Ты играешь с огнем, девочка ДМ/ГГ

Сюда отправляются все незаконченные творения форумцев. Если автор решит все же продолжить свой фанфик, модераторы перенесут тему в соседний подфорум.
Аватара пользователя
white crow
Новичок
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 14 сен 2004 11:29

Ты играешь с огнем, девочка ДМ/ГГ

Сообщение white crow » 30 сен 2004 08:37

Великолепный фик. Но имеется перевод только шести глав. Пожалуйста, может кто-нибудь возьмется переводить. Думаю, не пожалеете.
P.S. фик не мой, и я даже не переводчик. Просто люблю этот фик.
Последний раз редактировалось white crow 30 сен 2004 09:54, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
white crow
Новичок
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 14 сен 2004 11:29

Сообщение white crow » 30 сен 2004 08:41

Автор: LaFeeMechante (megs_updates@yahoo.ca)
Оригинал: http://www.schnoogle.com/authorLinks/La ... gons_Fire/
Переводчики: Anastasya (tttttt82@mail.ru), Fay, Флай (tvoia2003@mail.ru).
Жанр: Роман
Рейтинг: R?NC-17
Главные персонажи: Драко/Гермиона
Саммари: Драко необходимо соблазнить Гермиону, чтобы получить пост капитана команду по квиддитчу.
Дисклеймер:

Ты играешь с огнем, девочка

Мир разделился на тьму и свет, и оба погрязли в самолюбовании.

С начала времен древняя вражда, однажды пролившая невинную кровь, заставляла одних людей ненавидеть других. И с давних пор судьба молча смотрела на терзаемую землю, пока однажды ей это не надоело. И тогда двое людей, связанные неумолимым роком, были приговорены к своей участи – из злейших врагов им суждено было стать единым целым, но так и не найти покоя на этой земле. И хотя один из них потерян, он не забыт.

Эти несчастные положили начало новой эры на земле. Веку духовного возрождения, хотя это был не тот дух, с которого все началось, не та чистая девичья любовь, чье счастье ушло навсегда, но не будет забыто вовеки.

И так начнется эта повесть… повесть о смертельной вражде, но все же больше о любви.

Наша история начинается в замке Хогвартс.

Это история о Гермионе…

…и ее Драко.


Глава 1. Грязнокровка против чистой крови: 1:0

- Так ты хочешь быть капитаном команды в следующем году? – Спросил Маркус Флинт, медленно проводя языком по своим выпирающим зубам, ухмыляясь Драко через слизеринский стол.

Раздраженно вздохнув и слегка закатив глаза, Драко тоже уставился на Флинта.

- Да… - Медленно начал он, и пока он говорил, нотки злости постепенно крепли в его голосе. – У тебя что, память, как у золотой рыбки, или мне просто нужно повторить это много раз, пока мои слова не дойдут до твоих обезьяних мозгов?

Неожиданно Маркус засмеялся. Тряся головой, он потянулся вперед к Драко, так чтобы их лица оказались совсем близко. Подняв руку, он поманил Драко, чтобы тот тоже придвинулся к нему, но Драко не сдвинулся с места, потому что у Флинта отвратительно воняло изо рта, и он не собирался приближаться к нему ближе, чем сейчас.

Некоторое время Маркус непонимающе смотрел на Драко, затем пожал плечами и начал говорить, не обращая внимания на то, что Драко не придвинулся к нему ни на дюйм.

- Ты знаешь, что я ухожу из команды в следующем году, так что на подмазки твоего отца мне будет глубоко наплевать. Тебе придется самому заработать себе это место, Малфой.

Драко медленно поднял одну бровь. Да он скорее согласится побрить голову и бегать голым по школе со словами «я люблю магглов» на заднице, чем переспит с Флинтом, если это то, на что намекает этот похабный козел.

- Я не собираюсь спать с тобой, - грубо отрезал он, презрительно фыркнув.

Флинт закатил глаза.

- Не со мной.

Это заставило бровь Драко взмыть еще выше.

- Тогда с кем?

Было очевидно, что Флинт только и ждал этого вопроса. Широко усмехаясь, он откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди, кивая на кого-то с соседнего стола.

- С ней.

Драко слегка приподнял брови, оглянувшись через плечо.

- С целым столом? Опять? – Саркастично спросил он, сканируя глазами гриффиндорский стол; стол, на который указал Флинт.

Ухмыляясь еще гаже, Флинт снова кивнул на девушку.

- С той, у которой значок Старосты.

Проследив за его взглядом, Драко едва не поперхнулся, немедленно повернувшись обратно к Флинту. На его лице была гримаса отвращения.

- С Грейнджер? Ты с ума сошел?

- Ты ведь хочешь эту позицию? – Засмеялся Флинт, подняв обе брови. – Тогда ты должен затащить ее к себе в кровать до конца этого месяца, и ты должен предоставить доказательства, что она действительно переспала с тобой.

Громко вздохнув, Драко нахмурился, глядя через плечо на Гермиону.

- Она же грязнокровка. – Сказал он с отвращением, и сжав челюсти, посмотрел на Флинта, который начинал выглядеть довольным.

- Кем бы она не была, она также и твой билет в капитанство в следующем году, Малфой.

Уголки рта Флинта подрагивали, пока он говорил это, словно пытаясь сдержать смех. Он вытянулся вперед и похлопал Драко по плечу, пожелал ему удачи, а затем встал и, посмеиваясь, вышел из зала. Несколько других членов команды последовали за Флинтом. Большинство из них, как заметил Драко, тоже хихикали.

Минуту Драко сидел в полной тишине, снова и снова вспоминая слова Флинта... Это будет нелегко… Однако здесь присутствовал элемент вызова, а Малфои всегда принимали вызовы.

Он сидел… и ждал. Иногда он бросал взгляд через плечо на Гермиону. Она сидела в конце гриффиндорского стола и как всегда что-то писала. «Наверное, она делает какую-нибудь чертову дополнительную работу…» - Подумал Драко, усмехаясь, и снова уставился на свои руки.

Тик… тик… тик… Стрелки на больших прадедушкиных часах в обеденном зале двигались так медленно, что Драко показалось, что если они еще хоть немного замедлятся, то просто пойдут в обратную сторону. Вздохнув, он снова бросил взгляд через плечо на Гермиону. Что она пишет? Книгу? Его бы это не удивило… но почему ей обязательно делать это именно сейчас? Сжав зубы, он положил подбородок на одну руку и начал постукивать костяшками пальцев по столу, ожидая. Следующие пять минут прошли, и Драко все это начинало надоедать. С громким сердитым вздохом, он посмотрел назад через плечо и чуть не вскочил от неожиданности.

… Ее там не было.

Его челюсть медленно открылась. Куда – когда – как? Он повернул голову, чтобы посмотреть через другое плечо, как раз вовремя, чтобы успеть заметить, как край ее мантии скользнул за угол. Ах… охота началась. Его губы искривились в полуусмешке, он вытолкнул себя из-за стола и направился из зала вслед за ней. Эта часть была самая интересная… охота. Это был вызов его силе, его мастерству и его упорству. И за все эти качества он мог ручаться головой.

Было уже почти восемь вечера, и многие свечи в коридоре почти погасли. Тусклое освещение шло Драко на руку, и ему удавалось держаться в тени, следуя за Гермионой. Сейчас, например, он понятия не имел, куда она могла направляться. Она дважды свернула направо и один раз налево, прежде чем начала подниматься по лестнице. Посчитав слишком рискованным следовать за ней по лестнице, он подождал внизу, пока она не завернула за угол наверху. Как только она скрылась за поворотом, он последовал за ней, ничем не выдавая своего присутствия.

Преследование привело его прямо к библиотеке. Следовало бы догадаться. Библиотека была, пожалуй, единственным местом, куда он за все годы учебы в Хогвартсе не зашел ни разу. Большая дубовая дверь протестующе заскрипела, когда он толкнул ее, проследовав внутрь. Пыльный запах старых книг оглушил его, и он чуть-чуть скривился, а затем, зажав нос, начал искать глазами Гермиону.

Довольно скоро он заметил ее, перебирающую кончиками пальцев корешки книг в секции «Зелья». Слегка приподняв бровь, он медленно направился к той самой секции, но встал с противоположной стороны полки. Он мог видеть ее макушку, когда она прошла мимо, и пошел за ней, не глядя на книги.
***

Она заметила его, когда он вошел в библиотеку. Вероятно потому, что она никогда его раньше здесь не видела. Поднимая глаза от книг, она могла видеть лишь его светлые волосы. Они выдавали его. Решив не обращать на него внимания, она снова уставилась на книги и продолжила поход вдоль полки… он сделал то же самое. Он шел с такой же скоростью, что и она. Медленно, она приподняла бровь. Уж не преследует ли он ее? Нет… С чего бы вдруг? Слегка тряхнув головой, она остановилась перед книгой, которая, как она думала, могла содержать нужную информацию для ее задания по Зельям.

Он тоже остановился.

Зрачки Гермионы непроизвольно расширились, и она решила провести эксперимент. Покусывая нижнюю губу, она медленно сделала несколько шажков налево.

Он в точности повторил ее движения.

Он сузила глаза и снова остановилась, кладя руки на бедра.

Он последовал ее примеру.

Покусывая уголок рта, Гермиона оглядела библиотеку, проверяя, есть ли кто-нибудь поблизости. Никого не было. Мадам Пинс сидела за своим столом, и за исключением ее библиотека была пуста. Медленно, она перевела взгляд на полку впереди, отметив, что он не сдвинулся с места. Тогда, чуть ухмыльнувшись, она быстро и сильно толкнула вперед одну из книг на полке. С громким «бум» книга столкнулась с другой книгой, стоявшей за ней, и она впечаталась прямо в лицо Драко.

…Он постукивал ногой по паркету, сжав челюсти. Какого черта эта грязнокровка о себе воображает? Кажется, она будет вечно смотреть на эту идиотскую книгу. Он как раз собирался раздраженно закатить глаза, но не успел даже моргнуть… как «БАЦ!» и шестой том «Как создать идеальное зелье» смачно стукнул его по лбу. Отскочив назад, споткнувшись, Драко медленно поднял руку к тому месту на голове, куда его пару секунд назад стукнула книга. С минуту он стоял в полной прострации, не двигаясь, не моргая, но когда до него дошло, что случилось, он снова скрипнул зубами и наклонился, чтобы поднять ударившую его книгу.

Выпрямившись, он увидел, что она стоит перед ним, уперев руки в бедра с победной усмешкой на лице. Она напоминала ему самодовольный горшок с двумя ручками, и ему пришлось призвать на помощь весь свой самоконтроль, чтобы не швырнуть книгу ей в лицо. Его глаза превратились в узкие ледяные щелочки, а губы искривились.

- Какого черта ты делаешь? – Тихо прорычал он, держа перед собой книгу.

- Я делаю? А что Я делаю? – Ответила она, будто не совсем расслышав его.

- Да. Я что, заикаюсь? Какого черта ты делаешь? – Прошипел он, и каждый звук выдавал едва сдерживаемую ярость.

- Я не делаю ничего, за исключением того, что хочу узнать, какого черта ты меня преследуешь?..

Драко прервал ее презрительным фырканьем.

- Преследую тебя? Мне что, делать больше нечего? Я просто искал одну книгу, и вдруг получил по лбу другой чертовой книгой. Какие у тебя проблемы, Грейнджер? Знаешь, для предменструального синдрома уже давно изобрели лекарство, или у тебя на него аллергия?

Он ожидал, что она ответит ему, но она, казалось, даже не слушала его, что послужило дополнительным раздражителем. Она даже не смотрела на него. Ее глаза были прикованы к книге, которая была в его руке.

Подняв брови, Драко слегка встряхнул книгу.

- Я задал тебе вопрос. Ты глухонемая или периодическая потеря слуха для тебя обычное явление?

Гермиона перевела взгляд на него и протянула руку.

- Ты держишь книгу, которая мне нужна.

Драко непонимающе посмотрел на нее, затем на книгу, затем снова на нее, затем снова на книгу и, наконец, опять на нее.

- Эту книгу? – Спросил он, высоко держа ее.

Закатив глаза, Гермиона раздраженно выдохнула.

- Да, эта книга…

Драко снова оборвал ее еще одним презрительным смешком.

- Ах, эту книгу! Ту, которой ты стукнула меня по лбу…

Гермиона скрипнула зубами.

- Я ничем тебя не стукнула, Малфой…

- Называй это, как хочешь. Если бы тебе так сильно нужна была эта книга, ты бы дважды подумала, прежде чем послать ее мне в лоб, - сказал Драко, пожимая плечами, и повернул старую толстую книгу к себе, чтобы рассмотреть. Если у него будет синяк… Однако его размышления были прерваны громким вздохом Гермионы.

- Малфой, мне нужна эта книга, чтобы закончить домашнее задание. Ну, прекрати… - Гермиона снова протянула руку, подняв в ожидании брови.

Драко только засмеялся, посмотрев на ее руку, а затем на нее саму.

- Ты, вероятно, недопоняла. Я держу эту книгу в моих руках, она стукнула мою голову, следовательно, это моя книга.

- Мне жаль женщину, которая выйдет за тебя замуж. Ты самый жадный человек из всех, кого я встречала. – Сказала Гермиона, сердито тряхнув головой. Сжав челюсть, она развернулась и направилась обратно к полке. Она знала, что ему не нужна эта книга. Он просто хотел поиздеваться над ней, и она категорически отказывалась играть в эти детсадовские игры. Он знала, что он просто хотел показать свое преимущество, разозлить ее, расстроить. И ему это неплохо удавалось, но она этого ни за что не покажет, ни за что…

- Ну, по крайней мере, женщина, на которой я женюсь, не будет швырять мне книги в голову. – Саркастично ответил он, когда она начала уходить. Это должно было быть не так… но все нормально, он все исправит … Это просто небольшая промашка… Как и все мужчины, Драко Малфой никогда не признавал своих ошибок.

- Ну, она может решить, что это хорошая прелюдия к знакомству. – Донесся до него ответ Гермионы, приостановившейся около одной из книг почти у самого края полки.

Он смотрел, как ее пальцы медленно поглаживают пыльный корешок книги, и, не успев осознать, о чем он сейчас думает, мелкая дрожь прошла по его спине… Как будто эти пальцы поглаживали его спину, а не старые книги… Взяв себя в руки, Драко тряхнул головой и фыркнул.

- Ну да, может быть, если она горный козел.

Гермиона хихикнула от его ответа, и посмотрела на Драко. Кто бы мог подумать, что у него есть чувство юмора. Она окинула его быстрым оценивающим взглядом и снова вернулась к заинтересовавшей ее книге, наклонив голову набок, чтобы прочитать название, отпечатанное на корешке… но ее мысли были далеки от учебы. Она никогда раньше не говорила с Драко так долго… или, не говорила так долго, не будучи названной грязнокровкой или чем-нибудь похуже, и теперь, когда она впервые по-настоящему взглянула на него, она пришла к выводу, что он был немножко… ну, вообще-то, красивый. Гладкая кожа, бледно-голубые глаза, волевой подбородок, почти женственные губы, ослепительные длинные волосы… Он заметно похорошел с их первой встречи. Она так погрузилась в свои мысли, что чуть не подпрыгнула, когда чья-то рука дотронулась до ее плеча.

С маленькой усмешкой на губах Драко провел рукой по ее плечу и склонил голову, чтобы прильнуть губами к ее шее, которую она обнажила, наклонившись.

- Но если эта книга тебе так нужна… я думаю, мы придем к соглашению… - Промурлыкал он, едва касаясь губами ее кожи, произнося эти слова.

От его горячего дыхания на ее коже у Гермионы появилась слабость в коленках. Казалось, миллионы бабочек вдруг запорхали у нее в животе, а голова ее стала такой легкой, словно у человека, находящегося под воздействием заклинания Империо. Но ее мозги все еще работали. Да как он смеет? Ей следовало бы помнить, какой он паршивый козел. Она уже собиралась резко отодвинуться, уйти от его восхитительных прикосновений, но тут в голову пришла идея получше. Улыбаясь, она закусила кончик губы и повернулась к нему, чтобы посмотреть ему в лицо сквозь отяжелевшие веки.

- Возможно, ты прав… - Начала она чувственным шепотом, медленно поднимая руку, чтобы погладить его щеку. – Я более чем уверена, что мы можем… как-нибудь... договориться… - С улыбкой змеи-искусительницы она позволила кончикам своих пальцев медленно рисовать замысловатые узоры на его шее.

Настала его очередь погрузиться в дурманящий полусон, едва удерживаясь на нетвердых ногах, сходить с ума от удовольствия ее прикосновений. Боже, это было даже слишком просто… Стараясь не ухмыляться, он наклонил голову, чтобы лишь чуть-чуть провести своими губами по ее губам.

- Мммм… - Промурлыкал он, погруженный в свои мысли. Его серые глаза неотрывно смотрели в ее шоколадно-карие, и впервые в жизни он заметил, что она все-таки немножко красилась. Ровно столько, чтобы это выглядело естественно… Немного туши, чтобы удлинить ее и без того длинные ресницы, и легкая коричнево-золотая пелена на веках, подчеркивающая ее глубокие карие глаза, заставлявшая их почти переливаться, когда на них падал свет. Постепенно его рука спустилась, чтобы взять ее за запястье и поднять ее руку за ее голову, а затем прижать ее своим телом к полке.

- Скажи, Грейнджер… как сильно ты хочешь эту книгу?.. – пробормотал он в ее губы.

Хотя ее тело приятно болело, тихо умоляя его не останавливать свои прикосновения, ее ум работал четко. О да, она умеет играть в эти маленькие мальчишечьи игры, и она умеет в них выигрывать. Опустив ресницы, чтобы избежать его проникающего в душу взгляда, она обернула одну ногу вокруг него, щекоча пальцами ноги поверхность его икры. Это простое движение заставило ее бедра плотно приклеиться к его бедрам, и она услышала, как он тихо охнул. От этого звука ее учащенно бьющееся сердце подпрыгнуло и чуть не сбилось с ритма, и она облизнула губы прежде чем снова посмотреть на него.

- Очень сильно… - Сказала она голосом, едва слышным ей самой.

Он тяжело сглотнул… следовало бы знать, что в постель Грейнджер затащит книга. Он тихо ликовал, но на лице сохранял серьезное выражение. От пальцев ее ног, щекочущих его икру, по его спине снова пробежала мелкая дрожь, и он инстинктивно прижался к ней своими бедрами. Наклонив голову на бок, он бросил книгу и, положив свою руку ей на бедро, еще сильнее прижал ее бедра к своему телу. Теперь лишь тонкие ткани мантий разделяли их, и вскоре не только ее, но и его тело начало погружаться в сладкую негу удовольствия, желая большего. Ему уже надоели эти игры-завлекалки… она хотела его, он мог видеть это по тому, как трепетали ее веки, словно хотели закрыться… Закрыться, чтобы она могла сфокусировать свое внимание только на прикосновениях… Все остальные чувства теперь потеряли всякое значение, и он с трудом мог слышать самого себя.

- Твоя комната или моя?... – Хрипло прошептал он ей в ухо.

- А зачем нам комната?… - Ответила она таким же хрипловатым тоном. Отцепив свою ногу от его ноги, она схватила его за перед мантии и повернула его так, чтобы теперь его спина была прикована к полке вместо ее. Она тяжело сглотнула… это было даже слишком легко. Драко Малфой уже очевидно находился в полубредовом состоянии, и она его полностью контролировала. Закусив губу, она встала на колени перед ним, и, когда он освободил ее запястье, она поместила обе свои руки на его бедра. Отклонив голову, чтобы смотреть на него, она медленно провела руками вниз по его бедрам, а затем наверх.

Его дыхание становилось все более прерывистым. Это было нелепо, это было неправильно, это был… рай. Облизывая губы, он чуть отклонил голову назад. Гермиона Грейнджер, староста Гриффиндора, скоро станет его прямо на полу чертовой библиотеки. Прикусив губу, он переместил свои руки так, чтобы ухватиться ими за полку за собой, закрыв глаза. Он чувствовал, как ее руки медленно раздвигают его ноги, ее пальчики массируют внутреннюю поверхность его бедер. Он почувствовал, как она придвинулась ближе к нему… Он почувствовал, как одна ее рука снова легла на его внешнее бедро, и как она убрала вторую руку с его тела. Он снова облизал губы в радостном предвкушении, ожидая услышать звук расстегиваемой молнии…

Он ждал… его сердце немилосердно билось в грудной клетке… и он услышал…

…Тишину.

К черту заигрывания! Что она так медлит? Слегка сжав челюсти, он уже собирался что-нибудь сказать, когда ее вторая рука покинула его бедро, и его тело лишилось ее ласк. Это было не слишком приятным моментом, и его глаза резко открылись. Он увидел, как она стоит перед ним, и непонимающе нахмурился, его мозги все еще были покрыты дымкой и не могли полностью осознать, что происходит. Вся кровь обрушилась на него и его мозги накалились настолько, что он не мог сделать ничего, только смотреть, как она уходит…

…с книгой…

Гермиона прижимала книгу к груди, возбужденно выбегая из библиотеки. Когда она повернула за угол и направилась в сторону Гриффиндорской башни, на ее губах заиграла маленькая улыбка. Она выиграла. Гязнокровка – один, чистая кровь… ноль.

Глава 2. А были ли у тебя такие сны?

- Черт… – Простонал Драко, закрывая глаза и опрокинув голову на полку позади. – Черт, черт, черт… - Тихо рычал он про себя. Как это случилось? Как он позволил ей взять над собой верх, контролировать его? Медленно выдохнув сдерживаемый в груди воздух, он оттолкнулся от полки и пошел к выходу из библиотеки… Хотя это давалось ему с определенным трудом.

