает это". Никто из взрослых сейчас не мог бы помешать ему, ведь для этого им пришлось бы прервать заклинание, создающее защитную преграду. Оставались только он с Роном и Джинни. Но из всех них, только пожалуй его Малфой не решится хладнокровно убить, вздумай он помешать его намерению. Но узнать, на чью сторону, в конечном счете, встанет Снейп, им так и не удалось. Несколько громких хлопков возвестило о том, что барьер, не дающий аппарировать, исчез, и в следующую секунду Малфоя бросило на землю яркой вспышкой заклинания. Среди черных капюшонов пожирателей замелькали мантии авроров. А прямо к ним приближался высокий человек с длинной серебристой бородой и в очках половинках на горбатом носу. Чувство невероятного облегчения захлестнуло Гарри. "Дамблдор с ними. Он пришел к ним на помощь, и теперь все будет в порядке. Они победят". Дамблдор, тем временем, подошел к ним, и, как и Малфой, несколько минут назад, измерил каждого из них изучающим взглядом. Дольше всего, как показалось Гарри, директор смотрел на Снейпа. И, в первый раз в жизни, юноша ощутил во взгляде старого волшебника что-то напоминающее неуверенность.
- Вы, как всегда во время, директор, - усмехнулся профессор зельеделия. - Теперь мы, наконец, сможем отправить Поттера и остальных подальше отсюда, и у нас хоть немного освободятся руки.
- Не думаю, что в школе ребята сейчас окажутся в меньшей безопасности, чем здесь, - грустно улыбнулся Дамблдор. - Если пожиратели смерти решились осуществить нападение на министерство, мы можем вполне ожидать от них и атаки на Хогвартс. Я сам задержался так долго лишь потому, что хотел лично проследить за эвакуацией учеников в безопасное место. Здесь ребята, по крайней мере, будут под нашим присмотром. Северус, Ремус, хочу попросить вас находиться рядом с ними несмотря ни на что.

***
Впервые в жизни Гарри наблюдал за тем, как идет бой со стороны. До этого он, каждый раз, неведомым образом оказывался в самом пекле во время сражений. Теперь же ему приходилось стоять вместе с друзьями на значительном расстоянии от идущего боя под охраной нескольких авроров. Люпин и Снейп, как и приказал им Дамблдор, не отходили от них не на шаг. Сражение велось с переменным успехом. Появившиеся в месте с Дамблдором авроры сумели достаточно быстро организовать волшебников, до этого оказывавших пожирателям смерти весьма вялое и разрозненное сопротивление. Теперь численное превосходство было за ними, и противник был значительно потеснен. Но слуги Вольдеморта были явно искуснее в боевой магии, и совершенно не гнушались применением непростительных проклятий. То там, то тут можно было услышать вопли людей задетых круциатусом, не говоря уже о зеленых вспышках убийственных проклятий. Гарри подумал, что большинство волшебников вообще никогда не использовало подобных заклинаний, и не представляло, как их нужно создавать. Но все же авроры постепенно побеждали. Эффект неожиданности: главный эффект, на который рассчитывали пожиратели, был явно утерян.
- Бред какой-то, - пробурчал себе под нос Снейп.
- О чем это вы, профессор? - спросил Гарри.
- Да о том, Поттер, что совсем непохоже на слуг темного лорда так бездарно подставляться. Не могли же они всерьез рассчитывать, что успеют взять министерство до прихода авроров.
Гарри подумал, что в другое время Снейп ни за что не стал бы ему так отвечать. В лучшем случае, зельевар выдал бы что-нибудь язвительное в адрес "тупоголового гриффиндорца". Сейчас же он, похоже, вообще не заметил, с кем разговаривает, просто размышляя в слух.
- Они явно ждут чего-то, - бормотал себе под нос Снейп. - Но вот чего именно?
В этот момент тучи, закрывавшие до этого все небо, разошлись, и все пространство вокруг озарило ярким лунным светом.
- Дьявол бы их побрал! - прорычал Снейп, поднимая палочку. - Они просто тянули время. Медленно до Гарри стало доходить все произошедшее. Люди, только что вполне организованно атаковавшие пожирателей, внезапно стали в панике разбегаться, а окрестности прорезал надрывный волчий вой, исторгаемый множеством глоток. Оборотни, явно выступавшие на стороне темного лорда, смогли затесаться в толпу. И теперь, когда луна активировала их звериную сущность, планомерно выбирали себе жертвы. Со всех сторон стали доноситься вопли боли и ужаса и довольное звериное рычание. Авроры, охранявшие ребят, сдвинулись, окружив их плотным кольцом, но из-за плеча одного из них Гарри увидел, что на них несется несколько зверей с окровавленными клыками. Несколько палочек одновременно взметнулось и волки, окаченные струями огня, с жалобным визгом отскочили.
- Прикрывайтесь от них огнем, - прокричал кто-то из авроров. - Оборотня сложно остановить простым сногсшибателем, но огня они безумно боятся. И опять ребята были окружены непроницаемой стеной. Но теперь это была не преграда от проклятий, а стена из чистого пламени, поддерживаемая непрерывными взмахами палочек. Вскоре многие поняли, каким образом можно отогнать оборотней, и вокруг закрутилось множество огненных вихрей. Защитники министерства, на время дезориентированные внезапной атакой оборотней, вновь стали перехватывать инициативу. Гарри заворожено смотрел на развернувшееся рядом действо. Теперь самая обычная Лондонская улица стала напоминать один из кругов преисподней. Вопли людей перемешивались с визгом мечущихся в пламене серых теней. В этот момент, испуганный вскрик Джинни вывел его из транса. Юноша оглянулся, и холодный ужас сковал все его тело. Прямо перед ними, внутри огненной преграды, создаваемой аврорами, на земле лежал огромный волк, с яростью вцепившийся клыками в свою переднюю лапу. В его когда-то печальных глазах сейчас плясал безумный огонь.
- Ремус! - только и смог выдохнуть юноша. - Ты сегодня принимал свое зелье? Волк лишь утробно зарычал. Гарри с ужасом осознал, что Ремус, судя по всему, прилагает неимоверные усилия, чтобы не кинуться не на кого из них. "Но значит, он может сдерживать себя", - с удивлением и восторгом подумал он.
- Что там еще, Поттер? - к ним с самым раздраженным видом повернулся Снейп. Видимо это и стало последней каплей для Ремуса. Услышав голос профессора зелий, он поднялся и изготовился к прыжку. Его суженные зрачки встретились с холодными глазами зельевара. Еще секунда, и разъяренный зверь прыгнет. Гарри сам не мог понять, как он решился на такое. Все его мысли были вытеснены ужасом от происходящего, но тело, словно, действовало само по себе. Юноша кинулся к волку и обеими руками обхватил его, пытаясь не позволить ему наброситься на Снейпа. Но удержать Ремуса сейчас, было равнозначно попытке остановить несущуюся с горы лавину. Без видимых усилий волк вырвался из объятий Гарри, а в следующее мгновение сильный удар лапы свалил его на землю. Гарри еще не успел даже осознать, что с ним произошло, а зверь уже нависал над ним. Все дальнейшее просто смазалось в сознании юноши. Он слышал, как испуганно закричали Джинни и Гермиона, но яснее всего он разобрал два слова, произнесенные холодным равнодушным голосом: Авада Кедавра! Волчья морда отпрянула от него, и зверь повалился на бок. Гарри тут же вскочил, с чувством не реальности всего происходящего глядя на лежащего на земле мертвого волка, и на Снейпа, медленно опускающего палочку.
- Ты убил его! - прокричал он, с ненавистью глядя в глаза зельевара.
- Я спасал тебе жизнь, - тихо ответил Снейп и в голосе его уже не было привычных презрительных нот. Снейп, несомненно, был напуган. Но Гарри, сейчас было плевать на все это. Он опустился на колени возле мертвого оборотня и попробовал заглянуть ему в глаза. Никаких чувств больше нельзя было увидеть в этих глазах: не печали, не доброты, не безудержной звериной ярости. Ремус был мертв. И, Смерть словно сбросила с него страшное проклятие, с которым он жил с раннего детства. Сквозь застилавшую его взгляд пелену, Гарри увидел, как тело волка стало быстро меняться, и уже через минуту перед ним лежал человек. Именно человек, а не оборотень. Звериная сущность покинула Ремуса вместе с жизнью.

