Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Здесь можно обсуждать книги о Гарри Поттере, описанные в них события и персонажей.
Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 27 сен 2016 16:33

Акт третий, сцена шестнадцатая, Хогвартс, Совятня
engПоказать
ACT THREE, SCENE SIXTEEN

HOGWARTS, OWLERY

SCORPIUS and ALBUS emerge onto a roof bathed in silver light. There’s soft hooting all around them.

SCORPIUS: So I think a simple Confringo.
ALBUS: Definitely not. For something like this you need Expulso.
SCORPIUS: Expulso? Expulso and we’ll be clearing bits of Time-Turner from this owlery for days.
ALBUS: Bombarda?
SCORPIUS: And wake up everyone in Hogwarts? Maybe Stupefy. They were originally destroyed using Stupefy …
ALBUS: Exactly, it’s been done before - let’s do something new, something fun.
SCORPIUS: Fun? Look, many wizards overlook the importance of choosing the right spell, but this really matters. I think it’s a much-underestimated part of modern witchcraft.
DELPHI: “A much-underestimated part of modern witchcraft” - you two are the greatest, you know that?

SCORPIUS looks up, surprised to see DELPHI has emerged behind them.

SCORPIUS: Wow. You’re … um … What are you doing here?
ALBUS: It felt important to send an owl - let her know what we’re doing, you know?

SCORPIUS looks at his friend accusingly.

This concerns her too.

SCORPIUS thinks, and then nods, accepting this.

DELPHI: What concerns me? What’s this about?

ALBUS gets out the Time-Turner.

ALBUS: We need to destroy the Time-Turner. The things Scorpius saw after the second task … I’m so sorry. We can’t risk going back again. We can’t save your cousin.

DELPHI looks at it and then at them both.

DELPHI: Your owl said so little …
ALBUS: Imagine the worst possible world, and then double it. People being tortured, dementors everywhere, a despotic Voldemort, my dad dead, me never born, the world surrounded by Dark Magic - we just, we can’t allow that to happen.

DELPHI hesitates. And then her face breaks.

DELPHI: Voldemort ruled? He was alive?
SCORPIUS: He ruled everything. It was terrible.
DELPHI: Because of what we did?
SCORPIUS: Humiliating Cedric turned him into a very angry young man, and then he became a Death Eater and - and - it all went wrong. Really wrong.

DELPHI looks at SCORPIUS’s face carefully. Her face sinks.

DELPHI: A Death Eater?
SCORPIUS: And a murderer. He killed Professor Longbottom.
DELPHI: Then - of course - we need to destroy it.
ALBUS: You understand?
DELPHI: I’ll go further than that - I’ll say Cedric would have understood. We’ll destroy it together, and then we’ll go to my uncle. Explain the situation.
ALBUS: Thank you.

DELPHI smiles at them sadly, and then takes the Time-Turner. She looks at it and her expression changes slightly.

Oh, nice mark.
DELPHI: What?

DELPHI’s cloak has loosened. An Augurey tattoo is visible on the back of her neck.

ALBUS: On your back. I hadn’t noticed it before. The wings. Is that what the Muggles call a tattoo?
DELPHI: Oh. Yes. Well, it’s an Augurey.
SCORPIUS: An Augurey?
DELPHI: Haven’t you met them in Care of Magical Creatures? They’re sinister-looking black birds that cry when rain’s coming. Wizards used to believe that the Augurey’s cry foretold death. When I was growing up my guardian kept one in a cage.
SCORPIUS: Your … guardian?

DELPHI looks at SCORPIUS, now she has the Time-Turner she’s enjoying the game of this.

DELPHI: She used to say it was crying because it could see I was going to come to a sticky end. She didn’t like me much. Euphemia Rowle … she only took me in for the gold.
ALBUS: Why would you want a tattoo of her bird, then?
DELPHI: It reminds me that the future is mine to make.
ALBUS: Cool. I might get an Augurey tattoo.
SCORPIUS: The Rowles were pretty extreme Death Eaters.

A thousand thoughts whir inside SCORPIUS’s head.

ALBUS: Come on, let’s get destroying … Confringo? Stupefy? Bombarda? Which would you use?
SCORPIUS: Give it back. Give us back the Time-Turner.
DELPHI: What?
ALBUS: Scorpius? What are you doing?
SCORPIUS: I don’t believe you ever were ill. Why didn’t you come to Hogwarts? Why are you here now?
DELPHI: I’m trying to bring my cousin back!
SCORPIUS: They called you the Augurey. In - the other world - they called you the Augurey.

A slow smile grows on DELPHI’s face.

DELPHI: The Augurey? I rather like that.
ALBUS: Delphi?

She’s too quick. Leveling her wand, she repels SCORPIUS, and she is far stronger. SCORPIUS tries to keep her back, but she quickly overpowers him.

DELPHI: Fulgari!

SCORPIUS’s arms are bound in vicious, luminous cords.

SCORPIUS: Albus. Run!

ALBUS looks around, bewildered. And then starts to run.

DELPHI: Fulgari!

ALBUS is propelled to the floor, his hands tied by the same brutal binding.

And that is the first spell I’ve had to use on you. I thought I’d have to use plenty more. But you’re far easier to control than Amos - children, particularly male children, are so naturally pliant, aren’t they? Now, let’s sort this mess out once and for all …
ALBUS: But why? But what? But who are you?
DELPHI: Albus. I am the new past.

She pulls ALBUS’s wand from him and snaps it.

I am the new future.

She pulls SCORPIUS’s wand from him and snaps it.

I am the answer this world has been looking for.
русПоказать
АКТ ТРЕТИЙ, СЦЕНА ШЕСТНАДЦАТАЯ

ХОГВАРТС, СОВЯТНЯ

СКОРПИУС и АЛЬБУС выбираются на крышу, залитую серебристым светом. Слышится негромкое совиное уханье.

СКОРПИУС: Полагаю, хватит простого Конфринго.
АЛЬБИУС: Определённо нет. Для таких штук нужно Экспульсо.
СКРПИУС: Экспульсо? Экспульснём, а потом замаемся отскребать кусочки Времяворота по всей этой совятне?
АЛЬБУС: Бомбарда?
СКОРПИУС: Чтобы перебудить весь Хогвартс? Может, Ступефай? Те, старые, им были разрушены…
АЛЬБУС: Точно, так уже было проделано - давай устроим что-нибудь новенькое, что-нибудь забавное.
СКОРПИУС: Забавное? Смотри, многие волшебники пренебрегают выбором правильного заклинания, хотя это по-настоящему важно. Полагаю, это сильно недооценённый раздел современного чародейства.
ДЕЛЬФИ: "Сильно недооценённый раздел современного чародейства" - это вы два таких раздела, величайших, вы это знаете?

СКОРПИУС оборачивается, удивленный внезапным появлением ДЕЛЬФИ.

СКОРПИУС: Ух ты. Ты… эээ… Что ты тут делаешь?
АЛЬБУС: Мне показалось нужным послать сову - дать ей знать, что мы делаем, понимаешь?

СКОРПИУС неодобрительно смотрит на друга.

Её это тоже касается.

СКОРПИУС думает, соглашается, кивает.

ДЕЛЬФИ: Что это меня касается? Вы о чём?

АЛЬБУС достаёт Времяворот.

АЛЬБУС: Нам необходимо уничтожить Времяворот. После второго задания Скорпиус увидел такое… Мне очень жаль. Мы не можем снова рисковать возвращаться во времени. Мы не можем спасти твоего кузена.

ДЕЛЬФИ смотрит на Времяворот, потом на мальчиков.

ДЕЛЬФИ: Ты со своей совой так мало рассказал…
АЛЬБУС: Вообрази самый жуткий мир, какой может быть, а потом всё это удвой. Людей пытают, повсюду дементоры, Волдеморт правит, мой папа мёртвый, я вообще не родился, повсюду в мире Тёмная Магия - мы просто, просто не моем позволить, чтобы такое случилось.

ДЕЛЬФИ колеблется. И потом лицо её меняется.

ДЕЛЬФИ: Волдеморт правил? Он был жив?
СКОРПИУС: Он заправлял всем. Это было ужасно.
ДЕЛЬФИ: И это из-за того, что мы сделали?
СКОРПИУС: Унизив Седрика, мы превратили его в очень злого молодого человека, и потом он стал Пожирателем Смерти, и - и - и всё пошло неправильно. Совсем неправильно.

ДЕЛЬФИ внимательно изучает лицо СКОРПИУСА. У неё на лице - удручённое выражение.

ДЕЛЬФИ: Пожирателем Смерти?
СКОРПИУС: И убийцей. Он убил профессора Лонгботтома.
ДЕЛЬФИ: Тогда - конечно - эту штуку необходимо уничтожить.
АЛЬБУС: Ты согласна?
ДЕЛЬФИ: Я больше скажу - я полагаю, что и Седрик бы согласился. Мы уничтожим эту штуку вместе, а потом пойдём к моему дяде. Всё ему объясним.
АЛЬБУС: Спасибо тебе.

ДЕЛЬФИ печально ему улыбается, и берёт в руки Времяворот. Смотрит на него - и выражение её лица чуть-чуть меняется.

О, симпатичная картинка.
ДЕЛЬФИ: Что?

Плащ у ДЕЛЬФИ накинут свободно, и сзади на шее видна татуировка - Авгурия.

АЛЬБУС: У тебя на спине. Я раньше не замечал. Крылышки. Это то самое, что магглы называют тату?
ДЕЛЬФИ: А, да. В общем, это Авгурия.
СКОРПИУС: Авгурия?
ДЕЛЬФИ: На занятиях по Уходу за магическими тварями не встречал? Такие чёрные птицы, зловещего вида, они кричат к дождю. У волшебников есть поверье, что крик Авгурии предвещает смерть. Когда я была маленькой, моя сторожиха-воспитательница держала такую в клетке.
СКОРПИУС: Твоя… сторожиха?

ДЕЛЬФИ смотрит на СКОРПИУСА; сейчас, когда Времяворот у неё в руках, она наслаждается игрой.

ДЕЛЬФИ: Она говаривала, что птица потому кричит, что видит - я плохо кончу. Она не очень-то меня любила. Ефимия Роул… только за золото меня взяла.
АЛЬБУС: Почему тогда ты захотела тату с её птицей?
ДЕЛЬФИ: Она напоминает мне, что моё будущее - мне и строить.
АЛЬБУС: Круто. Мне тоже тату с Авгурией подойдёт.
СКОРПИУС: Роулы - Пожиратели Смерти были настоящими отморозками.

У него в голове прокручиваются тысячи мыслей.

АЛЬБУС: Ладно, займёмся уничтожением… Конфринго? Ступефай? Бомбарда? Ты чем воспользуешься?
СКОРПИУС: Дай сюда. Отдай нам Времяворот.
ДЕЛЬФИ: Что?
АЛЬБУС: Скорпиус? Что ты делаешь?
СКОРПИУС: Я не верю, что ты вообще болела. Почему ты не училась в Хогвартсе? Почему ты сейчас здесь?
ДЕЛЬФИ: Я пытаюсь вернуть своего кузена!
СКОРПИУС: Тебя называли Авгурией. Там - в другом мире - тебя называли Авгурией.

Губы ДЕЛЬФИ медленно изгибаются в улыбке.

ДЕЛЬФИ: Авгурией? Пожалуй, мне это нравится.
АЛЬБУС: Дельфи?

Она слишком быстра для мальчиков. Наставив палочку, она отбрасывает СКОРПИУСА. И она много сильнее. СКОРПИУС пытается противостоять ей, но она скоро его одолевает.

ДЕЛЬФИ: Фульгари!

Руки СКОРПИУСА связаны жёсткими светящимися путами.

СКОРПИУС: Альбус, беги!

Ошеломлённый АЛЬБУС оглядывается, бросается прочь.

ДЕЛЬФИ: Фульгари!

АЛЬБУС катится по полу, его руки связаны такими же жестокими путами.

И это первое заклинание, которое мне пришлось на вас попробовать. Мне сперва казалось, что придётся применить много-много больше. Но вас гораздо проще контролировать, чем Амоса - дети, особенно дети мужского пола, они ж по природе такие податливые, разве не так? Теперь же разберёмся со всей этой неразберихой раз и навсегда…
АЛЬБУС: Но почему? Но зачем? Но кто ты?
ДЕЛЬФИ: Альбус, я - новое прошлое.

Она забирает палочку АЛЬБУСА и ломает её.

Я - новое будущее.

Она забирает палочку СКОРПИУСА и ломает её.

Я - тот ответ, который ждёт мир.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 27 сен 2016 16:36

Акт третий, сцена семнадцатая, Министерство магии, кабинет Эрмионы
engПоказать
ACT THREE, SCENE SEVENTEEN

MINISTRY OF MAGIC, HERMIONE’S OFFICE

RON is sitting on HERMIONE’s desk eating porridge.

RON: I can’t get over it, really. The fact that in some realities we aren’t even, you know, married.
HERMIONE: Ron, whatever this is, I’ve got ten minutes until the goblins show up to talk security at Gringotts -
RON: I mean, we’ve been together so long - and married for so long - I mean, so long -
HERMIONE: If this is your way of saying you want a marital break, Ron, then, to be clear, I will skewer you with this quill.
RON: Shut up. Will you shut up for once? I want to do one of those marriage renewal things I’ve read about. Marriage renewal. What do you think?
HERMIONE (melting slightly): You want to marry me again?
RON: Well, we were only young when we did it the first time and I got very drunk and - well, to be honest, I can’t remember much of it and … The truth is - I love you, Hermione Granger, and whatever time says - I’d like the opportunity to say so in front of lots of other people. Again. Sober.

She looks at him, she smiles, she pulls him to her, she kisses him.

HERMIONE: You’re sweet.
RON: And you taste of toffee …

HERMIONE laughs. HARRY, GINNY, and DRACO walk in on them as they move to kiss again. They spring apart.

HERMIONE: Harry, Ginny, and - I, uh - Draco - how lovely to see you -
HARRY: The dreams. They’ve started again, well, they haven’t stopped.
GINNY: And Albus is missing. Again.
DRACO: Scorpius too. We’ve had McGonagall check the entire school. They’re gone.
HERMIONE: I’ll get the Aurors summoned immediately, I’ll -
RON: No, you won’t, it’s all fine. Albus - I saw him last night. It’s all good.
DRACO: Where?

They all turn to look at RON, he’s briefly disconcerted but batters on.

RON: I was having a couple of firewhiskies with Neville in Hogsmeade - as you do - setting the world to rights - as we do - and we were coming back - quite late, very late, and trying to work out which Floo I could use because when you’ve had a drink sometimes you don’t want to use the tight ones - or the turny ones or -
GINNY: Ron, if you could get to the point before we all strangle you?
RON: He hasn’t run away - he’s having a quiet moment - he’s got himself an older girlfriend -
HARRY: An older girlfriend?
RON: And a cracking one at that - gorgeous silver hair. Saw them on the roof together, near the Owlery with Scorpius playing the gooseberry. Nice to see my love potion being used well, I thought.

HARRY has a thought.

HARRY: Her hair - was it silver and blue?
RON: That’s it - silver, blue - yup.
HARRY: He’s talking about Delphi Diggory. Niece of - Amos Diggory.
GINNY: This is about Cedric again?

HARRY says nothing, thinking fast. HERMIONE looks around the room, concerned, and then shouts out of the door.

HERMIONE: Ethel! Cancel the goblins.
русПоказать
АКТ ТРЕТИЙ, СЦЕНА СЕМНАДЦАТАЯ

МИНИСТЕРСТВО МАГИИ, КАБИНЕТ ЭРМИОНЫ

РОН ест овсянку, устроившись на столе ЭРМИОНЫ.

РОН: У меня это не укладывается, правда. Тот факт, что в некоторых реальностях мы, понимаешь, вообще не поженились.
ЭРМИОНА: Рон, что бы там ни было, а у меня только десять минут, пока не заявятся гблины, обсуждать охрану Гринготтса -
РОН: Я хочу сказать, мы уже так давно вместе - и так давно в браке - я хочу сказать, так давно -
ЭРМИОНА: Если ты таким манером хочешь сказать, что нацеливаешься на развод, то, чтоб без неясностей, я тебя этим пером продырявлю.
РОН: Помолчи. Хоть на этот раз помолчи. Я хочу проделать одно из этих брачных обновлений, о которых я читал. Обновление брака. Как тебе это?
ЭРМИОНА (слегка растроганно): Хочешь снова на мне жениться?
РОН: Ну, когда мы проделали это первый раз, мы были молодыми, и я очень напился, и - ну, если честно, я не очень много из этого помню, и… Правда такова - я люблю тебя, Эрмиона Грэнджер, и плевать на время - мне бы понравилась возможность объявить это перед кучей народа. Ещё раз. Торжественно.

ЭРМИОНА смотрит на Рона, улыбается, подтягивает его к себе, целует его.

ЭРМИОНА: Ты сладкий.
РОН: А у тебя вкус конфетки-тоффи…

ЭРМИОНА смеётся. ГАРРИ, ДЖИННИ и ДРАКО входят, как раз когда РОН и ЭРМИОНА потянулись поцеловаться ещё раз - и отшатываются друг от друга, как на пружинах.

ЭРМИОНА: Гарри, Джинни, и - я, эээ - Драко - как славно вас видеть -
ГАРРИ: Сны. Они начались снова, ну, собственно, и не прекращались.
ДЖИННИ: И Альбус пропал. Опять.
ДРАКО: Скорпиус тоже. При нас МакГонагалл всю школу проверила. Их нету.
ЭРМИОНА: Я немедленно соберу Ауроров, я -
РОН: Нет, ты ничего не сделаешь, ведь всё отлично. Альбус - я его видел прошлой ночью. Он в полном порядке.
ДРАКО: Где?

Все поворачиваются к РОНУ. Тот начинает, сперва неуверенно, потом всё быстрее.

РОН: Мы с Невиллом приняли, в Хогсмиде, парочку огневиски - как и вам случается - чтобы мировые проблемы решить - как нам случается - и как раз возвращались - а было поздно, очень поздно, и мы соображали, каким дымоходом двинуть, потому что, когда ты выпивши, тебе порой не хочется использовать узкие, или кривые, или -
ДЖИННИ: Рон, перешёл бы ты к делу, пока мы тебя хором не удавили.
РОН: Он не убежал - у него было свидание - он подцепил подружку, постарше, чем он сам -
ГАРРИ: Подружку, и постарше?
РОН: И, прямо сказать, классную - с копной серебряных волос. Видел их рядышком, на крыше, около Совятни, со Скорпиусом в роли караульщика. Я подумал, что приятно смотреть, как моё любовное зелье хорошо пошло.

ГАРРИ размышляет.

ГАРРИ: Её волосы - они голубые с серебром?
РОН: Точно: серебро, голубизна - во!
ГАРРИ: Он говорит о Дельфи Диггори. Племяннице - Амоса Диггори.
ДЖИННИ: Что, опять насчёт Седрика?

ГАРРИ не отвечает, быстро соображая.

ЭРМИОНА (обводит взглядом комнату, сосредоточивается, потом отворяет дверь и кричит): Этель! Гоблины отменяются!
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 27 сен 2016 16:38

Акт третий, сцена восемнадцатая, Дом Престарелых волшебников, комната Амоса
engПоказать
ACT THREE, SCENE EIGHTEEN

ST. OSWALD’S HOME FOR OLD WITCHES AND WIZARDS, AMOS’S ROOM

HARRY walks in, wand outstretched, with DRACO.

HARRY: Where are they?
AMOS: Harry Potter, and what can I do for you, sir? And Draco Malfoy. I am blessed.
HARRY: I know how you’ve used my son.
AMOS: I’ve used your son? No. You, sir -- you used my beautiful son.
DRACO: Tell us - now - where are Albus and Scorpius? Or face the profoundest consequences.
AMOS: But why would I know where they are?
DRACO: Don’t play the senility card with us, old man. We know you’ve been sending him owls.
AMOS: I’ve done nothing of the kind.
HARRY: Amos, you’re not too old for Azkaban. They were last seen on the Hogwarts tower with your niece when they disappeared.
AMOS: I have no idea what you are … (He stops, a beat, confused.) My niece?
HARRY: There are no depths to which you won’t sink, are there - yes, your niece, are you denying she was there under your express instructions?
AMOS: Yes, I am - I don’t have a niece.