***

*КРЭК* Раздался оглушительный треск… Гермиона в это время входила в общую комнату Гриффиндора. Вскоре за треском последовали звуки чьего-то отчаянного кашля. Один угол комнаты заполнился густым обволакивающим дымом, и ей с трудом удалось разглядеть очертания двух пар рук, ожесточенно размахивающих, очевидно, в попытке разогнать дым. Громко вздохнув и закатив глаза, Гермиона переложила поудобнее свою с трудом отвоеванную книгу и направилась к лестнице, ведущей в комнаты девочек.

- Вы двое хотя бы начали делать проекты к завтрашнему дню? – Спросила она, поджав губы и подняв бровь, глядя на Рона и Гарри, которые, наконец, стали видимыми, поскольку дым рассеялся.

- Проекты? – Переспросил Рон в промежутке между кашляниями. Он уставился на Гермиону как баран на новые ворота.

- Какие проекты? – Вмешался Гарри, который выглядел не менее ошеломленным.

Гермиона на какой-то момент недоверчиво уставилась на них, широко раскрыв глаза.

- Вы что, шутите? – Затуманенные взгляды на их лицах ответили на этот вопрос, и она с упреком покачала головой. – Завтра утром мы должны сдавать наши проекты по трансфигурации, а после обеда – по зельеваренью!

Рон и Гарри обменялись красноречивыми взглядами типа «упс…» и снова посмотрели на нее.

- Ну… ээээ… а что, а когда… ну, поточнее… - Медленно начал Рон, склонив голову набок. Гермиона даже не стала ему отвечать, лишь тряхнула головой, и, громко топая, начала подниматься по лестнице, бормоча что-то себе под нос.

До Гарри донеслись слова «невозможные, безответственные мальчишки», а затем звук захлопывающейся двери. Он приподнял брови и обернулся к Рону.

- Ну что, сыграем еще партию во взрывалки? – Небрежно спросил он после минуты неловкой тишины.

- Давай, - согласился Рон, вытирая тыльной стороной ладони свою покрытую сажей щеку.

Вздохнув, Гермиона села на край своей кровати, положив рядом с собой книгу. Она прикусила кончик губы и погрузилась в размышления о том, что произошло сегодня в библиотеке. Что заставило Драко вести себя так странно? Он никогда не проявлял к ней никакого интереса, кроме, конечно, отрицательного… так с чего же он так вдруг внезапно ею заинтересовался? Подумав, она вспомнила, что он как-то странно смотрел на нее сегодня за столом, а затем, видимо, шел за ней до библиотеки, где продолжал преследование, пока не получил книгой по голове… Книгой, которую он решил использовать в качестве приманки к заигрываниям.

Покачав головой, Гермиона снова взяла книгу и пересела за свой стол перед окном. Ей предстояло много работы, поэтому она запихнула Драко с его искусными губами в самый дальний уголок сознания, и открыла многострадальную книгу.

***
Драко лежал на спине на своей кровати, положив руки под голову. В голове у него все еще творилась неразбериха, на лице твердо обосновалось выражение замешательства, а его губы сложились в сердитую струнку. Как, как, как он это допустил? Она ушла с его книгой, оставив его лишь с чудовищной головной болью. И еще некоторыми неудобствами… Стиснув челюсть, он вскочил с кровати и направился в ванную, раскидывая по дороге свою одежду. К тому времени как он захлопнул за собой дверь ванны, на нем остались только его спортивные трусы. Он включил душ, повышая температуру воды до тех пор, пока пар не стал заволакивать ванную. Драко как раз собрался раздеться окончательно, когда случайно взглянул на свое отражение в зеркале. Все вроде было нормально… Его светлые волосы были, как обычно, зачесаны назад, глаза были все такие же серо-голубые, как и в тот день, когда он появился на свет, и тело его было таким же, как всегда…

Он наклонил голову набок, придирчиво осматривая себя. С младших курсов его тело приобрело гораздо более правильные формы. Его плечи стали шире, и к тому же теперь он был намного выше. Он всегда думал, что останется невысоким как мать. Вплоть до пятого курса девчонки всегда были выше его, но затем он, наконец, начал расти и теперь, на шестом курсе, он был приблизительно 1 метр 80 сантиметров в высоту.

Плотно сжав губы, он провел рукой по животу. Хотя он был худ, на теле начали появляться мускулы. Его рука прошлась по твердым мускулам, и он слегка усмехнулся. Конечно же, это благодаря квиддитчу. Он был прекрасно сложен и знал это, и очень скоро он затащит Грейнджер в постель. Он даже знал, как он это сделает. Спустив трусы со своих узких бедер, он встал под душ. Когда горячий поток окутал его тело, его глаза закрылись, и он откинул голову назад, позволяя горячей воде падать на его лицо.

***

Гермиона сложила руки на столе, положив на них голову. Ее окружали горы исписанного пергамента, а под ногами валялись два пустых пузырька от чернил, случайно скинутые со стола и забытые. Она откинулась на спинку стула, постукивая кончиком пера по лежащему перед ней куску пергамента. Проекты никогда раньше не доставляли ей особых проблем, она на одном дыхании справлялась с ними и всегда получала высокие оценки. Все, что требовалось, это выстроить все ее идеи в логической последовательности, и… вуаля! Шедевр создан. Почему же сейчас так не получалось? Вопрос этот с полным правом можно было назвать риторическим, так как ей было совершенно очевидно, в чем проблема. Как бы сильно она не старалась, ей не удавалось выкинуть Драко из головы. Она не могла забыть ощущения его губ на своей коже, его тела прижатого к ее телу, и даже запах одеколона, исходящий от него, когда он стоял близко к ней.

Вздохнув, она запустила руку в волосы. Может, лучше будет оставить проект по зельеваренью на потом… когда она уже все обдумает. Она неохотно встала и направилась в ванную, мягко закрыв за собой дверь. По мановению руки в комнате зажглись свечи, словно приветствуя ее. Улыбнувшись, она задула несколько свечей, чтобы освещение стало чуть менее ярким, и начала наполнять ванну. Проверяя рукой температуру воды, Гермиона снова не удержалась от улыбки. Она обожала нежиться в ванной, это помогало ей расслабиться, проветрить мозги, и именно в этих двух вещах она сейчас особенно нуждалась. Так что она сняла свою школьную одежду и залезла в горячую воду, позволяя ей окутать свое тело. Ее глаза в блаженстве закрылись, и на какое-то время даже Драко с его неуловимым одеколоном были забыты.

***

- Я первый встал!

- Ну и что? Мне больше нужна ванна!

- УЙДИ!

- САМ ИДИ ОТСЮДА!..

Драко распахнул глаза. Ничего необычного в этой сцене не было; он часто просыпался под звуки препираний Крэбба и Гойла, сражающихся за право первым использовать ванную и создающих гало-эффект как от стада раненых быков. С раздраженным стоном Драко перевернулся в постели, и положил одну из подушек себе на голову. Но это было бесполезно; он все равно мог слышать их завывания.

Решив, что с него хватит, Драко сел и швырнул подушку на кровать. Передвинув ноги к краю кровати, он раздвинул гардины, встал и потянулся, сопровождая все это громким стоном. Крэбб и Гойл не заметили, что он встал, и продолжали свою нескончаемую перебранку.

- Крэбб! Гойл! – Рявкнул Драко, и в следующую секунду оба мальчика распрямились и обернулись на него словно на сержанта, отдавшего приказ новобранцам. – Я решил вашу проблему, - продолжил он уже гораздо более спокойным голосом. – Первым в ванну пойду я, а вы двое… вы двое просто заткнитесь, - он улыбнулся им и приподнял брови, а затем, закатив глаза, прошествовал мимо них в ванную.

Они в замешательстве почесывали затылки, отклеившись друг от друга, чтобы дать ему пройти. Однако стоило только двери закрыться за ним, сражение продолжилось.

***
Гермиона всегда вставала самая первая, и поэтому ей никогда не приходилось спорить с кем-то из-за ванной. Однако когда на следующее утро она взглянула на свое отражение в зеркале, на ее лице появилось хмурое выражение. Она выглядела истощенной, она не спала до трех ночи, пытаясь доделать этот чертов проект по зельеваренью. Так что она определенно не чувствовала себя отдохнувшей, поспав лишь три часа.

Громко зевая, она вслепую нащупала свою зубную щетку, по пути столкнув в полки закрепитель для волос Лавендер. Пока она медленно чистила зубы, глаза ее были опущены вниз и апатично пялились в одну точку. Уже сейчас она понимала, что этот день явно не станет лучше. Снова зевнув, она умылась, расчесала волосы, наплевала на чертов улучшитель кудрей и просто завязала волосы в хвост. Решив, что она просто не в состоянии даже пытаться делать макияж, она снова прошлепала в комнату и начала одеваться. Даже такая простая вещь, как застегивание пуговиц на рубашке отняла у нее пять минут, а натягивание гольфов и юбки почти десять.

Это всё из-за Малфоя, с ненавистью подумала она, аккуратно складывая книги в сумку. Если бы он просто отдал ей книгу, ей не пришлось бы думать о его поцелуях… его искусных пальцах… его объятиях, и… и она могла бы спокойно сосредоточиться на проекте. Зачем? Почему он это сделал? Этот вопрос все еще мучил ее, и она нахмурилась, погрузившись в размышления. И вдруг она вспомнила, что ей сегодня приснилось. Ее глаза расширились, и она застыла как вкопанная.
Это было почти как римейк ее любимого фильма. «Ромео и Джульетта»… современная версия. Она и Драко лежали друг рядом с другом, их руки и ноги были немыслимо переплетены, а вокруг всё было в белых простынях. Это были шелковые простыни, и они окутывали ее тело, прилипая и скользя, словно были частью ее самой. Она была одета в легкое бордовое платье, верх которого едва покрывал ее вздымающиеся груди, а на нем была накинута широкая белая рубашка, расстегнутая и обнажающая грудь, свисая с его широких плеч. Они смеялись и улыбались… Он щекотал ее, а она снова смеялась и шутя приказывала ему перестать. Но он, конечно, не слушался, а только еще сильнее щекотал ее. Его нос был занят исследованием ее шеи, а руки выписывали узоры на ее бедрах и животе, который непроизвольно напрягался от прикосновения его пальцев. И хотя день был солнечным… она чувствовала, как солнце излучает тепло, легко проходящее сквозь тонкие покрывала, согревая ее тело… по коже ее пробегали мурашки в тех местах, которые ласкали его пальцы.

Она повернула голову… его губы встретили ее губы в мягком, но страстном поцелуе. Она полностью развернулась к нему лицом… он положил руку ей на спину, притягивая ее ближе к нему. Ее грудь прижалась к его груди, и она запустила руки в его волосы… они были такими шелковистыми, такими мягкими… она даже сейчас могла ощущать их на своих пальцах. Сон был таким реальным… Смех постепенно перешел в стоны… щекотание в ласки… а затем…

- Гермиона!

- А? Что? – Гермиона моргнула, вернувшись к реальности, и увидела, что стоит лицом к лицу с Лавендер, которая смотрит на нее, как будто у нее внезапно выросли рога.

- Я тут подумала… этот проект по трансфигурации сегодня сдавать? – Медленно спросила Лавендер, все еще странно посматривая на Гермиону, одновременно застегивая блузку. Она пыталась достучаться до нее, наверное, целую вечность, но Гермиона стояла, не шевелясь, и напоминала человека, попавшего под действие замораживающего заклинания.

- А… да… Да, сегодня, - ответила Гермиона каким-то отдаленным голосом и кивнула. Она услышала, как Лавендер сказала спасибо и слабо улыбнулась, прежде чем снова повернуться к своей сумке. Что за – хрень – с ней происходит? Она с трудом заснула, а когда, наконец, заснула… ну, это было просто дико. Конечно, она иногда летала или падала во сне… но никогда, никогда ей не снилось такое. И настолько… настолько реально, ярко… и притом о Малфое?!! Она скорчила гримасу отвращения, схватила сумку и направилась на завтрак.
***

- Они всегда, всегда целятся в правую корзину, - доказывал Гарри Рону. Рон недавно стал гриффиндорским защитником, и поскольку шел ноябрь, приближался и первый матч по квиддитчу – против Слизерина.

Гермиона вилкой размазывала по тарелке нетронутую еду. Она никак не могла забыть об этом сне… просто он был таким… таким реальным, почти слишком реальным, чтобы его можно было легко забыть. Медленно, нерешительно она посмотрела на Драко. Он сидел на своем обычном месте за слизеринским столом… как всегда, спиной к ней. Когда ее взгляд дошел до его волос, ее сердце на секунду остановилось. Он тут же вспомнила, как его волосы ощущались на ее пальцах, когда они…

НЕТ! Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет…

Гермиона почувствовала, что краснеет, и ее глаза расширились, когда она снова уставилась на тарелку. Она не могла так думать о Малфое. Он ей не нравится. Ни капельки. Он отвратительный, гадкий, тошнотворный… и обалденно красивый. Ну и что? Она этого и не отрицала… он действительно стал очень привлекательным. Но она же не идиотка, внешность ничего не значит, если душа ей не соответствует, а у Драко Малфоя душа была, конечно, полной противоположностью его внешности. Кивнув самой себе, она вернулась к своему завтраку, сфокусировав все внимание на своих разломанных яйцах.

- Хорошо… но если они атакуют левую, и я пропущу мяч, виноват будешь ты, Поттер… - сказал Рон, тыкая в Гарри своей вилкой.

Гарри закатил глаза.

- Окей, Окей, просто доверься мне, Рон – они всегда атакуют правую корзину.

Гермиона тихо вздохнула. Она любила проводить время с Гарри и Роном, но когда наступал сезон квиддитча, все их разговоры сводились к одной теме. Полеты на метле никогда не удавались ей достаточно хорошо, это было что-то, чему она не могла научиться, прочтя десяток книг. Гермионе редко нравилось что-либо, что не могло быть описано словами. Так что, когда поднималась тема квиддитча, она обычно утыкалась носом в книгу, в мир точных, успокоительных фактов.

Она как раз собиралась открыть сумку, когда кое-что привлекло ее внимание. Панси Паркинсон нашептывала что-то на ухо Драко, а ее рука лежала у него на бедре. Но не это было странно… Все знали, что Панси Паркинсон вешается на Драко с их первого года в Хогвартсе, так что это было обычным делом видеть, как она держит его за руку, или щекочет носом его шею или что-нибудь подобное, но никогда… ни разу Гермиона не обращала на это свое внимание. Странно было именно то, что сейчас, когда она смотрела, как Панси чуть ли не лижет ухо Драко, она чувствовала какое-то необычное движение у себя в желудке. Неужели это ревность? Нет… еще чего не хватало.

Нахмурившись, она отвела взгляд от двоих слизеринцев и повернулась к Лавендер и Парвати, которые сидели слева от нее и сейчас хихикали и говорили о чем-то приглушенным шепотом.

- Ээээ… - начала она, но они пропустили это мимо ушей. Тогда она прочистила горло, привлекая к себе внимание.

Откинувшись на стуле, Парвати приподняла бровь и посмотрела на Гермиону, а Лавендер улыбнулась и заправила завиток волос за ухо.

- Прошу прощения? – Сказала Парвати.

Гермиона тоже улыбнулась и придвинулась к ним немного ближе.

- Ээээ… - снова начала она, и, подражая Лавендер, заткнула локон за ухо, - я просто подумала… - продолжила она немного смущенно, глаза ее были прикованы к поверхности стола.

Парвати сильнее подняла бровь, а Лавендер подбадривающе кивнула ей.

- Продолжай… - мягко сказала она.

- Ну, это прозвучит абсурдно, и я даже не знаю, почему я это у вас спрашиваю, но… Вам когда-нибудь… эээ… снились сны о ком-то, кто вам не особо… нравится, и… так, чтобы этот сон… менял ваше отношение к этому человеку… и, может быть, он вам даже… начинал нравиться… может быть? Наверное, я вас запутала… - Она нервно засмеялась, снова заткнув свою кудряшку за ухо. Она что-то бессвязно болтала, зачем она вообще начала говорить это? Следовало держать рот закрытым.

Теперь уже обе брови Парвати взмыли вверх, но Лавендер расширила глаза и кивнула, протянув руку и дотрагиваясь до Гермионы.

- Забавно, что ты сказала это. Именно так я и Шеймус начали встречаться. Я всегда считала, что он немного, ээээ… - она остановилась, чтобы взглянуть на Шеймуса, поглощенного разговором с Дином. Она слегка понизила голос, поворачиваясь обратно к Гермионе, - глуповат… но, однажды ночью… мне приснился сон с ним. Он был такой… такой… - она сжала губы и покачала головой, словно ища подходящее слово.

Гермиона с надеждой посмотрела на нее.

- Реальный?

Лавендер щелкнула пальцами и кивнула, снова расширяя глаза.

- Да, именно так. Такой реальный… а на следующий день, когда я проснулась… сперва я подумала, что сон был… отвратительным, я не могла поверить, что мне может сниться такое с Шеймусом, но потом… когда утром я увидела его в Общей комнате… и он мне улыбнулся… - тут Лавендер сделала паузу, словно наслаждаясь приятным воспоминанием. – Я просто… Я увидела его в совершенно новом свете, - секунду она молчала, а затем снова посмотрела на Гермиону. – И я улыбнулась ему в ответ, и с тех пор мы вместе.

Гермиона выдавила слабую улыбку. Она была рада, что кто-то понимал, о чем она говорила… но это были разные вещи. Ее ситуация была не как у Лавендер. Шеймус никогда не издевался и не дразнил Лавендер. Она мысленно стукнула себя, ну почему… почему… зачем она начала разговор об этом?

Лавендер улыбнулась и потянулась, чтобы взять Шеймуса за руку, поцеловала его в щеку, а затем повернулась к Гермионе.

- Ну и кто этот парень? – Спросила она, тихо хихикая, когда Шеймус нагнулся к ней, чтобы пощекотать носом ее шею.

- О… - Гермиона с трудом соорудила маленькую улыбку и покачала головой, - никто… Я просто так спросила. – Она оторвала взгляд от счастливой пары и тяжело сглотнула, посмотрев на свою тарелку.

Она была рада, что настало время идти на урок. Вставая из-за стола, она схватила свою сумку и последовала за Гарри и Роном из зала. Теперь мальчишки спорили о любимых квиддитчных командах.

- Никакая команда с девизом «давайте просто скрестим пальцы и будем надеяться на лучшее» не может быть хорошей в моих глазах, - доказывал Гарри.

Рон закатил глаза и покачал головой.

- Ну, да, а может, тебе просто надо протереть очки? – Он засмеялся, получив хороший пинок от Гарри, и повернулся к Гермионе. – Ты ведь на моей стороне?

Гермиона засмеялась и покачала головой.

- Кончено, она не на твоей стороне. Она умная, поэтому она на моей стороне. Правда, Миона? «Пушки» ужасны…

- Да что ты понимаешь!..

Шутливый спор продолжался все время, пока они шли в класс, и Гермиона, покачивая головой, слабо ухмыльнулась. Начинался урок трансфигурации.

***
Драко намеренно не смотрел в ее сторону все утро. Он не мог позволить, чтобы она думала, что он хотел ее, о нет, это в его планы не входило. Однако он знал, что она наблюдала за ним. Он чувствовал, как ее взгляд прожигает дырки в его спине и затылке. Даже сейчас, когда он проскользнул в свой стул почти в самом конце класса трансфигурации, он мог видеть ее уголком глаз… Она была умна, смотрела на него только глазами, не поворачивая головы. Ха! Можно подумать, он не заметит, что она на него смотрит, если она не повернула головы. Его взгляд, однако, был приклеен к доске. Пускай маленькая грязнокровка помучается, так ей и надо.

МагГонагалл велела всем сдать проекты.

- Сложите их ровной стопкой на моем столе, - сказала она, повернувшись, чтобы начать что-то писать на доске.

Драко как раз собирался встать и присоединиться к остальным студентам, сдававшим проект, как вдруг ему в голову пришла гениальная идея… В первый раз за день, он позволил своему взгляду остановиться на Гермионе. Она стояла к нему спиной, поскольку, конечно, первой побежала сдавать свой проект, и он позволил маленькой усмешке промелькнуть на его губах, а затем свернул свой проект и положил его обратно в сумку. Остальные студенты аккуратно складывали работы на учительском столе, но Драко откинулся в своем кресле и скрестил руки на груди.

Как раз в этот момент профессор МакГонагалл обернулась и приподняла бровь.

- Мистер Малфой, давайте вашу работу… - Она поджала губы и постучала палочкой по столу. Почти все студенты уже вернулись на свои места, и некоторые обернулись, чтобы посмотреть на него.

Драко лишь чуть подвинулся на стуле, уставившись в пол.

- Я ее не сделал, - тихо сказал он, непроизвольно стиснув челюсти.

МакГонагалл еще сильнее изогнула бровь, а ее губы превратились в тонкую ниточку.

- Почему же, мистер Малфой? – Спросила она, положив руку на бедро.

Драко пожал плечами. Ее губы стали еще тоньше, если это возможно.

- Я задала вам вопрос, мистер Малфой, почему вы не выполнили проект?

- Я не понял, - ответил Драко едва слышимым голосом. Теперь уже почти все студенты повернулись, чтобы посмотреть на него, и он заерзал на стуле, все еще не отрывая глаз от пола.

- Прошу прощения? – МакГонагалл теперь была очень зла и нависала над Драко как орел над добычей.

- Я сказал, что я не понял… - Мягко повторил Драко.

- Что… – Начала МакГонагалл, но прежде чем она смогла закончить свой вопрос, Драко внезапно вскочил, да так, что его стул перевернулся.

- Я СКАЗАЛ, ЧТО Я НЕ ПОНЯЛ – СКОЛЬКО РАЗ ВЫ ХОТИТЕ, ЧТОБЫ Я ЭТО ПОВТОРИЛ? Я – НЕ – ПОНЯЛ! – Закричал он, а затем тряхнул головой и вылетел из класса, захлопнув за собой дверь.

***

Зрачки МакГонагалл расширились, и она покачала головой, а затем начала рассеянно поправлять бумаги на столе.