***
Гарри не знал, сколько он просидел, глядя в мертвое лицо друга. Видимо достаточно долго, потому что когда он все-таки поднялся, понял, что его спина и колени сильно затекли. Сражение подходило к концу. Повсюду на земле валялись опаленные огнем тела людей и волков. В нескольких местах авроры еще перебрасывались боевыми заклинаниями с отдельными пожирателями, но это уже явно ничего не значило. Почти все слуги Вольдеморта аппарировали в неизвестном направлении, как только стало ясно, что атака на министерство не удалась. Те, что остались определенно были из молодняка, и просто обеспечивали прикрытие для отхода пожирателей из более ближнего круга. "Хотя, все ли?" - подумал Гарри, увидев, как прямо из воздуха, не далеко от них возникла фигура в черной мантии. Гарри так часто за последнее время приходилось видеть в близи этого пожирателя, что не узнать его он просто не мог.
- Отходим! - выкрикнул Валден Макнейр, и пожиратели, еще продолжавшие сражаться с аврорами, один за другим стали аппарировать. Огненная преграда, создаваемая аврорами, исчезла, и Гарри всем телом почувствовал сырой предрассветный холод. Было в этом холоде что-то неестественное. ОН СКОВЫВВАЛ ВСЕ ВНУТРЕННОСТИ, ВЫЗЫВАЛ ЖГУЧЕЕ ЖЕЛАНИЕ УБЕЖАТЬ КУДА-НИБУДЬ ПОДАЛЬШЕ, И, В ТО ЖЕ ВРЕМЯ, НЕ ОСТАВЛЯЛ НИКАКИХ СИЛ. Уже еле заметную, на фоне нарождающегося рассвета, луну поглотил мрак. Но мрак этот был внутри него. Он появился вместе с высокими фигурами дементоров, медленно скользившими к ним со всех сторон. Густой, холодный туман заполнил весь его разум. Этот туман, словно отделил его от окружающего мира. Гарри все сильнее и сильнее погружался в отчаяние и безысходность. Пронзительные крики все громче звучали у него в голове. Но это не были живые голоса. Это мертвые голоса его родителей Сириуса, Ремуса и еще многих и многих безвинно погибших звали его за собой. И Гарри уже почти готов был полностью отдаться этим голосам потому, что ничего кроме них для него уже не существовало. Но один пронзительный испуганный голос определенно диссонировал с общим хором. Он тоже был испуганным, но не мертвым, как все остальные. Кто-то громко всхлипывал, произнося его имя. Каким-то краем сознания, Гарри узнал в этом голосе Джинни. "Его Джинни грозила опасность, она нуждалась в нем!" Гарри собрал в кулак остатки воли, и, из последних сил цепляясь за реальность, собирая все светлое, что было в его душе, даже не крикнул, а выдохнул вместе с последним воздухом еще остававшемся в легких: "Экспекто Патронум!" Светящаяся ярким серебряным светом фигура оленя вырвалась из палочки юноши, и отгородила его от мрака и холода, создаваемого дементорами. Теперь Гарри видел, что многие авроры рядом с ним тоже создали своих заступников. Рядом с ним прыгала выдра Гермионы, еще дальше виднелся ворон, кажется принадлежавший Таккеру. Но ярче всех сверкал, паривший над всеми магами и гоблинами, чистокровными и маглорожденными, над дементорами и любыми другими тварями, способными нести мрак, серебряный феникс. Он носился повсюду, повинуясь палочке высокого волшебника, в котором невозможно было не узнать Альбуса Дамблдора. Казалось, что длинная седая борода волшебника излучает такой же нестерпимо яркий серебряный свет, как и его патронус. Но, судя по всему, даже сил Дамблдора не хватало для того, чтобы справиться со всеми дементорами, появившимися в эту ночь на улицах Лондона. Многие патронусы на глазах у Гарри постепенно тускнели, а потом и окончательно гасли, а дементоров как будто бы и не становилось меньше. И лишь на не большом участке земли, вокруг директора Хогвартса, на котором находились и Гарри с друзьями, мрак вынужден был отступать. Но вот и феникс Дамблдора внезапно исчез. Гарри с ужасом посмотрел в сторону директора, но увидел, что Дамблдор по-прежнему стоит, высоко подняв голову, а его руки производят в воздухе загадочные пассы. В следующий момент случилось нечто совсем удивительное. Судя по всему, даже по понятиям волшебного мира, это считалось чудом. Воздух вокруг Дамблдора затрещал, и под его руками словно бы открылась дверь. Эта дверь определенно вела в совершенно иное место. От туда тянуло запахами не давно распустившихся листьев и предутренней лесной прохладой. Дамблдор заглянул в созданный им проход и издал громкий призывный крик. Человеческого в этом крике, как подумал Гарри, было ровно столько, сколько и звериного. Ответом ему стал, все более усиливавшийся, по мере приближения, цокот копыт. И еще через минуту, прямо с поросшей мхом лесной тропы на лондонский асфальт вступила кавалькада конных всадников. Было их не менее полу сотни. Быстрые, стремительные они с разгону ворвались в самый центр серого болота из дементоров и в их руках засверкали молнии клинков, словно отлитых из лунного света. От приближения этих клинков дементоры начинали, пятится, за тем съёживались, и, о чудо, опадали на землю грудами склизкого тряпья. Приглядевшись, Гарри с удивлением понял, что его первое впечатление о внезапно появившейся подмоге, как об обычных всадниках было ошибочным. Теперь, в ярком магическом свете, отбрасываемом клинками, можно было отчетливо рассмотреть, что на сметающих со своего пути дементоров, фигурах отсутствует какая-либо одежда. Взмыленная шерсть на лошадиных спинах плавно перетекала в густые шевелюры кентавров. Глядя на то, с какой яростью кентавры истребляют дементоров, и как неуклонно редеет их серое полчище, Гарри припомнил первый урок по защите от темных сил, проведенный Аберфортом. Тогда брат Директора школы рассказывал им о наваждениях, демонах, способных наводить на человека иллюзии, которые казались бы ему желаннее его настоящей жизни, а за тем лишать и сил для этой жизни. В тот раз, на вопрос Гарри: можно ли как-то уничтожить этих демонов, Аберфорт ответил: "Против любой мощи, всегда можно отыскать еще более великую силу" и привел в пример кентавров и единорогов, совершенно неподвластных влиянию наваждений. "Что если и дементоры, так же не способны причинить кентаврам какой бы то ни было вред?" Похоже, что так оно и было. Кентавры не испытывали решительно никакого страха перед серыми фигурами, стремительно отступавшими под их натиском. Не прошло и десяти минут, а вокруг них уже не осталось ни одного дементора. Лишь их серые плащи, то тут, то там валявшиеся на земле, напоминали об их недавнем присутствии. Кентавры тесным строем подъехали к стоявшему все на том же месте Дамблдору.
- Мы выступили на вашей стороне, директор, - обратился к нему кентавр, в котором Гарри сразу же узнал Фиренце. - Надеюсь, что моему народу никогда не придется пожалеть о таком решении.
- Позвольте выразить вам мою глубочайшую благодарность, - заговорил Дамблдор. - Ваша сегодняшняя помощь действительно была неоценимой для всего волшебного сообщества. И я тоже надеюсь, что маги не ответят вам на эту помощь чёрной неблагодарностью.