This stops HARRY.

DRACO: Yes, you do, a nurse, works here. Your niece … Delphini Diggory.
AMOS: I know I don’t have a niece because I never had any brothers and sisters. And nor did my wife.
DRACO: We need to find out who she is - now.


русПоказать
АКТ ТРЕТИЙ, СЦЕНА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

ПРИЮТ Св.ОСВАЛЬДА - ДОМ ПРЕСТАРЕЛЫХ ВЕДЬМ И ВОЛШЕБНИКОВ, КОМНАТА АМОСА

ГАРРИ входит, с палочкой наготове; с ним вместе входит ДРАКО.

ГАРРИ: Где они?
АМОС: Гарри Поттер, чем могу быть полезен, сэр? О, и Драко Малфой. Какая честь.
ГАРРИ: Я знаю, как вы использовали моего сына.
АМОС: Я использовал вашего сына? Нет. Вы, сэр - вы использовали моего прекрасного сына.
ДРАКО: Говори - сейчас - где Альбус и Скорпиус? Или готовься к серьёзным последствиям.
АМОС: Но почему я должен знать, где они?
ДРАКО: Не разыгрывай перед нами слабоумного, старик. Мы знаем, что ты посылал им сов.
АМОС: Не делал ничего подобного.
ГАРРИ: Амос, ты не слишком стар для Азкабана. Последний раз их, перед исчезновением, их видели в Хогвартсе на башне, вместе с твоей племянницей.
АМОС: У меня никакого понятия, о чём вы… (Замолкает в недоумении.) С моей племянницей?
ГАРРИ: Похоже, нет таких глубин, в которые ты бы не погрузился - да, с твоей племянницей. Ты будешь отрицать, что она действовала по твоим указаниям?
АМОС: Именно, что буду - у меня нет племянницы.

Это ошеломляет ГАРРИ.

ДРАКО: Нет, есть, медсестра, здесь работает. Твоя племянница… Дельфини Диггори.
АМОС: Я знаю, что у меня нет племянницы, потому что у меня никогда не было ни братьев, ни сестёр. И у моей жены тоже.
ДРАКО: Нужно выяснить, кто она такая - немедленно.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 27 сен 2016 16:41

Акт третий, сцена девятнадцатая, Хогвартс, квиддитчное поле
engПоказать
ACT THREE, SCENE NINETEEN

HOGWARTS, QUIDDITCH PITCH

We open on DELPHI, enjoying every second of her changed identity. Where there was discomfort and insecurity, now there’s just power.

ALBUS: What are we doing on the Quidditch pitch?

DELPHI says nothing.

SCORPIUS: The Triwizard Tournament. The third task. The maze. This is where the maze was. We’re going back for Cedric.
DELPHI: Yes, it is time to spare the spare once and for all. We will go back for Cedric and in doing so we will resurrect the world you saw, Scorpius …
SCORPIUS: Hell. You want to resurrect hell?
DELPHI: I want a return to pure and strong magic. I want to rebirth the Dark.
SCORPIUS: You want Voldemort’s return?
DELPHI: The one true ruler of the wizarding world. He will return. Now, you’ve ensured the first two tasks are a little clogged up with magic - there are at least two visits from the future in both of them and I will not risk being revealed or distracted. The third task is clean, so let’s start there, shall we?
ALBUS: We won’t stop him - whatever you force us to do - we know he needs to win the tournament with my dad.
DELPHI: I don’t just want you to stop him. I want you to humiliate him. He needs to fly out of that maze naked on a broomstick made of purple feather dusters. Humiliation got you there before and it’ll get us there again. And the prophecy will be fulfilled.
SCORPIUS: Wasn’t aware that there was a prophecy, what prophecy?
DELPHI: You have seen the world as it should be, Scorpius, and today we’re going to ensure its return.
ALBUS: We won’t. We won’t obey you. Whoever you are. Whatever you want us to do.
DELPHI: Of course you will.
ALBUS: You’ll have to use Imperio. You’ll have to control me.
DELPHI: No. To fulfill the prophecy, this has to be you, not a puppet of you. You have to be the one to humiliate Cedric, so Imperio just won’t do - I’ll have to force you by other means.

She takes out her wand. She points it at ALBUS, who sticks his chin out.

ALBUS: Do your worst.

DELPHI looks at him. And then turns her wand on SCORPIUS.

DELPHI: I will.
ALBUS: No!
DELPHI: Yes, as I thought - this seems to frighten you more.
SCORPIUS: Albus, whatever she does to me - we can’t let her -
DELPHI: Crucio!

SCORPIUS yells out in pain.

ALBUS: I will …
DELPHI (laughing): What? What on earth do you think you can do? A wizardwide disappointment? A sore on your family name? A spare? You want to stop me hurting your only friend? Then do what you’re told.

She looks at ALBUS, his eyes stay resistant.

No? Crucio!
ALBUS: Stop. Please.

CRAIG runs in, full of energy.

CRAIG BOWKER JR.: Scorpius? Albus? Everyone’s looking for you -
ALBUS: Craig. Get away. Get help!
CRAIG BOWKER JR.: What’s happening?
DELPHI: Avada Kedavra!

DELPHI sends a blast of green light across the stage - CRAIG is propelled backwards by it - and is immediately killed.
There’s a silence. A silence that seems to last for a long time.


Did you not understand? These are not childish games we are playing here. You are useful to me, your friends are not.

ALBUS and SCORPIUS look at CRAIG’s body - their minds in hell.

It took me a long time to discover your weakness, Albus Potter. I thought it was pride, I thought it was the need to impress your father, but then I realized your weakness was the same as your father’s: friendship. You will do exactly as you’re told, otherwise Scorpius will die, just like that spare did.

She looks at them both.

Voldemort will return and the Augurey will sit at his side. Just as it was prophesized. “When spares are spared, when time is turned, when unseen children murder their fathers: Then will the Dark Lord return.”

She smiles. She pulls SCORPIUS viciously towards her.

Cedric is the spare, and Albus -

She pulls ALBUS viciously towards her.

- the unseen child who will kill his father by rewriting time and so return the Dark Lord.

The Time-Turner starts rotating. She pulls their hands to it.

Now!

And there is a giant whoosh of light. A smash of noise.
And time stops. And then it turns over, thinks a bit, and begins spooling backwards, slow at first ….
And then it speeds up.
And then there’s a sucking noise. And a BANG.
русПоказать
АКТ ТРЕТИЙ, СЦЕНА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

ХОГВАРТС, КВИДДИТЧНОЕ ПОЛЕ

Первая, кого мы видим, это ДЕЛЬФИ, наслаждающуюся каждой секундой своего нового образа. Где были неловкость и неуверенность, теперь - одно могущество.

АЛЬБУС: Что мы делаем на квиддитчном поле?

ДЕЛЬФИ молчит.

СКОРПИУС: Трёхмаговый турнир. Третье задание. Лабиринт. Вот тут был лабиринт. Мы возвращаемся за Седриком.
ДЕЛЬФИ: Да, пришло время убрать лишних, раз и навсегда. Мы вернёмся назад, за Седриком, и, сделав так, воскресим тот мир, Скорпиус, который ты видел…
СКОРПИУС: Ад. Ты хочешь воскресить ад?
ДЕЛЬФИ: Я хочу возвращения к чистой и сильной магии. Я хочу возродить Тьму.
СКОРПИУС: Ты хочешь возвращения Волдеморта?
ДЕЛЬФИ: Единственного истинного правителя волшебного мира. Он обязательно вернётся. Теперь: вы устроили так, что в первые два задания поднамешано магии - в каждом было не менее двух визитов из будущего, и я не буду рисковать, чтобы меня выследили или как-то отвлекли. Третье задание чисто, так что начнём с него, как по-вашему?
АЛЬБУС: Мы не будем его останавливать - как бы ты нас не заставляла - мы знаем, что он должен выиграть турнир вместе с моим папой.
ДЕЛЬФИ: Мне не нужно, чтобы вы его просто остановили. Мне нужно, чтобы вы его унизили. Он должен вылететь из лабиринта голышом, верхом на помеле, сделанном из пурпурных перьев, какими пыль сметают. Унижение уже привело вас в тот мир, и я приведу нас туда снова. И пророчество исполнится.
СКОРПИУС: Понятия не имел, что тут было пророчество. Что за пророчество?
ДЕЛЬФИ: Ты видел тот мир, Скорпиус, каким ему следует быть, и сегодня мы отправляемся обеспечить его возвращение.
АЛЬБУС: Мы не будем. Не будем тебе повиноваться. Кто бы ты ни была. Что бы ты ни хотела, чтобы мы сделали.
ДЕЛЬФИ: Конечно, будете.
АЛЬБУС: Тебе придётся применить Империо. Тебе придётся управлять мной.
ДЕЛЬФИ: Нет. Чтобы исполнилось пророчество, нужен будешь ты сам, а не кукла в твоём облике. Ты должен быть тем, кто унизит Седрика, так что Империо не пойдёт - мне придётся подчинить тебя иными средствами.

Она вынимает палочку. Она направляет её на АЛЬБУСА, который упрямо задирает голову.

АЛЬБУС: Давай самое страшное.

ДЕЛЬФИ смотрит на него, потом переводит палочку на СКОРПИУСА.

ДЕЛЬФИ: Сейчас дам.
АЛЬБУС: Нет!
ДЕЛЬФИ: Да, как я и думала - это должно тебя больше напугать.
СКОРПИУС: Альбус, что бы она со мной ни делала - мы не должны ей позволить -
ДЕЛЬФИ: Круцио!

СКОРПИУС пронзительно кричит от боли.

АЛЬБУС: Я тебя…
ДЕЛЬФИ (смеётся): Что? Ну что ты вообще можешь сделать? Ты, волшебное недоразумение? Пятно на семейном имени? Лишний? Хочешь, чтобы я перестала мучить твоего единственного друга? Тогда делай, что велят.

Она смотрит на АЛЬБУСА, видит в его взгляде прежнее непокорство.

Нет? Круцио!
АЛЬБУС: Прекратите. Пожалуйста.

Вбегает КРЕЙГ, деловой, энергичный.

КРЕЙГ БАУКЕР ДжР.: Скорпиус? Альбус? Вас все ищут -
АЛЬБУС: Крейг, прочь! Позови на помощь!
КРЕЙГ БАУКЕР ДжР.: Что случилось?
ДЕЛЬФИ: Авада Кедавра!

ДЕЛЬФИ посылает через всю сцену зелёный огонь - КРЕЙГ им отброшен - и убит на месте.
Молчание. Долгое молчание.


Вы ещё не поняли? Мы тут не в детские игры играем. Вы мне нужны, ваши друзья - нет.

АЛЬБУС и СКОРПИУС в невыносимом смятении смотрят на тело КРЕЙГА.

Мне долго пришлось искать, в чём твоя слабость, Альбус Поттер. Я думала, она в гордости, думала - в желании произвести впечатление на отца, но потом я осознала, что твоя слабость - одинаковая с отцовской: дружба. Ты будешь в точности исполнять, что тебе скажут, иначе Скорпиус умрёт, аккурат как этот вот лишний.

Она смотрит на мальчиков.

Волдеморт вернётся, и Авгурии сядут рядом с ним. В точности, как было предсказано: "Когда лишних уберут, когда время повернётся, когда неувиденные дети убьют своих отцов - тогда вернётся Тёмный Лорд."

Она улыбается. Грубо подтаскивает к себе СКОРПИУСА.

Седрик - лишний, а Альбус -

Она грубо подтаскивает к себе АЛЬБУСА.

- неувиденный ребёнок, который убьёт своего отца, переписав время и так вернув Тёмного Лорда.

Времяворот начинает вращаться. ДЕЛЬФИ прижимает к нему руки мальчиков.

Сейчас!

Ярчайшая вспышка. Удар оглушительного шума.
И время останавливается. Качается назад, задумывается на мгновение, и начинает отматываться вспять, сперва медленно….
А потом всё быстрее.
А потом - всасывающий звук. И - ЗВОНКИЙ УДАР.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 27 сен 2016 16:51

Акт третий, сцена двадцатая, Хогвартс, Трёхмаговый турнир, лабиринт, 1995 год
engПоказать
ACT THREE, SCENE TWENTY

TRIWIZARD TOURNAMENT, MAZE, 1995

The maze is a spiral of hedges that don’t stop moving. DELPHI walks determinedly through it. Behind her she drags ALBUS and SCORPIUS. Their arms bound, their legs reluctantly moving.[/i[

LUDO BAGMAN: Ladies and gentlemen - boys and girls - I give you - the greatest - the fabulous - the one - and the only TRIWIZARD TOURNAMENT.

There’s a loud cheer. DELPHI turns left.

If you’re from Hogwarts. Give me a cheer.

There’s a loud cheer.

If you’re from Durmstrang - give me a cheer.

There’s a loud cheer.

AND IF YOU’RE FROM BEAUXBATONS GIVE ME A CHEER.

There’s a fulsome cheer.

DELPHI and the boys are forced to move as a hedge closes upon them.


The French, finally showing us what they’re capable of there. Ladies and gentlemen, I give you - the final of the Triwizard tasks. A maze of mysteries, a disease of uncontrollable darkness, for this maze - it lives. It lives.

VIKTOR KRUM passes across the stage, moving through the maze.

And why risk this living nightmare? Because inside this maze is a Cup - and not just any Cup - yes, the Triwizard trophy stands within this vegetation.
DELPHI: Where is he? Where is Cedric?

A hedge almost dissects ALBUS and SCORPIUS.

SCORPIUS: The hedges want to kill us too? This gets better and better.
DELPHI: You will keep up or face the consequences.
LUDO BAGMAN: The perils are plentiful, but the prizes are palpable. Who will fight their way through? Who will fall at the final hurdle? What heroes do we have within our midst? Only time will tell, ladies and gentlemen, only time will tell.

They move through the maze, SCORPIUS and ALBUS being compelled by DELPHI. As she moves ahead, the boys have a chance to talk.

SCORPIUS: Albus, we need to do something.
ALBUS: I know, but what? She has snapped our wands, we’re bound, and she’s threatening to kill you.
SCORPIUS: I’m ready to die if it’ll stop Voldemort returning.
ALBUS: Are you?
SCORPIUS: You won’t have to mourn me for long, she’ll kill me and quickly kill you too.
ALBUS (desperate): The flaw in the Time-Turner, the five-minute rule. We do all we can to run down the clock.
SCORPIUS: It won’t work.

As another hedge changes direction, DELPHI pulls ALBUS and SCORPIUS in after her. They continue through this maze of despair.

LUDO BAGMAN: Now let me remind you of the current standings! Tied in first place - Mr. Cedric Diggory and Mr. Harry Potter. In second place - Mr. Viktor Krum! And in third place - sacre bleu, Miss Fleur Delacour.

Suddenly, ALBUS and SCORPIUS emerge from behind a hedge, they’re running.

ALBUS: Where did she go?
SCORPIUS: Does it matter? Which way do you think?

DELPHI rises up after them. She’s flying, and without a broom.

DELPHI: You poor creatures.

She throws the boys to the ground.

Thinking you can escape me.
ALBUS (astonished): You’re not - even on a broom.
DELPHI: Brooms - such unwieldy, unnecessary objects. Three minutes gone. We have two minutes left. And you will do what you’re told.
SCORPIUS: No. We won’t.
DELPHI: You think you can fight me?
SCORPIUS: No. But we can defy you. If we lay down our lives to do so.
DELPHI: The prophecy must be fulfilled. We will fulfill it.
SCORPIUS: Prophecies can be broken.
DELPHI: You’re mistaken, child, prophecies are the future.
SCORPIUS: But if the prophecy is inevitable why are we here trying to influence it? Your actions contradict your thoughts - you’re dragging us through this maze because you believe this prophecy needs to be enabled - and by that logic prophecies can also be broken - prevented.
DELPHI: You talk too much, child. Crucio!

SCORPIUS is racked with pain.

ALBUS: Scorpius!
SCORPIUS: You wanted a test, Albus, this is it, and we’re going to pass it.

ALBUS looks at SCORPIUS, finally aware what he has to do. He nods.

DELPHI: Then you will die.

ALBUS (full of strength): Yes. We will. And we’ll do so gladly knowing it’s stopped you.

DELPHI rises up - full of fury.

DELPHI: We don’t have time for this. Cru -
MYSTERIOUS VOICE: Expelliarmus!

Bang. DELPHI’s wand is pulled away from her. SCORPIUS looks on in astonishment.

Brachiabindo!

And DELPHI is bound. SCORPIUS and ALBUS then turn as one and stare in astonishment at where the bolt came from: a young, good-looking lad of seventeen or so, CEDRIC.

CEDRIC: Come no further.
SCORPIUS: But you’re …
CEDRIC: Cedric Diggory. I heard screaming, I had to come. Name yourselves, beasts. I can fight you.

ALBUS wheels around, astonished.

ALBUS: Cedric?
SCORPIUS: You saved us.
CEDRIC: Are you also a task? An obstacle? Speak. Do I have to defeat you too?

There’s a silence.

SCORPIUS: No. You just have to free us. That’s the task.

CEDRIC thinks, trying to work out whether it’s a trap, and then waves his wand.

CEDRIC: Emancipare! Emancipare!

The boys are freed.

And now I can go on? Finish the maze?

The boys look at CEDRIC - they are heartbroken.

ALBUS: I’m afraid you have to finish the maze.
CEDRIC: Then I shall.

CEDRIC walks confidently away. ALBUS looks after him - desperate to say something, unsure what to say.

ALBUS: Cedric -

CEDRIC turns towards him.

Your dad loves you very much.
CEDRIC: What?

Behind them, DELPHI’s body creeps into movement. She crawls along the ground.

ALBUS: Just thought you should know that.
CEDRIC: Okay. Um. Thank you.

CEDRIC looks at ALBUS a moment more, and then walks on. DELPHI pulls out the Time-Turner from within her robes.

SCORPIUS: Albus.
ALBUS: No. Wait …
SCORPIUS: The Time-Turner is spinning … Look at what she’s doing … She can’t leave us behind.

ALBUS and SCORPIUS both scramble to grab part of the Time-Turner.
And there is a giant whoosh of light. A smash of noise.
And time stops. And then it turns over, thinks a bit, and begins spooling backwards, slow at first …
And then it speeds up.


Albus …
ALBUS: What have we done?
SCORPIUS: We had to go with the Time-Turner, we had to try to stop her.
DELPHI: Stop me? How do you think you’ve stopped me? I am done with this. You may have destroyed my chances of using Cedric to darken the world but maybe you’re right, Scorpius - maybe prophecies can be prevented, maybe prophecies can be broken. What is undoubtedly true is: I’m done with trying to use you annoying, incompetent creatures for anything. No more wasting precious seconds on either of you. Time to try something new.

She crushes the Time-Turner. It explodes in a thousand pieces.
DELPHI ascends again into the air. She laughs in delight as she sets off hard away.
The boys try to chase her, but they’ve not the slightest chance. She flies, they run.


ALBUS: No … No … You can’t …

SCORPIUS turns back and tries to pick up the Time-Turner pieces.

The Time-Turner? It’s destroyed?
SCORPIUS: Utterly. We’re stuck here. In time. Wherever in time we are. Whatever it is she’s planning to do.
ALBUS: Hogwarts looks the same.
SCORPIUS: Yes. And we can’t be seen here. Let’s get out of here before we’re spotted.
ALBUS: We need to stop her, Scorpius.
SCORPIUS: I know we do - but how?


русПоказать
АКТ ТРЕТИЙ, СЦЕНА ДВАДЦАТАЯ

ТРЁХМАГОВЫЙ ТУРНИР, ЛАБИРИНТ, 1995

Лабиринт - спирали живых изгородей в непрестанном движении. ДЕЛЬФИ целеустремлённо идёт по нему. За собой она тащит АЛЬБУСА и СКОРПИУСА. Руки у мальчиков связаны, ноги шагают не по своей воле.