Гермиона подпрыгнула от звука захлопывающейся двери, но когда студенты начали тихо перешептываться, она сильно нахмурилась и через плечо посмотрела на дверь. Она знала, каков Драко. Признаться в том, что он чего-то не понял, перед всем классом для него было просто пыткой. Вздохнув, она отвернулась от двери, как раз в тот момент, когда Рон начал бормотать что-то вроде «тупой козел», а Гарри захихикал.

- Вы двое… - Гермиона строго посмотрела на них обоих.

Оба мальчика удивленно уставились на нее.

- Что? – Спросили они в унисон.

- Ничего… просто, не надо, - сказала она, хмурясь и качая головой, в то же время вытаскивая учебник по трансфигурации из сумки.

- Гермиона! Он же полный придурок, - сказал Рон, презрительно фыркнув. – Я не понимаю – Я не понимаю… – Он стал передразнивать Драко. – Наверное, теперь он побежал писать письмо своему папочке о том, что профес –

- Оставим эту тему, хорошо? – Резко сказала Гермиона, удивив даже себя.

Рон нахмурился и подозрительно посмотрел на Гермиону. Гарри лишь приподнял брови и уставился в книгу.

- А почему ты… - Начал Рон, но Гермиона прервала его.

- Я сказала, оставим эту тему, - произнесла она более мягким голосом, чем в предыдущий раз. Облизнув губы, она кивнула на МакГонагалл, не отрываясь глазами от профессора. – Слушайте новую тему.

Рон и Гарри обменялись взглядами, а затем Рон снова фыркнул, покачал головой и открыл книгу. Гермиона только что защищала Малфоя … ?
Последний раз редактировалось white crow 30 сен 2004 09:08, всего редактировалось 2 раза.

Аватара пользователя
white crow
Новичок
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 14 сен 2004 11:29

Сообщение white crow » 30 сен 2004 08:45

Глава 3. Письмо от Люциуса.

Драко всегда считал себя чрезвычайно умным человеком, но то, что он придумал сейчас, было просто сверх гениальным. Он усмехнулся себе под нос, взбираясь по крутому лестничному пролету, ведущему к совятне Хогвартса. Оооо, его проект был доделан, он закончил его еще вчера… Он ухмыльнулся, пристроившись поудобнее на подоконнике в совятне. Поставив перед собой свою сумку, он раскрыл ее, и, отодвинув в сторону свой проект, вытащил лист свежего пергамента и бутылочку чернил.

Когда красивое орлиное перо оказалось у него в руке, он начал медленно водить по подбородку его нежным кончиком, в задумчивости покусывая губу. Его глаза были немного сужены, взгляд направлен куда-то в пространство, а брови нахмурены. При этом он покусывал кончик своей губы – верный признак того, что он о чем-то глубоко задумался.

- Ах… - Он снова ухмыльнулся, кивнул, и, облизнув губы, окунул свое шикарное перо в черные чернила. В процессе написания письма выражение его лица становилось все более довольным.

«Драко,

Я только что получил очередное письмо от Профессора МакГонагалл, в котором она проинформировала меня относительно твоих ухудшающихся оценок по ее предмету - трансфигурации. Трансфигурация – это один из древнейших видов магии, гордость нашего мира. Будь любезен, объясни мне, каким образом чистокровный волшебник вроде тебя может иметь хотя бы малейшие затруднения в этом предмете. В части магии, которая изучалась веками. Ты должен быть лучшим по этому предмету, но вместо этого тебя опережает какая-то грязнокровка. Ты позоришь меня…

Надеюсь, ты осознаешь, что все произошедшее – это исключительно твоя вина. Чего ты еще от меня ожидаешь? Я нанял тебе на лето частного учителя, почему ты не приложил достаточно усилий, чтобы хоть что-то понять? Или, может быть, ты считаешь себя выше этого? Мои вопросы чисто риторические, поскольку я не желаю выслушивать твои жалкие оправдания. Запомни, Драко, не существует оправдания для поражения.

Или ты уже позабыл, что происходит в нашей семье с неудачниками? Я не терплю поражений, и если твои оценки продолжат ухудшаться, то… Скажем так, я просто очень надеюсь, что ты соберешься и подтянешь твои отметки, потому что наказание не будет приятным. Если я получу еще хотя бы одно письмо… лучше тебе задуматься над этим, Драко.

С уважением,
Люциус Малфой.»


Опершись спиной о стену, Драко склонил голову набок, его глаза быстро сканировали работу. Когда он удостоверился, что в письме не было ошибок, он еще раз прочел его на предмет содержания, а потом удовлетворенно ухмыльнулся. Вытянув руку, Драко резко свистнул.

Шум перьев и ответный свист донесся до него, и через несколько секунд он почувствовал, острые когти впились в его плечо, куда опустилась его сова. Не смотря на сову, он начал говорить с ней по-французски, сворачивая в то же время свободной рукой пергамент.

- Apportez-moi cette lettre exactement quand le dejeuner commence. Pas plus tut, pas plus tard. Comprenez-vous?* - Сова ответила еще одним резким свистом и чем-то вроде кивка. Улыбаясь, Драко привязал письмо к ее протянутой ноге и встал. Небо снаружи было затянуто облаками, и поэтому он мог видеть лишь, как его сова вылетела в окно и устремилась ввысь, а затем густые облака поглотили ее, и больше он ничего не видел. Поняв, что скоро начнется второй урок, Драко взял свою сумку, и, прежде чем выйти из совятни, сильно потер глаза, чтобы сделать их покрасневшими.

***
- Умерла… ?

Драко смотрел на свои руки, которыми он беспокойно крутил перед МакГонагалл. Профессор смотрела на него через стол поверх своих очков. Он ответил маленьким кивком, поджав подрагивающие губы.

МакГонагалл нахмурилась. Он понимала, что вообще-то уже шел второй урок, и что Драко должен был быть в классе, особенно если учесть, что он пропустил первый урок благодаря… Гмм… его маленькой… вспышке, но когда он пришел к ней, такой несчастный, и спросил, можно ли ему поговорить с ней… ну, она просто не смогла отказать ему. У нее имелся перерыв между уроками, который она обычно тратила на проверку домашних работ с предыдущего дня, но… она решила выделить немного времени для бедного мальчика. В конце концов, у бедняжки сегодня утром умерла бабушка. Она прекрасно знала, что студенты считали ее строгой… каковой она и являлась, но, хотя она и редко это показывала, у нее имелись и мягкие места, и в подобных ситуациях они брали верх.


- Я… Я хочу попросить прощения за свое поведение, но понимаете, профессор, я утром получил письмо о том, что она умерла. Я был так расстроен… и не думал... Это больше не повторится, уверяю вас, - говорил Драко мягким голосом, поеживаясь в стуле перед ее столом. Прежде чем МакГонагалл смогла раскрыть рот, чтобы спросить его о… - старая добрая бабуля, - он закусил губу и вытащил свой теперь уже слегка помятый проект из сумки. – Вот… - сказал он еще более тихим голосом, положив его ей на стол, руками пытаясь выпрямить смятый пергамент. – Я начал его и… я только сейчас его закончил. Я… Я пойму, если вы не примете, конечно. – Его глаза с надеждой взглянули на нее, прежде чем он снова опустил их в пол, неуютно ежась на стуле.

Пождав губы, МакГонагалл посмотрела на проект, затем на Драко. Приподняв бровь, она задумчиво оглядела его. Он все еще выглядел таким несчастным… Покусывал губу, сжимал и разжимал руки, опустив глаза и голову… она никогда не видела, чтобы этот мальчик был таким грустным. Поэтому, вздохнув, она кивнула и потянула проект в свою сторону.

- Я приму его – но только на этот раз. Больше никогда я не приму домашнее задание после окончания срока сдачи, понятно?

Улыбаясь, Драко посмотрел на нее широко распахнутыми глазами.

- Да, мадам. Спасибо, большое вам спасибо.

Значит, его отец не ошибался в этом: жалость и доброта – слабости, на которых легко сыграть. Они легко проделывали брешь в твоей защите, позволяя людям взять над тобой верх. Он всегда считал старуху МакГонагалл довольно умной и быстро распознающей ложь, но это было почти слишком легко. Снейп бы никогда не купился на сопли какого-нибудь гриффиндорца, если бы тот попросил поговорить с ним, после того, как наорал на него на уроке. А Драко, получается, все это сойдет с рук, и она даже не сняла баллов со Слизерина.

МакГонагалл написала для него записку, информирующую профессора его второго урока, что он задержался, потому что разговаривал с ней. Она протянула ее с выражением искренней заботы на лице.

- Берегите себя, мистер Малфой.

Хотя внутренне он ликовал и посмеивался над старухой, Драко кивнул и позволил себе маленькую улыбку.

- Хорошо, мисс, и спасибо вам еще раз.

Он взял записку, свою сумку и направился на второй урок, который по его расчетам уже подходил к концу.

***
- То есть они просто… пинают его… друг другу? – Спросил Рон, выглядевший обескураженным, в то время как Шеймус, Дин и Гарри пытались объяснить ему правила футбола. Они разговаривали о спорте со времени окончания второго урока, и уже почти дошли до Главного зала, но Рон все еще не понимал.

Шеймс вздохнул и покачал головой, занимая место рядом с Лавендер Браун. Дин и Гарри уселись по обеим сторонам от Рона и начали активно жестикулировать, пытаясь объяснить. Гермиона считала неудивительным, что Рону никак не удавалось понять – Дин постоянно прерывал объяснения Гарри, а Гарри прерывал Дина, и даже она постоянно теряла нить их разговора, хотя уже давно привыкла к мальчишеским разговорам о спорте.

Тихо фыркнув, она покачала головой, и в этот момент увидела влетающую в зал сову, которая, как она вспомнила, принадлежала Драко Малфою. Она много раз слышала, как он бахвалится ее особой – орлиной – породой. Он говорил, что она отзывается только на голос своего хозяина и так далее и тому подобное. Ее глаза следовали за птицей, которая грациозно снижалась к столу Драко… который, как она заметила, теперь сидел с противоположной стороны слизеринского стола… то есть к ней лицом. И хотя она приказывала себе немедленно отвернуться и заниматься своими собственными делами, она не могла оторвать от него взгляда…

***

Прекрасно. Его сова в точности выполнила его указания, хотя он и не ожидал иного. Принесла ему письмо к началу обеда… ни раньше, ни позже… Он специально сел на другую сторону слизеринского стола, чтобы Грейнджер могла наблюдать за его идеально сыгранной реакцией.

Слегка расширив глаза, бледное лицо Драко побледнело еще больше, и он глубоко нахмурился, вытянув дрожащую руку, чтобы отвязать скатанный кусок пергамента от ноги своей совы. Перья его совы погладили его щеку, когда она снова взмыла вверх и улетела, и он слегка вздрогнул, облизывая губы, неуверенно развернул пергамент и начал читать письмо…

***
Гермиона глубоко нахмурилась, наблюдая за ним. Говорят, что любопытство погубило кошку… и хотя она когда-то была почти кошкой… благодаря некоему случаю на втором курсе, теперь она, уж конечно, не была кошкой, и поэтому, наплевав на пословицу, неотрывно смотрела на Драко, пока он читал письмо, которое, очевидно, его не обрадовало. И чем дольше он читал его, тем более расстроенным становился… и чем более расстроенным он выглядел, тем сильнее хмурилась она. Что происходит с Малфоем? Сначала инцидент в библиотеке, затем его поведение на трансфигурации, а теперь это…

Когда он встал, она моргнула и опустила взгляд, слегка покраснев. Она могла только надеяться, что он не заметил, как она смотрела на него… Ее наблюдение, однако, казалось, совершенно его не заботило, поскольку он поспешил к выходу из зала, перекинув сумку через плечо. Покусывая губу, она снова посмотрела на него, точнее, на его спину, а затем тоже поднялась.

- Я только что придумала пару великолепных фраз к моей работе по зельеваренью. Пойду запишу их, пока не забыла. Увидимся позже, ребята.

Гарри и Рон отвлеченно кивнули, они все еще были поглощены в запутанную дискуссию о футболе. Хватая сумку, Гермиона устремилась к выходу из зала, стараясь, чтобы это выглядело естественно - словно это просто случайность, что она решила покинуть зал вслед за Малфоем… и она вовсе не преследовала его.

Выйдя из зала, она прикусила губу и огляделась в поисках Драко. Двери зала захлопнулись за нею, разом заглушив голоса студентов, и ей удалось услышать отдаленные звуки шагов, доносящиеся из коридора по правую руку от нее. Сделав глубокий вздох, она пошла в ту же сторону, прислушиваясь к звуку шагов.

Хотя она и не догадывалась, эта ситуация была зеркальным отражением вчерашнего вечера… с точностью до наоборот. Теперь она тенью следовала попятам за Драко. Она старалась не попадаться ему на глаза, продвигаясь медленно и не издавая ни звука… так что ей едва удавалось не потерять его из виду. Она терялась в догадках, куда же он направляется, пока ее преследование не привело ее к громоздкой двери библиотеки. Библиотеки… ? Малфой снова пришел в библиотеку… зачем? Озадаченно нахмурившись, Гермиона прикусила губу, затем толкнула дверь и огляделась.

Мадам Пинс мельком взглянула на Гермиону, когда та вошла. Она как обычно сидела за своим большим столом, просматривая толстый журнал, в котором было записано, кто из студентов взял книги, и когда они должны были их вернуть. Гермиона догадалась, что старая библиотекарша просто искала какого-нибудь студента, кого она могла бы отругать за невозвращенную книгу. Казалось, этой женщине доставляло какое-то извращенное удовольствие ругаться со студентами. То она кричала им, чтобы они соблюдали тишину в библиотеке, то, как Гермиона подозревала, она делала сейчас, пыталась подловить кого-нибудь с просроченной книгой.

Гермиона слабо улыбнулась библиотекарше, прежде чем снова оглянулась в поисках Драко. Ее глаза пробежались по плохо освещенной библиотеке, и она нахмурилась. Куда он подевался? Она как раз собиралась спросить у старой женщины, не видела ли та высокого мальчика со светлыми волосами, когда вдруг приметила его… эти светлые волосы могли принадлежать только Малфою. Он сел за один из круглых столов в дальнем углу библиотеки, и насколько она могла видеть сквозь полки, вокруг него были разложены книги, а голову он опустил на руки.

Гермиона не была актрисой. И хотя она была очень горда за свое маленькое… «представление» предыдущей ночью, она прекрасно осознавала, что ее актерские данные немного… заржавели, если можно так выразиться. Она, однако, старалась, как могла, выглядеть беззаботной, медленно идя через библиотеку. Она несколько раз останавливалась и смотрела некоторые книги, стараясь выглядеть очень заинтересованной в том, что было написано на их обложках. На самом же деле, если бы кто-нибудь спросил у нее через пять минут, что это были за книги, она бы не могла вспомнить. Покусывая губу, она непринужденно продолжила свой путь через зал в направлении Драко, останавливаясь то там, то тут, чтобы посмотреть на какую-нибудь книгу.

***
Драко тоже не мог назвать себя актером. Он был, что называется… гениальным обманщиком? Лжецом? Импровизатором… ? Или может быть просто хитрым маленьким паршивцем… но как бы вы его не назвали, как бы вы ни захотели его обозвать… ох, как же он был хорош в этом. Нет, не просто хорош… Он был… гениален? Восхитителен? Он не смог вспомнить слова, которое бы верно отражало это его качество. Он был… Малфоем. Да. Это слово подходило как никакое другое. Малфой. Поколения и поколения его семьи занимались темной магией, и ни один… никогда не находился даже под угрозой поимки. Достаточно посмотреть на хроники Азкабана. Ни – одного – Малфоя.

Он слышал, как она вошла в библиотеку. Он почти что чувствовал ее присутствие в зале. Она нервничала… чем больше она приближалась, чем тем сильнее он это чувствовал. Говорят, что акулы могут почувствують одну капельку крови в милях от того места, где они находятся – в огромных просторах океана. Он, Драко Малфой, мог чувствовать любую слабость. Он обожал это – находить в людях слабости. Ему становилось все труднее выглядеть удрученным, поскольку она подходила все ближе к столу, за которым он сидел. События развивались точно по разработанному им плану. Он мог бы раньше догадаться, что Гермиона попадется на ту же удочку, что и старая МакГонагалл. «Наверное, это присуще всем женщинам», - подумал он, откинувшись на спинку стула. Это странное желание помочь, утешить. Черт возьми, им можно дать в зубы, а потом они все равно прибегут жалеть тебя. Женщины. Глупые, недоразвитые, утомительные существа.

Наконец, когда ее тень легла ему на плечи, он горестно вздохнул и взъерошил рукой свои волосы, переворачивая страницу учебника по трансфигурации. «Что… ?», - пробормотал он себе под нос, словно не понимая, что он «прочел». Покачав головой, он снова грустно вздохнул и начал писать какие-то заметки в тетрадь.

***
Гермиона удивлялась, как он не слышит ее сердца – столь сильно оно билось в ее груди. Словно хотело убежать из библиотеки. Сделав еще один глубокий вздох, она вытянула руку, позволив ей какое-то время просто висеть над его плечом, а затем тихонько постучала по плечу Драко. Когда он обернулся и увидел ее, ей показалось, что она сейчас упадет в обморок от того, как она нервничала. С каких это пор Драко оказывал на нее такой эффект… ? С того чертового сна, вот с каких пор. Когда вопросительно он изогнул бровь, ей пришлось напомнить себе, что это было просто сон… Если у нее и были какие-то чувства по отношению к нему, что она чувствовала их не к Драко, сидящему сейчас перед ней, а к тому, кого она вообразила себе во сне. К человеку, каким в реальной жизни он не являлся. Но, хотя это и было довольно глупо, ее сердце на секундо остановилось в груди, когда он пропустил свою руку сквозь эти светлые шелковистые волосы. Ей вдруг захотелось протянуть руку и дотронуться до них… просто чтобы проверить, насколько они похожи та то, что ей приснилось. Она, естественно, подавила это желание и в ответ также приподняла бровь.

- Кажется, у тебя какие-то проблемы… - У тебя просто талант констатировать очевидное, подколол ее внутренний голос. Ей вдруг захотелось пробормотать что-то вроде «прошу прощения, пойду-ка я лучше постучу башкой об стенку» и выбежать опрометью из библиотеки. Она внутренне содрогнулась, ожидая ядовитого ответа Драко.

…И ничего. Он просто непонимающе уставился на нее, еще сильнее изогнув бровь.

Ну… пожалуй, это было лучше, чем если бы он ответил какую-нибудь гадость. Поэтому, откинув свою косу за плечо, она оторвала от него взгляд и кивнула на книги.

- Ты что-то не понимаешь?

Он медленно перевел взгляд на свои книги, а затем также медленно снова на нее.

- Трансфигурацию.

Гермиона не удержалась и закатила глаза.

- Серьезно? – Вздохнув, словно раздосадованная мамочка, она подошла ближе к его стулу, чтобы посмотреть ему через плечо в раскрытую перед ним книгу. – Думаю, ты понимаешь, что я имею в виду, Малфой. Странно, что у тебя проблемы с той частью магии, которая…

Драко прервал ее презрительным смешком, его лицо приобрело довольно озадаченное и немного раздраженное выражение.

- А тебе-то какое дело? Я что, твой хороший поступок на сегодня или еще что-нибудь? Или ты просто намереваешься снова стукнуть меня по голове, а потом уйти с моим домашним заданием ? – Он захлопнул одну из книг и встал к ней спиной. – Мне не нужно твоя помощь…
Гермиона на секунду задумалась о том, что он сказал. Действительно, какое ей было дело? Он ведь даже не с ее факультета. Они не потеряют никаких баллов, если он не выполнит задание… но то, как он сегодня признал свое поражение… почти сняв его защитный покров… она вдруг увидела его с другой стороны, которую он раньше не показывал, и это было немного интригующе, признала она. Она моргнула, когда он встал, и тут вдруг проявились ее командирские замашки.

- Ты хочешь провалиться на экзамене, Малфой? – Он оглянулся через плечо, собираясь ответить, но прежде чем он успел раскрыть рот, она вытянула руку. – Прошу прощения, я еще не закончила. – Его брови взмыли вверх, но она проигнорировала это и продолжила смотреть на него своим «когда тебе предлагают помощь, следует принять ее, стать неудачником ты всегда успеешь, а если постараешься, то у тебя все получится» взглядом, который она бессчетное число раз обращала на Гарри с Роном.

- Итак, я, кажется, задала тебе вопрос. Почему бы тебе не прекратить быть такой задницей и не присесть снова на свой стул? Если, конечно, твоей целью не является завалить экзамен по трансфигурации. Тогда без всяких сомнений тебе стоит продолжить вести себя как ребенок, устроить здесь погром, как сегодня на уроке, и уйти. Мне твои оценки до фени, знаешь ли. Я подумала, что тебе могла понадобиться помощь, но если твоя гордость – или эго слишком раздуты, чтобы позволить тебе принять ее, то выход в том направлении. – Она показала на дверь. – Решение за тобой, Малфой.

Драко перевел взгляд на дверь, затем снова на нее, и сел. Эта девчонка была словно Гитлер Трансфигурации. В любое другое время он бы просто утихомирил ее заклинанием молчания и ушел, но на этот раз… на этот раз все было точно так, как он хотел, чтобы она делала.

- Теперь о проекте, - начала она, переворачивая листы книги до страницы, где он мог найти всю необходимую ему информацию.

“Бла бла бла бла бла…”, - Драко притворился, что он внимательно слушает, периодически кивая, когда она останавливалась.
- Таким образом, все, что тебе надо сделать, это выписать все наиболее важные вещи со страниц, которые я тебе указала. Начинай. – Когда Драко обмакнул свое перо в чернильницу и начал писать, взгляд Гермионы скользнул по столу. Перед ее глазами оказалось то, чего она раньше не заметила… письмо, то самое письмо. Ее глаза слегка расширились, и хотя все ее воспитание кричало ей не отвернуться, любопытство, страсть, которая руководила всеми ее поступками с тех пор, как она была маленькой девочкой, взяло верх, и она не смогла удержаться… она начала читать.