***
Гарри снова сидел рядом с мертвым телом Ремуса. События всей этой сумасшедшей ночи словно стерли в нем какую-то грань, за которой уже не могло быть места для каких-либо чувств. С полным безразличием он наблюдал, как кентавры один за другим исчезали в созданном Дамблдором портале, и как затем этот портал медленно затянулся. Он видел, как волшебники в мантиях авроров связывают тех немногих пожирателей и оборотней, которые не успели аппарировать при появлении дементоров. Видел, как другие работники министерства разыскивают тех неудачливых маглов, которым не посчастливилось оказаться в эту ночь на месте сражения волшебников. Время от времени до него доносилось резкое "Обливейт", свидетельствующее о том, что еще один бедолага навсегда забыл об увиденном кошмаре. Но все это уже не трогало его. Число событий, способных вызывать у него эмоции, на сегодня было явно превышено. Лишь мертвые глаза, лежащего перед ним Ремуса сейчас имели для него значение. "Снейп убил Ремуса. И не важно, что он там будет говорить о спасении его жизни. Гарри точно знает, что Снейп ни на секунду не пожалеет о гибели Ремуса, как не тронула его смерть Сириуса и смерть его родителей. Зельевар был даже рад этим смертям. Ведь он так люто ненавидел всех их. Так почему бы ему, Гарри, не испытывать к Снейпу столь же лютую ненависть. Ведь Снейп сам так этого желал. Желал стать его врагом. Или это было желание Дамблдора? А вот, кстати, и он". Директор медленно подошел к собравшимся вокруг тела Ремуса людям.
- Как это случилось? - тихо спросил он, в упор, посмотрев на Снейпа.
- Я вынужден был сделать это, - ответил преподаватель зелий. И, удивительное дело, неужели его голос действительно дрожал, или такой эффект возник из-за не прекращающегося гула в ушах у Гарри.
- Скажите, директор, ведь это не значит, что я нарушил... - говорил Снейп, и теперь уже можно было не сомневаться в том, что он напуган. - Люпин забыл принять свое зелье, и чуть не загрыз Поттера. Жизнь члена Ордена за жизнь вашего драгоценного мальчика: разве это не достойный обмен?
- Успокойся, Северус, - устало ответил Дамблдор. - Ты ничего не нарушил. Если бы это было не так, мы бы с тобой сейчас уже не разговаривали, а пока просто уйди. Мне нужно отправить Гарри обратно в школу, и я не думаю, что ты тот человек, которого он сейчас захочет видеть рядом с собой. Но, на самом деле, сейчас, Гарри было решительно все равно, что там, рядом с ним, происходит. Он уже не мог воспринимать все происходящее, как реальные события, словно бы наблюдая за всем со стороны. И авроры в опаленных мантиях, и Снейп с его непонятными речами, и директор с его вечно понимающим, сочувственным взглядом, так, под час, бесившим юношу, казались ему кадрами какого-то причудливого кино. И, словно эпилог всего этого затянувшегося действа, в его сознании запечатлелась еще одна сцена. Несколько авроров, возглавляемых Кингсли Шэклболтом, подходят к Таккеру, стоящему неподалеку, с совершенно отстраненным видом, и Шэклболт обращается к нему резким официальным голосом:
- Джон Таккер, вы арестованы по обвинению в разжигании беспорядков, повлекших за собой многочисленные жертвы. Сдайте вашу палочку и следуйте за нами.

Добавлено спустя 4 минуты 39 секунд:
Глава 24. История одного репортера.

Вот уже в третий раз Гарри оказывался в этом зале суда. Первый раз он был вызван на, проходившее здесь дисциплинарное слушание и сам был в роли подсудимого. Потом, почти год спустя, здесь было оглашено завещание Сириуса, по которому Гарри становился его главным и единственным наследником. Теперь же он выступал свидетелем, наряду с многими другими волшебниками, оказавшимися в министерстве магии в ночь Восстания нечистокровных и последовавшего за ним нападения пожирателей смерти. Со времени этих печальных событий прошло всего два дня и страсти, сотрясавшие волшебное сообщество все это время, даже и не думали утихать. Многие волшебники потеряли в ту ночь своих родных и близких, и, сейчас, все они: и маглорожденные и чистокровные требовали найти виновных и покарать их. С этой целью министерство, временно возглавляемое Амосом Дигори, и решило провести открытый, показательный процесс. Сидя на каменной скамье рядом с Дамблдором, Гарри наблюдал, как зал постепенно заполняется людьми. Возбужденно гудящая толпа медленно втекала в двери. Напряжение и злоба, испытываемые собравшимися, словно бы напитали воздух в зале. Всем своим естеством Гарри чувствовал это напряжение. Создавалось впечатление, что каждый пришедший сюда хотел лишь одного: крови. Это звучало во встревоженном гуле толпы, читалось в лицах распространялось, по всюду. И вот на пике этого желания, широкие двери в дальнем конце зала открылись и двое авроров ввели первого подсудимого. Как показалось Гарри, этот человек вряд ли был на много старше его. Подсудимого подвели к креслу с цепями. Мимолетное движение палочкой и его руки на мертво прикованы к подлокотникам.
- Джонатан Брэдли, - прогремел голос мистера Дигори. - вас обвиняют в участии в нападении пожирателей смерти на министерство магии и в применении против мирных граждан непоправимых проклятий. Можете ли вы что-то сказать в свое оправдание? Согласны ли вы с предъявляемыми вам обвинениями? Молодой пожиратель поднял глаза, видимо пытаясь найти, среди присутствующих хоть каплю сочувствия, но натолкнулся лишь на множество ненавидящих взглядов. Он приподнялся, желая что-то сказать, но поднявшийся в зале возмущенный ропот словно вдавил его обратно в кресло.
- Итак, - снова взял слово мистер Дигори, - суд признает вас виновным и приговаривает вас к заключению в тюрьму Аскабан сроком на двадцать пять лет с конфискацией всего вашего имущества. Зал одобрительно загудел, подсудимого увели.