ЛЮДО БЭГМЭН: Леди и джентльмены - мальчики и девочки - я открываю для вас - величайший - легендарный - тот самый - и единственный ТРЁХМАГОВЫЙ ТУРНИР.

Громкие аплодисменты. ДЕЛЬФИ сворачивает налево.

Если вы из Хогвартса - жду ваших аплодисментов.

Громкое ликование.

Если вы из ДУРМШТРАНГА - жду ваших аплодисментов.

Громкое ликование.

И ЕСЛИ ВЫ ИЗ БОБАТОНА - ЖДУ ВАШИХ АПЛОДИСМЕНТОВ.

Ликование, вполне порядочное.

Живая изгородь смыкается за ДЕЛЬФИ и мальчиками, принуждая их не стоять на месте.


Ну, наконец французы показали нам, на что способны. Леди и джентльмены, я открываю для вас - последнее из заданий Трём магам. Лабиринт загадок, морок неуправляемой тьмы, потому что этот лабиринт - живой. Он - живой.

ВИКТОР КРУМ пересекает сцену, пробираясь по лабиринту.

А зачем рисковать в этом живом кошмаре? Затем, что посреди лабиринта - Кубок, и не просто какой-то кубок, да - сама награда в Трёхмаговом турнире стоит среди этих зарослей.
ДЕЛЬФИ: Где он? Где Седрик?

Живая изгородь чуть не раздавливает (режет пополам) АЛЬБУСА и СКОРПИУСА.

СКОРПИУС: Что, эти кусты тоже хотят нас убить? Всё становится краше и краше.
ДЕЛЬФИ: Не отставайте, или получите, что заслужили.
ЛЮДО БЭГМЭН: Угроз - обилие, но до наград - рукой подать. Кто с боем проложит себе дорогу? Кто упадёт на последнем барьере? Кто среди тех, кого мы знаем - герой? Только время покажет, леди и джентльмены, только время покажет.

СКОРПИУС и АЛЬБУС пробираются по лабиринту, принуждаемые ДЕЛЬФИ. А поскольку она идёт впереди, у мальчиков появляется возможность для разговора.

СКОРПИУС: Альбус, надо что-то делать.
АЛЬБУС: Я знаю, но что? Она сломала наши палочки, мы связаны, и она грозится убить тебя.
СКОРПИУС: Я готов умереть, если это не даст Волдеморту вернуться.
АЛЬБУС: Готов?
СКОРПИУС: Тебе не придётся долго меня оплакивать, убив меня, она тут же убьёт тебя.
АЛЬБУС (отчаянно): Ограничение Времяворота, правило пяти минут. Нам нужно тянуть время, сделать всё, что сможем.
СКОРПИУС: Не сработает.

Ещё одна изгородь меняет направление, ДЕЛЬФИ тянет АЛЬБУСА и СКОРПИУСА за собой. Они продолжают путь по этому лабиринту отчаяния.

ЛЮДО БЭГМЭН: Пока позвольте мне напомнить вам текущую позицию. На первом месте - мистер Седрик Диггори и мистер Гарри Поттер, они наравне. На втором месте - мистер Виктор Крум. И на третьем месте - sacre bleu, мисс Флёр Делакур.

Внезапно АЛЬБУС и СКОРПИУС появляются из-за изгороди; они бегут.

АЛЬБУС: Куда она делась?
СКОРПИУС: Какая разница? Как думаешь, нам куда?

За ними поднимается ДЕЛЬФИ. Она летит - без метлы.

ДЕЛЬФИ: Бедные создания.

Валит мальчиков наземь.

Думали от меня скрыться.
АЛЬБУС (в изумлении): От тебя - и на метле не смыться.
ДЕЛЬФИ: Мётлы - они такие неуклюжие, да и ненужные. Три минуты прошли. Нам остались две минуты. И вы сделаете, что вам велено.
СКОРПИУС: Нет. Мы не сделаем.
ДЕЛЬФИ: Вы думаете, что сможете бороться со мной?
СКОРПИУС: Нет. Но мы сможем одолеть тебя. Если положим на это свои жизни.
ДЕЛЬФИ: Пророчество должно быть исполнено. Мы его исполним.
СКОРПИУС: Пророчества можно переломить.
ДЕЛЬФИ: Ты ошибаешься, дитя, пророчества - это будущее.
СКОРПИУС: Но если напророченное неизбежно, зачем мы здесь, пытаемся его поддержать? Твои действия противоречат твоим мыслям - ты тащишь нас через этот лабиринт потому, что веришь: исполнение пророчества нужно обеспечить - но по этой же логике пророчество можно переломить, предотвратить.
ДЕЛЬФИ: Ты что-то разболтался, малыш. Круцио!

СКОРПИУС корчится от боли.

АЛЬБУС: Скорпиус!
СКОРПИУС: Альбус, ты хотел проверки, так вот она, и мы её проходим.

АЛЬБУС смотрит на СКОРПИУСА, наконец понимая, что ему должно сделать. Он кивает.

ДНЕЛЬФИ: Тогда вы умрёте.

АЛЬБУС (собравшись с силами): Да. Умрём. И с радостью, зная, что этим тебя остановили.

ДЕЛЬФИ поднимается во весь рост - сплошная ярость.

ДЕЛЬФИ: Мы не должны терять времени. Кру -
ЗАГАДОЧНЫЙ ГОЛОС: Экспеллиармус!

Звонкий удар. Палочка вылетает из руки ДЕЛЬФИ. СКОРПИУС видит это, ошеломлённый.

Брахиабиндо!

И ДЕЛЬФИ связана. СКОРПИУС и АЛЬБУС оборачиваются, как один, и в недоумении смотрят на того, кто послал заклинание: на юного, симпатичного парня лет семнадцати, СЕДРИКА.

СЕДРИК: Не подходите.
СКОРПИУС: Но ты…
СЕДРИК: Седрик Диггори. Я услышал стоны, я должен был прийти. Назовите себя, твари. Я с вами сражусь.

АЛЬБУС ошеломлён.

АЛЬБУС: Седрик?
СКОРПИУС: Ты нас спас.
СЕДРИК: Вы тоже задача? Препятствие? Отвечайте. С вами я тоже должен справиться?

Молчание.

СКОРПИУС: Нет. Тебе просто нужно нас освободить. Задача в этом.

СЕДРИК думает, пытаясь понять, не ловушка ли это, потом взмахивает палочкой.

СЕДРИК: Эмансипаре! Эмансипаре!

Мальчики свободны.

А теперь я могу идти дальше? Искать конец лабиринта?

Мальчики смотрят на СЕДРИКА - им очень горько.

АЛЬБУС: Боюсь, тебе надо искать конец лабиринта.
СЕДРИК: Тогда я пошёл.

СЕДРИК решительно направляется прочь. АЛЬБУС смотрит ему вслед - ему отчаянно хочется что-то сказать, но он не знает, что.

АЛЬБУС: Седрик -

СЕДРИК оборачивается к нему.

Твой папа очень любит тебя.
СЕДРИК: Что?

За спиной мальчиков ДЕЛЬФИ пошевельнулась, и поползла по земле.

АЛЬБУС: Просто подумал - надо, чтобы ты это знал.
СЕДРИК: Ясно. Гм. Спасибо.

СЕДРИК ещё мгновение смотрит на АЛЬБУСА, потом уходит. ДЕЛЬФИ вытаскивает из-за пазухи Времяворот.

СКОРПИУС: Альбус.
АЛЬБУС: Нет. Погоди…
СКОРПИУС: Времяворот вертится… Смотри, что она делает… Она не должна оставить нас тут…

АЛЬБУС и СКОРПИУС, толкаясь, спешат дотронуться до Времяворота.
И - ослепительная вспышка. Удар оглушительного шума.
И время останавливается. Качается назад, немножко думает, и начинает отматываться вспять. Сперва медленно…
И потом всё быстрее.


Альбус…
АЛЬБУС: Что мы сделали?
СКОРПИУС: Мы хотели отправиться с Времяворотом, хотели попробовать её остановить.
ДЕЛЬФИ: Остановить меня? Как, по вашему, вы меня остановили? Я с этим покончила. Может быть, вы и лишили меня возможности использовать Седрика, чтобы омрачить мир, но, может быть, ты был прав, Скорпиус - может быть, исполнение пророчества можно предотвратить, может быть, пророчество можно разбить. Но что истинно без сомнения - я покончила с попытками использовать вас, докучных, неумелых созданий, для чего бы то ни было. Нечего тратить на вас, каждого, драгоценные секунды. Пришло время попробовать нечто новое.

Она разбивает Времяворот. Тот рассыпается на тысячу осколков.
ДЕЛЬФИ взлетает в воздух. С довольным смехом уносится прочь.
Мальчики пытаются её догнать, но у них нет ни малейшего шанса. Они бегут - она летит.


АЛЬБУС: Нет… нет… Ты не можешь…

СКОРПИУС возвращается и пытается сложить осколки Времяворота.

Времяворот? Он сломан?
СКОРПИУС: Вконец. Мы застряли здесь. Во времени. Кто его знает, в каком времени. И кто знает, что она собралась делать.
АЛЬБУС: Хогвартс смотрится - какой и был.
СКОРПИУС: Да. И нас тут не должны видеть. Давай выбираться отсюда, пока нас не засекли.
АЛЬБУС: Скорпиус, мы должны её остановить.
СКОРПИУС: Я знаю, что должны - но как?
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 27 сен 2016 16:54

Акт третий, сцена двадцать первая, Дом престарелых волшебников, комната Дельфи
engПоказать
ACT THREE, SCENE TWENTY-ONE

ST. OSWALD’S HOME FOR OLD WITCHES AND WIZARDS, DELPHI’S ROOM

HARRY, HERMIONE, RON, DRACO, and GINNY look around a simple oak-paneled room.
HARRY: It must have been a Confundus Charm she used on him. Used on them all. She faked being a nurse, she faked being his niece.
HERMIONE: I’ve just checked in with the Ministry - but there’s no record of her. She’s a shadow.
DRACO: Specialis Revelio!

Everyone turns to look at DRACO.

Well, it was worth a try, what are you waiting for? We know nothing, so we just have to hope this room reveals something.
GINNY: Where can she have hidden anything? It’s quite a spartan room.
RON: These panels, these panels must conceal something.
DRACO: Or the bed does.

DRACO starts examining the bed, GINNY a lamp, as the rest start examining the wooden wall panels.

RON (shouting as he hammers on the walls): What you hiding? What you got?
HERMIONE: Maybe we should all stop for a moment and have a think about what -

GINNY unscrews a chimney from an oil lamp. There’s a breathing-out noise. And then hissing words. They all turn towards it.

What was that?
HARRY: That’s - I’m not supposed to be understanding - that’s Parseltongue.
HERMIONE: And what does it say?
HARRY: How do I … ? I haven’t been able to understand Parseltongue since Voldemort died.
HERMIONE: And nor has your scar hurt.

HARRY looks at HERMIONE.

HARRY: It says “Welcome, Augurey.” I think I need to tell it to open …
DRACO: Then do it.

HARRY shuts his eyes. He speaks in Parseltongue.
The room transforms around them, becoming darker and more desperate. A writhing mass of painted snakes emerges on all the walls.
And on them, written in fluorescent paint, a prophecy.


What is this?
RON: “When spares are spared, when time is turned, when unseen children murder their fathers: Then will the Dark Lord return.”
GINNY: A prophecy. A new prophecy.
HERMIONE: Cedric - Cedric was called a spare.
RON: When time is turned - she has that Time-Turner, doesn’t she?

Their faces sink.

HERMIONE: She must do.
RON: But why does she need Scorpius or Albus?
HARRY: Because I’m a parent - who hasn’t seen his child. Hasn’t understood his child.
DRACO: Who is she? To be so obsessed with all this?
GINNY: I think I’ve got the answer to that.

They all turn to her. She points up … Their collective faces sink further and fill with fear.
Words are revealed on all the walls of the auditorium - dangerous words, horrible words.


“I will rebirth the Dark. I will bring my father back.”
RON: No. She can’t …
HERMIONE: How is it even - possible?
DRACO: Voldemort had a daughter?

They look up, terrified. GINNY takes HARRY’s hand.

HARRY: No, no, no. Not that. Anything but that.

Cut to black.
русПоказать
АКТ ТРЕТИЙ, СЦЕНА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

ПРИЮТ Св.ОСВАЛЬДА - ДОМ ПРЕСТАРЕЛЫХ ВЕДЬМ И ВОЛШЕБНИКОВ, КОМНАТА ДЕЛЬФИ

ГАРРИ, ЭРМИОНА, РОН, ДРАКО и ДЖИННИ осматривают комнату; обстановка простая, стены обшиты дубовыми панелями.

ГАРРИ: Должно быть, она наложила на него чары Конфундус. На всех наложила. Поддельная медсестра, поддельная племянница.
ЭРМИОНА: Я только что проверяла, что по ней есть в Министерстве - но по ней нет ни записи. Она тень.
ДРАКО: Специализ Ревелио!

Все оборачиваются к ДРАКО.

Ну, попытаться стоило, не просто же так ждать? Мы не знаем ничего, нам остаётся просто надеяться, что в этой комнате что-то откроется.
ДЖИННИ: Где она могла тут что-то запрятать? Комната совершенно спартанская.
РОН: Панели, эти панели должны что-то скрывать.
ДРАКО: Или постель.

ДРАКО начинает исследовать кровать, ДЖИННИ - лампу, прочие - деревянные степные панели.

РОН (кричит, простукивая стены): Что вы прячете? Что там у вас?
ЭРМИОНА: Может быть, нам остановиться на минутку, и подумать, что -

ДЖИННИ отвинчивает стекло от масляной лампы. Звук, словно чей-то выдох. И потом - шипение, похожее на слова. Все оборачиваются на звук.

Что это было?
ГАРРИ: Это - не ожидайте, что я его пойму - это Змеиный язык.
ЭРМИОНА: А что он говорит?
ГАРРИ: Откуда мне…? У меня пропала способность его понимать с Волдемортовой смерти.
ЭРМИОНА: И шрам у тебя не болел.

ГАРРИ смотрит на ЭРМИОНУ.

ГАРРИ: Она сказала: "Добро пожаловать, Авгурия". Полагаю, мне нужно сказать ей, чтобы открылась…
ДРАКО: Так делай это.

ГАРРИ закрывает глаза. Говорит по-змеиному.
Комната вокруг них изменяется, становится темнее и мрачнее. На стенах появляется роспись - сплетение змей.
И поверх них, написанное светящейся краской, пророчество.


Что это такое?
РОН: "Когда лишних уберут, когда время повернётся, когда неувиденные дети убьют своих отцов - тогда вернётся Тёмный Лорд."
ДЖИННИ: Пророчество. Новое пророчество.
ЭРМИОНА: Седрик - Седрика назвали лишним.
РОН: Когда время повернётся - у неё же тот Времяворот, так?

У всех тревога на лицах.

ЭРМИОНА: Должен быть у неё.
РОН: Но зачем ей потребовались Скорпиус или Альбус?
ГАРРИ: Потому, что я отец - который не увидел своё дитя. Не понял своё дитя.
ДРАКО: Кто она такая? Почему она так этим одержима?
ДЖИННИ: Думаю, я нашла на это ответ.

Все поворачиваются к ней. Она показывает вверх… У всех на лицах - тревога и страх.
По всем стенам проявляются слова - грозные, страшные слова.


"Я дам новое рождение Тьме. Я верну своего отца."
РОН: Нет. Она не может…
ЭРМИОНА: Как это вообще - возможно?
ДРАКО: У Волдеморта была дочь?

Все смотрят вверх, в ужасе. ДЖИННИ берёт ГАРРИ за руку.

ГАРРИ: Нет, нет, нет. Только не это. Что угодно, только не это.

И - тьма.
КОНЕЦ ТРЕТЬЕГО АКТА
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 20:18

АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ
Акт четвёртый, сцена первая, Министерство магии, Большой зал собраний
engПоказать
ACT FOUR, SCENE ONE

MINISTRY OF MAGIC, GRAND MEETING ROOM

Wizards and witches from all over cram into the grand meeting room. HERMIONE walks onto a hastily made stage. She raises her hand for silence. Silence falls. She’s surprised at the lack of effort it took.
She looks around herself.


HERMIONE: Thank you. I’m so pleased so many of you were able to make my - second - Extraordinary General Meeting. I’ve got some things to say - I ask that we deal with questions - and there will be a lot of questions - after I speak.
As many of you know, a body has been found at Hogwarts. His name was Craig Bowker. He was a good boy. We have no firm information who was responsible for the act but yesterday we searched St. Oswald’s. A room there revealed two things - one, a prophecy that promised - the return of darkness - two, written on the ceiling, a proclamation - that the Dark Lord had a - that Voldemort had a child.

The news reverberates around the room.

We don’t know the full details. We’re only just investigating - questioning those with a Death Eater connection … And as yet no record has been found either of the child or of the prophecy - but, it does look like there’s some truth to it. This child was kept hidden from the wizarding world, and now she’s - well now she’s …
PROFESSOR McGONAGALL: She? A daughter? He had a daughter?
HERMIONE: Yes. A daughter.
PROFESSOR McGONAGALL: And is she now in custody?
HARRY: Professor, she did ask for no questions.
HERMIONE: It’s fine, Harry. No, Professor, that’s where this gets worse. I’m afraid we’ve no means of taking her into custody. Or indeed, stopping her doing anything. She’s out of our reach.
PROFESSOR McGONAGALL: We can’t - look for her?
HERMIONE: We have good reason to believe - she’s hidden herself - in time.
PROFESSOR McGONAGALL: Of all the reckless stupid things, you kept the Time-Turner even now?
HERMIONE: Professor, I assure you -
PROFESSOR McGONAGALL: Shame on you, Hermione Granger.

HERMIONE flinches in the face of the anger.

HARRY: No, she doesn’t deserve that. You have a right to be angry. You all do. But this is not all Hermione’s fault. We don’t know how the witch got hold of the Time-Turner. Whether my son gave it to her.
GINNY: Whether our son gave it her. Or whether it was stolen from him.

GINNY joins HARRY on the stage.

PROFESSOR McGONAGALL: Your solidarity is admirable, but it doesn’t make your negligence negligible.
DRACO: Then it’s a negligence I too should face.

DRACO walks up to the stage and stands beside GINNY. This is almost a Spartacus moment. There are gasps.

Hermione and Harry have done nothing wrong but try and protect us all. If they’re guilty then I am too.

HERMIONE looks across at her cohort - moved. RON joins them on the stage.

RON: Just to say - I didn’t know about much of it so can’t take responsibility - and I’m pretty sure my kids had nothing to do with it - but if this lot are standing up here then so am I.
GINNY: No one can know where they are - whether they’re together or apart. I trust that our sons will be doing all they can to stop her, but …
HERMIONE: We haven’t given up. We’ve gone to the giants. The trolls. Everyone we can find. The Aurors are out flying, searching, talking to those who know secrets, following those who won’t reveal secrets.
HARRY: But there is one truth we can’t escape: That somewhere in our past a witch is trying to rewrite everything we ever knew - and all we can do is wait - wait for the moment she either succeeds or fails.
PROFESSOR McGONAGALL: And if she succeeds?
HARRY: Then - just like that - most of the people in this room will be gone. We’ll no longer exist and Voldemort will rule again.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ПЕРВАЯ

МИНИСТЕРСТВО МАГИИ, БОЛЬШОЙ ЗАЛ СОБРАНИЙ

Волшебники и ведьмы, прибывшие отовсюду, набиваются в Большой зал собраний. ЭРМИОНА поднимается на наскоро установленное возвышение. Она поднимает руку, призывая к тишине. Тишина устанавливается тут же, удивляя ЭРМИОНУ, как мало потребовалось для этого усилий.
ЭРМИОНА оглядывает зал.