«Драко,

Я только что получил очередное письмо от Профессора МакГонагалл, в котором она проинформировала меня относительно твоих ухудшающихся оценок по ее предмету - трансфигурации. Трансфигурация – это один из древнейших видов магии, гордость нашего мира. Будь любезен, объясни мне, каким образом чистокровный волшебник вроде тебя может иметь хотя бы малейшие затруднения в этом предмете. В части магии, которая изучалась веками. Ты должен быть лучшим по этому предмету, но вместо этого тебя опережает какая-то грязнокровка. Ты позоришь меня…

Надеюсь, ты осознаешь, что все произошедшее – это исключительно твоя вина. Чего ты еще от меня ожидаешь? Я нанял тебе на лето частного учителя, почему ты не приложил достаточно усилий, чтобы хоть что-то понять? Или, может быть, ты считаешь себя выше этого? Мои вопросы чисто риторические, поскольку я не желаю выслушивать твои жалкие оправдания. Запомни, Драко, не существует оправдания для поражения.

Или ты уже позабыл, что происходит в нашей семье с неудачниками? Я не терплю поражений, и если твои оценки продолжат ухудшаться, то… Скажем так, я просто очень надеюсь, что ты соберешься и подтянешь твои отметки, потому что наказание не будет приятным. Если я получу еще хотя бы одно письмо… лучше тебе задуматься над этим, Драко.

С уважением,
Люциус Малфой.»


Ее челюсть постепенно опускалась, пока она читала письмо. Не удивительно, что Драко был так расстроен… Она была в ужасе. Какой отец подписывает письмо сыну «С уважением»?! Какой отец угрожает сыну наказанием за то, что тот не может получать более высокие оценки, чем «грязнокровка»? Не удивительно, что Драко вел себя так… такие вещи навязывались ему с самого детства. Она всегда считала спор «природа против воспитания» очень интересным, и Драко был идеальным примером. Никто не рождается расистом, их просто взращивают с верой, что таков мир. Драко родился невинным, как и все остальные… Она ахнула, когда письмо вдруг резко выдернули у нее из виду.
- Что ты увидела? – Холодно прошипел Драко, глядя на нее глазами, превратившимися в ледяные щелочки. Гермиона смогла лишь беззвучно открыть рот, тряся головой. – Что ты увидела? – Повторил он гораздо боле твердым голосом, сминая письмо в руке.

Хотя она прекрасно осознавала, что сейчас ее лицо была цвета свеклы, она словно удивленно рассмеялась и, приподняв брови, покачала головой.

- Ничего, я просто смотрела на… - Она попыталась показать рукой на книгу, перед которой лежало письмо, книгу, которую он закрыл… случайно обнаружив письмо, которое он, очевидно, не хотел никому показывать.

Драко сжал челюсть и засунул письмо в сумку.

- Ты лжешь… - Но Гермиона прервала его.

- нет нет нет, я не лгу… ну, ладно, ладно, я действительно видела кусочек письма, но я прочла первые два предложения. Я даже не знаю, от кого оно. Все, что я поняла, это то, что у тебя проблемы с трансфигурацией, и… и я уже это знала в общем-то, так что… я не увидела ничего, чего уже не знала.

Она сложила руки на груди, переступая с ноги на ногу. Она не совсем врала… она действительно прочла первые два предложения, и… она не узнала ничего, чего уже не знала до этого. Она прекрасно знала, что Люциус Малфой был большой задницей… хотя она никогда не подозревала, что он подобным же образом относится и к собственному сыну. Она всегда считала Драко маленьким испорченным богатеньким сыночком… но теперь, теперь она поняла, как сильно она ошибалась.

- Ну что, ты закончил конспектировать? – Спросила Гермиона с приподнятыми бровями, посмотрев через его плечо на пергамент.
Драко знал, что она солгала. Гриффиндорцы совершенно не умели врать. Он прекрасно знал, что она прочла все письмо… он вовсе не возражал, напротив, он был этим доволен… именно этого он и добивался. Ему было не очень сложно придумать это письмо. Почти все, что он в нем написал, было когда-то действительно сказано его отцом – в разное время. Конечно, его отец всегда присылал ему письма только на французском, но глупая грязнокровка не могла этого знать, и она понятия не имела, как выглядит почерк его отца. Так что все, что ему нужно было сделать, это немного изменить свой почерк – сделать его более заковыристым, профессиональным – и вуаля… она проглотила это. Он знал, что она попадется. Кивнув, Драко снова сел на свой стул, скрестив руки на груди.

- Хорошо… - Гермиона медленно пододвинулась к нему, села на стул рядом, и, избегая смотреть ему в глаза, начала читать его работу. Наклонив голову набок, она прикусила кончик губы, скользя взглядом по его записям. Для мальчика… у Малфоя был очень аккуратный почерк. Маленькие и четкие буквы – их было легко читать, особенно в сравнении с попытками правописания Гарри и Рона. Его заметки также были довольно впечатляющими, он прекрасно анализировал текст… Ее брови потянулись вверх, когда она закончила читать его заметки. – Очень качественная работа…

Драко смотрел на стол, но когда она заговорила с ним, он повернулся к ней, приподняв одну бровь.

- Правда… ?

Гермиона даже немножко улыбнулась и кивнула.

- Правда. – Поджав губы, она передала ему обратно его работу. Его рука встретилась с ее рукой… и те бабочки снова запорхали у нее в желудке. Она быстро скрестила руки на груди. – Знаешь, я думаю, все, что тебе нужно, это немного… вдохновения.

Драко тихо фыркнул.

- Ага, ну конечно, - пробормотал он, разложив свои заметки перед собой.

Гермиона позволила себе маленькую ухмылку, взглянув на него, а затем снова опустив глаза на стол.

- Гмм… если у тебя будут часто возникать проблемы с трансфигурацией… я… я думаю, что я могла бы… помогать… тебе… - Как только эти слова сорвались у нее, она тут же пожалела о них. Что подумают Гарри и Рон? Она – помогать Малфою? О чем она думает? Почему ей вдруг пришла в голову эта странная идея? Не то чтобы он вообще может согласиться… Негативные мысли продолжали бесноваться у нее в голове, и она не слышала ответа Драко.
- Нет… - Мягко произнесла она, пристально разглядывая ножку стола. – Я и не ожидала, что ты захочешь моей помощи…

- Я сказал, что согласен… - Прорвал ее Драко.

Гермиона посмотрела на него глазами размера с обеденную тарелку.

- Чт… что?

Драко приподнял бровь.

- Я сказал, что согласен… - Повторил он еще медленнее. Она собиралась что-то сказать, но продолжил, уперев глаза в стол. - Только проблема в том… Ну, это не очень хорошо прозвучит, но… Я из Слизерина, а ты из Гриффиндора… Я думаю твои одноклассники будут в таком же восторге от того, что помогаешь слизеринцу, как мои – от того, что я принимаю помощь от гриффиндорки…

Гермиона почувствовала волну облегчения. Наверное, будет действительно лучше, если Гарри и Рон не будут знать об этом. Им вовсе не обязательно было знать… у нее же могла быть какой-то частная жизнь, верно? Верно. Кивнув, Гермиона снова заткнула за ухо болтающийся локон.

- Не проблема, эээ… Тогда как насчет каждого… четверга? Мы будем встречаться где-нибудь и… я буду повторять с тобой все, что мы проходили в классе как… как репетитор.

- Конечно, это было бы здорово. – Драко улыбнулся и кивнул, стараясь не выглядеть слишком довольным. – Эээ, ну, единственное место, где можно встретиться незамеченными – это астрономическая башня. По крайней мере обычно она свободна… особенно вечером по четвергам. – А вот это… это был рискованный шаг. Все знали, чем по ночам в башне занимались студенты.

- Конечно, - Гермиона улыбнулась и кивнула. – Я бы никогда о ней не вспомнила… а ведь идея хорошая.

Драко лишь моргнул, но тут же снова собрал себя и кивнул, поместив на губы маленькую улыбку, хотя он все еще страдал от глубокого шока. Неужели она действительно настолько погружена в свои чертовы книги, что не знает о том, что происходит в астрономических башнях?

Гермиона обнаружила, что уставилась на него, и быстро опустила взгляд.

- Тогда О`кей… увидимся в четверг. Я… я не хочу опаздывать на урок, ммм… - Она сжала губы, вставая.

- Пока, - сказал Драко с маленькой ухмылкой, начав собирать свои книги.

Издав маленький вздох, Гермиона слабо улыбнулась.

- Пока. – Она открыла рот, собираясь сказать что-то еще, но передумала. Она повесила сумку через плечо и направилась к выходу из библиотеки. Как только дверь закрылась за ней, ее глаза расширились.

Неужели она действительно только что предложила позаниматься с Драко Малфоем по трансфигурации… ? Неужели она и вправду собиралась встретиться с ним в четверг на их первое занятие… ? И, самое главное… ей казалось, что она действительно хочет этого. Захлопнув на какой-то момент глаза, Гермиона покачала головой и направилась на урок.

Глава 4. Да, сладенькая?

Остаток недели пролетел для Гермионы как-то особенно быстро. В выходные у нее появилось время присесть и подумать… и чем больше она размышляла, тем больше на себя злилась. В конце концов ее гнев превратился в настоящую ярость. Да, она была в ярости на себя. Нет.. нет, это была даже не ярость, ярость не была и половиной того, что она чувствовала. Она была… она была в бешенстве. Да, вот это слово подходило, она была в бешенстве. Какого черта она думала? Что происходило у нее в мозгах, когда она предложила помогать Малфою? Каждый вечер четверга – каждый чертов четверг в чертовой астрономической башне.

Сейчас был как раз четверг, и, следовательно, этот день настал. Она была очень молчалива за ужином, и Гарри с Роном не переставали спрашивать ее, в чем дело, но она просто скармливала им какую-нибудь очередную слабую отговорку. «У меня просто много домашней работы на сегодня, и я думаю, с чего начать», - сказала она… и солгала. Она сожалела о том, что приходится лгать Гарри и Рону, но не столь же сильно, как она сожалела, что вообще открыла свой рот, чтобы заговорить с Драко Малфоем. Она сожалела о том, что пошла за ним в библиотеку – когда она об этом думала, она вообще сожалела обо всем, что произошло на прошлой неделе.

Как бы ей хотелось, чтобы она никогда не видела того письма… больше всего на свете ей хотелось, чтобы она никогда не чувствовала даже капельки сочувствия к этому глупому козлу. Но почему? Почему – это было довольно очевидно. Просто ненавидеть этого человека было гораздо проще.

Было так легко смотреть на него и чувствовать сильное отвращение, ненависть. Раньше она терпеть не могла его ухмылок. Каждый раз, когда он ухмылялся ей или кому бы то ни было еще, она с трудом подавляла сильнейшее желание подойти и врезать ему по лицу. Она ненавидела, как он ходил – с таким надменно самоуверенным видом. Она даже ненавидела его прическу. И хотя в его последние годы в Хогвартсе он стал гораздо реже пользоваться гелем, он все равно носил волосы зачесанными назад, от чего по ее мнению, он выглядел как богатенький маленький паршивец, которым он собственно и являлся. Мерлин, она ненавидела всё, что касалось Драко.

… так что же изменилось? Почему ей вдруг стало так тяжело ненавидеть его, если раньше это было для нее как дышать? Почему же теперь когда он ухмылялся, это казалось ей милым – почему эта его походочка вдруг стала такой сексуальной – и почему, почему каждый раз, как она видела эти серебристые волосы, у нее появлялось сильнейшее желание пропустить их через свои пальцы… ?

- Это был просто сон, - сказал она себе, слегка хмурясь своему отражению в зеркале. – Это Малфой, Драко Малфой – не Ромео. Человек, в которого ты… к которому ты испытываешь эти детские чувства – это просто сон. Не реальность. Сон. Это был кто-то, к которому в реальности Малфой даже близко не стоял… Так что, забудь про это.

Вздохнув, она уставилась на раковину. Она пошла в ванную, чтобы почистить зубы перед тем, как отправится на свое первое занятие с Малфоем, и провела там намного больше времени, чем рассчитывала, просто бессмысленно смотря на свое отражение, пока она думала.

Наконец она решила, что все-таки будет помогать ему, как обещала, но если он попытается сделать хотя бы шаг… хоть один шажочек… Ну, ей ничего от него не нужно, и теперь она не будет ему подыгрывать, в следующий раз она просто стукнет его коленкой по причинному месту и позволит ему спокойно завалить трансфигурацию. Если он не станет воспринимать их занятия всерьез, что ж, это будет его проблема.

Скрепив волосы заколкой, она скорчила рожу, увидев несколько непослушных завитушек, избежавших заколки и свободно болтающихся. Хотя они красиво подчеркивали правильную форму ее лица, это лишь досаждало ее. Когда она не использовала средства для смягчения волос и другие продукты по уходу за волосами из магглского мира, ее волосы выглядели немного лохматыми, но если она все-таки отлипала от книг и с утра немножко занималась волосами, они выглядели очень мило. Большие кудри, которым столь часто завидуют девушки с прямыми волосами… Хотя она, вероятно, никогда не перестанет завидовать Лавендер за ее светлые длинные и прямые волосы или Парвати за ее блестящие черные локоны. Вздохнув, она твердо сжала губы и поправила широкий серый свитер, который она одела поверх белой гриффиндорской футболки. Гермиона еще раз разгладила ладонью свою юбку и, кивнув, улыбнулась своему отражению и наконец вышла из ванной.

Схватив свою уже собранную сумку, она наклонилась, чтобы поцеловать в макушку своего кота.

- Пока, пока, лапочка. Мамочка скоро вернется, ей просто надо дать кое-кому пару частных уроков… «И, может быть, нанести серьезный урон некоторым довольно дорогим семейным ценностям…», - подумала она с довольной ухмылкой, покидая комнату.

***
- Поэтому если квиддитчный матч идет более, чем один день, команды вводят в игру запасных игроков… Понимаешь, таким образом игроки могут отдыхать и питаться и все такое, - сказал Гарри, пожимая плечами. По какой-то причине Джинни попросила его рассказать о квиддитче, а если его об этом спрашивали… но ему казалось, что она на самом деле его не слушает… он словно смотрела сквозь него… зачарованно… Он терялся в догадках – может быть, у него что-то на лице…

Гермиона не смогла удержаться от ухмылки, наблюдая, как пара поднималась по лестнице. Она не могла понять, как Гарри мог быть настолько слеп и не видеть, что Джинни влюблена в него.

Рон утомленно просматривал книгу о квиддитче и было видно, что он раздражен, что внимание его лучшего друга было украдено у него его сестрой. Когда Гермиона спустилась по лестнице, он улыбнулся и сел немного прямее в кресле.

- Привет.

Гермиона улыбнулась ему, закидывая сумку на плечо, проходя мимо кресла, в котором он сидел.

- Привет.

Приподняв брови, Рон оглянулся сначала через одно плечо, затем через другое, чтобы смотреть за ней, пока она шла мимо него.

- Куда ты направляешься? – Спросил он, захлопывая книгу.

- В библиотеку, - ответила она, даже не покраснев, просовывая голову в проход за портретом.

- Тогда погоди, я пойду с тобой, - сказал Рон, поднявшись с кресла и двинувшись за ней.

Гермиона застыла у двери, ее глаза слегка расширились. Этого не должно было случиться – она была к этому не готова. Не думая, она повернулась и положила руку ему на грудь, останавливая его.

- Нет!

Моргнув, оба – Гарри и Джинни – посмотрели на них, непонимающе нахмурившись. Рон также нахмурился, посмотрев на ее руку, а затем на нее.

- Почему нет… ?

Ее сердце гулко забилось в груди, когда Гарри и Джинни уставились на нее, и она почти нервно облизнула губы, и снова посмотрела на Рона.

- Я… Мне нужно сделать домашнюю работу по Нумерологии… - Сказала она, выдавив маленькую улыбку. – Я… Мне действительно нужно сконцентрироваться и… если там будешь ты, то мне все время будет хотеться поболтать с тобой. Понимаешь, я просто не могу позволить себе отвлекаться… Прости. – Ну вот. Ей казалось, что это было вполне весомое объяснение… и она могла только надеяться, что Рон подумает также.

Сделав шаг назад, Рон едва заметно кивнул.

- Ну, ладно… все в порядке, я понимаю. – Он тоже выдавил маленькую улыбку и поднял руку, словно собирался помахать на прощание. – Тогда увидимся позже…

Гермиона склонила голову на бок и слабо улыбнулась, внутри нее разлилась волна облегчения… он поверил.

- Еще раз извини… мы сможем поболтать, когда я вернусь. – Слегка махнув Гарри и Джинни и виновато улыбнувшись Рону, она наконец ушла.

Школьные коридоры уже начали погружаться в темноту, и глубокое беспокойство отразилось на ее лице, когда она шагала по направлению к астрономической башне. Ей не нравилось врать своим друзьям, как она только что сделала. Стоил ли Малфой этого? Стоил ли он всей вины, что она сейчас чувствовала? Она так не думала. Гермиона вздохнула, решив, что сначала посмотрит, как пройдет их первое занятие, прежде чем решать, продолжит она их или нет. Если он не захочет старательно учиться, что ж, тогда она не захочет его учить.

Она не заметила, как прошла весь путь, и вот она уже поднималась по крученой лестнице в башню. Она еще раз повторяла про себя все ответы на едкие замечания, которые он мог придумать. Она была готова ко всему…

… ко всему, кроме того, что она увидела, распахнув дверь.

Драко Малфой сидел перед одним из окон со своим учебником по Трансфигурации, раскрытым у него на коленях. Когда она вошла, он был настолько погружен в чтение, что поднял голову, лишь когда за ней захлопнулась дверь. Выражение на его лице выдавало его удивление от того, что она все же решила прийти. Он был одет в простые черные брюки, темно зеленую слизеринскую рубашку, на грудном кармане которой был вышит герб факультета.

Именно тогда Гермиона поняла, как сильно она, должно быть, опоздала, и она слегка приоткрыла рот.

- Ох… Я… Мне очень жаль, что я опоздала… Я просто… - Она замолчала, когда он прервал ее извинения взмахом руки.

- Не беспокойся об этом, я все равно перечитывал параграф, эммм… Я думаю… - Драко поджал губы и наклонил голову набок, перелистывая несколько страниц учебника назад. – Я думаю… ага. – Он постучал по странице кончиком пальца. – Вот, где у меня начинаются проблемы…

Гермиона даже не осознавала, что ее челюсть была широко раскрыта, пока Драко вопросительно не посмотрел на нее. Она быстро захлопнула рот и слабо улыбнулась.

- Ну… прекрасно, хорошо, ммм… давай посмотрим. – Она прикусила губу, и, сев напротив него, склонила голову набок, попутно заткнув непослушную кудряшку за ухо, а затем посмотрела на страницу, которую он указал.

Он взял свою книгу, перевернул ее, а затем передал ее Гермионе.

- Мне просто… трудно запомнить, кто что сделал… и все такое.

Гермиона кивнула, затем приподняла бровь и положила книгу себе на колени.

- Ну, все это будет на следующем тесте… так что мы вполне можем начать и с этого. – Она сделала глубокий вздох и снова кивнула, приготовившись взяться за работу. - Человеческий мозг хорошо воспринимает ассоциации, поэтому… давай это используем.

Драко медленно приподнял одну бровь.

- Как… ?

Глаза Гермионы слегка расширились и она пожала плечами.

- Ну… Мне, например, легче подготовиться к тесту, когда я придумываю короткие песенки или стишки… или, может быть, игру слов.

Его брови изогнулись еще сильнее.

- Если я правильно тебя понял… - Медленно начал он, - ты хочешь, чтобы я вдруг запел посредине теста… ?

Гермиона фыркнула.

- Нет, ты будешь петь про себя.

Драко издал короткий смешок, и обе его брови взмыли вверх.

- И ты говоришь это серьезно…

Гермиона, уже начавшая чувствовать себя немного смущенной, поджала губы и упрямо подняла брови в ответ.

Сжав губы, Драко кивнул, опершись спиной о стену.

- Ну, ладно… давай начнем, гмм…

Улыбаясь оттого, что отстояла свою позицию, Гермиона передала ему книгу обратно.

- Начни с того, что составь список всех ключевых слов, которые тебе понадобится вспомнить на тесте, ну, я имею в виду, имена и т.д.

Когда Драко начал делать то, что она попросила, Гермиона положила сумку себе на колени и принялась наблюдать за ним.
На место вины, которую она чувствовала из-за того, что врала Рону, пришла новая вина, пока ее глаза следили за рукой Драко, которой он сосредоточенно водил по странице. Когда она вошла, она поняла, насколько серьезен был Драко в том, что собирался улучшить свои оценки. Она всегда ненавидела в людях любую предвзятость… и теперь она сама именно так и поступила. Проходя в дверь, она выставила все свои барьеры, готовясь защищаться от него. От этой мысли она нахмурилась, больше никогда она не позволит себе вот так просто кого-то оценивать… даже если это будет Драко Малфой.

- Хорошо… - Медленно произнес Драко спустя какое-то время, перечитав то, что он написал. – Я думаю, это все… - Прикусив кончик губы, он пожал плечами и передал ей листок.

Гермиона подняла лист перед собой, и, наклоняя голову из стороны в сторону, пыталась придумать, как бы ей связать все эти имена. Несколько минут она сидела в тишине, покусывая кончик своего языка, стараясь сконцентрироваться. Наконец она щелкнула пальцами и снова посмотрела на Драко.

- Окей, я придумала. Как думаешь, тебе под силу запомнить пять слов?

Драко перевел взгляд на нее, медленно изгибая бровь.

- Ну, я, конечно, блондин… но я постараюсь, - сухо произнес он.

Гермиона закатила глаза.

- Это был риторический вопрос.

Драко быстро приподнял и опустил обе брови как бы говоря «моя ошибка», а затем снова оперся спиной на стену.

- Ну и что же это за пять слов?