***
Следующие полтора часа слились для Гарри в поток лиц и имен. Процедура суда над каждым пожирателем проходила по одному и тому же сценарию. Авроры вводили очередного подсудимого. Мистер дигори зачитывал выдвигаемые против него обвинения, и выдержав не большую паузу оглашал приговор. И с каждым новым именем, с каждым новым приговором внутри у юноши все сильнее возрастало чувство неправильности всего происходящего. Нет, он не сомневался в том, что все, кто сегодня предстал перед судом виновны в своих преступлениях. Но все они были лишь пешками в той игре, которую повел Вольдеморт. Среди них не было не Люциуса Малфоя, не Валдина Макнейра, не Белатрикс Лестрейнж, ни кого из тех, кто заслужил наказание много более страшное, чем Аскабан. А эти еще совсем наивные ребята, наслушавшиеся пламенных речей о чистоте крови, сейчас отвергнутые и оплеванные всем волшебным сообществом. Не лишает ли это сообщество их последнего шанса, не толкает ли оно их, таким образом, в объятия к Вольдеморту. Гарри взглянул на сидящего рядом с ним Дамблдора. В глазах старого мага читались усталость и грусть. Юноша знал, что директор школы думает, так же как и он. Авроры ввели очередного обвиняемого, и Гарри вздрогнул, услышав произнесенное мистером Дигори имя.
- Джон Уинстон Таккер, вы обвиняетесь в разжигании общественных беспорядков, и в попытке осуществить политический переворот с целью захвата власти. Зал притих. Персона Таккера, еще не давно приводившая многих в восхищение, теперь вызывала значительно более противоречивые чувства. Многие смотрели на него с нескрываемой ненавистью или с откровенным презрением. Но в глазах у некоторых Гарри с удивлением увидел жалость. Действительно весь теперешний вид репортера мог вызвать сожаление. Когда-то стильно подстриженные светлые волосы теперь были грязными и спутанными. Понурый и приниженный он теперь мало походил на того человека, которого Гарри встретил почти год назад в этом же самом зале суда.
- Так же вам вменяется в вину, - продолжал тем временем мистер Дигори, - связь с мятежными отрядами гоблинов и поддержка того, кого нельзя называть. Имеете ли вы что-либо сказать в свое оправдание. Таккер медленно поднялся с кресла. Он обвел собравшихся воспаленным взглядом, стараясь стоять на столько прямо, на сколько ему позволяли сковывающие его цепи.
- Я принимаю почти все выдвигаемые против меня обвинения, - хрипло проговорил он. - Кровь людей, погибших возле министерства лежит на моей совести. Но я никогда не имел ничего общего со слугами темного лорда. В зале было очень тихо. И в этой тишине Гарри поднялся со своего места. Он понял, что пришел его час.
- В качестве свидетеля обвинения приглашается мистер Гарри Джеймс Поттер, - прогремел мистер Дигори. Гарри спустился вниз по ярусам и встал лицом к залу.
- Вы, мистер Гарри Джеймс Поттер, - официальным тоном обратился к нему мистер Дигори.
- Да.
- Что вы можете сказать по существу данного дела?
Гарри набрал воздуха в грудь. Та догадка, которая зародилась в его голове совсем недавно, теперь казалась надуманной. Но все же существовали конкретные факты, которые он мог сообщить, независимо от того был ли Таккер связан с пожирателями смерти или нет.
- Я могу доказать, что мистер Таккер имел контакты с пожирателями смерти, - проговорил он, и кожей почувствовал, как множество взглядов устремилось на него.
- На рождественском балу в министерстве магии я видел мистера Таккера вместе с Нарциссой Малфой. Ведь вы, мистер Таккер, сами подходили ко мне вместе с ней. Разве вы не помните? И она сама сообщила, что у вас с ней какие-то важные дела.
- Принадлежность миссис Малфой к пожирателям смерти пока не доказана, - перебил его мистер Дигори, - и поэтому ваши обвинения, мистер Поттер, не имеют под собой почвы. Впрочем, за мистером Таккером и так достаточно вины, чтобы заслужить приличный срок в Аскабане.
- Постойте! - внезапно громким голосом перебил его Таккер. - Я признаю обвинения, выдвигаемые против меня мистером Поттером. Я никогда сознательно не стал бы сотрудничать с пожирателями, но, если сведения, которые я сейчас сообщу, помогут привлечь к ответственности Нарциссу Малфой, я готов принять и эту вину. Наверное, многие волшебники не смогут меня понять, - проговорил Таккер, когда шум, вызванный его заявлением стих. - Я маглорожденный и мое восприятие мира волшебников, о котором я узнал, лишь, будучи зачисленным в Хогвартс значительно отличается от мировосприятия чистокровных. Когда, еще ребенком, я узнал о существовании нашего мира, мне было сложно принять многие его традиции. Поверьте, многие вещи, которые волшебники считают непреложными истинами, с точки зрения магла, покажутся чистой воды пережитками. Но мне хотелось принять и понять этот мир, частью которого я сам стал. Я понимал, и понимаю до сих пор, что и маглы и волшебники тесно связаны между собой, и, рано или поздно волшебникам придется начать мирно сотрудничать с маглами. Но желание бороться за это возникло у меня лишь, когда я на себе почувствовал, как много волшебники могли бы сделать для маглов, не делая этого, руководствуясь лишь устаревшими предрассудками. Когда мне было семнадцать лет, я познакомился с девушкой. Она не принадлежала к волшебному миру, на столько, на сколько это вообще возможно. Иными словами она была маглой. Все это не помешало мне влюбиться в нее без памяти. Она знала, что я волшебник, и готова была принять меня таким, какой я есть. Вскоре я окончил Хогвартс и мы решили пожениться. Многим наш брак казался недолговечным. Как же, "Разве может волшебник в серьез рассчитывать создать семью с простой маглой"? Но не смотря ни на что мы были счастливы. У нас родился сын. Мы хотели воспитывать его так, чтобы он в равной степени принадлежал и к миру маглов и к миру волшебников. Но на нашем пути встала болезнь. Болезнь, с которой маглы так и не смогли справиться, а наша магическая медицина уничтожила бы ее за пару дней. Моя жена была тяжело больна, и спасти ее можно было только магическими средствами. У же и не помню сколько важных чиновников в нашем министерстве и святом Мунго я посетил, упрашивая их поместить ее на лечение. Но ответ был всегда один: волшебники не могут оказывать помощь маглам, не рискуя быть обнаруженными. Она умерла в обычной магловской больнице, зная, что могла бы получить помощь. После ее смерти я дал себе клятву, что, хотя бы в память о ней добьюсь того, чтобы волшебники стали по-другому смотреть на маглов, добьюсь равноправного сотрудничества между нашими мирами. Но сказать, как обычно, оказалось на много проще, чем сделать. Все мои выступления в магических газетах. Все мои призывы к сотрудничеству с маглами были каплей на фоне всеобщего презрения и недоверия к маглам. В чем наши два мира действительно похожи, так это в том, что ты никогда не будешь услышан, если у тебя нет достаточного количества денег. А денег у меня, было далеко не достаточно, не смотря на то, что мои очерки в волшебной и в магловской прессе достаточно высоко оплачивались. Когда моя жена умерла, нашему сыну было только три года, и почти все мои средства уходили на то, чтобы обеспечить ему достойную жизнь. Но год назад произошло событие, которое помогло мне решить финансовую проблему. Я получил анонимное письмо, автор которого восхищался мной как журналистом и предлагал финансовую поддержку, для того чтобы я мог публиковать свои материалы не оглядываясь на мнение министерства и редакций магической прессы. В качестве подтверждения твердости своих намерений, мой доброжелатель приложил к письму чек на пять тысяч галлеонов. В то время мы с сыном жили в соединенных штатах. Я сумел найти достаточно выгодную работу в одной из местных магических газет, и, наверное, не стал бы рисковать, если бы в это время, британское министерство магии не признало факт возвращения темного лорда. Этот факт заставил меня задуматься, не станет ли это возвращение, вызвавшее не малый фурор, не только в магической Англии но и за ее пределами, тем толчком, который заставит людей прислушаться к моим идеям. Решающую роль в моем решении вернуться в Англию, и принять помощь моего таинственного доброжелателя стало то, что мой сын достиг возраста, в котором волшебники должны начать получать магическое образование. Хогвартс показался мне предпочтительнее американской школы и я вместе с сыном вернулся в Лондон. Здесь оказалось, что деньги, которые я получил в письме могут и не пригодиться. Вокруг было столько сенсационных тем, описывая которые я мог обеспечить и себе и сыну безбедное существование. Мои очерки и репортажи печатались "Ежедневным оракулом на первых страницах, и я получал за них солидные ганарары. Тогда-то я и получил второе анонимное письмо, в котором мне в самых вежливых выражениях советовали потратить имеющиеся у меня средства, на пропаганду моих идей о равноправии магических народов. Тогда я решил, что это мой шанс, и стал сам доплачивать "Оракулу" за то, чтобы мои материалы печатались еще чаще, а главное, без всякой цензуры со стороны министерства. Третья, полученная мной, анонимка настоятельно советовала мне обратить особое внимание на движение гоблинов, не согласных с политикой министерства и не поддерживаемых банком "Гринготс". К тому Вместе с этим письмом я получил еще один чек, на не менее значительную сумму. К тому времени мои репортажи приобрели огромную популярность. Ведь я не жалел средств для того, чтобы первым оказываться в местах, куда другим репортерам был ход закрыт.М оя слава стала скандальной, а к моему мнению, наконец, стали прислушиваться. Мятежные гоблины стали еще одной силой, на которую я смог бы опереться, если бы надумал всерьез выступить против политики министерства. И лишь одна вещь смущала меня. Я отлично понимал, что вряд ли кто-то стал бы бескорыстно мне помогать. Несомненным было то, что мой таинственный аноним сам извлекает какую-то выгоду из моей антиправительственной деятельности, но вот какую, я понять не мог. Все окончательно разрешилось к рождеству. Тогда я узнал, что один из моих знакомых: гоблин Арман был арестован министерскими аврорами за попытку ограбить "Гринготс". Мне искренне хотелось помочь моему приятелю, а тут я еще получил очередное письмо, в котором мне рекомендовалось помочь мятежным гоблинам в организации побега их сородичей. Поскольку мои собственные желания полностью совпадали с полученными мной рекомендациями, я решил прислушаться к ним и вступил в контакт с предводителем одного из крупнейших гоблинских кланов Карионом. Вместе мы разработали план побега наших друзей, который и был осуществлен нами во время рождественского бала, проходившего в министерстве. Именно в этот день авроры бросили все свои силы на поддержание порядка на балу, ослабив надзор за нижними ярусами министерства, где содержались заключенные. Моя роль заключалась в том, чтобы провести в атриум министерства двух гоблинов, которым предстояло выкрасть наших друзей, не вызывая ни у кого подозрений. Сделать это было не сложно. Несколько сотен галлеонов плюс мое имя убедили занимавшихся распределением приглашений на бал чиновников в том, что мое появление в компании двух гоблинов лишь очередной шаг в борьбе с сегрегацией. Вся остальная работа была за гоблинами. Мне оставалось лишь развлекаться и отвлекать министра магии. Но именно тогда мой загадочный аноним, наконец, решил открыть себя.