ЭРМИОНА: Благодарю вас. Мне приятно, сколь многие сочли возможным прибыть на Чрезвычайное - второй раз мной созванное - Общее Собрание. Я приготовила несколько сообщений - я попрошу вас задавать вопросы - а тут будет много вопросов - когда я закончу.
Как многие из вас знают, в Хогвартсе было найдено мёртвое тело. Крэйг Баукер. Он был хорошим мальчиком. У нас нет точных данных, на ком ответственность за это деяние, но вчера мы обыскивали приют Святого Освальда. В одной комнате были вскрыты, во-первых - пророчество, которое обещает - возвращение тьмы - во-вторых, известие, написанное на потолке - что у Тёмного Лорда - что у Волдеморта был ребёнок.

Новости отдаются бормотанием по всему залу.

Мы не знаем всех подробностей. Мы как раз сейчас расследуем - опрашиваем тех, кто связан с Пожирателями Смерти… И хотя пока не обнаружено ничего ни о ребёнке, ни о пророчестве - но выглядит так, что в этом есть какая-то правда. Ребёнка скрывали от волшебного мира, и сейчас она - сейчас она…
ПРОФЕССОР МакГОНАГАЛЛ: Она? Дочь? У него была дочь?
ЭРМИОНА: Да. Дочь.
ПРОФЕССОР МакГОНАГАЛЛ: Вы её арестовали?
ГАРРИ: Профессор, она просила воздержаться от вопросов.
ЭРМИОНА: Всё в порядке, Гарри. Нет, Профессор, и это ухудшает положение. Боюсь, у нас нет средств, чтобы взять её под стражу. Более того, помешать ей хоть в чём-то. Она вне досягаемости.
ПРОФЕССОР МакГОНАГАЛЛ: Мы не можем - её отыскать?
ЭРМИОНА: У нас есть весомые основания полагать - она укрылась - во времени.
ПРОФЕССОР МакГОНАГАЛЛ: Вы даже теперь держали у себя Времяворот? Исключительно беспредельная беспечность.
ЭРМИОНА: Профессор, уверяю вас -
ПРОФЕССОР МакГОНАГАЛЛ: Эрмиона Грэнджер, стыдитесь.

У ЭРМИОНЫ от гнева лицо дёргается.

ГАРРИ: Нет, она этого не заслуживает. У вас есть право гневаться. У всех вас есть. Но в этом - вина не одной Эрмионы. Мы не знаем, как ведьма завладела Времяворотом. Возможно, она даже получила его от моего сына.
ДЖИННИ: Возможно, получила его от нашего сына. Или, возможно, украла у него.

ДЖИННИ присоединяется к ГАРРИ на возвышении.

ПРОФЕССОР МакГОНАГАЛЛ: Ваша солидарность достойна восхищения, но это не повод пренебречь вашей недопустимой небрежностью.
ДРАКО: Тогда за эту халатность и мне отвечать.

ДРАКО проходит к возвышению, и становится рядом с ДЖИННИ. Совершенный эпизод из "Спартака". В толпе кто-то ахает.

Эрмиона и Гарри не совершили ничего дурного, кроме попытки защитить нас всех. Если они виновны, то и я - тоже.

ЭРМИОНА окидывает взглядом своих соратников - она глубоко тронута. К ним на возвышении присоединяется РОН.

РОН: Так, к слову - я мало обо всём об этом знаю, и не могу принять на себя ответственности - и я совершенно уверен, что мои малыши в этом не замешаны - но раз эти все тут выстроились, то и я с ними.
ДЖИННИ: Никто никак не сможет узнать, где они - и вместе они, или нет. Я верю, и полагаюсь на это, что наши сыновья сделают всё, чтобы её остановить, но…
ЭРМИОНА: Мы не опускаем руки. Мы связываемся с великанами. С троллями. Со всеми, с кем можем. Ауроры летают, выслеживают, опрашивают тех, кто владеет тайнами, следят за теми, кто не желает раскрывать тайны.
ГАРРИ: Но есть одна правда, от которой не укрыться: где-то в прошлом ведьма пытается переписать всё, что мы знаем - и всё, что мы можем, это ждать - ждать мгновения её успеха или неудачи.
ПРОФЕССОР МакГОНАГАЛЛ: И в случае её успеха - тогда?
ГАРРИ: Тогда - примерно так - большей части людей в этом зале не будет. Нам тогда - не существовать, а Волдеморту - править.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 20:22

Акт четвёртый, сцена вторая, Шотландское нагорье, железнодорожная станция Эвимор
engПоказать
ACT FOUR, SCENE TWO

SCOTTISH HIGHLANDS, AVIEMORE TRAIN STATION, 1981

ALBUS and SCORPIUS are looking at a STATIONMASTER, apprehensively.

ALBUS: One of us should talk to him, don’t you think?
SCORPIUS: Hello, Mr. Stationmaster. Mr. Muggle. Question: Did you see a flying witch passing here? And by the way, what year is it? We just ran away from Hogwarts because we were frightened of upsetting things, but this is okay?
ALBUS: You know what annoys me most of all? Dad will think we did it deliberately.
SCORPIUS: Albus. Really? I mean, really really? We’re - trapped - lost - in time - probably permanently - and you’re worrying what your dad might think about it? I will never understand the two of you.
ALBUS: There’s a lot to understand. Dad’s pretty complicated.
SCORPIUS: And you’re not? Not to question your taste in women, but you fancied …. well …

They both know who he’s talking about.

ALBUS: I did, didn’t I? I mean, what she did to Craig …
SCORPIUS: Let’s not think about that. Let’s focus on the fact that we have no wands, no brooms, no means of returning to our time. All we have is our wits and - no, that’s all, our wits - and we have to stop her.
STATIONMASTER (in very strong Scots): Ye ken th’ auld reekie train is running late, boys?
SCORPIUS: Sorry?
STATIONMASTER: If you’re waiting oan th’ auld reekie train, you’ll need tae ken it’s running late. Train wirks oan th’ line. It’s a’ oan th’ amended time buird.

He looks at them, they look back bewildered. He frowns and hands them an amended timetable.
He points to the right bit of it.


Late.

ALBUS takes it and examines it. His face changes as he takes in enormous information. SCORPIUS just stares at the STATIONMASTER.

ALBUS: I know where she is.
SCORPIUS: You understood that?
ALBUS: Look at the date. On the timetable.

SCORPIUS leans in and reads.

SCORPIUS: The 30th October, 1981. Day before Hallows’ Eve, thirty-nine years ago. But - why is she? Oh.

SCORPIUS’s face falls as he realizes.

ALBUS: The death of my grandparents. The attack on my dad as a baby … The moment when Voldemort’s curse rebounded on himself. She’s not trying to bring about her prophecy - she’s trying to prevent the big one.
SCORPIUS: The big one?
ALBUS: “The one with the power to vanquish the Dark Lord approaches …”

SCORPIUS joins in.

SCORPIUS and ALBUS: “… born to those who have thrice defied him, born as the seventh month dies …”

SCORPIUS’s face falls with every word.

SCORPIUS: It’s my fault. I told her that prophecies can be broken - I told her the whole logic of prophecies is questionable -
ALBUS: In twenty-four hours’ time Voldemort curses himself trying to kill the baby Harry Potter. Delphi is trying to prevent that curse. She’s going to kill Harry herself. We need to get to Godric’s Hollow.
Now.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ВТОРАЯ

ШОТЛАНДСКОЕ НАГОРЬЕ, ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ СТАНЦИЯ ЭВИМОР, 1981

АЛЬБУС и СКОРПИУС, робея, смотрят на НАЧАЛЬНИКА СТАНЦИИ.

АЛЬБУС: Тебе не кажется, что кому-то из нас придётся с ним заговорить?
СКОРПИУС: Здравствуйте, мистер Начальник станции, мистер маггл. У нас вопрос: вы не видели, здесь ведьма не пролетала? И, кстати, какой сейчас год? Мы только что удрали из Хогвартса, потому что нас напугали всякие запредельные штуки, но это ерунда?
АЛЬБУС: Знаешь, что меня больше всего тревожит? Папа может подумать, что мы всё это сделали намеренно.
СКОРПИУС: Это правда, Альбус? Я хочу сказать, по правде правда? Мы - в ловушке - потерялись - во времени - возможно, навсегда - а тебя заботит, что об этом твой папа может подумать? Я никогда не пойму вас, обоих.
АЛЬБУС: Тут много надо понимать. Папа - он сложный.
СКОРПИУС: А ты нет? Твой вкус в женщинах обсуждать не будем, но ты вообразил… ну…

Они оба знают, о чём идёт речь.

АЛЬБУС: Да, в самом деле? Понимаешь, что она сделала с Крейгом…
СКОРПИУС: Давай не будем об этом думать. Давай сосредоточимся на том факте, что у нас ни палочек, ни мётел, ни чего-нибудь, чтобы вернуться в наше время. Всё, что у нас есть, это наши мозги и - нет, это всё, только мозги - и мы должны остановить её.
НАЧАЛЬНИК СТАНЦИИ (с очень сильным шотландским акцентом не знаю, как его передать, не всё мне понятно): Вы разве не слышали, мальчики, что поезд опаздывает?
СКОРПИУС: Простите?
НАЧАЛЬНИК СТАНЦИИ: Если вы ждёте этого поезда, вам следует знать, что он опаздывает. Работа на линии. Это есть в уточнённом расписании.

Смотрит на мальчиков, те смотрят на него в полном недоумении. НАЧАЛЬНИК СТАНЦИИ хмурится и вручает им уточнённое расписание. Показывает на правый столбец.

Опаздывает.

АЛЬБУС берёт расписание и изучает его. Его лицо меняется - он узнал важнейшую вещь. А СКОРПИУС просто смотрит на НАЧАЛЬНИКА СТАНЦИИ.

АЛЬБУС: Я знаю, где она.
СКОРПИУС: Ты в этом разобрался?
АЛЬБУС: Взгляни на дату. На расписании.

СКОРПИУС наклоняется к расписанию и читает.

СКОРПИУС: 30-е октября, 1981 год. Канун Хеллоуина, тридцать девять лет назад. Но - почему она? Ой…

СКОРПИУС понимает, и у него на лице - страх.

АЛЬБУС: Смерть моих дедушки и бабушки. Нападение на моего папу, младенца… Это когда Волдемортово проклятие отскочило на него самого. Она не со своим пророчеством возится - она пытается предотвратить то, главное.
СКОРПИУС: Главное?
АЛЬБУС: "Близится приход обладающего силой, чтобы победить Тёмного Лорда…"

СКОРПИУС подхватывает.

СКОРПИУС и АЛЬБУС: "…рождённого теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённого на исходе седьмого месяца … "

С каждым словом СКОРПИУС смотрит всё унылее.

СКОРПИУС: Это моя вина. Я сказал ей, что пророчества можно разбить - я сказал ей, что вся логика пророчеств, она под вопросом -
АЛЬБУС: Через двадцать четыре часа Волдеморт заклинает самого себя, пытаясь убить малыша Гарри Поттера. Дельфи пытается предотвратить это заклятие. Она собирается сама убить Гарри. Нам необходимо попасть в Годрикову Лощину. Немедленно.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 20:28

Акт четвёртый, сцена третья, Годрикова Лощина, 1981 год
(Как они туда попали? Мне казалось, по одному намёку в первой книге, что она где-то в Корнуолле...)
engПоказать
ACT FOUR, SCENE THREE

GODRIC’S HOLLOW, 1981

ALBUS and SCORPIUS walk through the center of Godric’s Hollow and it’s a bustling, beautiful little village.

SCORPIUS: Well, there’s no visible signs of attack that I can see …
ALBUS: This is Godric’s Hollow?
SCORPIUS: Your dad’s never taken you?
ALBUS: No, he tried to a few times but I refused.
SCORPIUS: Well, there’s no time for a tour - we have a murderous witch to save the world from - but regard: The Church, St. Jerome’s…

As he indicates a church becomes visible.

ALBUS: It’s magnificent.
SCORPIUS: And St. Jerome’s graveyard is supposedly magnificently haunted, (he points in another direction) and that’s where the statue of Harry and his parents will be -
ALBUS: My dad has a statue?
SCORPIUS: Oh. Not yet. But he will. Hopefully. And this - this house is where Bathilda Bagshot lived, lives …
ALBUS: The Bathilda Bagshot? A History of Magic Bathilda Bagshot?
SCORPIUS: The very same. Oh my, that’s her. Wow. Squeak. My geekness is a-quivering.
ALBUS: Scorpius!
SCORPIUS: And here it is -
ALBUS: The home of James, Lily, and Harry Potter…

A young, attractive couple leave a house with a baby in a pushchair. ALBUS moves towards them,
SCORPIUS pulls him back.


SCORPIUS: They can’t see you, Albus, it might damage time, and we’re not doing that - not this time.
ALBUS: But this means, she hasn’t … We’ve made it … She hasn’t …
SCORPIUS: So what do we do now? Get ready to fight her? Because she’s pretty … Fierce.
ALBUS: Yes. We haven’t really thought this one through, have we? What do we do now? How do we
protect my dad?
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ТРЕТЬЯ

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, 1981

АЛЬБУС и СКОРПИУС проходят через центр деревни Годрикова Лощина, и это оживлённая, очаровательная маленькая деревня.

СКОРПИУС: Ну, я не замечаю никаких видимых следов нападения…
АЛЬБУС: Это и есть Годрикова Лощина?
СКОРПИУС: Твой папа никогда тебя сюда не брал?
АЛЬБУС: Нет, он пытался несколько раз, но я отказывался.
СКОРПИУС: Ну, у нас нет времени на осмотр - у нас ведьма-убийца, от которой надо спасти мир - но обрати внимание: церковь, святого Иеронима…

Он указывает, и церковь становится видимой.

АЛЬБУС: Здоровущая.
СКОРПИУС: А кладбищу при святом Иерониме будет суждена здоровущая популярность, (указывает в другую сторону) и вон там будет статуя Гарри и его родителей -
АЛЬБУС: Моему папе поставили статую?
СКОРПИУС: Ой, ещё нет. Но поставят. Надеюсь. А это - это дом, в котором Батильда Багшот жила, живёт…
АЛЬБУС: Та самая Батильда Багшот? Батильда Багшот, которой История магии?
СКОРПИУС: Она самая. Чтоб мне, она. Ух ты. Кр-р-рык. Это моё всезнайство трясётся.
АЛЬБУС: Скорпиус!
СКОРПИУС: А вот и он -
АЛЬБУС: Дом Джеймса, Лили, и Гарри Поттеров…

Из дома выходит молодая симпатичная пара, с малышом в коляске-креслице. Альбус шагает к ним. Скорпиус оттаскивает его назад.

СКОРПИУС: Они не должны увидеть тебя, Альбус, это может повредить время, а мы не хотим менять его - это время.
АЛЬБУС: Но это значит, что она не… Мы добрались сюда… Она не добралась…
СКОРПИУС: Так что нам теперь делать? Готовиться к бою с ней? Потому что она очаровательно… свирепая.
АЛЬБУС: Да. Мы ведь по-настоящему именно об этом подумать и не думали. Что нам теперь делать? Как нам защитить моего папу?
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 20:32

Акт четвёртый, сцена четвёртая, Министерство магии, кабинет Гарри
engПоказать
ACT FOUR, SCENE FOUR

MINISTRY OF MAGIC, HARRY’S OFFICE

HARRY is hurriedly going through paperwork.

DUMBLEDORE: Good evening, Harry.

A beat. HARRY looks up at the portrait of DUMBLEDORE, his face passive.

HARRY: Professor Dumbledore, in my office, I’m honored. I must be where the action is tonight?
DUMBLEDORE: What are you doing?
HARRY: Going through papers, seeing if I’ve missed anything I shouldn’t have. Marshaling forces to fight in the
limited way we can fight. Knowing that the battle is being raged far away from us. What else can I do?

Pause. DUMBLEDORE says nothing.

Where have you been, Dumbledore?
DUMBLEDORE: I’m here now.
HARRY: Here just as the battle is lost. Or are you denying that Voldemort is going to return.
DUMBLEDORE: It is - possible.
HARRY: Go. Leave. I don’t want you here, I don’t need you. You were absent every time it really counted. I fought him three times without you. I’ll face him again, if needs be - alone.
DUMBLEDORE: Harry, don’t you think I wanted to fight him on your behalf? I would have spared you if I could -
HARRY: “Love blinds us”? Do you even know what that means? Do you even know how bad that advice was? My son is - my son is fighting battles for us just as I had to for you. And I have proved as bad a father to him as you were to me. Leaving him in places he felt unloved - growing in him resentments he’ll take years to understand -
DUMBLEDORE: If you’re referring to Privet Drive, then -
HARRY: Years - years I spent there alone, without knowing what I was, or why I was there, without knowing that anybody cared!
DUMBLEDORE: I - did not wish to become attached to you -
HARRY: Protecting yourself, even then!
DUMBLEDORE: No. I was protecting you. I did not want to hurt you …

DUMBLEDORE attempts to reach out of the portrait - but he can’t. He begins to cry but tries to hide it.

But I had to meet you in the end … eleven years old, and you were so brave. So good. You walked uncomplainingly along the path that had been laid at your feet. Of course I loved you … and I knew that it would happen all over again … that where I loved, I would cause irreparable damage. I am no fit person to love … I have never loved without causing harm.

A beat.

HARRY: You would have hurt me less if you had told me this then.
DUMBLEDORE (openly weeping now): I was blind. That is what love does. I couldn’t see that you needed to hear that this closed-up, tricky, dangerous old man … loved you.

A pause. The two men are overcome with emotion.

HARRY: It isn’t true that I never complained.
DUMBLEDORE: Harry, there is never a perfect answer in this messy, emotional world. Perfection is beyond the reach of humankind, beyond the reach of magic. In every shining moment of happiness is that drop of poison: the knowledge that pain will come again. Be honest to those you love, show your pain. To suffer is as human as to breathe.
HARRY: You said that to me once before.
DUMBLEDORE: It is all I have to offer you tonight.

He begins to walk away.

HARRY: Don’t go!
DUMBLEDORE: Those that we love never truly leave us, Harry. There are things that death cannot touch.
Paint … and memory… and love.
HARRY: I loved you too, Dumbledore.
DUMBLEDORE: I know.

He is gone. And HARRY is alone. DRACO enters.

DRACO: Did you know that in this other reality - the reality Scorpius saw into - I was Head of Magical Law Enforcement? Maybe this room will be mine soon enough. Are you okay?

HARRY is consumed in his grief.

HARRY: Come in - I’ll give you the tour.

DRACO walks hesitantly inside the room. He looks around distastefully.

DRACO: The thing is, though - never really fancied being a Ministry man. Even as a child. My dad, it’s all he ever wanted - me, no.
HARRY: What did you want to do?
DRACO: Quidditch. But I wasn’t good enough. Mainly I wanted to be happy.

HARRY nods. DRACO looks at him a second more.

Sorry, I’m not very good at small talk, do you mind if we skip on to the serious business?
HARRY: Of course. What - serious - business?

Beat.

DRACO: Do you think Theodore Nott had the only Time-Turner?
HARRY: What?
DRACO: The Time-Turner the Ministry seized was a prototype. Made of inexpensive metal. It does the job - sure. But only being able to go back in time for five minutes - that’s a serious flaw - it isn’t something you’d sell to true collectors of Dark Magic.

HARRY realizes what DRACO is saying.

HARRY: He was working for you?
DRACO: No. My father. He liked owning things that no one else had. The Ministry’s Time-Turners - thanks to Croaker - were always a little vanilla for him. He wanted the ability to go back further than an hour, he wanted the ability to travel back years. He’d never have used it. Secretly I think he preferred a world without Voldemort. But yes, the Time-Turner was built for him.
HARRY: And did you keep it?

DRACO reveals the Time-Turner.

DRACO: No five-minute problem, and it gleams like gold, just the way the Malfoys like it. You’re smiling.
HARRY: Hermione Granger. It was the reason she kept the first, the fear that there might be a second. Hanging on to this, you could have been sent to Azkaban.
DRACO: Consider the alternative - consider if people had known that I had the ability to travel in time.
Consider the rumor that would have been given increased - credence.

HARRY looks at DRACO, understanding him perfectly.