Гермиона была в своей стихии. Улыбаясь, она села прямее и сложила руки на коленях. Прочистив горло, она кивнула.

- Итак, повторяй за мной – зайчик.

Он ошеломленно молчал, моргая.

Она приподняла бровь.

- Зайчик …

- Да… сладенькая? – Неуверенно ответил Драко.

Гермиона нахмурилась, а затем фыркнула.

- Да не ты, идиот. «Зайчик» - это первое слово, которое тебе нужно запомнить.

Губы Драко искривились в маленькой усмешке.

- Ааа. А я подумал, что мы просто выбираем друг другу ласковые имена для наших занятий. – Он издал тихий смешок, увидев, как расширились глаза Гермионы. – Всё, всё, я просто пошутил… зайчик.

Хотя она и пыталась выглядеть строго, уголки ее губ подергивались, словно она хотела сдержать улыбку. Снова кивнув, она заткнула за ухо распоясавшийся локон.

- Зайчик.

- Зайчик, - повторил он, смотря ей прямо в глаза.

- Рыжик.

- Я так и знал! Я знал, что ты влюблена Уизли…

Гермиона протянулась и стукнула его по руке, ее глаза слегка сузились.

- Я не влюблена в Рона, а если ты не собираешься сконцентрироваться на занятиях, я просто уйду, и можешь сам разбираться с трансфигурацией.

Драко засмеялся, потирая руку.

- Хорошо, хорошо… но… ты ведь знаешь, что он в тебя влюблен?

*Хрясть!* Она снова шлепнула его.

- Заткнись! Он не…

- Ой, прекрати! - Перебил ее Драко, смеясь еще сильнее. – И ты можешь посмотреть мне в глаза и честно ответить, что ты не думаешь…

Гермиона скрестила руки на груди, ее глаза превратились в щелочки, прежде чем она ответила.

- Вот как? Ну тогда в тебя влюблена Паркинсон.

Драко презрительно фыркнул и тоже скрестил руки.

- Она похожа на собаку, и кроме того при чем тут она? Я говорил о тебе и этой рыжей белке…

Гермиона приподняла бровь.

- Я не думаю, тебе стоит называть кого-либо белкой, Малфой. Поправь меня, если я ошибаюсь, но насколько я помню… это ты у нас был когда-то хорьком. – Она туманно улыбнулась. – Так вот почему ты позволяешь Паркинсон лизать тебе ухо? Потому что она похожа на собаку?

И впервые в жизни Драко не знал, что ответить. Он сидел в полной тишине, ошеломленно уставившись на нее. Хотя он не собирался в этом признаваться, даже самому себе… но было что-то, что он находил почти привлекательным в том, как она могла отбивать его подачи в словесной дуэли. Решив, что он не должен позволять ей выиграть и просто обязан оставить за собой последнее слово, он приподнял брови и скорчил рожу.

- Нет, - ответил он тоном обиженного ребенка.

Гермиона снова фыркнула.

- Не надувай губки, ты становишься похожим на ребенка.

Это замечание заставило его усмехнуться.

- Некоторым девочкам нравится, когда я надуваю губки.

Расширив глаза, Гермиона театральным жестом положила руку себе на грудь.

- Им нравится? Ну в таком случае, позволь мне перефразировать, так как кое-кто… - Она не сумела закончить предложение, потому что Драко снова прервал ее… но на этот раз своими губами, плотно прижав их к ее губам.
Он не знал, что побудило его сделать это. Просто в ней было что-то… что-то особенное, что-то, что ему почти… нравилось. Она была не похожа на других девочек. Он знал, что любая другая девчонка пришла бы на встречу с ним, пытаясь произвести на него впечатление. С полным макияжем, и, вероятно, в красивом наряде, через который ему было бы видно немного - или много – обнаженного тела. Он привык, что девчонки сами вешались ему на шею, отдавались ему, не раздумывая… но Гермиона, она была другая.

Она вошла в комнату с волосами, небрежно стянутыми в хвост при помощи заколки, и самым легким макияжем. Черт побери, ее юбка даже была чуть-чуть примята. Она даже не приоделась для него, и он находил это интригующим. Она не притворялась кем-то, кем на самом деле не являлась, она не пыталась сделать из себя девушку, которую он, по ее мнению, хотел бы… и это очень нравилось ему, хотя причину этого он не мог понять.

Глаза Гермионы расширились, когда он поцеловал ее, она могла честно сказать, что уж этого она не ожидала. Это было неправильно, это было именно то, чего она поклялась больше не допускать. Но его губы были такими мягкими… и теплыми на ее губах. Прежде чем она сама знала, ее глаза закрылись, и все ее существо сконцентрировалось только на его губах, прижатых к ее губам. Ее рука сползла с груди, чтобы вместо этого остановиться на его груди, и она наклонила голову набок. Она чувствовала, как подушки его пальцев погладили ее щеку, когда он убрал с ее лица непослушный локон, и этот краткий контакт с его кожей заставил ее почувствовать приятную дрожь.

Он тоже наклонил голову набок, поглаживая рукой ее щеку, и провел языком по ее губам. У ее губ был земляничный вкус… Он догадался, что это, видимо, был какой-то блеск для губ, но что бы это ни было, это было замечательно, и он улыбнулся, прижимаясь к ее губам, потирая ее щеку большим пальцем.

Она почувствовала, что прижимается к нему ближе, и при этом ее рука начала дальше исследовать его грудь, кончиками пальцев дотрагиваясь до вышитого змея на его рубашке. Это заставило ее глаза распахнуться, грубо вернув с небес на землю. Это же Малфой, Драко Малфой – ее первый настоящий поцелуй - с Драко Малфоем? Нет, это было не правильно. И вместо того, чтобы раскрыть губы, как он хотел, она оттолкнула его рукой в грудь.

Его глаза резко раскрылись, когда она толкнула его, и он нахмурился. Посмотрев в ее глаза, он понял, что этот поцелуй не имел никакого отношения к спору… Он был незапланированным, неконтролируемым, но почему-то идеальным. Он поцеловал ее не потому, что хотел затащить ее в постель, а просто из-за этих непослушных локонов, сбежавших из заколки, он поцеловал ее, потому что ее юбка была помята, он поцеловал ее, потому что на ней не было макияжа, потому что она не пыталась быть кем-то, кто мог бы ему понравиться, потому что она не пыталась произвести на него впечатление… но она произвела, даже не прилагая к этому усилий. Слегка облизнув губы, он посмотрел вниз, снова чувствуя на губах сладкий вкус земляники с ее губ, и слегка скрипнул зубами.

- Прости. Мне жаль, что так получилось, - пробормотал он. Из всей лжи, которую он скормил ей за последние несколько дней, эта была самая большая.

Тяжело сглотнув, все еще не восстановив дыхание, Гермиона нахмурилась, посмотрев вниз на свои руки, лежащие на сумке.

- Все в порядке, - тихо ответила она через какое-то время. Однако всё не было в порядке… это было плохо… он поцеловал ее, а этого ему делать не следовало, поэтому она снова нахмурилась, повернувшись к нему. – Только… пусть это больше не повторится.

Взяв себя в руки, Драко ухмыльнулся, отвечая на ее взгляд.

- Без проблем, вообще-то я просто пытался тебя заткнуть.

Гермиона тихо фыркнула и закатила глаза, посмотрев вниз.

- Ну ладно, продолжаем… Рыжик.

- Рыжик.

- Шизик.

- Шизик…

- Страшила.

- Страшила…

- Спортсменка

- Спортсменка…

- Зайчик, Рыжик, Шизик, Страшила, Спортсменка.

Он молчал.

Гермиона приподняла бровь.

- Повторяй за мной. Зайчик, Рыжик, Шизик, Страшила, Спортсменка.

Драко сделал, как она сказала, повторив с ней слова скучающим, почти монотонным голосом.
После того, как она заставила его повторить слова еще раз пять, Гермиона кивнула.

- Итак, дальше. Корнелиус Райчик, Рай-чик, понял? Он будет ассоциироваться с Зайчиком – Зай-чик.

- Корнелиус Райчик – Зайчик…

- Очень хорошо, а что он сделал? – Спросила Гермиона, смотря на Драко.

- Он… он был изобретатель, и… он случайно бросил кошачий волос в зелье, которое он готовил, и превратился в кота.

Улыбнувшись, Гермиона кивнула.

- Правильно, а что он сделал для Трансфигурации?

Драко уставился глазами в потолок, думая.

- Это… привело людей к мысли попробовать стать анимагами…?

- Очень хорошо, итак… зайчик… ?

- Корнелиус Райчик.

Гермиона широко улыбнулась.

- Великолепно. Следующим будем Алвин Гипплгринк. Он будет рыжиком, потому что, во-первых, у него были рыжие волосы, а во-вторых… он был немного, эээ… эксцентричным, совсем как она.

Драко нахмурился.

- Она?

Вспомнив, что Драко не мог знать, кто такие «Спайс Герлз», Гермиона закрыла глаза и тихо рассмеялась, покачивая головой.

- Извини, это просто такая девушка из магглской группы… Они мне когда-то нравились, но… они распались, и я из них выросла.

- А… - Кивнул Драко. – Итак… Ирвин Гипплгринк будет рыжик.

- Нет.

- Нет?

- Это Алвин Гипплгринк…

- Да какая, к черту, разница…

- Это будет на тесте, так что… скажи мне, что сделал Алвин Гипплгринк?

Драко вздохнул и откинулся на спинку стула.
- Он был странным, да? – Он дождался кивка Гермионы, прежде чем продолжил. – Он… во-первых, он считал, что он Мерлин, и… кажется, он придумал, как превращать животных в неживые объекты.

Гермиона смотрела на него в радостном предвкушении, и когда он сказал правильный ответ, она просияла.

- Да! И как же он это сделал?

Прикусив губу, Драко опустил глаза в пол, пытаясь вспомнить.

- Он, эээ… я знал, я же прочел это как раз перед тем, как ты вошла, он… эээ, это было связано с мышами? – Он вздохнул, когда Гермиона покачала головой, и сжал челюсть. Драко приподнял бровь, почувствовав, как Гермиона похлопывает его по ноге. Сначала он подумал, что она пытается таким образом его утешить от того, что он не знает ответа, но вдруг что-то щелкнуло у него в мозгу, и он резко выпрямился. – Ах, да… однажды ночью он замерз, а его птички слишком шумели, и он взял и превратил их в тапочки.

Смеясь, Гермиона захлопала в ладоши.

- Великолепно. Следующим будет Шимон Кризик. Его мы назовем Шизик. Ты видишь связь?

Драко фыркнул.

- Ши-мон и Кри-зик - получается Шизик?

Обрадованная, что ее маленькая выдумка работает, улыбка Гермионы растянулась просто до ушей, и она кивнула.

- Именно. Не скажешь ли ты мне теперь, чем он знаменит?

Это он знал и поэтому довольно ухмыльнулся.

- Он был тот самый богач, что придумал тест, который должны пройти люди, прежде чем Министерство решит, могут ли они стать анимагами.

Кивнув, Гермиона продолжила.

- Уиллард Кент будет Страшилой… Я думаю, очевидно, почему. – Она улыбнулась, увидев непонимающий взгляд Драко, и потянулась к нему, показывая фотографию из учебника. – Вот он, страница 2504. – Она постучала по картинке человека, на лице которого было отсутствующее выражение. Зато его волосы были такими длинными, что едва уместились в рамку. – Уффф. Какой ужас. Надеюсь, он мне не приснится.

Драко тихо рассмеялся на это и снова закрыл глаза, опершись спиной на стену.

- Уиллард Кент, или Страшила, открыл способ превращать неживые объекты в животных. Когда его жена решила расстаться с ним после 27 лет брака, он сыграл на ее боязни крыс и превратил ее каблуки в крыс, когда она выходила в дверь.

Гермиона ухмыльнулась.

- Ты подсматриваешь в учебник, Малфой.

Он притворился обиженным.

- Да я бы не посмел.

Посмеиваясь над выражением его лица, Гермиона улыбнулась.

- И наконец, Спортсменка… Спортсменка будет Маргарет Фионис, потому что она выиграла мировой чемпионат по драконболу… Что она сделала?

Это было легче легкого, МакГонагалл постоянно рассказывала об этой женщине.

- Она была первой женщиной-анимагом.

Гермиона кивнула, приподнимая бровь.

- Дополнительный балл, если скажешь, в кого она превращалась…

Драко ткнул пальцем в небо.

- В кошку.

- Великолепно! Итак, давай повторим еще раз… Зайчик…

- Корнелиус Райчик.

- Рыжик

- Алвин Гипплгринк.

- Шизик

- Шимон Кризик.

- Страшила

- Уиллард Кент.

- И Спортсменка…

- Маргарет Фионис.

Широко улыбаясь, Гермиона снова захлопала в ладоши. Ничто не доставляло ей такого удовлетворения, как осознание того, что она помогла другому человеку понять что-то, в чем сама прекрасно разбиралась.

- Великолепно, ты сдашь этот тест на отлично, Малфой!

Хотя ему вообще-то не нужен был репетитор, Драко не смог удержаться от ответной улыбки.

- Благодаря тебе.

Она почувствовала, что краснеет, и опустила глаза.
- Ну, теперь твоему отцу не на что будет жаловаться. – Когда в ответ на ее слова повисла тишина, она слегка нахмурилась и посмотрела на него. Сначала она не поняла, почему на его лице появилось почти обозленное выражение, но затем… словно тонна кирпичей упала на нее. Там в библиотеке она сказала ему, что прочла только первые предложения письма, она соврала и сказала, что не знала, от кого оно… и теперь он знал, что она лгала. Она снова опустила глаза в пол, с трудом справляясь с ужасным ощущением сродни тому, когда она понимала, что добавила не тот ингредиент в зелье или неправильно ответила на вопрос в тесте.

- Мне пора, - Драко схватил свою сумку и книгу и быстро вскочил.

- Прости меня, я… - Попыталась объяснить она, но он просто прошел мимо нее к двери.

- Мне пора, - он даже не оглянулся, чтобы посмотреть на нее, а просто толкнул дверь и быстро вышел. Пламя свечей по обеим сторонам от двери протестующе заколебалось от потока воздуха, вызванного закрывающейся за ним дверью. Гермиона закрыла глаза, уронив голову на руки, и застонала, слыша, как его шаги становятся все тише и тише.

Как она могла быть такой идиоткой?
Последний раз редактировалось white crow 30 сен 2004 09:23, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
white crow
Новичок
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 14 сен 2004 11:29

Сообщение white crow » 30 сен 2004 08:49

Глава 5. Определение жалости

Жалость… чувство сочувствия и печали, вызванные несчастьем или страданием другого. Жалость… Сопереживание чужому горю, терзаниям или несчастью. Жалость… Сочувствие и понимание к кому-либо в несчастье или сложной ситуации.

Не имело значения, какое определение слова вы бы выбрали, все они точно описывали чувства, которые Драко хотел вызвать у Гермионы. Он знал, что «письмо его отца» - это как раз то, что нужно. Оно должно было стать его козырной картой, поскольку он хотел полной победы в этом пари, чтобы стать капитаном команды, и о да, он также желал посмеяться над глупым лицом грязнокровки, когда он скажет ей, что она была не более, чем пари для него. Жалость была идеальным способом затащить грязнокровку в постель.

Ему будет так приятно пнуть ее, когда она упадет к его ногам. Она заслужила это. Она заслужила этого больше, чем любой другой, кого он когда-либо использовал. Почему? Почему? Ну, это было просто. Потому что она была грязной маленькой магглорожденной, вот почему. Она была отбросом Магического мира. Чем-то, что ты обычно выбрасываешь, когда уже попользовался этим, а именно так он и собирался с ней поступить.

Ему пришлось потратить все время, пока он шел из Астрономической башни в свою спальню, чтобы убедить себя в этом… Это и было причиной того, почему он был столь рассержен. Потому что на самом деле… все было совсем не так. Никогда в жизни никто не смел отвергать его… При любых обстоятельствах и в любой форме. Ни одна девчонка ни смела его отталкивать, когда он решал, что ей достаточно повезло быть осчастливленной прикосновением его губ. Что она о себе возомнила? Так отталкивать его …Отталкивать его, когда он действительно захотел поцеловать ее, когда он хотел почувствовать вкус ее губ, прижатых к его губам.

Поцелуй не был достижением чего-то, не был компенсацией; он был мгновением. Мгновением, которое она разрушила. Каменная стена, которую его отец помог ему выстроить, разрушилась в ту же секунду, как встретились их губы… но когда она оттолкнула его, ужасное чувство вновь уныния захватило его, и стена вернулась на свое место, и он с новой силой возненавидел ее.

Ее волосы снова стали для него лишь отвратительной нерасчесанной массой, а отсутствие макияжа и помятая юбка показывали, какой непривлекательной она на самом деле была.

Многие вещи Драко Малфой умел делать в совершенстве. Умение убеждать себя в ложности своих истинных чувств было одним из них, и к тому времени, как он достиг Слизеринской гостиной, Гермиона Гренджер вновь стала не более, чем объектом пари, и он надменно поднял голову, входя в слабо освещенную комнату.

Единственным освещением в комнате был небольшой огонь в камине, и теплое мерцание пламени притягивало его к себе. С минуту он стоял около двери, просто наблюдая за танцем пламени, почти облизывающего камень, как будто зовя его, настаивая подойти к нему ближе. Его тело, казалось, превозмогло над разумом, и через мгновение он сидел в одном из кресел с высокими спинками напротив камина. Слегка склонив голову в сторону, Драко смотрел на огонь, а его глаза постепенно теряли фокусировку, как будто он был под гипнозом. Тепло от горящего огня растеклось по нему, словно успокаивающее шерстяное одеяло, и медленно, его голова стала клониться набок, а его глаза медленно закрылись.

***
Драко казалось, что прошло лишь несколько минут, когда он вдруг почувствовал руку, мягко ласкающую его щеку, и он неосознанно потянулся ближе к этому нежному прикосновению. Мягкие пальцы этой руки вскоре уже были на его губах, и он мягко поцеловал каждый палец, которые рука проводила по его губам. Она наклонилась над ним, ее волосы щекотали его щеку, и он призрачно улыбнулся, вдыхая аромат, который достиг его носа мгновение спустя. Это был запах женщины, и когда она села на него сверху, он положил свои руки на ее округлые бедра.

- Ммм… - Промурлыкала она, едва касаясь своими губами его губ.

Улыбаясь, он притянул ее ближе, вытягиваясь вперед, чтобы расстояние, разделяющее их, исчезло. Как только их губы прижались друг к другу, он слегка раскрыл свои. Ему казалось, что уже целую вечность он мечтал вкусить ее сладкого сияния. Его голова кружилась, словно он находился в высоте… Она была его навоз соплохвоста, он не мог без нее жить. Она была его слабостью, он мечтал о ней…Звук ее имени, перекатываясь на его губах, был бы как мед, если бы мед мог говорить. И он произнес его.

- Гермиона… - Он не мог больше сдерживаться, ему необходимо было вкусить ее, попробовать этот навоз соплохвоста. Он успел лишь провести своим языком по ее губам, когда она откинула голову назад.

Что-то было неправильно… все должно было быть совсем не так… и внезапно он понял. У девушки на губах не было помады, но он не мог понять, что за вкус это был… он только знал, что это была не клубника, не такая сладкая. Медленно приходя в себя, уголки его губ начали складываться в недовольную гримасу… Эта девушка, сидевшая у него на руках, кто бы она ни была, не была девушкой, которая явилась ему во сне. Сладкий дразнящий аромат сменился запахом дешевых духов, и он слегка приподнял нос, прежде чем открыть глаза…

***
Гермиона внутренне проклинала себя, возвращаясь в Гриффиндорскую Башню. Она всегда гордилась своей сообразительностью, но то, что она сделала, было настолько, ну… глупо! О чем она только думала? Она сказала Малфою в лицо, что не видела того письма, а затем она проболталась о своей лжи прямо перед ним. И теперь он знал, что она солгала, и он больше никогда не захочет с ней говорить снова. Снова все будет по-старому. Он будет насмехаться над ней в коридорах, обзывать ее, как только представится такая возможность, и будет всеми силами отравлять ее жизнь.

Если бы кто-нибудь несколько часов назад сказал Гермионе, что Драко Малфой больше никогда не захочет с ней разговаривать, она бы, наверное, вздохнула с облегчением и запрыгала по комнате, но теперь … она, честно говоря,… была немного разочарована. «Глупая, глупая Гермиона…» - приговаривала, нахмурившись, Гермиона, идя по коридору, ведущему в Гриффиндорскую гостиную. Столько мыслей роилось у нее в голове, что ей потребовалась целая минута, чтобы вспомнить пароль. Наконец она прошла через проем портрета Полной Дамы.

Портрет со скрипом отодвинулся, и она вздохнула, входя в слабо освещенную Общую комнату. Огонь, который еще потрескивал в камине, когда она уходила, превратился теперь догорающую золу. Она не стала зажигать свет, не желая никого беспокоить, а просто пошла в комнаты девушек. Гермиона никогда не любила темноту. Она нервно облизала губы, нащупывая путь. Положив руку на спинку кресла, она осторожно обошла стол, и когда до ступенек оставался всего шаг… Хрясь – она врезалась во что-то или …. в кого-то.

- Ой! - Прошептало что-то… или кто-то. Гермиона, однако, не услышала этого, поскольку в в этот самый момент пронзительно закричала и, отпрыгнув назад, больно наткнулась на маленький стол, который только что обошла. Она крепко схватилась за край стола и, учащенно дыша, попыталась сориентироваться в темноте.

- Какого черта ты тут делаешь? - Спросил Рон все тем же шепотом, потирая бок, куда пришелся основной удар Гермиониной книги.

Гемиона закрыла на мгновение глаза и издала вздох облегчения, а затем снова открыла их. Глаза ее уже привыкли к темноте, и она смогла разглядеть фигуру человека, стоящего перед ней. Она догадалась, что это был Рон; и не только потому, что узнала его голос, но и потому, что человек этот был аж на восемь дюймов выше, чем она. Волосы, отливающие в лунном свете характерной рыжиной, окончательно утвердили ее в том, что перед ней стоял Рон, и она почувствовала себя очень глупо из-за того, что так испугалась, столкнувшись с ним.