***
Пять месяцев назад.

Джон Таккер напряженно осматривал разномастную толпу волшебников, заполнившую атриум министерства магии. Ему никак не удавалось поддаться всеобщей праздничной эйфории, не смотря на то, что вся окружающая обстановка, как нельзя лучше располагала к этому. Всюду сновали маленькие фигурки домашних эльфов, разносивших напитки, а на сооруженной магическим способом, эстраде, с которой новый министр магии несколько минут назад призвал всех на время забыть о войне, чтобы отдаться рождественскому веселью, сейчас стояли музыканты, какой-то популярной группы, извлекавшие из своих инструментов, судя по активности танцующих парочек, что-то действительно зажигательное. Впервые он чувствовал, что действительно играет с огнем. Организация побега нескольких государственных преступников, это уже не просто резкие статейки в газетах, это уже открытое противодействие действующему правительству, к тому же обличенному, пока, общественным доверием, которое недавно назначенный министр магии еще не успел поколебать. Занятый этими не веселыми мыслями, и постоянно ожидая того переполоха, который неизбежно должен начаться после того, как его сообщники приступят к осуществлению своего плана, Джон не сразу заметил идущую к нему женщину и очнулся от размышлений, лишь когда та обратилась к нему.
- Мистер, Таккер? - и в голосе и во взгляде дамы сквозило едва скрываемое высокомерие. Джон внимательно присмотрелся к ней. Эти аристократические черты несомненно были ему знакомы по светским приёмам, на которых, в своё время, ему неоднократно доводилось бывать.
- Миссис Малфой.- поприветствовал он её вежливым наклоном головы. - А в былые времена вы не снисходили до общения со мной
- Времена могут меняться, - с лёгкой улыбкой ответила Нарцисса, - все зависит от того на сколько один человек может быть интересен другому. Вот, например, в данный момент, вы мне интересны. Ведь вы же не откажете мне в компании на этот вечер? Джон еще не успел ничего понять, как изящная рука в шёлковой перчатке легла на его локоть, и Нарцисса увлекла его за собой. Следующие пол часа превратились для него в нескончаемую череду лиц, приветственных поклонов, ответных приветствий и ничего не значащих фраз.
- Я очень давно не появлялась на подобных приёмах, - говорила ему Нарцисса. - Здесь появилось столько новых лиц. Ведь вы же поможете мне здесь освоится, мистер Таккер? Вот например, - легкий кивок головой в сторону одиноко стоящего возле одной из колонн подростка, - разве это не мистер Поттер? Его имя, в последнее время столь часто упоминается газетами, что мне просто необходимо быть ему представленной. Разве вы, мистер Таккер с ним не знакомы?

***
- И все же чего вы добиваетесь? - поинтересовался Таккер у Нарциссы после того, как их непродолжительный разговор с Гарри Поттером подошел к концу. Женщина довольно усмехнулась.
- Пытаюсь разобраться в обстановке, только и всего. Как говорится, перед боем нужно разобраться с тем кто твой враг и получше узнать тех кто будет на моей стороне. Ведь вы же будете на моей стороне, мистер Таккер?
Джон с недоумением посмотрел на Нарциссу. Тревожное чувство не оставлявшего его с самого начала бала стало превращаться в панику.
- Вы на моей стороне, мистер Таккер, - снова повторила Нарцисса. - Ведь вы смогли весьма успешно использовать те не значительные средства, которые я регулярно посылаю вам уже более полу года.

***

Снова в зале суда

- Так мой загадочный аноним вышел на свет, - закончил Таккер. Я оказался в тупиковом положении. Нарцисса сказала, что если в дальнейшем я откажусь сотрудничать с ними, ей не трудно будет сообщить магической общественности из каких источников финансировалась моя компания в поддержку нечистокровных. К тому же, по ее словам, мне и не пришлось бы делать что-то, расходящееся с моими убеждениями. Следовало просто проявлять все большее упорство в достижении своих целей и не скупиться в средствах. Сейчас я понимаю, что тогда просто струсил, и, благодаря моей трусости пострадало множество людей. Но тогда я успокаивал себя тем, что цель, которой я добивался: полное равноправие всех волшебников и магических существ, стоит того, чтобы бороться за нее любым оружием. Я думал, что смогу переиграть пожирателей смерти, финансировавших мою борьбу и я ошибся. Моя ошибка привела к гибели множества невинных людей и я готов принять любое наказание, которое визенгамот посчитает нужным мне назначить. Но я никогда не стал бы всерьез поддерживать темного лорда. Я трус, но я не подонок. Поймите меня правильно.

***
Когда Таккер закончил в зале воцарилась тишина еще более мертвая, чем в день, когда в этом же зале оглашалось завещание Сириуса. И в этой тишине мистер Дигори произнес.
- Итак, кто за то, чтобы признать мистера Таккера виновным и приговорить его к пожизненному заключению в аскабане. Гарри осмотрелся. Почти все руки членов визенгамота были подняты вверх

Добавлено спустя 8 минут 8 секунд:
Глава 25. Конец дома №4 по Прайвет-драйв.

Постепенно жизнь волшебного мира стала входить в обычное русло. Учебный год подходил к концу и ученики, возвратившиеся в Хогвартс вынуждены были готовиться к сдаче экзаменов. Как сказала профессор Макгонагл: Никакие общественные потрясения не должны мешать обучению молодых волшебников. И молодые волшебники вынуждены были с головой погрузиться в зубрежку различных заклинаний и рецептов зелий. Впрочем, далеко не всем удавалось, пусть даже на время, забыть обо всем произошедшем. Рон и Джинни, после гибели их отца, как казалось Гарри, вообще потеряли чувство реальности. Рон стал чрезвычайно молчаливым и погруженным в себя. Иногда нужно было по нескольку раз спрашивать его о чем-нибудь, чтобы он обратил на тебя внимание. Иногда же он становился невероятно вспыльчивым. Его могла вывести из себя любая мелочь, вплоть до сломанного пера или положенного Гарри ни на то место учебника. Гарри прекрасно понимал друга. Он помнил каким он сам был год назад, когда потерял своего крестного. Ему тоже тогда ни с кем не хотелось разговаривать. Он знал, что единственное, что необходимо сейчас Рону: это время, чтобы хоть немного зарубцевались раны. Джинни чувствовала себя не лучше. Ей предстояла сдача С.О.В. и Гарри с Гермионой приходилось прилагать невероятные усилия, чтобы убедить ее в необходимости заниматься. Гарри вообще старался, как можно больше времени проводить вместе со своей девушкой. Он понимал, что сейчас ей, как никогда нужна его поддержка. Иногда они часами просиживали вдвоем в библиотеке, вместе готовясь к чарам или трансфигурации, а иногда просто молча сидели рядом у камина в Гриффиндорской гостиной. И в этом молчании, как казалось Гарри было сказано намного больше, чем во время их тайных вечерних прогулок по территории Хогвартса. Находясь вместе с Гарри Джинни никогда не плакала,. Но Гарри отлично понимал, что постоянная припухлость век у его девушки объясняется отнюдь не только недосыпанием сопряженным с подготовкой к экзаменам. Однажды утром, заходя в большой зал, он чуть не столкнулся с Джинни бежавшей куда-то с мокрыми глазами. Он уже хотел, было последовать за ней, но был остановлен Гермионой, поставившей ему на вид, что иногда человеку просто следует побыть одному. Дойдя до Гриффиндорского стола, он увидел, на столе, возле места Джинни развернутый "Ежедневный оракул". С первой страницы на него смотрела большая фотография Перси Уизли, под которой крупным шрифтом было написано: "Один из сыновей предательски убитого Артура Уизли является одним из главных претендентов на его пост". Гарри сразу же вспомнился страшный день похорон, произошедших через несколько дней после событий в министерстве магии. Тогда он вместе со всеми уизли был отпущен из школы, чтобы проводить в последний путь мистера Уизли, Ремуса и многих других погибших в ту ужасную ночь.