HARRY: Scorpius.
DRACO: We were capable of having children but Astoria was frail. A blood malediction, a serious one. An ancestor was cursed … it showed up in her. You know how these things can resurface after generations …
HARRY: I’m sorry, Draco.
DRACO: I didn’t want to risk her health, I said it didn’t matter whether the Malfoy line died with me - whatever my father said. But Astoria - she didn’t want a baby for the Malfoy name, for pureblood or glory, but for us. Our child, Scorpius, was born … it was the best day of both our lives, although it weakened Astoria considerably. We hid ourselves away, the three of us. I wanted to conserve her strength … and so the rumors started.
HARRY: I can’t imagine what that was like.
DRACO: Astoria always knew that she was not destined for old age. She wanted me to have somebody when she left, because … it is exceptionally lonely, being Draco Malfoy. I will always be suspected. There is no escaping the past. I never realized, though, that by hiding him away from this gossiping, judgmental world, I ensured that my son would emerge shrouded in worse suspicion than I ever endured.
HARRY: Love blinds. We have both tried to give our sons, not what they needed, but what we needed. We’ve been so busy trying to rewrite our own pasts, we’ve blighted their present.
DRACO: Which is why you need this. I have been holding on to it, barely resisting using it, even though I would sell my soul for another minute with Astoria.
HARRY: Oh, Draco … we can’t. We can’t use it.

DRACO looks up at HARRY, and for the first time - at the bottom of this dreadful pit - they look at each other as friends.

DRACO: We have to find them - if it takes centuries, we must find our sons -
HARRY: We have no idea where they are or when they are. Searching in time when you’ve no idea where in time to search, that’s a fool’s errand. No, love won’t do it and nor will a Time-Turner, I’m afraid.
It’s up to our sons now - they’re the only ones who can save us.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ЧЕТВЁРТАЯ

МИНИСТЕРСТВО МАГИИ, КАБИНЕТ ГАРРИ

ГАРРИ торопливо разбирается со всякими бумагами.

ДАМБЛДОР: Добрый вечер, Гарри.

Удар. ГАРРИ поднимает взгляд, без особого выражения, на портрет ДАМБЛДОРА.

ГАРРИ: Профессор Дамблдор, в моём кабинете, какая честь. Мне следует быть там, где этой ночью кипят события?
ДАМБЛДОР: Ты чем занят?
ГАРРИ: Просматриваю бумаги, ищу, где я упустил то, что не должен был. Выстраиваю войска - воевать в той маленькой войне, какая нам доступна. Зная, что битва бушует далеко от нас. Что ещё я могу делать?

Пауза. ДАМБЛДОР не говорит ни слова.

А вы где были, Дамблдор?
ДАМБЛДОР: Сейчас я здесь.
ГАРРИ: Здесь, как раз когда битва проиграна. Или вы отрицаете, что Волдеморт на пути к возвращению?
ДАМБЛДОР: Это - возможно.
ГАРРИ: Ступайте. Оставьте меня. Вы мне здесь не нужны, я в вас не нуждаюсь. Вы отсутствовали каждый раз, когда были по-настоящему нужны. Я трижды сражался с ним без вас. Я встречусь с ним снова, если потребуется - один.
ДАМБЛДОР: Гарри, ты ведь не думаешь, что я хотел бороться ним, прикрываясь тобой? Я бы избавил тебя от этого, если бы мог -
ГАРРИ: "Любовь ослепляет нас"? Вы хоть понимаете, что это значит? Вы хоть понимаете, какой это был дурной совет? Мой сын - мой сын сражается за нас, точно так же, как мне пришлось - за вас. И я показал себя таким же плохим отцом ему, как вы были мне. Оставлял его в местах, где он чувствовал себя нелюбимым - выращивал в нём обиды, которые он только через годы поймёт, почему они -
ДАМБЛДОР: Если это ты о Бирючинном Проезде, то -
ГАРРИ: Годы - годы я провёл там в одиночестве, без понятия, кто я такой, или почему я здесь, не зная никого, кому бы я был не безразличен!
ДАМБЛДОР: Я - я не хотел слишком привязаться к тебе -
ГАРРИ: Берегли себя, уже тогда!
ДАМБЛДОР: Нет. Я берёг тебя. Я не хотел тревожить тебя…

ДАМБЛДОР пробует выбраться из рамы портрета - но не может. Он плачет, но старается это скрыть.

Но мне пришлось встретиться с тобой, наконец … с одиннадцатилетним, и таким храбрым. Ты, не жалуясь, шёл по той тропе, что была раскинута тебе под ноги. Конечно, я любил тебя… и я знал то, что будет повторяться снова и снова… что где я люблю, я принесу непоправимые беды. Я не приспособлен для любви… я никогда не любил, не причиняя вреда.

Удар.

ГАРРИ: Ты причинил бы мне меньшую боль, если бы тогда мне это сказал.
ДАМБЛДОР (плачет, не скрывая этого): Я был слеп. Это то, что делает любовь. Я не мог увидеть, что ты нуждался услышать, что этот скрытный, лукавый, опасный старик… любил тебя.

Пауза. Двое мужчин переполнены чувствами.

ГАРРИ: Это неправда, что я никогда не жаловался.
ДАМБЛДОР: Гарри, в этом беспорядочном мире, с его чувствами, никогда не будет совершенного ответа. Совершенство - за пределами, доступными человеческой природе, за пределами, доступными магии. В каждом сияющем мгновении счастья есть капля яда: знание, что боль снова вернётся. Будь честен с теми, кого любишь, покажи им свою боль. Страдать так же свойственно человеку, как дышать.
ГАРРИ: Вы мне это уже говорили однажды.
ДАМБЛДОР: И это всё, с чем я пришёл к тебе этой ночью.

Он поворачивается, чтобы уйти.

ГАРРИ: Не уходите!
ДАМБЛДОР: Те, кого мы любим, никогда не покидают нас по-настоящему. Есть вещи, которые не может тронуть смерть. Краски… и память… и любовь.
ГАРРИ: Я тоже любил вас, Дамблдор.
ДАМБЛДОР: Я знаю.

Он ушёл. И ГАРРИ остался один. Входит ДРАКО.

ДРАКО: Ты знал, что в другой реальности - той, в которую Скорпиус заглянул - я был Главой Магического Правопорядка? Может быть, скоро эта комната моей станет. Ты в порядке?

Заметно, что ГАРРИ в печали.

ГАРРИ: Входи - я устрою тебе экскурсию.

ДРАКО нерешительно входит в комнату. Осматривается с неодобрением.

ДРАКО: Штука в том, что я - никогда по-настоящему не мечтал быть человеком Министерства. Даже ребёнком. Мой папа, да, он только этого и хотел - а я нет.
ГАРРИ: А чем ты хотел заниматься?
ДРАКО: Квиддитчем. Но я в нём не очень-то вытягивал. А больше всего хотел быть счастливым.

ГАРРИ кивает. ДРАКО смотрит на него ещё секунду.

Извини, у меня плохо получается светская болтовня, как ты посмотришь, если мы переключимся на серьёзные дела?
ГАРРИ: Конечно. Какие - серьёзные - дела?

Удар.

ДРАКО: Ты думаешь, у Теодора Нотта был только один Времяворот?
ГАРРИ: Что?
ДРАКО: Времяворот, который изъяло Министерство, был прототипом. Сделанным из дешёвого металла. Он работает, конечно. Но способный возвращаться в прошлое только на пять минут - а это серьёзный недостаток - он совсем не то, что ты продал бы настоящим собирателям Тёмной Магии.

ГАРРИ осознаёт, что сказал ДРАКО.

ГАРРИ: Он на тебя работал?
ДРАКО: Нет. На моего отца. Ему нравилось обладать вещами, каких нет больше ни у кого. Министерские Времявороты - спасибо Кроукеру - всегда казались ему немножечко дешёвкой. Ему хотелось возможности возвращаться назад больше, чем на час, ему хотелось возможности возвращаться на годы. Он никогда его не использовал. В тайне я подумываю, что он предпочёл бы мир без Волдеморта. Но, да, Времяворот был сделан для него.
ГАРРИ: И ты его сохранил?

ДРАКО предъявляет Времяворот.

ДРАКО: Никакой пятиминутной проблемы, и сверкает, как золото, как раз во вкусе Малфоев. Вижу, улыбаешься.
ГАРРИ: Эрмиона Грэнджер. Вот причина, почему она сохраняла первый, опасение, что может быть и второй. Попадись ты на этом, мог бы угодить в Азкабан.
ДРАКО: Рассмотри альтернативу - представь, что люди знали бы, что у меня была возможность путешествовать во времени.
Представь слухи, которым было бы дано подкрепление ... обоснование.

ГАРРИ смотрит на ДРАКО; он вполне его понимает.

ГАРРИ: Скорпиус.
ДРАКО: Мы были способны иметь детей, но Астория была очень болезненная. Проклятие в крови, и серьёзное. Предок был проклят… и в ней это сказалось. Знаешь, как эти штуки могут проявляться через многие поколения…
ГАРРИ: Драко, мне очень жаль.
ДРАКО: Я не хотел рисковать её здоровьем, говорил, что не имеет значения, если со мной прервётся род Малфоев - что бы там ни твердил мой отец. Но Астория - ей ребёнок был нужен не ради имени Малфоев, ни ради чистоты крови или славы, а для нас. Наш ребёнок, Скорпиус, родился … для нас обоих это был лучший день в жизни, хотя Астория ощутимо ослабела. Мы укрылись от мира, мы трое. Я хотел сохранить её силы… и так пошли слухи.
ГАРРИ: Мне не вообразить, на что это было похоже.
ДРАКО: Астория всегда знала, что ей не суждена долгая жизнь. Она хотела, чтобы со мной кто-то был, когда она уйдёт, потому что … это исключительно одиноко, быть Драко Малфоем. Я всегда буду под подозрением. От прошлого не укроешься. Но я никак не понимал, что, скрыв его от перешёптывающегося, готового судить мира, я устроил так, что мой сын выйдет в мир, окутанный подозрениями ещё худшими, чем когда-либо выносил я.
ГАРРИ: Любовь ослепляет. Мы оба старались дать своим сыновьям не то, что было нужно им, а что нужно нам. Мы были так заняты переписыванием своего прошлого, что душили их настоящее.
ДРАКО: Вот почему он должен быть у тебя. Я бы продолжал хранить его, откровенно отказываясь его использовать, пусть я готов душу продать за ещё одну минуту с Асторией.
ГАРРИ: Ох, Драко… мы не можем. Не можем его применить.

ДРАКО смотрит на ГАРРИ, и впервые - на дне этой кошмарной бездны - они смотрят друг на друга, как друзья.

ДРАКО: Нам нужно их найти - пусть это займёт столетия, мы должны найти наших сыновей -
ГАРРИ: У нас никакого понятия, где они и в каком времени. Искать во времени, когда ты не знаешь, где во времени надо искать - дурацкая работа. Нет, этого не сделает ни любовь, ни, боюсь, не сделает Времяворот. Сейчас всё лежит на наших сыновьях - они, и только они, могут спасти нас.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 20:35

Акт четвёртый, сцена пятая, Годрикова Лощина, рядом с домом Поттеров, 1981

engПоказать
ACT FOUR, SCENE FIVE

GODRIC’S HOLLOW, OUTSIDE JAMES AND LILY POTTER’S HOUSE, 1981

ALBUS: We tell my granddad and grandma?
SCORPIUS: That they’ll never get to see their son grow up?
ALBUS: She’s strong enough - I know she is - you saw her.
SCORPIUS: She looked wonderful, Albus. And if I were you I’d be desperate to talk to her. But she needs to be able to beg Voldemort for Harry’s life, she needs to think he might die, and you’re the worst spoiler in the world that didn’t turn out to be true …
ALBUS: Dumbledore. Dumbledore’s alive. We get Dumbledore involved. We do what you did with Snape -
SCORPIUS: Can we risk him knowing your dad survives? That he has kids?
ALBUS: He’s Dumbledore! He can cope with anything!
SCORPIUS: Albus, there have been about a hundred books written on what Dumbledore knew, how he knew it or why he did what he did. But what’s undoubtedly true - what he did - he needs to do - and I’m not going to risk messing with it. I was able to ask for help because I was in an alternate reality. We aren’t. We’re in the past. We can’t fix time only to create more problems - if our adventures have taught us anything, they’ve taught us that. The dangers of talking to anyone - infecting time - are too great.
ALBUS: So we need to - talk to the future. We need to send Dad a message.
SCORPIUS: But we don’t have an owl that can fly through time. And he doesn’t have a Time-Turner.
ALBUS: We get a message to Dad, he’ll find a way to get back here. Even if he has to build a Time-Turner himself.
SCORPIUS: We send a memory - like a Pensieve - stand over him and send a message, hope he reaches for the memory at exactly the right moment. I mean, it’s unlikely, but … Stand over the baby - and just repeatedly shout HELP. HELP. HELP. I mean, it might traumatize the baby slightly.
ALBUS: Only slightly.
SCORPIUS: A bit of trauma now is nothing compared to what’s happening … and maybe when he then thinks - later - he might remember the faces of us as we - shouted -
ALBUS: Help.

SCORPIUS looks at ALBUS.

SCORPIUS: You’re right. It’s a terrible idea.
ALBUS: It’s one of your worst ideas ever.
SCORPIUS: Got it! We deliver it ourselves - we wait forty years - we deliver it -
ALBUS: Not a chance - once Delphi has set time the way she wants she’ll send armies to try and find us - kill us -
SCORPIUS: So we hide in a hole?
ALBUS: As pleasurable as it will be to hide in a hole with you for the next forty years … they’ll find us.
And we’ll die and time will be stuck in the wrong position. No. We need something we can control, something we know he’ll get at exactly the right time. We need a -
SCORPIUS: There’s nothing. Still, if I had to choose a companion to be at the return of eternal darkness with, I’d choose you.
ALBUS: No offense, but I’d choose someone massive and really good at magic.

LILY exits the house with BABY HARRY in a pram, she carefully puts a blanket on him.

His blanket. She’s wrapping him in his blanket.
SCORPIUS: Well, it is a moderately cold day.
ALBUS: He always said - it’s the only thing he had from her. Look at the love with which she’s put it on him - I think he’d like to know about that - I wish I could tell him.
SCORPIUS: And I wish I could tell my dad - well, I’m not sure what. I think I’d like to tell him that I’m occasionally capable of more bravery than he might think I am.

ALBUS has a thought.

ALBUS: Scorpius - my dad still has that blanket.
SCORPIUS: That won’t work. If we write a message on it now, even really small, he’ll read it too soon.
Time will be spoilt.
ALBUS: What do you know about love potions? What’s the ingredient they all contain?
SCORPIUS: Amongst other things, pearl dust.
ALBUS: Pearl dust is a relatively rare ingredient, isn’t it?
SCORPIUS: Mainly because it’s pretty expensive. What’s this about, Albus?
ALBUS: Dad and I had a fight on the day before I went to school.
SCORPIUS: This I am aware of. I believe it kind of got us into this mess.
ALBUS: I threw the blanket across the room. It collided with the love potion that Uncle Ron gave me as a joke.
SCORPIUS: He’s a funny guy.
ALBUS: The potion spilt and the blanket was covered in it and I happen to know for a fact Mum hasn’t let Dad touch that room since I left it.
SCORPIUS: So?
ALBUS: So it’s coming up to Hallows’ Eve in their time as well as ours - and he told me he always finds that blanket, he needs to be with it on Hallows’ Eve - it was the last thing his mum gave him - so he will look for it and when he finds it …
SCORPIUS: No. Still not getting you.
ALBUS: What reacts with pearl dust?
SCORPIUS: Well, it is said that if tincture of Demiguise and pearl dust meet … they burn.
ALBUS: And is tincture of (he’s unsure how to say the word) Demiguise visible to the naked eye?
SCORPIUS: No.
ALBUS: So if we were to get that blanket and write on it in tincture of Demiguise, then …
SCORPIUS (eureka): Nothing would react to it until it came into contact with the love potion. In your room. In the present. By Dumbledore, I love it.
ALBUS: We just need to work out where to find some … Demiguises.
SCORPIUS: You know, rumor has it Bathilda Bagshot never saw the point in witches and wizards locking their doors.

The door swings open.

Rumor was right. Time to steal some wands and get potioning.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ПЯТАЯ

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, РЯДОМ С ДОМОМ ДЖЕЙМСА И ЛИЛИ ПОТТЕРОВ, 1981

АЛЬБУС: Мы расскажем моим дедушке и бабушке?
СКОРПИУС: Что они никогда не увидят сына выросшим?
АЛЬБУС: У неё хватит сил - я знаю, что хватит - ты ж её видел.
СКОРПИУС: Она выглядела великолепно, Альбус. И если бы я был ты, я бы отчаянно рвался поговорить с ней. Но она должна быть способной вымаливать у Волдеморта жизнь Гарри, она должна думать, что он может умереть, и хуже тебя в мире нет подсказки, что этого не случилось…
АЛЬБУС: Дамблдор. Дамблдор ведь жив. Мы привлечём Дамблдора. Сделаем, как ты сделал со Снейпом -
СКОРПИУС: А мы можем рисковать, дав ему знать, что твой папа выжил? Что у него есть дети?
АЛЬБУС: Он же Дамблдор! Он со всем совладает!
СКОРПИУС: Альбус, тут уже с сотню книжек написано, о том, что Дамблдор знал, откуда он это знал, и почему он поступал именно так, как поступал. Но что несомненная правда - что он делал - он должен был сделать - и я не собираюсь рисковать, в это мешаясь. Мне было можно просить о помощи, потому что я был в другой реальности. А мы не там. Мы в прошлом. Будем поправлять время - только наделаем больше проблем, если наши приключения чему-то нас научили, то научили вот этому. Говорить с кем-то - слишком большая опасность заразить время.
АЛЬБУС: Значит, нам нужно - нужно говорить с будущим. Нам нужно отправить сообщение моему папе.
СКОРПИУС: Но у нас нет совы, чтобы летала сквозь время. А у него нет Времяворота.
АЛЬБУС: Отправим папе сообщение - он найдёт, как ему добраться сюда. Даже если ему придётся самому сделать Времяворот.
СКОРПИУС: Мы пошлём воспоминание - как в Омуте Памяти - станем над ним, и пошлём, будем надеяться, что ему это вспомнится в нужный момент. Да вот, это маловероятно, но… Стоять над малышом - и раз за разом орать ПОМОГИТЕ. ПОМОГИТЕ. ПОМОГИТЕ. То есть, это может немножко травмировать малыша.
АЛЬБУС: Только немножко.
СКОРПИУС: Крошечная травма сейчас - это ничто по сравнению с тем, что произойдёт … и, может быть, когда он задумается - позже - он может вспомнить наши лица, и как мы кричим -
АЛЬБУС: Помогите.

СКОРПИУС смотрит на АЛЬБУСА.

СКОРПИУС: Ты прав. Это ужасная идея.
АЛЬБУС: Одна из твоих худших идей.
СКОРПИУС: Нашёл! Мы сами сообщим - ждём сорок лет - сообщаем -
АЛЬБУС: Никаких шансов - раз Дельфи настроит время так, как хочет, она целые армии пошлёт на розыски, и найдёт нас - убьёт нас -
СКОРПИУС: Значит, прячемся в нору?
АЛЬБУС: Как бы ни было это приятно, сидеть с тобой в норе следующие сорок лет… они нас отыщут. И мы умрём, и время застрянет в неверной позиции. Нет. Нам нужно что-то, что мы сможем контролировать, что-то, чтобы мы знали, что его получат в нужное время. Нам нужно…
СКОРПИУС: Нет такого. Но, по-прежнему, если бы мне нужно было выбирать товарища, с кем быть, когда вернётся вселенская тьма, я бы выбрал тебя.
АЛЬБУС: Без обиды, но я бы выбрал кого-нибудь поздоровее, и по-настоящему сильного в магии.

ЛИЛИ выходит из дома, с МЛАДЕНЦЕМ ГАРРИ в коляске; заботливо укрывает его одеялом.

Его одеяло. Она заворачивает его в одеяло.
СКОРПИУС: Ну, день прохладный.
АЛЬБУС: Он всегда говорил - это единственная вещь, что у него от неё осталась. Смотри, с какой любовью она им его укрывает - хотел бы я ему это рассказать.
СКОРПИУС: А я бы хотел рассказать своему папе - ну, толком не знаю, что. Полагаю, был бы рад сказать ему, что иногда бываю способен на большую храбрость, чем он может подумать.