Когда ее дыхание нормализовалось, и немного она успокоилась, ее глаза вновь сузились, но на этот раз совсем не для того, чтобы что-то разглядеть в темноте.

- Что я здесь делаю? Что ТЫ здесь делаешь? Затаился в абсолютно темной Общей комнате в десять вечера- Она остановилась, услышав, как он недоверчиво фыркнул. Ее брови взлетели вверх, она отпустила стол и даже не заметила, как уперла руки на бедрах. - Ты находишь это забавным?

- Десять часов вечера …? Гермиона, с каких это пор гриффиндорцы стали ложиться спать в 10 часов? Кстати, уже больше одиннадцати, и я не вовсе не затаился, а ждал тебя… - Поначалу голос Рона был переполнен сарказмом, но к концу предложения он смягчился, и она была уверена, что если бы могла его видеть получше, то разглядела бы румянец на его лице.

Она замолкла. Уже больше одиннадцати? Как такое могло произойти? Она не могла провести с Малфоем целых два часа … или могла? Она опустила глаза, но когда Рон опять заговорил, посмотрела на него.

- Ты… ты ушла в библиотеку в девять, а затем… когда пробило одиннадцать, и ты все еще не вернулась, я просто … я начал беспокоиться. Я поднялся вместе с Гарри в спальню, но не смог заснуть. Поэтому я только что спустился и как раз собирался пойти в библиотеку и поискать тебя, - сказал он, пожимая одним плечом.

Хотя он и не мог ее видеть, глаза Гермиона расширились. Что бы она делала, если бы Рон спустился в библиотеку и обнаружил, что ее там нет? Прикусив губу, она выдавила маленькую улыбку.

- Это очень мило с твоей стороны, Рон, но правда, у меня просто очень много домашней работы. Я потеряла счет времени. Тебе не стоит обо мне беспокоиться… Я имею в виду, если я еще буду возвращаться поздно из библиотеки. Пойми, это значит лишь то, что у меня много домашней работы… В этом году профессора просто завалили меня ею, клянусь тебе, - тихо посмеявшись, Гермиона наклонилась, чтобы поднять книгу, которую уронила, когда врезалась в Рона.

Рон только медленно кивнул, не отрывая от нее глаз, пока она поднимала свою книгу.

- Да, я понимаю… Но Гермиона, еще ведь только ноябрь…и если домашняя работа отнимает столько времени, может, тебе просто бросить один или два курса.

Прижимая книгу к груди, Гермиона отрицательно покачала головой.

- Нет. Ни за что. Я уже бросила несколько курсов, чтобы мне не пользоваться маховиком времени, и я больше не собираюсь ничего бросать. Кроме того, я люблю делать домашнюю работу … ты же знаешь.

Фыркнув, Рон снова кивнул.

- Даааа, ты всегда была немного со странностями.

Закатив глаза, Гермиона чуть ухмыльнулась и прошла мимо него в свою спальню.

- Спокойной ночи, Рон, иди поспи хотя бы немного. Ведь сегодня еще только четверг, и у нас завтра уроки, а тебе нужно хорошо выспаться, - приостановившись на лестнице, она посмотрела на него через плечо. - Это научно доказанный факт, что человек не может хорошо учиться без достаточного количества сна. Недостаток сна равняется недостатку учебы, без должного сна твой усталый мозг просто откажется воспринимать новую информацию.

С притворно раздраженным вздохом Рон закатил глаза и повернулся, чтобы смотреть ей в лицо, когда она поднималась по лестнице.

- Ты говоришь обо мне так, словно я какая-то гигантская губка с рыжими волосами.

Гемиона тихо хихикнула, открывая дверь.

- Надеюсь, мне это не приснится, - пошутила она и, еще раз улыбнувшись ему, бесшумно закрыла за собой дверь.

Рон улыбнулся в ответ, затем опустил взгляд и, когда дверь закрылась за ней, грустно вздохнул. С минуту он стоял в тишине, размышляя, потом повернулся и неохотно пошел в сторону спален мальчиков. Он прошептал «Спокойной ночи, Гермиона», и вошел в спальню.

***
Глаза Драко расширились, когда он увидел. Панси Паркинсон уставилась на него сверху вниз, сильно смахивая на быка, перед которым помахали красным флагом. Ее глаза горели недобрым огнем, губы презрительно растянулись, а челюсти были плотно сжаты.

- Как – ты – только что –назвал - меня…? - Прошипела она сквозь зубы. Ее голос сочился ядом.

Ну и как он будет выкручиваться? В смысле, если без кастрации и ритуального повешения… Громко вздохнув, Драко закатил глаза и пошевелил своими бедрами под ее.

- Я никак тебя не наз –

- Я абсолютно уверена, что слышала, как ты назвал меня «Гермиона», - уже спокойнее произнесла Панси, отодвинувшись от него и сложив свои руки у себя на груди (кстати, довольно большой!)

Драко терпеть не мог, когда его прерывали. Больше всего на свете он ненавидел, когда его прерывали на полуслове. Она уже давно должна была усвоить это. Стиснув зубы, он встал с кресла.

- Во-первых, молчи, когда я говорю. Во-вторых, я никак тебя не называл. У тебя, похоже, слуховые галлюцинации.

Панси вскрикнула, свалившись с его коленок, когда он встал. Она приземлилась с громким «бум» и, сузила глаза, встала, чтобы посмотреть на него. Она терпеть не могла, когда он так поступал – говорил с ней, будто она ребенок. Почему он обращался с ней, как с глупым ребенком? Не сознавая того, что она ужасно противоречила себе, тем что состроила недовольную гримасу, Панси перевела взгляд на его глаза, когда он говорил. Когда он закончил, она присела и снова скрестила руки на груди.

- Мне ничего не послышалось, - сказала она надуто. Она все еще отказывалась посмотреть на него, а вместо этого сфокусировала свой взгляд на его коленках.

- Да, пожалуйста, - саркастически рявкнул он, и обошел ее, направляясь в свою комнату. – Ну, сладких снов тебе, Гермиона, увидимся утром. - Его голос все был полон сарказма, когда он шел мимо нее. Внезапно она схватила его за ногу. Споткнувшись, Драко поспешил схватиться за кресло, чтобы удержать равновесие. Когда он обернулся через плечо, его взгляд выражал досаду и раздражение. - Какого черта ты делаешь? - прошипел он и затряс головой, пытаясь в это же время выпрямиться.

Она удерживала свои руки вокруг его ноги. Она ненавидела, когда ее парень сердился на нее.

- Малыш, прости меня… - Начала она жалобным голоском, положив голову ему на ногу. Хотя глубоко внутри она все еще была уверена, что он назвал ее именем магглокровки, она убедила себя, что на самом деле это было лишь невнятным бормотанием, которое лишь по случайности заканчивалась созвучно с именем «Гермиона». – Ты простишь меня?.. - Она перевела взгляд своих темных глаз на него и повернула голову, чтобы поцеловать его ногу сквозь брюки.

Снова сжав челюсти, Драко попытался освободить свою ногу от ее хватки.

- Ладно, мне плевать, только пусти.

Вздохнув, она все-таки отпустила его ногу. Используя теперь уже сводные руки, она оттолкнулась и, соблазнительно улыбаясь, встала перед ним.

- Теперь, когда мы это уладили, почему бы тебе снова не сесть в кресло… - Ее голос вновь стал похож на мурлыканье, и она легонько толкнула его к креслу.

Он взял за запястья и посмотрел ей в глаза.

- Панси…

- Мммм…? - Тихо хихикнула она, скользнув своей ногой между его ногами, и вытянувшись вперед, начала лизать и мягко покусывать его шею.

Он снова закатил глаза и потряс плечами, так что они стали ближе к его ушам, отчего ей пришлось отпрянуть назад.

- Какого чер– Начала она, но он перебил ее.

- Поздно, я устал и не в настроении. Почему бы нам не пойти и не лечь в постель? - Он увидел как ее губы растянулись в ухмылке, когда она услышала это предложение, и нахмурился. - Каждый в свою постель… - Теперь уголки ее губ опустились, и лицо пересекла еще одна недовольная детская гримаса. Прежде чем она начала уговаривать его или хныкать, он разжал ее запястья и прошел мимо по направлению к лестнице, ведущей в его комнату, ни разу не оглянувшись. - И не кривляйся, ты похожа на ребенка, - сказал он, добравшись до конца лестницы; при этом он понимал, что сейчас дословно повторяет то, что ему сказала Гермиона несколько часов назад.

У нее отпала челюсть. Что за черт в него вселился? Не в настроении? Это что, одна из его дурацких шуточек? Медленно она вновь скрестила руки, но на этот раз вокруг живота, опустив при этом глаза в пол. Было невероятно трудно убедить себя в том, что то слово было лишь невнятным бормотанием, теперь она уже была уверена, что слышала «Гермиона…» Она посмотрела в сторону, куда он ушел. Он, должно быть, задремал … в конце концов, у всех иногда бывают кошмары. Печально вздохнув, она вернулась в свою комнату, но не могла спать. Драко Малфой принадлежал ей… он принадлежал ей с четвертого курса, с того момента, как он пригласил ее на Июльский Бал. Он был ее, и будь она проклята, если кто-нибудь, особенно какая-то грязная маленькая магглокровка, попытается отобрать его. С этой мыслью она наконец заснула.

Еще даже не открыв дверь, Драко услышал звуки, доносившиеся из комнаты - словно кто-то рубил дрова. Инстинктивно застонав, он толкнул дверь и вошел в темную комнату. Звук усилился, как только он шагнул в нее, и Драко, состроив гримасу, сильно хлопнул дверью в надежде разбудить Крэбба и Гойла, которые были виновниками шума. Шум на минуту прекратился, и он услышал, как они оба что-то забормотали во сне, но затем перевернулись на другой бок, и нечеловеческий храп продолжился. Ругаясь себе под нос, Драко присел на край своей кровати и скинул обувь. Вот почему он всегда старался лечь первым. Таким образом ему удавалось не слышать этого адского шума, в котором совершенствовались эти два придурка. Привыкнув к шуму, он понял, что смог бы вздремнуть, но вот заснуть он был не в состоянии. Это все равно что пытаться заснуть вместе с медведем гризли и львом, сражающимися прямо на его кровати.

- Заткнитесь, заткнитесь, заткнитесь… - Тихо рычал он, снимая брюки. Громкий храп, бормотание и сопение были единственными ответами, которые он получил; сузив глаза, он начал стягивать с себя рубашку. - Я сказал, заткнитесь! - Прошипел он чуть громче, натягивая ночную рубашку. Храп не прекратился, но Драко просто необходимо было сладко поспать, и поэтому, пожав плечами, он вытащил волшебную палочку и, отодвинув драпировку на их кроватях, произнес заклинание молчания для них обоих. «Тишина – действительно золото»,- подумал он, облегченно вздохнув, потягиваясь в кровати. Когда голова его коснулась пуховой подушки, которую ему прислала мама в качестве раннего подарка ко дню рождения в этом октябре, он быстро уснул.

***

Гермиона хмурилась во сне. Ее беспокоило странное и какое-то неприятное ощущение, словно кто-то наблюдал за ней, и она медленно открыла глаза. Закрыв и открыв глаза несколько раз, чтобы они привыкли к солнечному свету, залившему комнату, она уже стала что-то различать, и тут увидела, что прямо ей в глаза смотрит пара огромных глазами. Косолап сидел у нее на груди, уставившись на нее, как будто он чего-то хотел. Устало застонав, она мягко столкнула его и присела.

Она проигнорировала мяуканье Косолапа и потянулась с громким зевком. Закрыв глаза, она наклоняла голову из стороны в сторону, затем наклонилась назад и выгнулась, как кошка. Она выгнула спину, отчего ее спина приятно застонала. Когда она открыла глаза, то поняла, что солнце уже встало… Она никогда не просыпалась, когда солнце уже встало… она вставала намного раньше, чем солнце даже показывалось на горизонте. Который час? Ее карие глаза расширились, она сползла с кровати, оглядываясь вокруг с паникой.

Она схватила свои старые наручные часы со спальной тумбочки, и ее челюсть отвисла так сильно, что угрожала стукнуться об пол. Нет… нет нет нет нет нет ….это сон, это плохой, очень плохой сон. Даже кошмар. Она, наверное, неправильно посмотрела на часы… или они сломаны, такого не могло быть, сейчас просто не могло быть 10.00.

Тик-тик–тик–тик-тик, двигалась минутная стрелка на ее часах… знак того, что ее часы работали просто прекрасно. Открыв от изумления рот, она бросила часы на кровать и кинулась в ванную, словно летучая мышь из ада. За десять минут она почистила зубы, умылась, встряхнула волосы, оставив их в очень беспорядочном состоянии. Дикие кудри топорщились во все стороны, но, честно говоря, Гермиону это заботило меньше всего. Стягивая с себя пижаму, словно она была в огне, Гермиона надела школьную одежду и робу, схватила сумку и побежала со всех ног.

Она полностью пропустила первую пару, и сейчас бежала на вторую. Никогда… Никогда в своей жизни она не опаздывала на урок, а уже тем более не пропускала, ну, за исключением сегодняшнего дня… Она была в ярости на себя и ругалась себе под нос, потом вдруг остановилась перед холлом и задумалась – а какой урок у нее сейчас? «Уход за магическими существами» - подсказала ей память, и она кивнула, выходя из парадной двери.

Земля на улице была все еще грязной после вчерашнего дождя, и ей пришлось замедлить свой бег до трусцы, чтобы не упасть и не распластаться на земле. Она могла лишь нечетко видеть студентов, окруживших хижину Хагрида, и вздохнула, чувствуя, что опасно близка к слезам, ступив на дорогу, окруженную множеством ям.

Во всем был виноват Малфой. Она повторяла это про себя, как только светлые волосы стали видимыми. Она провела эту ночь, переживая о том, что расстроила его, и она заснула только за час до того, как ей надо было вставать.

Гермиона ненавидела, когда люди расстраивались из-за нее, но по какой-то причине, причине, которую она не могла объяснить, она была особенно расстроена тем, что Малфой мог рассердиться на нее. И он был прав, так как она прочитала письмо, которое не должна была читать… поэтому, поэтому она не могла винить его… Ее взгляд остановился на недовольных Лавендер и Парвати, и она немедленно прищурила глаза. Она будет винить их. Неужели им трудно было разбудить ее? Ее теперь суженные глаза посмотрели на учеников, стоящих рядом с девочками, на Гарри и Рона …Те еще паршивцы! Эти глупые, глупые козлы. Разве они не заметили, что ее нет на первой паре? Она могла быть мертва и гнить в своей постели, а они бы так и кидались друг в друга грязью кончиками ботинок, чем они были заняты сейчас. Да. Чудесно. Она будет винить их.

***

- Так. Все, что вам нужно сделать, это… Миона! Где ты была? – Глаза Хагрида сверкнули, это означало, что он на самом деле улыбался, хотя и неочевидно, так как его густая борода закрывала большую часть его лица.

Гекрмиона почувствовала, как румянец начинает покрывать ее щеки, она была несколько смущена от того, что Хагрид обратился к ней перед всем классом, вместо того чтобы подождать пока она подойдет и поговорит с ним, что она, конечно, намеревалась сделать.

- Она ухаживала за своими волосами, разве это не очевидно? – Насмешливо протянула Панси Паркинсон, когда Гермиона прошла мимо нее. – Они выглядят просто великолепно.

Игнорируя ее, Гермиона даже не взглянула в сторону девушки, направившись к Хагриду.

- Прости, Хагрид… Я… Я нехорошо себя чувствовала, и я проспала… - Тихо сказала она, отведя глаза как только окончила предложение.

- Плохо себя чувствовала? Может, тебе пойти прилечь? – Заботливо прогремел Хагрид. Гермиона почувствовала, что краснеет все сильнее, она знала, что Хагрид вовсе не хотел ставить ее в неловкое положение. Иногда ей казалось, что он просто не осознавал, каким громким был его голос.

Она продолжала смотреть на свои теперь запачканные грязью ботинки, покачав головой.

- Нет, спасибо. Мне жаль, что я опоздала…

- Да не волнуйся по этому поводу. Я знаю, что ты прилежная ученица. – Он снова ей улыбнулся, а затем снова посмотрел на остальных учеников. Хагрид громко хлопнул в ладоши. – Итак, пускай каждый из вас возьмет харви из клетки – и принимайтесь за работу! Вы уже знаете, какие у кого партнеры.

Гермиона нахмурилась, она не знала, кто был ее партнером. Она собиралась спросить Хагрида, но тот уже отошел от нее и, очевидно, был очень занят, открывая большую клеть перед его хижиной. Прикусив губу, она повернулась, чтобы посмотреть на одноклассников. Рон стоял со скрещенными на груди руками рядом с Блейз Забини, который выглядел столь же довольным своим партером, как и Рон. Гарри стоял… где-то позади Панси, его руки были за спиной, а сам он внимательно осматривал поля перед замком. То он глядел в небо, то вниз на землю, в общем куда угодно, лишь бы не на пудингообразную девушку, стоящую слева от него. Она содрогнулась, увидев, что Лавендер Браун направляется к Миллисент Буллстроуд. Крэбб и Гойл казались единственными, кто был доволен назначенными им партнерами, ну, и еще Дин и Шеймус, которые разговаривали и смеялись. Кто же остался без пары?..

- Ты можешь пойти достать эту… штуку. Я не суну руку в клетку, - раздался за ее спиной холодный презрительный голос.

Гермиона от испуга подпрыгнула, и оказалась лицом к лицу с Драко Малофем. Который смотрел вниз на свои руки, словно боялся повредить идеальный маникюр, дотронувшись до создания, упомянутого Хагридом в лекции. В обычной ситуации она просто послала бы его куда подальше, ничего с ним не случилось бы, если б он сломал свой драгоценный ноготок, но она уже была у него в черном списке, поэтому кивнула и направилась, чтобы присоединиться к очереди учеников около клети.

- Урод – урод – тупой урод – уродливый вонючий мальчишка – гад-гад-гад! – Вопило создание, которое нес Гарри, проходя мимо Гермионы. Оно было похоже на хорька-переростка и извивалось в руках Гарри как сумасшедшее, пытаясь вырваться на свободу. Гермиона во все глаза смотрела на эту парочку и тихо фыркнула, когда Гарри повернулся к ней лицом.

- Чувствую, мое эго на этом уроке подвергнется серьезному испытанию, - пошутил он, ухмыльнувшись, и посмотрел на харви. «Пфффффттттт» - Существо изогнуло свою шею издало довольно громкий звук, очевидно, чтобы досадить Гарри. Челюсть Гарри слегка отпала, и он тихо фыркнул. – Ну, пффт тебе также. – Вздохнув, он покачал головой и продолжил свой путь к Панси, которая уже громко жаловалась, что не хочет работать с харви.

Следующим прошел Рон, и лицо его было малинового цвета, поскольку он уже вступил в бесполезный спор со своим харви. «ЛА ЛА ЛА ЛА ЛА ЛА ЛА», - кричал харви, прижав свои маленькие лапки в своим ушам.

- Ты и свою мать этим ртом целуешь?!! – Взревел Рон, очевидно, рассерженный на комментарий, который сделал ему харви. Они продолжали спорить всю дорогу к Блейз, и Гермионе пришлось крепко сжать губы, чтобы не засмеяться. Только Рон мог ввязаться в спор с созданием, которое, вероятно, само не понимало, что говорит.

Наконец подошла ее очередь, и она заглянула в клетку. Остался только один харви, и он поднял голову, чтобы посмотреть на нее.

- УРОДЛИВАЯ ДЕВЧОНКА - УРОДЛИВАЯ ДЕВЧОНКА, - начал петь он, и она сузила глаза.

- Не груби, - сказала она, беря его на руки.

- ТОЛСТУХА ТОЛСТУХА ТОЛСТУХА, - заливался он, качая головой из стороны в сторону, пока она несла его к Драко. – Уродливая и толстая - уродливая и толстая, - ее челюсть щелкнула, лишь минуту назад она едва сдерживалась, чтобы не засмеяться над Роном, и теперь на себе испытывала то, что он чувствовал.

- Ну, ты тоже не принц моей мечты, знаешь ли, - приглушенным голосом рявкнула она. Однако харви ее не слушал и начал распевать свои грубые песенки еще более громким и противным голосом.

Когда она подошла к нему, Драко медленно приподнял бровь и перевел взгляд на нее.

- Что это такое?

- Это грубиян, вот что это такое, - процедила Гермиона сквозь зубы, протягивая его Драко.

Фыркнув, Драко отступил назад от нее.

- Я уже говорил тебе, что не собираюсь дотрагиваться до него.

Громко и в раздражении вздохнув, Гермиона закатила глаза и посадила харви себе на плечо. Наконец она научилась затыкать его и начала задумчиво покусывать губу, поглядывая на Драко. Он смотрел вниз на землю, ковыряясь кончиком своего ботинка в какой-то луже грязи. Ей пришло в голову, что он просто избегал смотреть на нее, и она понимала, почему. Слегка облизнув губы, она попыталась продумать, как высказать то, что ей хотелось до него донести.

- Послушай… - Медленно начала она. Когда он посмотрел на нее, она ощутила странное покалывание в желудке. – Я… Я знаю, что ты, вероятно, все еще злишься на меня из-за прошлого вечера, и… и у тебя есть на это полное право. Мне не следовало читать письмо, Драко… но, я просто хотела сказать, что мне жаль. – Она ждала его ответа, но он только неотрывно смотрел на нее, словно ожидая, что она продолжит. Поэтому, глубоко вдохнув, она так и поступила. – И я бы очень хотела продолжать заниматься с тобой…то есть, если ты мне позволишь.