***
Природа в этот день словно бы насмехалась над горем людей. Ярко светило солнце, легкий ветерок слегка шевелил листву на деревьях, росших вдоль аллеи старинного кладбища. Это было самое обычное кладбище. Могилы волшебников из древнейших родов соседствовали на нем с могилами обычных маглов. Министерские работники всего лишь на несколько часов наложили на него маглоотталкивающие чары. Слишком много волшебников должны были в этот день похоронить своих близких и не стоило смущать маглов их странным видом. Гроб с телом министра магии был водружен на не большой постамент. Вокруг него собралось все осиротевшее семейство Уизли. Гарри хотелось хоть как-нибудь облегчить горе этих таких родных ему людей, взять хотя бы часть их боли на себя. Но он понимал, что это не возможно. И будучи не в силах больше смотреть на Рона закусившего побелевшие губы, на иссушенную горем миссис Уизли, опиравшуюся на руку Билла, на каких-то потерянных близнецов он отошел в сторону. Отошел, чтобы Джинни изо всех сил старавшаяся не плакать в его присутствии наконец могла выпустить из себя свое горе. . Он подошел еще к одной недавно появившейся могильной плите. Возле этой могилы не было никого. Не осталось у человека, лежащего в ней людей способных оплакать его гибель. Почти не осталось. Гарри с болью вглядывался в короткую надпись выбитую на могильной плите: "Ремус Джон Люпин 1960-1997". "Вот и все, - думал он, - больше никто не связывает его с тем прошлым, в котором были его отец с матерью, Сириус и Ремус. Все они погибли, чтобы защитить его, Гарри и теперь ему ничего не остается, кроме как сделать все возможное, чтобы оказаться достойным их, чтобы их жертва не была напрасной. Нет, он не думает о мести. Он просто не должен забывать о том, кто виновен во всех этих смертях. Вольдеморт. Теперь он уверен, пророчество Трелони не было случайным. Он и только он должен уничтожить это чудовище, помешать ему и дальше забирать жизни дорогих ему людей и всех тех безвинных, кто просто стал у него поперег дороги. Но только ли Вольдеморт? Разве не достоин столь же сильной ненависти Червехвост, предавший его родителей? Разве не заслужила самой страшной смерти Белатрикс, хладнокровно убившая своего кузена? А как же Снейп? Конечно, можно сказать, что направляя на Ремуса смертельное проклятие, он пытался спасти его, Гарри, но разве не ненавидел профессор зелий Ремуса, как ненавидел все, что хоть как-нибудь напоминало ему о джеймсе? Разве хоть на секунду он испытал сожаление о гибели своего недруга? Нет, он не должен думать о мести, он просто ничего не станет забывать". От этих раздумий его отвлекли громкие голоса. Гарри подошел к Уизли и увидел, что близнецы и Билл, больше не придерживающий свою мать грозно надвигаются на группу волшебников в министерских мантиях, вышедшую из только что подъехавшей машины. Возглавлял эту группу рыжеволосый мужчина в больших очках.
- Что ты здесь забыл, Перси? - еле сдерживая ярость, обратился к нему Билл. - Это больше не твоя семья и тебе нечего здесь делать.
- Это и мой отец тоже, - бесстрастным голосом проговорил Перси. - Я во многом виноват перед ним и не хочу, чтобы после его гибели наша семья осталась без поддержки. Я хочу хоть как-то искупить свою вину перед ним.
- А может быть ты просто боишься, что, не посетив похороны отца, ты навредишь своей замечательной карьере, - прорычал Фред. - Представляю себе душещипательную статейку в завтрашнем оракуле: "Персиваль Уизли оплакивает безвременную кончину своего отца, но он не оставляет свою семью и в горе, хотя работа на благо министерства отнимает почти все его время! Перси хотел что-то ответить, но его остановил тихий голос миссис Уизли.
- Остановитесь, дети, не здесь. Вашего отца больше нет и не стоит скандалить у его могилы. Уходи, Перси. Уходи.

***
От тягостных воспоминаний его оторвала всё та же Гермиона. Как оказалось она уже несколько минут безуспешно пыталась привлечь к себе его внимание.
- Я насчет того свитка, - сказала она, поняв, что Гарри, наконец, готов ее слушать. - Там очень тяжелый старофранцузский язык и мне почти ничего не удалось перевести.
- Ты говоришь почти? - уже с настоящим интересом спросил Гарри. Так получилось, что события произошедшие в ночь восстания нечистокровных и последовавшие за ними судебный процесс, похороны и прочие душевные неурядицы как-то вытеснили из его головы мысли о свитке полученном от гоблина Армана. Сразу же по возвращению в Хогвартс, Гарри отдал его Гермионе, заявившей, что язык, на котором он написан, похож на французский, которым она немного владеет, и благополучно забыл о нем.
- Мне удалось понять, что это чей-то дневник, - объяснила она. - Каждая новая запись в нем датирована. Но, чтобы разобраться с содержанием, потребуется долгая работа со словарями, а пока у меня просто не было на это времени. Ну ты понимаешь, экзамены и все прочее... - виновато закончила она.
- Значит, от раскрытия этой тайны нам придется отказаться, - грустно подытожил Гарри. Он решил, что поскольку этот свиток, явно представлял какую-то опасность лучше всего будет передать его Дамбльдору. И то, что до сих пор он этого не сделал, было отчасти следствием забывчивости, а от части уступкой собственному любопытству.
- Вообще-то кое-что я все-таки перевела, - неуверенно сказала Гермиона, - но не знаю, что это может нам дать. Больше всего это похоже на тот бред, который на каждом своем уроке несет Трелони. Она протянула ему листок, на котором аккуратным почерком Гермионы было выведено: "Найти его смогут лишь предатель, раскаявшийся в своем предательстве, сотворивший чудо без веры в него и спасший себя, будучи не собой. Но не каждый в отдельности, а только вместе. И погибнет первый нашедший его, но последний станет первым, а первый станет последним".
- Понимаешь, объяснила Гермиона, - Там было несколько свитков и последний из них был написан не на французском, а на латыни. Не совсем той, на которой мы говорим сейчас, но все же я смогла это перевести.
- Это действительно похоже на пророчество, - неуверенно проговорил Гарри, - что ж, тем больше поводов отнести его Дамбльдору. Пророчеств мне и так хватило с избытком. Гермиона согласно закивала. Гарри оставалось только понадеяться, что его последнюю фразу она отнесла на счет уроков Трелони. Он так и не сказал не ей, не Рону о пророчестве, услышанном им год назад в кабинете Дамбльдора. С их памятного разговора с Джинни прошлым летом в норе, он вообще старался, как можно меньше думать на эту тему.

***
Как таковых, уроков у шестых курсов уже не было, и сразу же после завтрака Гарри решил не тянуть больше и отнести свиток Дамбльдору. Проходя через вестибюль, он увидел не большую толпу учеников. Несколько Слизеринцев и Драко Малфой в их числе смеясь указывали палочками на съежившуюся в углу маленькую фигурку. Внутри у Гарри что-то перевернулось. Ему сразу же вспомнилась совершенно такая же ситуация, произошедшая двадцать лет назад, и увиденная им совсем недавно, и, в то же время, так давно, в воспоминаниях Ремуса. Оттолкнув плечом какого-то рослого Слизеринца, он подошел к испуганно жмущемуся в угол первокурснику. При ближайшем рассмотрении это оказался Билл Таккер.
- Ну вот, как всегда, - насмешливо протянул Малфой, - стоит нам захотеть хоть немного поразвлечься с грязнокровкой, как появляется великий Поттер и начинает строить из себя защитника всех обездоленных.
- Что он сделал тебе, малфой? сквозь стиснутые зубы поинтересовался Гарри.
- Да почти ничего, за исключением того, что просто появился на свет. - И снова чувство какого-то запредельного узнавания поразило Гарри. "Неужели все на свете повторяется, - пронеслось в его голове, - правда повторяется в каких-то совершенно извращенных формах". Гарри инстинктивно вскинул палочку. Слизеринцы, в свою очередь направили свои палочки на него.
- Неужели ты, Поттер, собираешься биться со всеми нами, не имея за своей спиной никого, кроме жалкого грязнокровки, который и пошевелиться то от страха не может, - с издевкой произнес Малфой. Сразу же три вспышки красного света бросили Малфоя и еще двух слизеринцев на пол.
- Извини, что помешали, - произнес подошедший Рон. Рядом с ним стояли Джинни и Луна. - Я не сомневаюсь, что ты и сам бы справился, но ставить этого мерзавца на место, похоже, становится для нас традицией, мне просто захотелось поучаствовать.
- Я не в обиде, - улыбнувшись произнес Гарри, радуясь уже тому, что его друг проявляет хотя бы какой-то интерес к жизни. Билл Таккер с испугом, и одновременно с восторгом посмотрел на них.
- Спасибо, - пробормотал он, - я не мог ждать что вы, - затравленный взгляд в сторону Рона и Джинни, - ведь мой отец, и ваш...
- Прекрати, - сразу же погрустнев прервал его Рон, - ты-то здесь при чем?
- Пойдем, я отведу тебя в нашу гостиную, - обратилась Луна к мальчику, положив ему руку на плече. - И никогда больше не смей думать или говорить плохо о своем отце. Каким бы он ни был, но тебя он все равно любит. Ты понял меня?