АЛЬБУС размышляет.

АЛЬБУС: Скорпиус - это одеяло по-прежнему у моего папы.
СКОРПИУС: Не сработает. Если мы сейчас напишем на нём, даже очень мелко, он прочитает это слишком рано. И время испортится.
АЛЬБУС: Что ты знаешь про любовные зелья? Какие в них всех составляющие?
СКОРПИУС: Среди всякого прочего, жемчужная пудра.
АЛЬБУС: Жемчужная пудра - сравнительно редкий ингредиент, правда?
СКОРПИУС: В основном потому, что она круто дорогая. А к чему это, Альбус?
АЛЬБУС: Мы с папой подрались, как раз за день, как мне в школу ехать.
СКОРПИУС: Я в курсе. Полагаю, что-то такое нас в эту кашу и закинуло.
АЛЬБУС: Я швырнул одеяло через всю комнату. Оно угодило в любовное зелье, которое мне дядя Рон подарил, в шутку.
СКОРПИУС: Он занятный мужик.
АЛЬБУС: Зелье расплескалось, залило всё одеяло, а я случайно узнал, наверняка, что мама не давала папе ничего трогать в комнате, после того, как я её покинул.
СКОРПИУС: И что?
АЛЬБУС: И то, что сейчас Хеллоуин приближается, в их времени точно так же, как у нас - а он рассказал мне, что всегда достаёт это одеяло, ему нужно, чтобы оно было с ним на Хеллоуин - это же последнее, что ему дала мама - так что он будет его искать, и когда он его найдёт…
СКОРПИУС: Нет. По-прежнему не догоняю.
АЛЬБУС: С жемчужной пудрой что реагирует?
СКОРПИУС: Ну, говорят, что если настойка Полувидима и жемчужная пудра смешиваются… то загорятся.
АЛЬБУС: А настойка этого (он не уверен, как правильно произнести) Полувидима - она видна невооружённым глазом?
СКОРПИУС: Нет.
АЛЬБУС: Значит, если мы достанем это одеяло, и напишем на нём настойкой Полувидима, то…
СКОРПИУС (поражён неожиданным открытием): Ничто не будет с ней реагировать, пока она не вступит в контакт с любовным зельем. В твоей комнате. В настоящем времени. Клянусь Дамблдором, мне это нравится.
АЛЬБУС: Нам только надо проработать, где найти этих… Полувидимов.
СКОРПИУС: Знаешь, по слухам, Батильда Багшот никогда не видела смысла в том, чтобы ведьмам и волшебникам запирать двери.

Дверь легко открывается.

Слухи были правильные. Пора воровать палочки и заниматься зельеделием.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 20:40

Акт четвёртый, сцена шестая, дом Поттеров, комната Альбуса
engПоказать
ACT FOUR, SCENE SIX

HARRY AND GINNY POTTER’S HOUSE, ALBUS’S ROOM

HARRY is sitting on ALBUS’s bed. GINNY enters. She looks at him.

GINNY: Surprised to find you here.
HARRY: Don’t worry, I haven’t touched anything. Your shrine is preserved. (He winces.) Sorry. Bad choice of words.

GINNY says nothing, HARRY looks up at her.

You know I’ve had some pretty terrible Hallows’ Eves - but this is undoubtedly at least the - second worst.
GINNY: I was wrong - to blame you. I always accuse you of jumping to things and it was me who - Albus went missing and I assumed it was your fault. I’m sorry I did that.
HARRY: You don’t think this is my fault?
GINNY: Harry, he was kidnapped by a powerful Dark witch, how can that be your fault?
HARRY: I chased him away. I chased him to her.
GINNY: Can we not treat this as if the battle is already lost?

GINNY nods. HARRY starts to cry.

HARRY: I’m sorry, Gin …
GINNY: Are you not listening to me? I’m sorry too.
HARRY: I shouldn’t have survived - it was my destiny to die - even Dumbledore thought so - and yet I lived. I beat Voldemort. All these people - all these people - my parents, Fred, the Fallen Fifty - and it’s me that gets to live? How is that? All this damage - and it’s my fault.
GINNY: They were killed by Voldemort.
HARRY: But if I’d stopped him sooner? All that blood on my hands. And now our son has been taken too -
GINNY: He’s not dead. Do you hear me, Harry? He’s not dead.

She takes HARRY in her arms. There is a big pause filled with pure unhappiness.

HARRY: The Boy Who Lived. How many people have to die for the Boy Who Lived?

HARRY sways a moment, unsure. Then he notices the blanket. He walks towards it.

This blanket is all I have, you know … of that Hallows’ Eve. This is all I have to remember them.
And whilst -

He picks up the blanket. He discovers it has holes in it. He looks at it, dismayed.

This has got holes in it. Ron’s idiotic love potion has burnt through it, right through it. Look at this. It’s ruined. Ruined.

He opens up the blanket. He sees writing burnt through it. He’s surprised.

What?
GINNY: Harry, it has - something - written -

On another part of the stage, ALBUS and SCORPIUS appear.

ALBUS: “Dad …”
SCORPIUS: We’re starting with “Dad”?
ALBUS: So he’ll know it’s from me.
SCORPIUS: Harry is his name. We should start with “Harry.”
ALBUS (firm): We’re starting with “Dad.”
HARRY: “Dad,” does it say, “Dad”? It’s not that distinct …
SCORPIUS: “Dad, HELP.”
GINNY: “Hello”? Does that say “Hello”? And then … “Good.”
HARRY: “Dad Hello Good Hello”? No. This is … a strange joke.
ALBUS: “Dad. Help. Godric’s Hollow.”
GINNY: Give me that. My eyesight is better than yours. Yes. “Dad Hello Good” - that’s not “Hello” again - that’s “Hallow” or “Hollow”? And then some numbers - these are clearer - “3 - 1 - 1 - 0 - 8 - 1.” Is this one of those Muggle telephone numbers? Or a grid reference or a …

HARRY looks up, several thoughts smashing through his brain at once.

HARRY: No. It’s a date. 31st October, 1981. The date my parents were killed.

GINNY looks at HARRY, and then back at the blanket.

GINNY: That doesn’t say “Hello.” It says “Help.”
HARRY: “Dad. Help. Godric’s Hollow. 31/10/81.” It’s a message. Clever boy left me a message.

HARRY kisses GINNY hard.

GINNY: Albus wrote this?
HARRY: And he’s told me where they are and when they are and now we know where she is, we know where we can fight her.

He kisses her hard again.

GINNY: We haven’t got them back again yet.
HARRY: I’ll send an owl to Hermione. You send one to Draco. Tell them to meet us at Godric’s with the Time-Turner.
GINNY: And it is “us,” okay? Don’t even think about going back without me, Harry.
HARRY: Of course you’re coming. We have a chance, Ginny, and by Dumbledore - that’s all that we need - a chance.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ШЕСТАЯ

ДОМ ДЖИННИ И ГАРРИ ПОТТЕРОВ, КОМНАТА АЛЬБУСА

ГАРРИ сидит на кровати АЛЬБУСА. ДЖИННИ входит, смотрит на него.

ДЖИННИ: Не ожидала найти тебя здесь.
ГАРРИ: Не волнуйся, я ничего не трогал. Твой мавзолей в сохранности. (Морщится.) Извини. Надо было лучше слово найти.

ДЖИННИ молчит, ГАРРИ поднимает на неё глаза.

Знаешь, у меня бывали изумительно ужасные Хеллоуины - но этот, не сомневаюсь - второй по жути.
ДЖИННИ: Я была не права - тебя винить. Я всегда упрекала тебя, что ты за всё берёшься, не подумав - Альбус убежал, и я решила, что это из-за тебя. Прости, что я так думала.
ГАРРИ: Так ты не считаешь, что это из-за меня?
ДЖИННИ: Гарри, его похитила могущественная Тёмная ведьма, так при чём здесь ты?
ГАРРИ: Я погнал его прочь. Я погнал его к ней.
ДЖИННИ: Может, не будем смотреть на всё так, словно битва уже проиграна?

ГАРРИ плачет.

ГАРРИ: Прости меня, Джин…
ДЖИННИ: Ты что, меня не слушаешь? Я тоже виновата.
ГАРРИ: Я не должен был выжить - мне было предназначено умереть - даже Дамблдор так думал - и я всё-таки жил. Я побил Волдеморта. А эти все - эти все - мои родители, Фред, Пятьдесят Павших - и я, которому досталось жить? Это вот как? Все эти беды - из-за меня.
ДЖИННИ: Их погубил Волдеморт.
ГАРРИ: А если бы я остановил его раньше? Вся эта кровь - на моих руках. И нашего сына забрали -
ДЖИННИ: Он не умер. Гарри, ты меня слышишь? Он не умер.

Она обнимает ГАРРИ за плечи. Долгая пауза, полная печали.

ГАРРИ: Мальчик, Который Выжил. Сколько людей умерли ради Мальчика, Который Выжил?

ГАРРИ некоторое время сидит в смятении. Потом он замечает одеяло. Подходит к нему.

Это одеяло - всё, что у меня осталось, знаешь… от того Хеллоуина. Всё, что у меня осталось, от них на память. И пока -

Он берёт одеяло в руки. И обнаруживает, что оно в дырках. Он смотрит на них в отчаянии.

Всё его издырявило. Роново идиотское любовное зелье его прожгло, прожгло насквозь. Оно испорчено. Уничтожено.

Он разворачивает одеяло. Видит, что на нём выжжена надпись. Он удивлён.

Что это?
ДЖИННИ: Гарри, на нём - что-то - написано -

На другой части сцены появляются АЛЬБУС и СКОРПИУС.

АЛЬБУС: "Папа…"
СКОРПИУС: Так и начнём, с "папы"?
АЛЬБУС: Чтобы он понял, что это от меня.
СКОРПИУС: Гарри его имя. Нам нужно начать с "Гарри".
АЛЬБУС (твёрдо): Начнём так: "Папа".
ГАРРИ: "Папа", вроде так, "Папа"? Тут дальше неясно…
СКОРПИУС: "Папа, ПОМОГИ."
(Я вынужден выстраивать свою версию надписи, и её чтения)
ДЖИННИ: "П… р…"? Здесь сказано "Привет"? А дальше … "Готов…"
ГАРРИ: "Папа Привет Готовь-ка Ложку"? Нет. Это… странная шутка.
АЛЬБУС: "Папа. Помоги. Годрикова Лощина."
ДЖИННИ: Дай сюда. У меня глаза получше твоих. Так. "Папа Привет Готов" - тут дальше не "Ложку" - тут "Ложе" или "Лощина"? А потом какие-то цифры - тут яснее - "3 - 1 - 1 - 0 - 8 -1". Это что, какой-то маггловский телефонный номер? Или ссылка на радиодиапазон, или …

ГАРРИ смотрит куда-то вверх, в его голове бешено крутится сразу несколько мыслей.

ГАРРИ: Нет. Это дата. 31-е октября, 1981 года. Это когда были убиты мои родители.

ДЖИННИ смотрит на ГАРРИ, потом - снова на одеяло.

ДЖИННИ: Тут написано не "Привет". Тут написано "Помоги".
ГАРРИ: "Папа. Помоги. Годрикова Лощина. 31/10/81." Это послание. Умный мальчик оставил мне послание.

ГАРРИ крепко целует ДЖИННИ.

ДЖИННИ: Это Альбус написал?
ГАРРИ: И объяснил мне, где они, и в каком времени, и теперь мы знаем, где та, мы знаем, где сможем побороться с ней.

Ещё раз крепко целует ДЖИННИ.

ДЖИННИ: Мы их ещё не вернули.
ГАРРИ: Я посылаю сову Эрмионе. Ты посылаешь Драко. Скажем, пусть встречают нас в Годриковой, с Времяворотом.
ДЖИННИ: Именно что "нас", верно? Только не думай, Гарри, что отправишься в прошлое без меня.
ГАРРИ: Конечно, ты тоже пойдёшь. У нас появился шанс, Джинни, и, клянусь Дамблдором, шанс - это всё, что нам нужно.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 21:20

Акт четвёртый, сцена седьмая, Годрикова Лощина (наши дни)
engПоказать
ACT FOUR, SCENE SEVEN

GODRIC’S HOLLOW

RON, HERMIONE, DRACO, HARRY, and GINNY walk through a present-day Godric’s Hollow. A busy market town (it’s expanded over the years).

HERMIONE: Godric’s Hollow. It must be twenty years …
GINNY: Is it just me or are there more Muggles about …
HERMIONE: It’s become quite popular as a weekend break.
DRACO: I can see why - look at the thatched roofs. And is that a farmers’ market?

HERMIONE approaches HARRY - who is looking around himself, overwhelmed by all that he’s seeing.

HERMIONE: You remember when we were last here? This feels just like old times.
RON: Old times with a few unwelcome ponytails added to the mix.

DRACO knows a barb when he hears one.

DRACO: Can I just say -
RON: Malfoy, you may be all chummy chummy with Harry, and you may have produced a relatively nice child, but you’ve said some very unfair things to and about my wife …
HERMIONE: And your wife doesn’t need you fighting her battles for her.

HERMIONE looks witheringly at RON. RON takes the hit.

RON: Fine. But if you say one thing about her or me …

DRACO: You’ll do what, Weasley?
HERMIONE: He’ll hug you. Because we’re all on the same team, aren’t we, Ron?
RON (hesitating in the face of her unwavering gaze): Fine. I, um, I think you’ve got really nice hair. Draco.
HERMIONE: Thank you, husband. Now this seems a good spot. Let’s do this.

DRACO takes out the Time-Turner - it begins spinning wildly as the others take their places around it.
And there is a giant whoosh of light. A smash of noise.
And time stops. And then it turns over, thinks a bit, and begins spooling backwards, slow at first …
And then it speeds up.
They look around themselves.


RON: So? Has it worked?
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА СЕДЬМАЯ

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА

РОН, ЭРМИОНА, ДРАКО, ГАРРИ и ДЖИННИ идут по сегодняшней Годриковой Лощине. Это бойкий городок с рынком (он разросся за эти годы).

ЭРМИОНА: Годрикова Лощина. Когда мы тут были, двадцать лет…
ДЖИННИ: Это мне кажется, или тут магглов стало больше…
ЭРМИОНА: На выходные в него стали много съезжаться.
ДРАКО: И я понимаю, почему - посмотри на соломенные крыши. И это фермерская ярмарка?

ЭРМИОНА приближается к ГАРРИ - тот смотрит по сторонам, ошеломлённый тем, что видит.

ЭРМИОНА: Помнишь, как мы тут последний раз были? Совсем как тогда, в старые времена.
РОН: Только в эти старые времена какие-то конские хвосты без спроса намешались.

Когда ДРАКО слышит колкость, ему не надо на неё указывать.

ДРАКО: Могу я сказать -
РОН: Малфоу, ты можешь быть вась-вась с Гарри, и ты можешь быть отцом относительно приличного сына, но ты наговорил кое-что очень неприятное и моей жене, и о ней…
ЭРМИОНА: И твоя жена не нуждается, чтобы ты за неё воевал - она сама может.

ЭРМИОНА бросает на РОНА уничтожающий взгляд. РОН принимает его к сведению.

РОН: Ясно. Но если ты скажешь что-нибудь о ней или обо мне…
ДРАКО: И что ты сделаешь, Визли?
ЭРМИОНА: Он тебя обнимет. Потому что мы - одна команда, так, Рон?
РОН (ему неловко под её суровым взглядом): Ясно. Я, гм, я думаю, Драко, у тебя по-настоящему симпатичная причёска.
ЭРМИОНА: Спасибо, муженёк. Ну, это похоже на подходящее место. За дело.

ДРАКО вынимает Времяворот - он начинает бешено вращаться, когда все собираются вокруг него.
Ослепительная вспышка. Волна оглушительного шума.
И время останавливается. Качается назад, чуть-чуть задумывается, и начинает отматываться вспять, сперва медленно….
И потом всё быстрее.
Все стоят, озираясь по сторонам.


РОН: Как? Сработало?
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 21:27

Акт четвёртый, сцена восьмая, Годрикова Лощина, сарай, 1981
engПоказать
ACT FOUR, SCENE EIGHT

GODRIC’S HOLLOW, A SHED, 1981

ALBUS looks up, amazed to see GINNY and then HARRY, and then he takes in the rest of the happy band (RON, DRACO, and HERMIONE).

ALBUS: MUM?
HARRY: Albus Severus Potter. Are we pleased to see you.

ALBUS runs and throws himself into GINNY’s arms. GINNY receives him, delighted.

ALBUS: You got our note …?
GINNY: We got your note.

SCORPIUS trots up to his dad.

DRACO: We can hug too if you like …

SCORPIUS looks at his dad, unsure for a moment. And then they sort of half hug in a very awkward way. DRACO smiles.

RON: Now, where’s this Delphi?
SCORPIUS: You know about Delphi?
ALBUS: She’s here - she’s trying to kill you, we think. Before Voldemort curses himself she’s going to kill you and so break the prophecy and …
HERMIONE: Yes, we thought that might be it too. Do you know where specifically she is now?
SCORPIUS: She’s disappeared. How did you - how did you, without the Time-Turner -
HARRY (interrupting): That’s a long and complicated story, Scorpius. And we don’t have time for it.

DRACO smiles at HARRY gratefully.

HERMIONE: Harry’s right. Time is of the essence. We need to get people into position. Now, Godric’s Hollow is not a large place but she could be coming from any direction. So we need somewhere that gives us good views of the town - that allows for multiple and clear observation points - and that will, most importantly, keep us hidden, because we cannot risk being seen.

They all frown, thinking.

I’d say St. Jerome’s Church ticks all those boxes, wouldn’t you?
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ВОСЬМАЯ

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, САРАЙ, 1981

АЛЬБУС в изумлении смотрит на ДЖИННИ, потом на ГАРРИ, а потом замечает и всю остальную счастливую компанию (РОНА, ДРАКО и ЭРМИОНУ).

АЛЬБУС: МАМА?
ГАРРИ: Альбус Северус Поттер, мы рады тебя видеть.

АЛЬБУС подбегает и бросается в объятия ДЖИННИ. Радостная ДЖИННИ обнимает его.

АЛЬБУС: Получили нашу записку…?
ДЖИННИ: Мы получили вашу записку.

Рысцой подбегает СКОРПИУС.

ДРАКО: Мы тоже можем обняться, если хочешь…

СКОРПИУС неуверенно смотрит на папу. А потом они изображают что-то вроде неловких объятий. ДРАКО улыбается.

РОН: Ну, и где эта Дельфи?
СКОРПИУС: Вы знаете про Дельфи?
АЛЬБУС: Она здесь - она хочет, мы считаем, тебя убить. Прежде чем Волдеморт заклянет сам себя, она собирается тебя убить, и так разбить пророчество, и…
ЭРМИОНА: Да, мы думаем, что может быть и так. Вы знаете, где именно она сейчас?
СКОРПИУС: Она скрылась. А как вы - а как вы, без Времяворота -
ГАРРИ (перебивает его): Это длинная и сложная история, Скорпиус. И у нас на неё нет времени.

ДРАКО благодарно улыбается ГАРРИ.

ЭРМИОНА: Гарри прав. Времени терять нельзя. Мы должны занять позицию. Смотрим: Годрикова Лощина - место не обширное, но она может войти в неё с любой стороны. Значит, нужно найти, откуда хороший вид на город - откуда всё хорошо просматривается - и где, это очень важно, мы сможем укрыться, потому что мы не можем рисковать быть замеченными.

Все напряжённо думают.

Я бы сказала, что церковь Святого Иеронима всему этому отвечает, а как по-вашему?
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 21:30

Акт четвёртый, сцена девятая, Годрикова Лощина, церковь св.Иеронима
engПоказать
ACT FOUR, SCENE NINE

GODRIC’S HOLLOW, ST. JEROME’S CHURCH, SANCTUARY, 1981

ALBUS is sleeping in a pew. GINNY watches him carefully. HARRY is looking out the opposite window.