Ему становилось все труднее и труднее не ухмыльнуться. Кончики его губ угрожающе тянулись к верху с каждым произносимым ею словом, но он заставил себя сохранять серьезное выражение. Пожав плечами, он снова опустил взгляд в землю.

Гермиона нахмурилась, также уставившись на землю, а затем снова посмотрела на него.

- Я… Я думала, у нас хорошо получается. Это идиотизм останавливаться просто из-за того, что я прочитала какое-то… какое-то дурацкое письмо. Я уже забыла, что там написано. – Он все еще не произносил ни звука. На мгновение закрыв глаза, Гермиона вздохнула, и снова подняла глаза на него. – Прости меня, Драко.

- С каких это пор я стал Драко? – Наконец ответил он, проводя рукой сквозь волосы, смотря на нее.

Повторяя его предыдущие движения, она пожала плечами.

- С тех пор, как я решила попросить у тебя прощения.

Он выглядел задумавшимся. Это будет выглядеть слишком подозрительно, если он согласится слишком быстро. Простить ее с первого раза… но он не хотел довести ее до того состояния, когда она перестанет предлагать. Поэтому с драматическим вздохом он снова посмотрел на нее.

- Хорошо, но… но только потому что мне нужна эта оценка, очень нужна… Как ты прекрасно знаешь. – Последнее предложение он пробурчал, отвернувшись от нее.

Хотя он произнес последнюю часть тихо, она услышала то, что он сказал, и нахмурилась. Странно, но она почувствовала почти облегчение, когда он согласился продолжить их занятия, и она улыбнулась, перекладывая харви на другое плечо.

- Прекрасно, тогда до следующего четверга.

Драко кратко кивнул. Он не хотел, чтобы у нее создалось впечатление, что он уже простил ее. За это ему полагалась премия… В его первый год сортировочная шляпа сказала, что слизеринцы были хитрыми, и о да, он был хитрым. Все развивалось точно согласно его плану. Его план был идеальным, каждая деталь, и эта мысль заставила его улыбнуться – но очень, очень слабо.

Гермиона наблюдала за ним; ему показалось, что ему это понравилось. Понравилось смотреть, как она извиняется. Понравился сам факт того, что ей пришлось просить у него прощения. Вероятно, это его извращенное чувство власти… Ее подозрения подтвердились, когда она увидела его ухмылку.

Уголком глаза он видел флаги, развешенные над полем для квиддитча, слегка покачивающиеся на ветру. Позиция была его. Он уже сейчас мог нацепить себе значок «Капитан команды». Отец будет так горд… так… горд. Мысль о том, что ему удастся наконец угодить отцу, сделав что-то самостоятельно, принесла улыбку на его губы, и он повернулся к Гермионе.

- До следующего четверга… Гермиона.

Глава 6. Клубничный поцелуй

Гермиона уселась за Гриффиндорский стол, облегченно вздохнув. Она только что поговорила с Флитвиком о пропущенном ею первом уроке, и он сказал, что она может не беспокоиться. Поскольку она и так уже имела где-то 108% (из 100 возможных) по его предмету, он решил опустить этот инцидент. Когда она пришла, ленч уже начался, и Рон с Гарри оторвались от еды, чтобы посмотреть на нее.

- Шо шлушилос? – Спросил Рон, даже не попытавшись сперва проглотить еду во рту.

Гермиона неодобрительно посмотрела на него.

- Не говори с набитым ртом, Рональд. Во-первых, это неприлично, во-вторых, я не могу понять ни слова из того, что ты говоришь, а самое главное… это просто противно, - сказала она, наморщив нос.

Рон закатил глаза, театрально проглотил и широко открыл рот, показывая, что вся еда оттуда уже исчезла. Когда она издала возглас отвращения, он удовлетворенно ухмыльнулся и захлопнул свой рот.

- Я спросил… - Медленно начал он, словно ему было жутко лениво повторять уже сказанное, - что случилось? Этим утром, я имею в виду… Тебя не было на уроке Флитвика, а потом…

Гермиона, конечно, ожидала, что кто-то из них обязательно задаст этот вопрос, и поэтому она жадно перехватила нить разговора, словно голодный лев, прыгающий на раненую газель.

- Ах, так вы заметили, что меня не было на уроке. Хорошие же у меня друзья. Сидят себе спокойненько на уроке, а я в это время могла бы лежать в своей постели мертвая… - Она на секунду прервалась, чтобы восстановить дыхание, и тут услышала тихий смешок Гарри. Пытаясь скрыть его, он прикрывал рот рукой. Рот ее резко захлопнулся, и она приподняла бровь, уставившись на Гарри. – Не соблаговолишь ли ты просветить меня, что же такого забавного ты нашел в том, что я сказала?

Поняв, что она слышала его смешок, Гарри начал хохотать в открытую, и смог остановиться лишь через несколько минут. Он снова посмотрел на Гермиону. Его плечи тряслись в тихом веселье, и он покачал головой. Сердитое выражение ее лица только делало всю ситуацию еще смешнее. Чтобы успокоиться, он на секунду прикрыл руками лицо.

Она медленно перевела взгляд на Рона.

- Я что-то пропустила?

Рон как раз открыл рот, собираясь ответить, когда Гарри выпрямился.

- Нет, просто… - У него снова вырвался смешок, и ему снова пришлось остановиться. – Я просто подумал про эти передачи… Ну, знаешь, на маггловском телевидении… «Когда домашние животные выходят из-под контроля» и всякое тако-о-о-е. – Его голос скатился на визг, и он снова зашелся в приступе хохота.

Фыркнув, Рон тоже начал посмеиваться – просто заразившись от почти лежащего на полу Гарри. Смех Рона вызвал еще более сильный приступ у Гарри, что в свою очередь заставило Рон засмеяться сильнее. И так продолжилось до тех пор, пока они оба едва дышали.

Гермиона сидела молча и просто смотрела на них. Чем больше они смеялись, тем выше поднималась ее бровь.

- Смех без причины… - процитировала она. – Ну, думаю вы меня поняли. А теперь, если вы не возражаете, я все-таки съем свой ленч. – Поджав губы, она опустила ложку в свою тарелку, стараясь игнорировать двух воющих гиен рядом в нею.

Где-то через минуту Гарри повернулся к Рону. Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но снова повалился на стол в безумном хохоте. Он застучал одной рукой по столу, а другой прикрыл свой рот, отчаянно пытаясь успокоиться.

- Ска- скажи мне! – Приказал Рон в перерывах между собственным смехом.

- Я просто… Я просто вообразил, как Косолап окончательно свихнулся и начал гоняться за ней по Общей комнате с мачете (Прим перев.: такой нож) или чем-то подобным. Как в этих маггловских передачах, где чья-то собака становится бешеной и загрызает хозяина… Это на самом деле не смешно, конечно, но когда она сказала про себя, лежащую в кровати мертвой, я почему-то сразу вообразил, как Косолап… медленно подкрадывается к ней… и душит ее подушкой… - Он снова захохотал, и наклонился над столом, обхватив руками живот.

Рон начал подвывать от смеха.

И не осталось бы никаких отпечатков пальцев… только отпечатки когтей. – Он прервался, чтобы снова засмеяться вместе с Гарри. – И… во всем Хогвартсе развесили бы фотографии типа «Разыскивается: КОТ-УБИЙЦА», и… его приплюснутая рожа смотрела бы на нас со всех углов…
Гарри усмехнулся и снял очки, чтобы вытереть глаза.

- Ну, Миона… поверь, я знаю, что ты бы нас разбудила, но… посмотри на это с нашей точки зрения. Ты никогда прежде не пропускала уроков, поэтому мы решили, что у тебя была веская причина, чтобы не прийти. Мы собирались пойти к тебе во время ленча.

- Да! – Кивнул Рон.

Хотя она допускала, что в словах Гарри есть своя правда, ей не хотелось признаваться в своей неправоте, поэтому она просто пожала плечами и принялась возить ложкой в своей тарелке.

- Да? Но я лично думаю…

Она остановилась на полфразы, поскольку оба мальчика подняли руки и начали изображать закалывание ножом.

- Мяу мяу мяу мяу!

Они зашлись в очередном приступе смеха, отчего Гермиона закатила глаза и покачала головой.

- Боже, - пробормотала она в свою тарелку, - иногда мне кажется, что я работаю воспитателем в младшей группе детского сада.

- Ну, по крайней мере, мы немного обучены, - ответил ей Гарри.

- Говори за себя, - хмыкнул Рон.

Скорчив рожицу, Гермиона снова посмотрела на них.

- Ты знал, что если ребенок писается в кровать больше, чем положено, то повышается вероятность того, что он станет серийным убийцей? – Приподняв бровь, спросила она Рона.

У Рона опять во рту была ложка, и он проглотил, прежде чем ответить.

- Не знал, но меня больше волнует твой кот.

Оба мальчика снова театрально замяукала, и она с трудом сдержала ухмылку, попытавшись в негодовании нахмуриться.

- Косолап никогда не поднял бы на меня лапу. Если бы кто-то из наших питомцев и мог бы оказаться серийным убийцей, то это твоя птичка, Рон. Странно, как она еще никого не заклевала до смерти.

Хотя Рон всегда говорил, что терпеть не может Боровутку, Гарри и Гермиона подозревали, что он на самом деле обожает птичку, и он не замедлил подтвердить их подозрения.

- Эй! Боров не станет никого убивать!

- Так я и не говорила, что он это специально сделает, - ответила Гермиона, пожав плечами.

Рон тоже пожал плечами, а Гарри хохотнул.

- Не, я согласен с Роном, - он ухмыльнулся, увидев удивленный взгляд Рона. – Твоя птичка, друг, слишком тупа, чтобы кого-то убить… - Он смеялся вперемешку с ахами и охами, которые издавал, когда Рон начал толкать его локтем в бок.

- Мальчики, мальчики, не ссорьтесь из-за меня, - поддразнила их Гермиона. Она проглотила очередной кусок мяса и улыбнулась им. – Знаете, ведь говорят, что питомец человека в конце концов становится похожим на этого человека. Например, Букля любит летать… и Гарри тоже любит летать…

- Блин, как удивительно! Она же птица. Что еще она могла бы любить? Прогуливаться верхом? – Засмеялся Рон.

- Боров же очень энергичен, его невозможно заткнуть, и от него сплошной беспорядок… - Продолжила она, пока Рон не прервал ее.

- Ой! Ой! Тогда ты, значит, похожа на Косолапа?

Гарри поперхнулся тыквенным соком и застучал рукой по груди.

Сделав задумчивое лицо, Рон начал загибать пальцы.

- Так-так, посмотрим… Очень волосатый, умеет посылать убийственные взгляды, с плоским лицом. Ты знаешь, Гермиона, я думаю, ты права…
- У меня не плоское лицо! – Воскликнула Гермиона, широко открыв рот.

Гарри рассмеялся.

- Из всего, что он сказал, тебя больше всего задело это?

- У меня не плоское лицо! – Повторила Гермиона и посмотрела на Рона, сузив глаза.

Рон пожал плечами.

- Она только что показала нам свой противный характер… - Протянув руку, он слегка дернул ее за один из непослушных локонов. Результат был такой, как если бы вы дернули поросячий хвостик – локон свернулся в спиральку тут же, как он выпустил его из пальцев. – Много волос, и посмотри! Нет, ты только посмотри, какой убийственный взгляд она мне посылает. Жуть. – Он откинулся на спинку стула и сложил руки на груди. – Просто жуть.

Гермиона поднесла руку к носу.

- Мое лицо действительно плоское?

- О да, Гермиона, прямо как будто кто-то стукнул по нему сковородой, когда ты была ребенком, - с сарказмом ответил Гарри и закатил глаза.

Ухмыльнувшись, она перевела взгляд на Рона.

- Ха, у меня не плоское лицо. Я тебе говорила.

- Ну допустим. Но все остальное, что я сказал - чистая правда.

- По крайней мере Косолап не неугомонный летающий снаряд.

- Да? А зато Боров не какой-то высокомерный котяра с плоской мордой.

- Ты просто завидуешь, из-за того что Косолап умнее, чем твоя глупая птица.

Гарри поднял руки.

- Все-все-все. Я сейчас вас рассужу. – Он подождал, пока они оба успокоились и внимательно посмотрели на него. Затем он небрежно пожал плечами. – Букля лучше их обоих.

- Ох, да заткнись ты! – Сказали одновременно Гермиона и Рон и рассмеялись. Снова потекла беззаботная болтовня, но когда мальчики переключились на квиддитч (первая игра сезона была не за горами), взгляд Гермиона непроизвольно скользнул в направлении Драко.

Она смотрела на него не больше секунды, когда он обернулся и посмотрел на нее через плечо. Хотя она тут же покраснела, что-то в его взгляде притягивало ее, и как она ни старалась… она не смогла оторвать взгляда. Ее сердце чуть не остановилось, когда она увидела, что уголки его губ приподнялись… Неужели он… Неужели он… ей улыбался? Ее губы тоже растянулись в улыбке. Он повернулся к себе, а она снова уставилась в свою тарелку, даже не пытаясь скрыть довольной улыбки.
***

- Значит, ты тоже заметил? – Медленно спросил Рон. Был уже четверг, и он с Гарри сидели в углу Общей комнаты.

Гарри теребил рукав своей мантии, и когда Рон заговорил, посмотрел на него поверх очков.

- Да, наверное… - Немного неуверенно произнес он.

Рон снова заговорил о Гермионе, что он делал почти постоянно, но на этот раз он хотел обсудить не его к ней привязанность, а нечто другое. Рон рассказал Гарри о том, как встретил тогда Гермиону, возвращавшуюся из библиотеки, и о том, что ему показалось, что она вела себя немного странновато… Последние пару недель она постоянно защищала Малфоя, а теперь снова ушла в библиотеку.

- Я имею в виду… - Снова начал Рон, покачав опущенной головой. – С ней что-то происходит, только… я не могу понять, что.

Гарри нахмурился и почувствовал себя слегка некомфортно в своем кресле. Хотя то, чем они сейчас занимались, и нельзя было назвать наговариванием на их подругу за ее спиной, ему все равно не нравилось ситуация, когда они обсуждали Гермиону вне ее присутствия.

- Что ж, возможно, нам следует с ней поговорить… - Тихо ответил он, опустив взгляд.

Рон вздохнул и медленно кивнул.

- Да… Наверное, ты прав. – Какое-то время он молчал, глубоко задумавшись. Наконец он открыл рот, собираясь что-то сказать. Однако прежде чем он успел это сделать, кто-то встал перед ним.

- Джинни? – Раздраженно нахмурился он. – Что тебе надо? Мы разговариваем.

Гарри посмотрел на Джинни почти умоляюще. Ему вовсе не хотелось продолжать этот разговор о Гермионе, и он был бы рад любому отвлечению.

- Привет, Джинни.

Джинни уже собиралась, сузив глаза, дать отпор Рону, когда заговорил Гарри. Ее щеки немедленно покрылись румянцем, и она сложила руки на животе.

- Привет, Гарри… - Ее голос стал мягким, и она нервно переступала с ноги на ногу.

Демонстративно вздохнув, Рон снова устроился поглубже в своем кресле.

- Он голубой, так что оставь нас в покое.

- Я не голубой. – Гарри сердито посмотрел на Рона, а затем снова повернулся к Джинни. – Ты хотела что-то спросить…?

Джинни подтянула поближе еще одно кресло и села в него.

- Я просто подумала, что может быть, ты расскажешь мне немного о том, как лучше тренироваться, чтобы быть хорошим ловцом… Мне кажется, это очень сложно, и у тебя, наверное, действительно есть к этому талант…

- Да тебе же плевать на квиддитч… - Вмешался Рон, но Гарри прервало его, рассмеявшись.

- Ну, я не настолько хорош, но конечно, я попытаюсь тебе все рассказать. – Он как раз собирался пуститься в объяснения, как к ним подлетел Колин Криви.

Он чуть ли не задыхался, когда начал говорить, нервно сжимая руками фотоаппарат.

- Эй, эй, Джинни, я тут подумал…

- Нет! – Джинни гневно посмотрела на него. – Я же сказала, что нет, так что если ты не возражаешь… Гарри собирается рассказать мне, как он играет в квиддитч…

- Ох, вот это да! - Еле дышал Колин, придвигаясь поближе к Гарри. Он восхищенно уставился на Гарри, приготовившись внимательно слушать. Он даже не заметил, как Джинни обиженно хмыкнула и откинулась на спинку кресла. Было очевидно, что ее недовольство было вызвано тем, что приходится делить Гарри со своим надоедливым бывшим бойфрендом, который теперь постоянно приставал к ней, пытаясь восстановить их отношения.

Гарри обменялся с Роном многозначительными взглядами (Рон ухмыльнулся) и, прочистив горло, начал рассказывать об игре ловца двум своим восторженным фанатам.

***
Он опаздывал.

Гермиона постукивала ногой пол, оглядывая пустую Астрономическую башню. Он, наверное, не собирался приходить. Очевидно, он был пристыжен и хотел ей это показать. Положив руки на бедра, она как раз собиралась уходить, когда дверь неожиданно открылась, что заставило её подпрыгнуть на 30 сантиметров в воздухе.
"Я сдал!" - заявил взволнованный Драко, держа в руках листок. "Я, черт возьми, сдал!"

От охватившего Гермиону чувства успеха у неё отвисла челюсть. Она помогла! Она помогла ему сдать тест. "О Драко!" Она хлопала в ладоши, чуть ли не подпрыгивая на месте от радости. "Что ты получил? Как оценили твою работу?"

Ухмыляясь, он метнулся к ней показать свой тест. " Я получил почти что "превосходно"! Это лучшая оценка, какую я когда-либо получал у Макгонагалл!"

Она не знала, что побудило её сделать это, но, не раздумывая, она сжала его в объятиях. Ей пришлось встать на цыпочки, чтобы обнять его как следует, и её грудная клетка прижалась к его, когда девушка наклонилась к Драко, чтобы удержать равновесие.

Это объятие удивило его, но он не показал своего недоумения, а лишь обхватил девушку за талию и обнял ещё сильнее. Её грудь упиралась в его, и это заставило мурашкам пробежать по его спине, а он сжал её ещё крепче, поглаживая рукой по спине.

И её спина невольно прогнулась в его сторону, и как только девушка почувствовала его крепкие грудные мышцы, давящие на её, волна удовольствия прокатилась по ее спине, а колени стали ватными. С улыбкой, она отстранилась и посмотрела на него. " Я так горжусь тобой, я знала, что у тебя всё получится, Драко."

Он улыбнулся ей. "Это все благодаря тебе...Спасибо, Гермиона. Я знаю, что без тебя бы не справился...малышка..."

Гермиона фыркнула, покраснела и уткнулась глазами в пол. "Это не только моя заслуга. Ты выполнил эту работу...милый." Она произнесла последнее слово медленно, почти неуверенно, и подняла глаза, чтобы посмотреть на него сквозь ресницы.

Он должен был признать, что то, как она смотрела на него было очень...ну, сексуально, уголок его губ приподнялся в полуухмылке. "Гермиона...?"

Её имя, произнесенное его устами, заставило холодок пробежать по её спине, и хотя дрожало только её тело, она поняла, что её сердце почти что растаяло. "Драко...?" - нежно спросила она, приподнимая бровь.

Его ухмылка стала ещё шире. "Мы флиртуем?"

Она улыбнулась. "Я не знаю..." Подняв обе брови вверх, она кусала губу. Её сознание вопило. Какого чёрта она делала? Она никогда не флиртовала, это казалось странным...сумасшествием...но...ей понравилось. Поэтому, несмотря на то, что она чувствовала себя, как будто на ходу осваивала иностранный язык, она продолжила эту игру. "Разве...?"

Его ухмылка превратилась в гримасу, и он пожал плечом. "Я тебя спросил..."

Она нежно улыбнулась. "Ну, и что, если да...?"

Он немного облизнул губы, потому что уже обдумал каков будет его ответ. Это будет рисковано...очень рисковано...но это того стоит. Медленно, он шагнул к ней, поднимая руку, чтобы коснуться большим пальцем её верхней губы.

Когда он придвинулся ещё ближе, она почувствовала внезапное желание схватить его и прижать близко к себе, чтобы снова почувствовать, как его грудная клетка упирается в её, но она осталась стоять неподвижно, как косуля, которую что-то насторожило. Как только его большой палец едва коснулся её губ, они слегка приоткрылись, и её глаза метнулись к его руке, до того, как она решилась поднять их и встретиться с ним взглядами.

"Ну...в этом случае..." Он придвинулся к ней ещё на один шажочек, слегка наклоняя голову в сторону. "Я просто вынужден снова тебя поцеловать..." Он уже начинал чувствовать себя как курильщик, который только что бросил, но находился в баре, где все окружающие его люди дымили сигаретами. Так же, как курильщик страстно желал бы никотина, так и он страстно желал почувствовать вкус клубники на своих губах. Она не протестовала, и он позволил своему большому пальцу скользнуть к её подбородку, приподнять его, в то время как он сам наклонился к ней, чтобы их губы соединились.

Как только его губы коснулись её губ, она снова унеслась в страну блаженства. Все умные мысли покинули её голову, когда она протянула руки, чтобы взяться за его плечи - нет, чтобы крепко-крепко сжать их, потому что её колени стали настолько слабыми, что она бы упала, если бы он её отпустил.

Чувство, которое он не испытывал с тех пор, как последний раз целовал её, охватило его, и он слегка приоткрыл свои губы, позволяя своему языку слегка коснуться её языка. Как только этот сладкий фруктовый вкус стал дразнить его, он скрутил руку вокруг её талии и ближе прижал к себе.

Тогда её спина снова изогнулась, и её руки скользнули выше, чтобы обнять его плечи, до того, как она слегка отстранилась. Её дыхание было прерывистым, и она продолжала слегка касаться своими губами его губ.

Когда она отстранилась, его глаза медленно открылись, и его рука соскользнула с талии девушки на её бедро. Когда она открыла глаза, чтобы посмотреть на него, он слегка ухмыльнулся и прислонился своим лбом к её лбу. "У тебя вкус..." - начал он медленно, когда его дыхание постепенно становилось интенсивнее, - "как у клубники..."