***
Уже подходя к каменной горгулье, Гарри вспомнил, что он, как это уже не раз, бывало, идет к директору, не зная пароля. И, словно, в подтверждение все той же старой традиции, долго мучиться у входа в директорский кабинет ему не пришлось. Стоило ему подойти к горгулье, как она отъехала в сторону, и из-за нее вышел Аберфорт Дамбльдор.
- А, мистер Поттер, - с легкой улыбкой обратился к нему брат директора. - И что же привело вас сюда в столь радостный и солнечный день? Право слово, молодому человеку вроде вас, сейчас следовало бы находиться где-нибудь на свежем воздухе, радуясь наступающему лету.
- Простите, сэр, - оторопело ответил Гарри, как всегда не зная, на сколько серьезны слова Аберфорта. Вообще, общаясь с этим человеком, Гарри никогда не мог понять, шутит тот или нет. - Мне нужно к директору. Я хочу отдать ему одну вещь.
- Эта вещь конечно же принадлежит директору, и он просил вас отдать ему ее? - поинтересовался Аберфорт и Гарри показалось, что в выражении его лица появилось что-то чрезвычайно лукавое.
- Нет, но...
- Тогда послушайте совет, - перебил его Аберфорт, - не спешите расставаться с тем, что, возможно может пригодиться именно вам, только потому, что сейчас вы еще не знаете в чем именно. Сказав это Аберфорт быстро удалился, оставив Гарри раздумывать над его словами. "Что именно имел в виду преподаватель защиты от темных сил? Знал ли он о содержании свитка и если да, почему посоветовал Гарри оставить его у себя?" Но не успел он принять хоть какое-то решение по этому поводу, как горгулья вновь отъехала в сторону, и теперь уже старший из братьев Дамбльдоров приветствовал его радушной улыбкой.
- А, Гарри, как вовремя ты пришел, - говорил директор, пропуская парня впереди себя на движущуюся лестницу. - Мне очень нужно было переговорить с тобой. В своём кабинете директор сразу же взял деловой тон.
- Я хотел попросить тебя об одной вещи, Гарри, - начал он. - Если ты помнишь, в прошлом году, я объяснил тебе, почему каждый год тебе необходимо возвращаться в дом своих родственников и хотя бы несколько дней жить там.
Гарри кивнул.
- Сейчас, - продолжил Дамбльдор, - эта необходимость не только не отпала, но и вынуждает меня просить тебя о ещё нескольких дополнительных предосторожностях. После событий в министерстве, и твоего выступления на суде, ты вновь стал наиболее желанной персоной для множества журналистов. И я не сомневаюсь, что если бы мистер Дигори строго настрого не запретил бы кому-либо из них даже приближаться к тебе, с тобой попытались бы встретиться сразу же после твоего отъезда из школы. Но полной гарантии от этого всё равно не существует. Поэтому я посоветовал бы тебе постараться ни куда не отлучаться из дома твоих родственников или сократить эти отлучки до минимума.
- Но разве они не могут появиться прямо у меня дома, как год назад? - поинтересовался Гарри.
- Твой дом находится под постоянным наблюдением министерства и ордена феникса, - ответил директор, - вряд ли кто-то из любителей заработать на сенсациях решится появиться там. Во-вторых я хотел бы чтобы ты чётко уяснил для себя ещё вот что: ещё никогда лорд Вольдеморт не был так близок к получению реальной власти как сейчас. С великим прискорбием я вынужден признать, что, благодаря стараниям Джона Таккера и его сторонников, идеи защиты маглов и сотрудничества с ними потеряли всякую популярность. И любой, высказывающий сейчас подобные взгляды, вряд ли встретит в обществе что-то кроме насмешек и раздражения. Тогда у министерства пожирателям смерти почти удалось победить и я уверен, что это далеко не последняя их попытка. Поэтому я ещё раз хочу попросить тебя быть предельно осторожным и сообщать членам Ордена феникса о любых подозрительных вещах случавшихся с тобой.
Гарри еще раз согласно кивнул, и наконец решился задать директору вопрос, который мучил его с самого дня суда.
- Скажите профессор, - нерешительно начал он и вдруг запнулся, поняв, что совершенно не знает как в нескольких фразах сформулировать те мысли и сомнения, которые не оставляли его в последнее время. - Я не могу понять, - снова начал он, - ведь то за что боролся Таккер никак не совпадает с тем, чего хочет Вольдеморт. Как Нарцисса Малфой смогла договориться с ним?
Директор лишь покачал головой.
- Ты был вместе со мной на суде, Гарри, и слышал то же, что и я. Я лишь могу прокомментировать всё услышанное нами и сравнить свои впечатления с твоими. Мне кажется, что когда мистер Таккер говорил, что никогда бы намеренно не вступил в сговор с пожирателями смерти, он сам не понимал, что немного лукавил. Безусловно его цели не имели ничего общего с целями лорда Вольдеморта, но во многом они похожи.
Гарри изумлённо уставился на директора. Да, конечно, сейчас он не испытывал к Таккеру хоть каких-то тёплых чувств, но сравнивать его с Вольдемортом он никогда бы не стал. Таккер по-прежнему представлялся ему скорее чудаком, по своей глупости, оказавшимся орудием в чужих руках, нежели хладнокровным злодеем. Видимо поняв замешательство юноши директор пояснил:
- Я не думаю, что Джон Таккер хотел достижения личной власти, подобно Вольдемортуу. Как я уже сказал, цели у них были разные. Но оба они готовы достигать их любыми средствами, не взирая на преграды и не желая мириться с теми, кто оказывается у них на пути. Оба они одержимы одной болезнью: уверенностью собственной правоты. Мне лишь остаётся надеяться, что одержимость мистера Таккера не окажется столь фатальной как у Вольдеморта. Я верю, что то, о чём мечтал Джон Таккер безусловно когда-нибудь случиться и волшебный и не магический миры сольются во едино, но предшествовать этому должны годы, а может быть и столетия. Наверное ты, столько лет проживший среди маглов, как никто другой, можешь понять, как сильно отличаются наши миры, как по-разному волшебники и маглы смотрят на многие вещи. Как не тяжело мне об этом говорить, но девять из десяти браков, заключённых между маглом и волшебником, рано или поздно, распадаются.
- Значит всё было зря? - спросил Гарри, думая уже не столько о Таккере, сколько о мистере Уизли, так долго мечтавшем о том же самом.
- Вовсе даже не зря, - твёрдо ответил Дамбльдор. - Несколько лет назад, сотрудники отдела тайн совершенно случайно выявили одну закономерность общую для обоих наших миров. Чем меньше в мире происходит различных войн, тем больше у маглов рождается детей с волшебными способностями, так что, в конечном итоге, всё зависит только от нас.