HARRY: No. Nothing. Why isn’t she here?
GINNY: We’re together, your mum and dad are alive - we can turn time, Harry, we can’t speed it up.
She’ll come when she’s ready, and we’ll be ready for her.

She looks at ALBUS’s sleeping form.

Or some of us will be.
HARRY: Poor kid thought he had to save the world.
GINNY: Poor kid has saved the world. That blanket was masterful. I mean, he also almost destroyed the world, but probably best not to focus on that bit.
HARRY: You think he’s okay?
GINNY: He’s getting there, it just might take him a bit of time - and you a bit of time too.

HARRY smiles. She looks back at ALBUS. HARRY does too.

You know, after I’d opened the Chamber of Secrets - after Voldemort had bewitched me with that terrible diary and I’d almost destroyed everything -
HARRY: I remember.
GINNY: After I came out of hospital - everyone ignored me, shut me out - other than, that is, the boy who had everything - who came across the Gryffindor common room and challenged me to a game of Exploding Snap. People think they know all there is to know about you, but the best bits of you are - have always been - heroic in really quiet ways. My point is - after this is over, just remember if you could that sometimes people - but particularly children - just want someone to play Exploding Snap with.
HARRY: You think that’s what we’re missing - Exploding Snap?
GINNY: No. But the love I felt from you that day - I’m not sure Albus feels that.
HARRY: I’d do anything for him.
GINNY: Harry, you’d do anything for anybody. You were pretty happy to sacrifice yourself for the world. He needs to feel specific love. It’ll make him stronger, and you stronger too.
HARRY: You know, it wasn’t until we thought Albus had gone that I truly understood what my mother was able to do for me. A countercharm so powerful that it was able to repel the spell of death.
GINNY: And the only spell Voldemort couldn’t understand - love.
HARRY: I do love him specifically, Ginny.
GINNY: I know, but he needs to feel it.
HARRY: I’m lucky to have you, aren’t I?
GINNY: Extremely. And I’d be delighted to discuss just how lucky at another time. But for now - let’s focus on stopping Delphi.
HARRY: We are running out of time.

A thought occurs to GINNY.

GINNY: Unless - Harry, has anyone thought - why has she picked now? Today?
HARRY: Because this is the day that everything changed …
GINNY: Right now you’re over a year old, am I right?
HARRY: A year and three months.
GINNY: That’s a year and three months she could have killed you in. Even now, she’s been in Godric’s Hollow for twenty-four hours. What’s she waiting for?
HARRY: I’m still not entirely following -
GINNY: What if she’s not waiting for you - she’s waiting for him … to stop him.
HARRY: What?
GINNY: Delphi’s picked tonight because he’s here - because her father is coming. She wants to meet him. Be with him, the father she loves. Voldemort’s problems started when he attacked you. If he hadn’t done that …
HARRY: He’d have only got more powerful - the darkness would only have got darker.
GINNY: The best way to break the prophecy is not to kill Harry Potter, it’s to stop Voldemort doing anything at all.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ДЕВЯТАЯ

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ИЕРОНИМА, 1981

АЛЬБУС спит на церковной скамье. ДЖИННИ не сводит с него глаз. ГАРРИ смотрит в окно.

ГАРРИ: Нет. Ничего. Почему она не появляется?
ДЖИННИ: Мы собрались, твои мама и папа живы - мы можем обратить время, Гарри, но не можем его поторопить.
Она придёт, когда будет к этому готова, и мы будем готовы её встретить.

Смотрит на спящего АЛЬБУСА.

Ну, некоторые из нас.
ГАРРИ: Бедный малыш полагал, что должен спасти мир.
ДЖИННИ: Бедный малыш спас мир. С этим одеялом - настоящее искусство. То есть, я хочу сказать, он заодно почти что развалил мир, но, наверное, лучше на этом особо не задерживаться.
ГАРРИ: Думаешь, с ним всё в порядке?
ДЖИННИ: Будет, разве что потребует немножко времени - и тебя немножко потребуется.

ГАРРИ улыбается. ДЖИННИ оглядывается на АЛЬБУСА, ГАРРИ тоже смотрит на АЛЬБУСА.

Знаешь, после того, как я открыла Потаённую Комнату - после того, как Волдеморт заколдовал меня тем ужасным дневником и я чуть всё-всё не разрушила -
ГАРРИ: Я помню.
ДЖИННИ: После того, как я вышла из больницы - все избегали меня, изгоняли меня - нашёлся один, знаешь, мальчик, у которого было всё - и он прошёл через всю общую комнату Гриффиндора, чтобы пригласить меня сыграть во Взрывного Дурака. Люди думают, что они знают всё, что нужно о тебе знать, но лучшие частицы, какие в тебе есть - и всегда были - героические, только самые мирные. О чём хочу сказать - после того, как всё это закончится, просто не забывай, если сможешь, что иногда людям - особенно детям - нужно. Чтобы кто-то сыграл с ними во Взрывного Дурака.
ГАРРИ: Ты думаешь, что нам этого не хватало - Взрывного Дурака?
ДЖИННИ: Нет. Но ту любовь, что я у тебя сегодня почувствовала - я не уверена, что Альбус её чувствует.
ГАРРИ: Я всё для него делал.
ДЖИННИ: Гарри, ты делал всё для всех. Ты был истинно счастлив жертвовать собой для всего мира. Ему же нужна особая любовь. Она сделает его сильнее, и тебя тоже.
ГАРРИ: Знаешь, пока Альбус не ушёл - я до этого по-настоящему не понимал, на что моя мать была способна ради меня. Противочары, такое могучие, что смогли отразить заклятие смерти.
ДЖИННИ: И единственное волшебство, которое Волдеморт не мог понять - любовь.
ГАРРИ: Я люблю его особенной любовью, Джинни.
ДЖИННИ: Я знаю, но ему нужно это чувствовать.
ГАРРИ: Правда, мне повезло, что у меня есть ты?
ДЖИННИ: Исключительно. Но я была бы рада обсудить это везение в другой раз. А сейчас - сосредоточимся на том, как остановить Дельфи.
ГАРРИ: Время подходит.

ДЖИННИ приходит в голову мысль.

ДЖИННИ: Разве что - Гарри, а кто-нибудь подумал - почему она выбрала это время? Этот день?
ГАРРИ: Потому, что это день, когда всё переменилось…
ДЖИННИ: Как раз сейчас тебе где-то год, я не ошибаюсь?
ГАРРИ: Год и три месяца.
ДЖИННИ: То есть был целый год и три месяца, когда она могла тебя убить. И даже сейчас, она уже двадцать четыре часа как в Годриковой Лощине. Чего она ждёт?
ГАРРИ: Я всё ещё не вполне понимаю -
ДЖИННИ: А если она подстерегает не тебя - она подстерегает его… его остановить.
ГАРРИ: Что?
ДЖИННИ: Дельфи выбрала эту ночь потому, что он здесь - потому что приходит её отец. Она хочет его встретить. Быть с ним, с отцом, которого она любит. Проблемы у Волдеморта начались, когда он напал на тебя. Если бы он этого не сделал…
ГАРРИ: Он бы только становился всё более могучим - тьма только сгущалась бы.
ДЖИННИ: Лучший способ разбить пророчество - не убить Гарри Поттера, а вообще не дать Волдеморту ничего сделать.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 21:36

Акт четвёртый, сцена десятая, Годрикова Лощина, церковь св.Иеронима
engПоказать
ACT FOUR, SCENE TEN

GODRIC’S HOLLOW, ST. JEROME’S CHURCH, 1981

The group are gathered and full of confusion.

RON: So let me get this right - we’re fighting to protect Voldemort?
ALBUS: Voldemort killing my grandparents. Voldemort trying to kill my dad?
HERMIONE: Of course, Ginny. Delphi’s not trying to kill Harry - she’s stopping Voldemort trying to kill Harry. Brilliant.
DRACO: So - we just wait? Until Voldemort turns up?
ALBUS: Does she know when he does turn up? Hasn’t she come here twenty-four hours early because she isn’t sure when he’ll arrive and in what direction? The history books - correct me if I’m wrong, Scorpius - show nothing about when and how he arrived in Godric’s Hollow?
SCORPIUS and HERMIONE: You’re not wrong.
RON: Blimey! There are two of them!
DRACO: So how can we use this to our advantage?
ALBUS: Do you know what I’m really good at?
HARRY: There’s plenty you’re good at, Albus.
ALBUS: Polyjuicing. And I think Bathilda Bagshot may have all the ingredients for Polyjuice in her basement. We can Polyjuice into Voldemort and bring her to us.
RON: To use Polyjuice you need a bit of someone. We don’t have a bit of Voldemort.
HERMIONE: But I like the concept, a pretend mouse for her cat.
HARRY: How close can we get through Transfiguration?
HERMIONE: We know what he looks like. We’ve got some excellent wizards and witches here.
GINNY: You want to transfigure into Voldemort?
ALBUS: It’s the only way.
HERMIONE: It is, isn’t it?

RON steps forward bravely.

RON: Then I would like to - I think I should be him. I mean, it won’t be - exactly nice being Voldemort - but without wishing to blow my own trumpet - I am probably the most chilled out of all of us and … so maybe transfiguring into him - into the Dark Lord - will do less damage to me than - any of you more - intense - people.

HARRY steps away, introspective.

HERMIONE: Who are you calling intense?
DRACO: I’d also like to volunteer. I think being Voldemort requires precision - no offense, Ron - and a knowledge of Dark Magic and -
HERMIONE: And I’d like to volunteer too. As Minister for Magic I think it’s my responsibility and right.
SCORPIUS: Maybe we should draw lots -
DRACO: You’re not volunteering, Scorpius.
ALBUS: Actually -
GINNY: No, no way. I think you’re all mad. I know what that voice is like inside your head - I won’t have it in mine again -
HARRY: And anyway - it has to be me.

Everyone turns to HARRY.

DRACO: What?
HARRY: For this plan to work she has to believe it’s him, without hesitation. She’ll use Parseltongue - and I knew there was a reason why I still have that ability. But more than that, I - know what it is to feel - like him. I know what it is to be him. It has to be me.
RON: Rubbish. Beautifully put but beautiful rubbish. No way are you going to -
HERMIONE: I’m afraid you’re right, my old friend.
RON: Hermione, you’re wrong, Voldemort is not something to be - Harry should not -
GINNY: And I hate to agree with my brother, but -
RON: He could get stuck - as Voldemort - forever.
HERMIONE: So could any of us. Your concerns are valid, but …
HARRY: Hang on, Hermione. Gin.

GINNY and HARRY make eye contact.

I won’t do it if you don’t want me to. But it feels like the only way to me, am I wrong?

GINNY thinks a moment and then softly nods. HARRY’s face hardens.

GINNY: You’re right.
HARRY: Then let’s do this.
DRACO: Don’t we need to discuss the route you’re taking - the -
HARRY: She’s watching for him - she’ll come to me.
DRACO: And then what? When she’s with you. May I remind you this is a very powerful witch.
RON: Easy. He gets her in here. We zap her together.
DRACO: “Zap her”?

HERMIONE looks around the room.

HERMIONE: We’ll hide behind these doors. If you can get her to this point, Harry (she indicates the point where the light from the rose window hits the floor), then we come out and make sure she has no chance to escape.
RON (with a look to DRACO): And then we’ll zap her.
HERMIONE: Harry, last chance, are you sure you can do this?
HARRY: Yes, I can do this.
DRACO: No, there’s too many what-ifs - too many things that can go wrong - the Transfiguration could not hold, she could see through it - if she escapes us now there’s no telling the damage she can do - we need time to properly plan, to -
ALBUS: Draco, trust my dad. He won’t let us down.

HARRY looks at ALBUS - moved.

HERMIONE: Wands.

Everyone withdraws their wands. HARRY clasps his.
There’s a light that builds — that overwhelms …
The Transfiguration is slow and monstrous.
And the form of VOLDEMORT emerges from HARRY.
And it’s horrendous.
He turns.
He looks around at his friends and family.
They look back - aghast.


RON: Bloody hell.
HARRY/VOLDEMORT: It worked, then?
GINNY (gravely): Yes. It worked.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ДЕСЯТАЯ

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ИЕРОНИМА, 1981

Все в сборе, и в неуверенности.

РОН: Так я правильно понимаю - мы дерёмся, защищая Волдеморта?
АЛЬБУС: Волдеморта, убивающего моих дедушку и бабушку? Волдеморта, пытающегося убить моего папу?
ЭРМИОНА: Ты права, Джинни. Дельфи не пытается убить Гарри - она препятствует Волдеморту попытаться убить Гарри. Восхитительно.
ДРАКО: Тогда - мы просто ждём? Пока Волдеморт себя не явит?
АЛЬБУС: А она сама знает, когда он заявится? Не оттого ли она прибыла сюда за двадцать четыре часа, что не знает точно, когда он придёт, и откуда? В книжках по истории - Скорпиус, поправь, если я ошибаюсь - ведь ничего нет о том, когда и как он появился в Годриковой Лощине?
СКОРПИУС и ЭРМИОНА: Ты не ошибаешься.
РОН: Хос-споди! Теперь двое…!
ДРАКО: Как мы можем повернуть это в свою пользу?
АЛЬБУС: Знаешь, что у меня по-настоящему хорошо получается?
ГАРРИ: У тебя, Альбус, хорошо получается очень много.
АЛЬБУС: Многосущность. Я думаю, у Батильды Бэгшот в подвале могут найтись все составляющие для Многосущного зелья. Можно - с этим зельем - сделать Волдеморта, и заманить её к нам.
РОН: Чтобы использовать Многосущное зелье, необходим чужой кусочек. У нас нет кусочка Волдеморта.
ЭРМИОНА: Но мне нравится идея - изобразить мышку для кошки.
ГАРРИ: Как близко можно уподобиться Трансфигурацией?
ЭРМИОНА: Мы знаем, как он выглядит. Среди нас - прекрасные волшебники и ведьмы.
ДЖИННИ: Ты хочешь преобразоваться в Волдеморта?
АЛЬБУС: Это единственный путь.
ЭРМИОНА: Да, пожалуй, так.

РОН храбро шагает вперёд.

РОН: Тогда я бы не отказался - думаю, им быть следует мне. Я хочу сказать, быть им - Волдемортом - не будет особо приятным - но, это без желания свои перья распускать - я среди вас, наверное, самый бесчувственный, холодный и … словом, преобразование в него - в Тёмного Лорда - навредит мне меньше, чем - да любому из вас - чувствительному.

ГАРРИ отходит в сторону; он погружён в себя.

ЭРМИОНА: Кого это ты назвал чувствительными?
ДРАКО: Тоже хочу себя предложить. Полагаю, изобразить Волдеморта, тут нужна точность - без обид, Рон - и знание Тёмной магии, и -
ЭРМИОНА: И я хочу себя предложить. Как Министр магии, я полагаю, что это - моя ответственность и моё право.
СКОРПИУС: Может быть, кинем жребий -
ДРАКО: Скорпиус, ты не участвуешь.
АЛЬБУС: Сейчас -
ДЖИННИ: Нет, не пойдёт. По-моему, вы все рехнулись. Я знаю, каково оно, слышать этот голос в своей голове - не хочу слышать его снова -
ГАРРИ: И так или иначе - это должен быть я.

Все поворачиваются к ГАРРИ.

ДРАКО: Что?
ГАРРИ: Чтобы этот план сработал, она должна поверить, что это он, без колебаний. Она заговорит по-змеиному - и я понял, что в этом есть смысл, что у меня сохранилась эта способность. Но, более того, я - знаю, каково это, чувствовать - как он. Я знаю, что значит быть им. Так что придётся мне.
РОН: Чушь. Красиво сказано, но это красивая чушь. Ты никак не сможешь -
ЭРМИОНА: Боюсь, ты прав, мой старый друг.
РОН: Эрмиона, ты ошибаешься, Волдеморт не должен появиться - Гарри не следует -
ДЖИННИ: Ненавижу соглашаться с братом, но -
РОН: Он может застрять - остаться Волдемортом - навсегда.
ЭРМИОНА: Как любой из нас. Твои опасения серьёзны, но…
ГАРРИ: Точно, Эрмиона. Джин.

ДЖИННИ и ГАРРИ смотрят друг другу в глаза.

Я не буду этого делать, если ты не хочешь. Но я чувствую, что другого пути у меня нет. Я не прав?

ДЖИННИ мгновение думает, и медленно кивает. У ГАРРИ суровеет лицо.

ДЖИННИ: Ты прав.
ГАРРИ: Тогда за дело.
ДРАКО: А нам не надо обсудить, каким путём тебе идти -
ГАРРИ: Она высматривает его - она придёт ко мне.
ДРАКО: И что потом? Когда она будет с тобой. Могу я напомнить, что она - очень могущественная ведьма.
РОН: Легко. Он приводит её сюда. Мы все её хомутаем.
ДРАКО: "Хомутаем"?

ЭРМИОНА оглядывает помещение.

ЭРМИОНА: Мы спрячемся за этими дверьми. Если ты сможешь довести её досюда (она показывает, где на пол падает свет от круглого окна над входом ("окно-роза" - традиционное большое окно над входом в готические церкви)), то мы входим, и обеспечиваем, чтобы у неё не было никакой возможности скрыться.
РОН (взглядывает на ДРАКО): И тут мы её хомутаем.
ЭРМИОНА: Гарри, последний раз: ты уверен, что сможешь это сделать?
ГАРРИ: Да, я могу это сделать.
ДРАКО: Нет, тут слишком много "если" - слишком много того, что может пойти не так - Преобразование может не удержаться, она может оказаться способной видеть сквозь него - если она сейчас от нас скроется, она сможет наделать неописуемых бед - нам нужно время, всё хорошенько спланировать, чтобы -
АЛЬБУС: Драко, положись на моего папу. Он нас не подведёт.

ГАРРИ смотрит на АЛЬБУСА - он тронут.

ЭРМИОНА: Палочки.

Все вынимают палочки. ГАРРИ крепко сжимает свою.
Свет, который создаёт - он всё заливает…
Преобразование - медленное и жуткое.
Из ГАРРИ проступают очертания ВОЛДЕМОРТА.
И это устрашающе.
Он поворачивается.
Он окидывает взглядом друзей и родных.
В их глазах - страх и потрясение.


РОН: Чертовщина поганая.
ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ: Как, сработало?
ДЖИННИ (упавшим голосом): Да, оно сработало.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 22:37

Акт четвёртый, сцена одиннадцатая, Годрикова Лощина, церковь св.Иеронима
engПоказать
ACT FOUR, SCENE ELEVEN

GODRIC’S HOLLOW, ST. JEROME’S CHURCH, 1981

RON, HERMIONE, DRACO, SCORPIUS, and ALBUS stand at the window, looking out. GINNY can’t look. She sits further back.
ALBUS notices his mum sitting apart. He walks over to her.


ALBUS: It’s going to be okay, you know that, Mum?
GINNY: I know it is. Or I hope I do. I just - don’t want to see him like that. The man I love shrouded in the man I hate.

ALBUS sits beside his mum.

ALBUS: I liked her, Mum, you know that? I really liked her. Delphi. And she was - Voldemort’s daughter?
GINNY: That’s what they’re good at, Albus - catching innocents in their web.
ALBUS: This is all my fault.

GINNY takes ALBUS in her arms.

GINNY: How funny. Your dad seems to think it’s all his. Strange pair that you are.
SCORPIUS: That’s her. That’s her. She’s seen him.
HERMIONE: Positions. Everybody. And remember, don’t come out until he’s got her in the light - we’ve one shot at this, we don’t want to mess it up.

They all move fast.

DRACO: Hermione Granger, I’m being bossed around by Hermione Granger. (She turns towards him. He smiles.) And I’m mildly enjoying it.
SCORPIUS: Dad …

They scatter. They hide behind two major doors.

HARRY/VOLDEMORT reenters the church. He walks a few paces and then he turns.


HARRY/VOLDEMORT: Whichever witch or wizard is following me, I assure you, you will regret it.

DELPHI emerges behind him. She is compelled to him. This is her father and this is the moment she’s waited for her entire life.

DELPHI: Lord Voldemort. It is me. I am following you.
HARRY/VOLDEMORT: I do not know you. Leave me.