Хохотнув, она улыбнулась, качая головой. "Это малина."

"А..." - ухмыльнулся он, наклоняясь вперед, чтобы снова её поцеловать.

Она разрешила этот короткий поцелуй, после этого она снова отстранилась, отойдя от него на шаг. " Нам задали письменную работу на среду...так что, если ты поработаешь над этим сейчас? Встретимся здесь во вторник вечером, а я посмотрю, не нужно ли что-нибудь исправить." Она развернулась и пошла за своей сумкой. Её мама всегда говорила ей "играть в неприступность." Только упорный и настойчивый мужчина стоит твоего внимания" - говорила она Гермионе прошлым летом. Гермионе было 16 лет, и мама, вероятно, пришла к выводу, что её дочь может заинтересоваться противоположным полом; и хотя сначала Гермиона это отрицала, она не могла знать; и она улыбнулась Драко, проходя мимо него.

Он ухмылялся и медленно качал головой. Он точно знал, что она делала. Значит, она решила сыграть в "неприступность", что ж, это было мило, он мог играть в любую игру, в которую играла она...но все равно он оставался лучшим игроком. Он скрестил руки на груди, поворачиваясь на пятках, чтобы проводить её взглядом. "Приятной ночи, Грейнджер."

Гермиона засмеялась, в то время как открывала дверь. "С каких пор я стала Грейнджер?" - спросила она, смотря на него через плечо.

"С тех пор, как ты стала дразнилой," - ответил он, ухмыляясь.

Подняв брови, она одарила его ещё одним поцелуем, после чего ушла. Как только звук затворяющегося дверного замка достиг её ушей, она позволила себе тихо закричать, прижимая свою сумку к груди.

"Гермиона...во что же ты ввязалась..?" - задала она себе риторический вопрос.
Глубоко вздохнув, она побежала вниз по лестнице. Её тело все ещё трепетало от того чувства, которое вызывали его губы, и она не могла перестать улыбаться, пока возвращалась назад в гриффиндорскую гостиную.
***

«Вау…» - вздохнул Колин, наверное, уже в миллионный раз. Гарри только что рассказал ему и Джинни все, что знал о «профессии» ловца. Хотя Джинни уже начала скучать, если не сказать была крайне раздражена, Колин всё ещё сидел и с благоговением смотрел на Гарри, с тех пор, как тот начал говорить.

Гарри слабо улыбнулся и оглядел общую комнату, куда как раз вошла Макгонагалл, смотрящая по сторонам, как будто она кого-то искала. Рон ушёл в их спальню, чтобы закончить работу по Зельям, и Гарри хотелось смыться от Колина подальше, пока он снова не начал заваливать его вопросами чёрт знает о чём. Извинившись, он встал со стула и направился к Макгонагалл. «Здравствуйте, мисс, вы что-то искали…?» - спросил Гарри, приподнимая бровь.

Макгонагалл улыбнулась ему. «Добрый вечер, Гарри. На самом деле, да…»
Сжав губы, она ещё раз оглядела общую комнату, до того, как снова повернулась к нему. «Может быть, вы знаете, где я могу найти Мисс Грейнджер? У некоторых учеников проблемы по моему предмету, а так как она получила высшую оценку за последний тест, я хотела узнать, не согласиться ли она помочь этим отстающим гриффиндорцам.» Она бросила взгляд на Невилла и снова посмотрела на Гарри.

Гарри также мельком взглянул на него, перед тем, как повернуться к Макгонагалл. «Эмм…Ах да, конечно. Она как раз сейчас в библиотеке. Если хотите, могу привести её сюда».

Макгонагалл улыбнулась и кивнула. «Это было бы замечательно. Просто попроси её прийти в мой кабинет как можно скорее».

Гарри кивнул, помахал Джинни (которая просто подняла руку, сама отвернувшись в другую сторону) и Колину, (который с таким энтузиазмом махал ему, что Гарри удивился, как у него не слетела рука) после чего он вышел вместе с Макгонагалл.

***

Громко вздохнув, Гарри стиснул зубы, вновь осматривая библиотеку. Он искал Гермиону уже 10 минут и до сих пор не имел ни малейшего представления, где же она могла быть. Кивнув Мадам Пинс, он, нахмурившись, вышел из библиотеки. Где же она может быть…?

Он как раз поднимался по парадной лестнице, когда узнал эти густые волосы, которые не могли принадлежать никому другому, кроме – «Гермиона!» – позвал он её, быстрым шагом преодолевая последние ступеньки, чтобы нагнать её.

Посмотрев на него через плечо, Гермиона улыбнулась и подождала, пока Гарри не нагонит её. «Привет, Гарри».

«Привет». Он пропустил руку через волосы, когда они продолжили идти. «Ну…
где ты была?»

«А, в библиотеке,» – просто сказала Гермиона, поправив сумку на плече.

Медленно, Гарри перевёл на неё взгляд. «Ты хочешь сказать, ты только что была там…?»

Она кивнула, продолжая смотреть прямо перед собой. «Хм».

«О…» – сказал он тихо, замедляя шаг.

Она не заметила, как он остановился, и поднялась ещё на пару ступенек. Через какое-то время поняв, что идёт одна, она тоже остановилась и, развернувшись к нему, нахмурилась. «Гарри…что-то не так?»

Он уткнулся в пол, затем, вспыхнув, вновь посмотрел на неё. «Нет…Я просто нахожу это немного забавным…»

Её губы скривились в гримасу неодобрения. «Что же ты находишь немного забавным…?» - медленно спросила она, неуверенная, что хочет услышать ответ.

Он пожал плечами. «Просто то, что я провел в библиотеке 15 минут в поисках тебя…хотя ты сама мне сказала, что только что оттуда…Ну, либо ты без спроса взяла мой плащ-невидимку или…ты врёшь».

Она побелела, как мел, но сумела быстро прийти в себя. «О…» Это было все, что она могла выговорить в течение минуты. Она глубоко вздохнула, и её голос наконец-то вернулся к ней, она приподняла бровь. «Зачем ты искал меня…?» – спросила она, пытаясь увести разговор от неприятной, но неизбежной темы.

Он нахмурился, сузив глаза, и посмотрел на неё с подозрением. «Профессор Макгонагалл ищет тебя…она хотела знать, не согласилась бы ты подтянуть некоторых людей в учёбе».

«Чёрт!» – Гермиона схватилась за голову. «Я не могу…Я не могу, я уже помогаю одному человеку…»

Последнюю фразу она произнесла, обращаясь, очевидно, к самой себе, но Гарри услышал её. «Кого?» – спросил он, скрестив руки на груди. Он никуда не пойдет, пока она не скажет ему, что происходит.

Вздыхая, Гермиона неохотно уронила руки и посмотрела на него. Сейчас было бессмысленно врать…Её никогда не удавалось хорошо придумывать оправдания, кроме того…хорошо, что хотя бы это был Гарри, а не Рон. Нервно облизнув губы, она сильнее прижала сумку к себе. «Гарри…ты должен мне пообещать, пообещать мне, что не разозлишься – и…И ты должен поклясться, что никому не расскажешь. Даже Рону, – особенно Рону».

Ему это не понравилось. Совсем не понравилось. Его недовольство усилилось, и он переступил с ноги на ногу. «Гермиона…так в чём дело?»

Она покачала головой. «Пообещай мне, Гарри, поклянись нашей дружбой».
Он поднял бровь и вздохнул. «Ну, хорошо, хорошо…Я обещаю, что никому не скажу – даже Рону».

Теперь она скрестила руки на груди. «И ты не разозлишься».

«И я не разозлюсь…»

«И…»

«Гермиона!» - прервал он её, - «просто скажи мне!»

Она быстро закрыла глаза, сделав пару глубоких вдохов и выдохов, и только тогда заговорила. «Я занимаюсь с Драко каждый вечер четверга уже две недели, потому что ему действительно необходима помощь, видел бы ты письмо, которое прислал ему его отец, да и в любом случае, когда ты начинаешь с ним разговаривать, то он становиться очень милым, а заниматься мы решили вдвоем, потому что слизеринцы не захотели бы, что бы ему помогала гриффиндорка и так далее, и…» Когда она открыла глаза, она увидела Гарри, который жестами пытался заставить её остановиться.

«Так, так, так…Гермиона, во-первых, передохни…а то у тебя будет помутнение сознания, во-вторых,…говори помедленнее, я не понял ни слова из того, что ты говорила».

Ещё раз, глубоко вздохнув, она медленно выговорила: «Я занимаюсь с Драко».

«Малфоем?»

«Нет, с другим Драко,» – сказала она, закатив глаза, переминаясь с ноги на ногу.

Теперь Гарри закатил глаза. «Я имел в виду,…С каких это пор ты стала называть его Драко?»

Она неодобрительно взглянула на него. «Гарри, я же сказала тебе…когда ты узнаешь его, закрыв глаза на его прошлые поступки, он на самом деле очень милый…и забавный, и …» - она вздохнула, уставившись на свои ноги. «Ты меня теперь ненавидишь, разве не так?» – спросила она еле слышным голосом.

Качая головой, Гарри медленно подошел к ней. «’Миона, я никогда бы не смог тебя ненавидеть, ты же знаешь. Что касается меня…Я не понимаю, почему заставляешь себя помогать человеку, который кроме зла тебе ничего не сделал…но, я уверен, что у тебя на это есть свои причины…и…и я не должен судить тебя или перестать общаться с тобой из-за этой глупости…» Вяло улыбнувшись, он похлопал её по руке и на мгновение задумался. «Хотя, я надеюсь, ты все-таки не ждешь, чтобы теперь я стал с ним дружелюбен».

Она почувствовала волну облегчения и улыбнулась, посмотрев на него. «Спасибо, Гарри…Мне было так противно врать тебе…и теперь я ещё больше об этом сожалею». Она снова уткнулась глазами в пол. «Я должна была знать, что ты поймешь…» Внутренне проклиная себя, она снова пошла с ним, держа руки скрещенными на груди.

Он уверил её, что все нормально, но продолжал идти в молчании, пока они шли к гостиной. Когда портрет Толстой Дамы уже начал вырисовываться впереди, он закусил губу и повернулся к ней. «Гермиона…»

Она приподняла бровь и повернула голову, чтобы посмотреть на него. «Хм?»

Гарри покосился в сторону гостиной, а потом оглянулся к Гермионе. «Ты знаешь, в конце концов тебе придётся сказать Рону…»
Последний раз редактировалось white crow 30 сен 2004 09:37, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
white crow
Новичок
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 14 сен 2004 11:29

Сообщение white crow » 30 сен 2004 08:53

Глава 7. Квиддитч

«Рон, все будет в порядке,» - ворковала Гермиона, нежно массируя его плечи. Он и Гарри только что спустились в гостиную, одетые в квиддическую форму и уже готовые направиться к полю, чтобы сыграть первый матч сезона. Но Рон, сделав два шага в сторону выхода, рухнул на стул, отказавшись двигаться дальше.

«Я не могу. Простите. Вам придется найти замену, потому что я не пойду,» - бормотал Рон, упрямо качая головой. Он был бледнее Почти Безголового Ника, поэтому веснушки, разбросанные по его носу, выделялись ещё ярче.

«Рон!» Сначала Гарри вел себя, как Гермиона, ласково уговаривая Рона встать со стула. Но, как бы то ни было, его терпению пришел конец, и он был готов привести своего лучшего товарища в чувство. «Ты прекрасный вратарь! Ты не упустил ни одного квоффла во время тренировок. А сейчас мы опоздаем, если ты не поднимешься, так что - давай!» – сказал он, схватив руку Рона и с силой потянув за неё.

Рон подался вперёд, когда Гарри дёрнул его, но успел упереться пятками в пол, чтобы не дать Гарри окончательно поставить себя на ноги. «Нет. Извини, но я не иду и точка.»

Фред и Джордж стояли за спиной Гарри, а их лица выражали крайнее раздражение.

«Чёртов Рональд Уизли!» – рявкнул Джордж – «Изволь поднять свою задницу!»

- Я сказал нет! - прокричал Рон, ещё сильнее упираясь спиной в спинку стула, - Я не пойду!

- Нет, ты пойдешь!

- Нет, не пойду!

- Нет, пойдешь!

Аватара пользователя
Флай
Заслуженный профессор
Сообщения: 139
Зарегистрирован: 05 авг 2004 11:28
Откуда: Москва
Контактная информация:

Сообщение Флай » 30 сен 2004 22:50

У меня есть 9-ая глава и ещё кикие-то, которые я переводила сама.
Гриффиндор, подготовительный класс


экс-профессор

Выпускница Рэйвенкло 2004

Аватара пользователя
Resurrectra
Заслуженный Волшебник
Сообщения: 409
Зарегистрирован: 03 авг 2004 14:00
Откуда: Москва
Контактная информация:

Сообщение Resurrectra » 01 окт 2004 09:48

Если в дальнейшем фанфик будет с рейтингом NC-17, я прошу его отредактировать и довести до рейтинга пониже...

NC-17 здесь публиковать запрещено.
Что было, то быльем поросло...

Аватара пользователя
CaPyMjAН
Критик - 2005
Сообщения: 415
Зарегистрирован: 05 авг 2004 09:34
Контактная информация:

Сообщение CaPyMjAН » 01 окт 2004 09:53

Но ведь НС17-это самое интересное! Чёррт...

Аватара пользователя
lusyanya
Новичок
Сообщения: 51
Зарегистрирован: 07 авг 2004 22:23
Контактная информация:

Сообщение lusyanya » 01 окт 2004 14:35

а может кто- нибуть ссылочку дать на полностью переведённый фанфик?
«Никто не может судить о других, пока не научится судить о себе самом» (Гете)

Аватара пользователя
Resurrectra
Заслуженный Волшебник
Сообщения: 409
Зарегистрирован: 03 авг 2004 14:00
Откуда: Москва
Контактная информация:

Сообщение Resurrectra » 01 окт 2004 16:15

CaPyMjAH писал(а):Но ведь НС17-это самое интересное! Чёррт...
Самое интересное для тех, у кого секс в реальной жизни отсутствует.
Что было, то быльем поросло...

Аватара пользователя
CaPyMjAН
Критик - 2005
Сообщения: 415
Зарегистрирован: 05 авг 2004 09:34
Контактная информация:

Сообщение CaPyMjAН » 01 окт 2004 17:45

Может быть и так...не знаю.

Аватара пользователя
white crow
Новичок
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 14 сен 2004 11:29

Сообщение white crow » 01 окт 2004 19:07

Флай,
Это ведь ты последняя переводчица этого фика!!! Может ты опять возьмешься за перевод :roll: . Конечно 9 глава никогда не помешает. Но, думаю, сначала надо перевести 7 и 8 главы.

lusyanya,
Ссылки на полностью переведенный фанфик - нет! Поскольку переводили ее только на форуме. И вообще там 25 больших глав. И наверняка процесс перевода затянется на очень долгое время. :cry:

Resurrectra,
Думаю, НС-17 еще не скоро появится, а когда появится тогда скорее всего эту главу просто напросто не переведут. Не стоит волноваться.

Веела
Новичок
Сообщения: 30
Зарегистрирован: 28 авг 2004 17:31

Сообщение Веела » 01 окт 2004 22:30

Вроде здесь лежат главы с 6 по 10: http://www.hogwartsnet.ru/fanf/ffshowfic.php?fid=1622

Аватара пользователя
Флай
Заслуженный профессор
Сообщения: 139
Зарегистрирован: 05 авг 2004 11:28
Откуда: Москва
Контактная информация:

Сообщение Флай » 02 окт 2004 22:57

Resurrectra, НС-17 там много..... я дочитала до конца...начиная приемрно с 12-ой главы там в каждой главе секс идёт....

Сая, посмотрим, пока немогу ничего определённо сказать. Через недельку, примерно в следующую субботу станет всё ясно....
Темп более я переводила его с одной девушкой, мы в паре работали, пока на новом форуме я её не вижу.
У меня ещё есть и 11 и 12-ая главы, кажется, не помню точно....
Гриффиндор, подготовительный класс


экс-профессор

Выпускница Рэйвенкло 2004

Аватара пользователя
white crow
Новичок
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 14 сен 2004 11:29

Сообщение white crow » 03 окт 2004 15:39

Эсмеральда,
что-то твоя ссылка не работает. Проверь, пожалуйста.
Флай,
Буду с нетерпением ждать субботы!!

Аватара пользователя
lusyanya
Новичок
Сообщения: 51
Зарегистрирован: 07 авг 2004 22:23
Контактная информация:

Сообщение lusyanya » 03 окт 2004 18:53

люди, дайте хотя бы ссылку на английскую версию этого фанфика полностью.
«Никто не может судить о других, пока не научится судить о себе самом» (Гете)

Аватара пользователя
Элита
Новичок
Сообщения: 25
Зарегистрирован: 10 авг 2004 19:28
Откуда: Мордовия

Сообщение Элита » 03 окт 2004 21:00

Согласна, этот фик просто прелесть! Хотя я читала всего первую главу. Прочту теперь всё остальное.
"Однажды, одна маленькая, но очень гордая птычка поднялась так далеко...вообщем, погиб птычка!"
Слизерин

Аватара пользователя
white crow
Новичок
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 14 сен 2004 11:29

Сообщение white crow » 04 окт 2004 21:41

Флай,
можешь пока не торопиться с переводом, чтобы не делать лишнюю работу. Я тут послала сообщеньице Kukushk'e. У нее есть переведенные главы, кажется, до 13. Так что будем ждать, что она ответит.

lusyanya,
Во втором сообщении (в начале темки) у меня есть ссылка на оригинал. Там есть все главы. Просто они почему-то лежат в разном порядке.

Аватара пользователя
lusyanya
Новичок
Сообщения: 51
Зарегистрирован: 07 авг 2004 22:23
Контактная информация:

Сообщение lusyanya » 04 окт 2004 22:35

white crow, ууу...в разном порядке..фиг там что разберёшь....эх....
«Никто не может судить о других, пока не научится судить о себе самом» (Гете)

Аватара пользователя
Kukusha
Новичок
Сообщения: 24
Зарегистрирован: 05 авг 2004 13:28
Откуда: Минск
Контактная информация:

Сообщение Kukusha » 05 окт 2004 20:09

Привет всем! Сто лет здесь не была, не знала, что темку восстановили. Народ писал мне на мыло, просил продолжить перевод, и я не так давно решилась взвалить на себя эту ношу :), но поскольку фанфик действительно очень даже НЦ-17, не стала его выкладывать здесь. В данный момен я перевожу его на http://www.hogwartsnet.ru/fanf/ffshowfi ... &chapter=1.
У меня есть все главы, 14 и 15 главы - в процессе перевода. Не знаю, как у кого, а у меня ссылка, которая приведена в начале этой темки, не работает. Я еле-еле с помощью Анастасии (первый переводчик) разыскала оригинал где-то на Yahoo!
На Хогвартснете в данный момент выложено 10 глав. Я их все (вернее, начиная с 6) "причесала", т. е. отбетила.
Если народ желает, могу выкладываться и здесь, а на НЦ-шные места давать ссылку на Хогвартснетский архив.

Жду комментариев на этот счет. Когда решите - сигнальте в приват.
Хогвартс - мой второй дом, а может, и первый...

Аватара пользователя
lusyanya
Новичок
Сообщения: 51
Зарегистрирован: 07 авг 2004 22:23
Контактная информация:

Сообщение lusyanya » 05 окт 2004 20:27

Kukusha, выкладывай проду здесь! а на нц ссылку давай....
«Никто не может судить о других, пока не научится судить о себе самом» (Гете)

Аватара пользователя
Sima
Ученик
Сообщения: 261
Зарегистрирован: 11 авг 2004 11:50
Откуда: из Питера
Контактная информация:

Сообщение Sima » 05 окт 2004 20:54

там ссылки на целые главы давать придется... всеравно, те кто начал читать заглянут в ссылку. может, просто в название написать красным буквами NC-17... те кто знают,что читать не могут,даже заходить не будут. зато те кто уверен, что может читать, не будут заморачиваться со всякими там ссылками. тем более они еще и не у всех открываются.
так что я предлагаю выкладывать и не мучатся, но в названии предупредить
а я студентка дневного отделения экфака СПбГУ!!!
"Цепи" - THE BEST OF THE BESTb

Аватара пользователя
Kukusha
Новичок
Сообщения: 24
Зарегистрирован: 05 авг 2004 13:28
Откуда: Минск
Контактная информация:

Сообщение Kukusha » 05 окт 2004 21:59

Sima, думаю, модеры вряд ли разделят твое мнение. Мне было бы проще выкладывать все подряд, однако правила форума не позволяют.

Жду еще предложений.
Хогвартс - мой второй дом, а может, и первый...

Аватара пользователя
Sima
Ученик
Сообщения: 261
Зарегистрирован: 11 авг 2004 11:50
Откуда: из Питера
Контактная информация:

Сообщение Sima » 05 окт 2004 22:08

я просто не понимаю, какой смысл в ссылках,если все всеравно их откроют, в незавимсимости от того можно им или нельзя! ну это же глупо запрещать печатать NC-17, если до этого уже все выложено, а на дальнейшее есть ссылка... если это принцип... ну чтож придется смирится... но на предыдущих форумах это разрешалось, и вроде бы никаких претензий не было.... хотя на 100% утверждать не могу
а я студентка дневного отделения экфака СПбГУ!!!
"Цепи" - THE BEST OF THE BESTb

Аватара пользователя
Флай
Заслуженный профессор
Сообщения: 139
Зарегистрирован: 05 авг 2004 11:28
Откуда: Москва
Контактная информация:

Сообщение Флай » 05 окт 2004 22:58

Думаю, что необходимость во мне плавна отпала. Ну чтож, буду заниматься переводом другого фика+)

Кукушка, удачи.
Гриффиндор, подготовительный класс


экс-профессор

Выпускница Рэйвенкло 2004

Ответить

Вернуться в «Заброшенный фанфикшн»