***
- Поторопись, парень! Я не намерен целую вечность торчать здесь и ждать, пока ты будешь обниматься со всеми своими чокнутыми друзьями. - Дядя Вернон раздраженно фыркая отошел на пару шагов, в очередной раз брезгливо взглянув на стоящих на пироне волшебников. От более решительного возмущения его удерживала только коренастая фигура Шизоглаза, который с недвусмысленной улыбкой поигрывал своей палочкой. Гарри подумал, что встреча с отставным аврором прошлым летом, судя по всему, еще долго будет вспоминаться его дяде.
- Ну прощай, дружище, - Гарри хлопнул Рона по спине, и тихо, чтобы только он его услышал, сказал, - крепись. - Рон лишь кивнул головой. Дядя Вернон переступил с ноги на ногу и бросил на племянника ещё один не довольный взгляд. "Что ж, - подумал Гарри, - действительно не стоит оттягивать неизбежное". Никогда еще ему не было так тяжело возвращаться на Прайвет-драйв. Он даже начинал ненавидеть те чары, благодаря которым он должен был каждый год приезжать в ненавистный ему дом, оставляя таких дорогих ему людей. Людей, которые были нужны ему до боли в сердце, и которые точно так же нуждались в нем. Это понимание накрывало его со всей неотвратимостью, вызывая в душе чувство невыразимой боли и в то же время восторга. Именно они были его настоящей семьей, людьми, ради которых он готов был десять раз отдать свою жизнь. Но сейчас он должен их покинуть, и лучше сделать это быстрее, потому, что еще пара мгновений и он не выдержит и пошлет куда подальше дядю Вернона и все благоразумные наставления Дамбльдора и отправится вместе с Джинни, Роном и другими Уизли. Он был уверен, что его бы поняли и приняли. Но слово данное директору вынуждало его поступать по другому. И вот уже последние секунды: Легкие объятия Гермионы, дружеский взмах рукой близнецам, пришедшим встречать брата и сестру, мимолетное касание губ Джинни и он уже идет рядом с все еще что-то недовольно бормочущим себе под нос дядей к его машине.

***
По дороге в Литл-уингинг недовольство дяди Вернона только усугубилось. Дорожные пробки, которыми так изобилуют улицы больших городов в обеденное время, не прибавили ему хорошего настроения. Останавливаясь на очередном перекрестке, ожидая, когда бескрайняя река автомобилей сдвинется с места, он не переставая ворчал о ненормальных мальчишках, из-за которых он вынужден терять целый день своего бесценного времени. Дадли, расположившийся на заднем сидении рядом с Гарри дополнял отца стенаниями о том, что он пропустит очередную трансляцию боев без правил. Гарри лишь оставалось недоумевать, почему Дурсли, столь ненавидящие его, и испытывающие такой сильный дискомфорт от поездок на Кингс-кросс и обратно, каждый гот в полном составе встречают его из школы. Ведь для этого вполне могло бы хватить и одного дяди Вернона. Тщательно обдумав этот вопрос, Гарри пришел к удивившему его самого выводу: похоже дядя, напускающий на себя столь грозный вид, просто боялся долгое время оставаться наедине со своим племянником, и поэтому, каждый раз тащил на Кингс-кросс все свое семейство. Когда они наконец добрались до Прайвет-драйв был уже поздний вечер. Еще из далека Гарри увидел странное зеленое зарево, поднимающееся над домом №4. Дядя Вернон резко затормозил и распахнул водительскую дверцу. Дом, который в течение почти шестнадцати лет Гарри вынужден, был называть своим горел. Клубы дыма и языки пламени вырывались из окон. Вокруг толпились любопытные. Уже приехавшие пожарные пытались сбить огонь из шлангов, а над всем этим мерцал зеленым светом череп с выползающей из него змеей.

***
- Черт побери, мистер, как вас там! - дядя Вернон подпрыгивал перед сочувственно кивающим головой полицейским. - Что случилось с моим домом? Почему его не могут потушить?
- Полицейский лишь удрученно пожал плечами.
- Простите, сэр. - Я вряд ли смогу вам что-то объяснить, но пожарные говорят, что скорее всего это взрыв бытового газа, так что вероятность умышленного поджога крайне низка. Они говорят, что пламя слишком сильное, и все, что сейчас можно сделать, это не дать ему перекинуться на соседние строения, так что я надеюсь, что вы застраховали свое имущество. Последние слова полисмена, словно предали дяде Вернону новых сил. Он резко повернулся к Гарри и притянув его к себе за шиворот, прошипел:
- Это всё ты, проклятый мальчишка, все наши беды происходили только от тебя! - Глаза дяди светились безумным светом, сосуды на лбу набухли, готовые лопнуть. - Я не намерен терпеть тебя, более, в своём доме, - кричал он. - Ты сегодня же уберёшься вон, подальше от меня и моей семьи. Но вначале, ты выплатишь нам всё, что мы на тебя потратили, всё, что мы потеряли по твоей вине.
- Вам будет возмещён весь ущерб, который вы понесли по нашей вине, - прервал дядю спокойный низкий голос. Гарри обернулся и увидел невозмутимое лицо Кинксли Шеклболта.
- Я уполномочен сообщить вам, что вам будет возмещена полная стоимость всего вашего имущества, а если вы пожелаете, мы восстановим ваш дом в первоначальном виде. У нас к вам лишь одна просьба: Гарри по-прежнему должен жить у вас, хотя бы до тех пор, пока ему не исполнится семнадцать лет.
- И как же вы собираетесь возмещать мне весь ущерб, который нанёс мне этот мальчишка, - прорычал дядя Вернон, надвигаясь на Кинксли. - Ведь вы же не думаете, что меня устроят в качестве оплаты волшебные палочки, или, чёрт побери, ковры самолёты...

***
Гарри уже не слушал, что там пытается Кинксли объяснить его дяде. Для себя он всё решил сразу же, как увидел смертный знак над домом своих родственников. Если этот дом разрушен, значит уже нет смысла возвращаться в него. Слово данное им дамбльдору он сдержал, а теперь он может поступать так, как подсказывает ему его совесть. Как там говорил Ремус:" неизвестно, сможешь ли ты изменить этот мир, но ты не можешь забывать о тех, кто тебя любит, и кого любишь ты, потому что это все, что у тебя есть". И Гарри больше не собирался менять то немногое дорогое, что у него осталось на безликие идеи спасения мира. Он незаметно отошёл подальше от дяди Вернона о чём-то спорящего с Кинксли. Постаравшись получше представить себе место назначения он повернулся на месте, и в следующую минуту уже стоял перед дверью в дом, в котором он только и мог чувствовать себя счастливым. Он поднял руку и постучал, зная, что ему непременно откроют, и непременно он будет на своём месте рядом с Гермионой, Роном и Джинни.

Конец
Если б я был тем степным волком, я бы взвыл.

Аватара пользователя
Себастиан Фоб
Староста
Сообщения: 1381
Зарегистрирован: 23 фев 2008 12:57
Пол: мужской
Откуда: Грот

Re: Гарри Поттер и Восстание нечистокровных (экшен, макси, G)

Сообщение Себастиан Фоб » 26 июн 2008 23:12

понравилось очень...Написанно так сказать в стиле ро,я даже больше скажу,ситуация с магич существами мне понраилась больше чем её обыграла ро.тут полностью описан весь масштаб союзников тёмного лорда...читается легко.У меня вопрос,ты писать этот фик стал до появления 6ой книги?
Не пиши кредо на заборе..

Аватара пользователя
Анджелина Джонсон
Профессор
Сообщения: 1794
Зарегистрирован: 24 янв 2008 19:46
Псевдоним: Авантюристка (с)
Пол: женский
Контактная информация:

Re: Гарри Поттер и Восстание нечистокровных (экшен, макси, G)

Сообщение Анджелина Джонсон » 18 июл 2008 14:17

Прочитала весь фик взахлёб. Эмоции захлёстывают. На последней главе я даже расплакалась. Автор, спасибо тебе огромное за предоставленное удовольствие. Это было потрясающе. Стиль повествования легкий, ненавязчивый, но очень увлекательный настолько, что остановиться невозможно, читаешь без остановки. Спасибо-спасибо-спасибо!!!
Вести дуэль имеет смысл только в белых перчатках
Дипломированная выпускница Слизерина

Ответить

Вернуться в «Законченные фанфики»