She breathes deeply.

DELPHI: I am your daughter.
HARRY/VOLDEMORT: If you were my daughter, I’d know of you.

DELPHI looks at him imploringly.

DELPHI: I am from the future. The child of Bellatrix Lestrange and you. I was born in Malfoy Manor before the Battle of Hogwarts. A battle you are going to lose. I have come to save you.

HARRY/VOLDEMORT turns. She meets his eyes.

It was Rodolphus Lestrange, Bellatrix’s loyal husband, who on return from Azkaban told me who I was and revealed the prophecy he thought I was destined to fulfill. I am your daughter, sir.
HARRY/VOLDEMORT: I am familiar with Bellatrix and there are certain similarities in your face - though you haven’t inherited the best of her. But without proof …

DELPHI speaks intently in Parseltongue.
HARRY/VOLDEMORT laughs viciously.


That’s your proof?

DELPHI effortlessly rises into the air. HARRY/VOLDEMORT steps back - amazed.

DELPHI: I am the Augurey to your Dark Lord, and I am ready to give all that I have to serve you.
HARRY/VOLDEMORT (trying not to show his shock): You learnt - flight - from - me?
DELPHI: I have tried to follow the path you set.
HARRY/VOLDEMORT: I have never met a witch or a wizard who’s attempted to be my equal before.
DELPHI: Do not mistake - I would not claim to be worthy of you, Lord. But I have devoted my life to being a child you could be proud of.
HARRY/VOLDEMORT (interrupting): I see what you are, and I see what you could be. Daughter.

She looks at him, desperately moved.

DELPHI: Father?
HARRY/VOLDEMORT: Together, the power we could wield.
DELPHI: Father …
HARRY/VOLDEMORT: Come here, in the light, so I may examine what my blood made.
DELPHI: Your mission is a mistake. Attacking Harry Potter is a mistake. He will destroy you.

HARRY/VOLDEMORT’s hand turns into HARRY’s hand. He looks at it, astonished and dismayed, and then quickly pulls it inside his sleeve.

HARRY/VOLDEMORT: He is a baby.
DELPHI: He has his mother’s love. Your spell will rebound, destroying you and making him too powerful and you too weak. You will recover to spend the next seventeen years consumed in a battle with him - a battle you will lose.

HARRY/VOLDEMORT’s hair begins to sprout, he feels it, he attempts to cover it. He pulls his hood over his head.

HARRY/VOLDEMORT: Then I won’t attack him. You are right.
DELPHI: Father?

HARRY/VOLDEMORT shrinks down - he is now more HARRY than VOLDEMORT. He turns his back to DELPHI.

Father?
HARRY (trying desperately to still sound like Voldemort): Your plan is a good one. The fight is off. You have served me well, now come here into the light so I may examine you.

DELPHI sees a door slightly sway open and then be pulled shut. She frowns at it, thinking rapidly, her suspicion growing.

DELPHI: Father …

She tries to get a glimpse of his face again - there is almost a dance happening here.

You are not Lord Voldemort.

DELPHI unleashes a bolt from her hand. HARRY matches her.

Incendio!
HARRY: Incendio!

The bolts meet in a beautiful explosion in the middle of the room.
And with her other hand DELPHI sends bolts to both doors as they try to open them.


DELPHI: Potter. Colloportus!

HARRY looks at the doors, dismayed.

What? Thought your friends were going to join you, did you?
HERMIONE (from off): Harry … Harry…
GINNY (from off): She’s sealed the doors from your side.
HARRY: Fine. I’ll deal with you alone.

He moves to attack her again. But she is far stronger. HARRY’s wand ascends upwards towards her.
He is disarmed. He is helpless.


How did you …? What are you?
DELPHI: I’ve watched you for a long time, Harry Potter. I know you better than my father did.
HARRY: You think you’ve learnt my weaknesses?
DELPHI: I’ve studied to be worthy of him! Yes, even though he is the supreme wizard of all time, he will be proud of me. Expulso!

HARRY rolls away as the floor explodes behind him. He crawls frantically under a church pew, trying to work out how he can fight her.

Are you crawling away from me? Harry Potter. Hero of the wizarding world. Crawling away like a rat. Wingardium Leviosa!

The church pew ascends into the air.

The question is whether it’s worth my time to kill you - knowing that as soon as I stop my father your destruction will be assured. How to decide? Oh, I’m bored, I’ll kill you.

She sends the pew down hard upon him. It smashes as he rolls desperately away.
ALBUS emerges from a grate on the floor. Neither notice.


Avada -
ALBUS: Dad …
HARRY: Albus! No!
DELPHI: Two of you? Choices, choices. I think I’ll kill the boy first. Avada Kedavra!

She fires the Killing Curse at ALBUS - but HARRY throws him out of the way. The bolt smashes into the ground.
He fires a bolt back.


You think you’re stronger than me?
HARRY: No. I’m not.

They fire bolts mercilessly at each other as ALBUS rolls quickly away and slams a spell into one door and then another.

But we are.

ALBUS opens both doors with his wand.

ALBUS: Alohomora! Alohomora!
HARRY: I’ve never fought alone, you see. And I never will.

And HERMIONE, RON, GINNY, and DRACO emerge from the doors, and fire up their spells at DELPHI, who screams out in exasperation. This is titanic. But she can’t fight them all.
There are a series of bangs - and then, overwhelmed, DELPHI tumbles to the floor.


DELPHI: No … No …
HERMIONE: Brachiabindo!

She’s bound.
HARRY advances towards DELPHI. He doesn’t take his eyes off her. All the others stay back.


HARRY: Albus, are you okay?
ALBUS: Yes, Dad, I’m okay.

HARRY still doesn’t take his eyes off DELPHI. He’s still scared of her.

HARRY: Ginny, has he been injured? I need to know he’s safe …
GINNY: He insisted. He was the only one small enough to crawl through the grate. I tried to stop him.
HARRY: Just tell me he’s okay.
ALBUS: I’m fine, Dad. I promise.

HARRY keeps advancing towards DELPHI.

HARRY: A lot of people have tried to hurt me - but my son! You dare hurt my son!
DELPHI: I only wanted to know my father.

These words take HARRY by surprise.

HARRY: You can’t remake your life. You’ll always be an orphan. That never leaves you.
DELPHI: Just let me - see him.
HARRY: I can’t and I won’t.
DELPHI (truly pitiful): Then kill me.

HARRY thinks a moment.

HARRY: I can’t do that either.
ALBUS: What? Dad? She’s dangerous.
HARRY: No, Albus …
ALBUS: But she’s a murderer - I’ve seen her murder -

HARRY turns and looks at his son and then at GINNY.

HARRY: Yes. Albus, she’s a murderer, and we’re not.
HERMIONE: We have to be better than them.
RON: Yeah, it’s annoying but it’s what we learnt.
DELPHI: Take my mind. Take my memory. Make me forget who I am.
RON: No. We’ll take you back to our time.
HERMIONE: And you’ll go to Azkaban. Same as your mother.
DRACO: Where you’ll rot.

HARRY hears a noise. A hissing noise.
And then there is a noise like death - a noise like nothing else we’ve heard before.
Haaarry Pottttter …


SCORPIUS: What’s that?
HARRY: No. No. Not yet.
ALBUS: What?
RON: Voldemort.
DELPHI: Father?
HERMIONE: Now? Here?
DELPHI: Father!
DRACO: Silencio! (DELPHI is gagged.) Wingardium Leviosa! (She is sent upwards and away.)
HARRY: He’s coming. He’s coming right now.

VOLDEMORT comes through the back of the stage, and across it, and walks down into the auditorium. He brings death with him. And everyone knows it.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ОДИННАДЦАТАЯ

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ИЕРОНИМА, 1981

РОН, ЭРМИОНА, ДРАКО, СКОРПИУС и АЛЬБУС стоят у окна, наблюдают, что происходит снаружи. ДЖИННИ смотреть не в силах.
АЛЬБУС замечает, что его мама сидит в стороне, и подходит к ней.


АЛЬБУС: Знаешь, мам, всё получится хорошо.
ДЖИННИ: Я это понимаю. Или - надеюсь, что понимаю. Я просто - не хочу смотреть на него такого. Человек, которого я люблю, скрыт в человеке, которого я ненавижу.

АЛЬБУС садится рядом с мамой.

АЛЬБУС: Мне она нравилась, мам, ты это знаешь? По-настоящему нравилась. Дельфи. И она была - Волдемортовой дочкой?
ДЖИННИ: Это что они хорошо умеют, Альбус - ловить невинных в свою паутину.
АЛЬБУС: Это я во всём виноват.

ДЖИННИ обнимает АЛЬБУСА за плечи.

ДЖИННИ: Забавно. Твой папа, похоже, думает, что всё заварил он. Странная вы пара.
СКОРПИУС: Это она. Это она. Она его заметила.
ЭРМИОНА: По местам. Все. И помните, никто не высовывается, пока он не выведет её на свет - у нас нет второй попытки, у нас не должно сорваться.

Все быстро расходятся.

ДРАКО: Эрмиона Грэнджер, мной раскомандовалась Эрмиона Грэнджер. (ЭРМИОНА оборачивается к нему, он улыбается.) И я от этого в тихом восторге.
СКОРПИУС: Пап…

Все разошлись, спрятались за двумя большими дверями.

ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ возвращается в церковь. Он проходит несколько шагов, и поворачивается.


ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ: Кто бы ни преследовал меня, волшебник или ведьма, уверяю, они пожалеют об этом.

ДЕЛЬФИ появляется следом за ним. Она в его власти. Это её отец - и это мгновение, которого она ждала всю свою жизнь.

ДЕЛЬФИ: Лорд Волдеморт, это я. Я следую за вами.
ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ: Я не знаю тебя. Оставь меня.

Она глубоко вздыхает.

ДЕЛЬФИ: Я ваша дочь.
ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ: Если бы ты была моей дочерью, я бы знал о тебе.

ДЕЛЬФИ смотрит на него с мольбой.

ДЕЛЬФИ: Я из будущего. Дитя Беллатрисы Лестранж и вас. Я родилась в усадьбе Малфоев перед Битвой за Хогвартс. Битвой, которую вы проиграете. Я пришла спасти вас.

ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ оборачивается к ней. Она встречает его взгляд.

Это был Родольфус Лестранж, верный муж Беллатрисы, он по возвращении из Азкабана рассказал мне, кто я, и открыл пророчество, которое - он думал - я предназначена осуществить. Я ваша дочь, господин.
ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ: Я хорошо знаю Беллатрису, и в ваших лицах есть определённое сходство - хотя ты унаследовала не лучшие черты. Но без доказательств…

ДЕЛЬФИ с готовностью говорит по-змеиному.

ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ смеётся злым смехом.


Это твоё доказательство?

ДЕЛЬФИ легко, без усилий, поднимается в воздух. ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ отступает в изумлении.

ДЕЛЬФИ: Я - Авгурия на службе Тёмного Лорда, и я готова отдать всё, чтобы услужить вам.
ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ (пытаясь не показывать, как он потрясён): Ты выучилась - летать - от - меня?
ДЕЛЬФИ: Я пыталась следовать той тропой, что вы проложили.
ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ: Прежде мне ни разу не встречались волшебник или ведьма, которые пытались со мной сравняться.
ДЕЛЬФИ: Не совершайте ошибки - я никогда не буду пытаться стать вам подобной. Но я поставила целью своей жизни - стать такой, чтобы вы могли гордиться своим ребёнком..
ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ (перебивает её): Я вижу, какова ты, и вижу, какой ты можешь стать. Дочь.

ДЕЛЬФИ смотрит на него, тронутая до глубины души.

ДЕЛЬФИ: Отец?
ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ: Вместе, мы владыки могущества.
ДЕЛЬФИ: Отец…
ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ: Иди сюда, на свет, чтобы я мог рассмотреть творение своей крови.
ДЕЛЬФИ: Твой замысел - ошибка. Нападение на Гарри Поттера - ошибка. Он сокрушит тебя.

Рука ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТА превращается в руку ГАРРИ. Он смотрит на неё с изумлением и испугом, и быстро втягивает её в рукав.

ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ: Он младенец.
ДЕЛЬФИ: С ним - любовь его матери. Твоё заклинание отразится, сокрушив тебя, и сделав его слишком могучим, а тебя слишком слабым. Ты возродишься, чтобы завершить следующие семнадцать лет битвой с ним - битвой, которую ты проиграешь.

У ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТА начинают расти волосы, он чувствует это, пытается это скрыть, натягивая капюшон на голову.

ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ: Тогда я не должен на него нападать. Ты права.
ДЕЛЬФИ: Отец?

ГАРРИ/ВОЛДЕМОРТ уменьшается в росте - сейчас он больше ГАРРИ, чем ВОЛДЕМОРТ. Он поворачивается к ДЕЛЬФИ спиной.

Отец?
ГАРРИ (отчаянно стараясь, чтобы его голос походил на голос Волдеморта): Твой план хорош. Схватки не будет. Ты хорошо мне послужила, а сейчас выйди на свет, чтобы я мог тебя рассмотреть.

ДЕЛЬФИ замечает, как дверь чуть-чуть приоткрывается, и затворяется вновь. Она хмурится, быстро соображая, у неё растут подозрения.

ДЕЛЬФИ: Отец…

Она пытается вновь взглянуть ему в лицо - происходит настоящий танец.

Ты не Лорд Волдеморт.

ДЕЛЬФИ выпускает рукой молнию (bolt - стрела, и молния; непонятно, что имеется в виду). ГАРРИ отвечает тем же.

Инсендио!
ГАРРИ: Инсендио!

Молнии сталкиваются посреди комнаты - великолепный взрыв.
А другой рукой ДЕЛЬФИ посылает молнии в двери, которые начинают открываться.

(Колдовство без палочки?)

ДЕЛЬФИ: Поттер. Коллопортус!

ГАРРИ с испугом смотрит на двери.

Что? Думал, твои друзья к тебе присоединяться, правда?
ЭРМИОНА (из-за двери): Гарри… Гарри…
ДЖИННИ (из-за двери): Она заколдовала двери - с твоей стороны.
ГАРРИ: Отлично. Я один с тобой разберусь.

Он готовится напасть. Но она много сильнее. Палочка ГАРРИ перелетает к ней.
ГАРРИ обезоружен и беспомощен.


Как это ты…? Кто ты такая?
ДЕЛЬФИ: Я долго наблюдала тебя, Гарри Поттер. Я знаю тебя лучше, чем знал мой отец.
ГАРРИ: Думаешь, изучила мои слабости?
ДЕЛЬФИ: Я училась равняться на него! Да, пусть он и величайший волшебник всех времён, он будет гордиться мной! Экспульсо!

ГАРРИ откатывается в сторону, как раз когда рядом с ним взрывается пол. ГАРРИ поспешно заползает под церковную скамью, пытаясь сообразить, как и чем ему драться.

Так ты уползаешь от меня? Гарри Поттер. Герой волшебного мира. Уползает, как крыса. Вингардиум Левиоза!

Церковная скамья взлетает в воздух.

Вопрос: тратить мне моё время, чтобы убить тебя - зная, что как только я остановлю своего отца, ты будешь уничтожен наверняка. Как мне его решить? Ладно, я устала, я убью тебя.

Она с силой опускает скамью, прямо на ГАРРИ. ГАРРИ еле успевает откатиться, как скамья разбивается о пол.
Никто не замечает, как из люка с решёткой на полу выбирается АЛЬБУС.


Авада -
АЛЬБУС: Пап…
ГАРРИ: Альбус! Нет!
ДЕЛЬФИ: Вы тут оба? Выбирать, выбирать. Полагаю, первым следует убить мальчишку. Авада Кедавра!

Она выпаливает Убийственным Заклятием в АЛЬБУСА - но ГАРРИ отшвыривает того в сторону. Заклинание ударяет в землю.
ГАРРИ отвечает заклинанием. (Каким? И без палочки?)


Думаешь, ты сильнее меня?
ГАРРИ: Нет. Я - нет.

Они беспощадно пускают друг в друга молнии, а АЛЬБУС тем временем откатывается в сторону и всаживает заклинания - в одну и в другую двери.

Но вместе - сильнее.

АЛЬБУС отворяет двери своей палочкой.

АЛЬБУС: Алохомора! Алохомора!
ГАРРИ: Видишь ли, я никогда не воевал в одиночку. И никогда не буду.

И ЭРМИОНА, РОН, ДЖИННИ и ДРАКО появляются в дверях, и пускают заклинания в ДЕЛЬФИ, пронзительно кричащую в гневе. Борьба титаническая, но с ними со всеми ей не справиться.
Очередями разносятся звонкие удары - и наконец, побеждённая, ДЕЛЬФИ опрокинута на пол.


ДЕЛьФИ: Нет… Нет…
ЭРМИОНА: Брахиабиндо!

ДЕЛЬФИ связана.
ГАРРИ приближается к ДЕЛЬФИ. Он не сводит с неё глаз. Все прочие держатся позади.


ГАРРИ: Альбус, ты в порядке?
АЛЬБУС: Да, пап, я в порядке.

ГАРРИ по-прежнему не отводит глаз от ДЕЛЬФИ. Он по-прежнему её опасается.

ГАРРИ: Джинни, его не задело? Мне нужно знать, что он в безопасности…
ДЖИННИ: Он настоял. Он - единственный, настолько маленький, чтобы пролезть сквозь решётку. Я пыталась его не пустить.
ГАРРИ: Просто скажи мне, что с ним всё хорошо.
АЛЬБУС: Всё отлично, пап. Слово даю.

ГАРРИ подходит всё ближе к ДЕЛЬФИ.

ГАРРИ: Многие пытались поразить меня - но мой сын! Ты посмела поднять руку на моего сына!
ДЕЛЬФИ: Я только хотела видеть моего отца.

Эти слова для ГАРРИ неожиданны.

ГАРРИ: Ты не можешь переделать свою жизнь заново. Ты всегда будешь сиротой. Это тебя никогда не оставит.
ДЕЛЬФИ: Просто дайте мне - увидеть его.
ГАРРИ: Не могу этого, и не сделаю.
ДЕЛЬФИ (в настоящем горе): Тогда убей меня.

ГАРРИ на мгновение задумался.

ГАРРИ: Этого я тоже не могу.
АЛЬБУС: Что? Папа? Она опасная.
ГАРРИ: Нет, Альбус…
АЛЬБУС: Но она убийца - я видел, как она убила -

ГАРРИ поворачивается и смотрит на сына, потом - на ДЖИННИ.

ГАРРИ: Да, Альбус, она убийца, а мы - нет.
ЭРМИОНА: Мы должны быть лучше, чем они.
РОН: Да-а, это раздражает, но это то, чему мы выучились.
ДЕЛЬФИ: Забери мой разум. Забери мою память. Сделай, чтобы я забыла, кто я такая.
РОН: Нет. Мы вернём тебя в наше время.
ЭРМИОНА: И ты отправишься в Азкабан. С тобой будет, как с твоей матерью.
ДРАКО: И ты там сгниёшь.

ГАРРИ слышит звук. Шипящий звук.
А потом - звук, подобный смерти, звук, не похожий ни на что, слышанное ранее.
Гааарри Поттттер…


СКОРПИУС: Что это?
ГАРРИ: Нет. Нет. Ещё рано.
АЛЬБУС: Что?
РОН: Волдеморт.
ДЕЛЬФИ: Отец?
ЭРМИОНА: Сейчас? Здесь?
ДЕЛЬФИ: Отец!
ДРАКО: Силенцио! (ДЕЛЬФИ вынуждена замолкнуть.) Вингардиум Левиоса! (ДЕЛЬФИ поднимает в воздух и уносит прочь.)
ГАРРИ: Он идёт. Идёт прямо сейчас..

ВОЛДЕМОРТ проходит по задней части сцены, и пересекает сцену, и спускается в зал. Он несёт с собой смерть. И все это знают.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 23:22

Акт четвёртый, сцена двенадцатая, Годрикова Лощина, 1981
engПоказать
ACT FOUR, SCENE TWELVE

GODRIC’S HOLLOW, 1981

HARRY looks after VOLDEMORT helplessly.

HARRY: Voldemort is going to kill my mum and dad - and there’s nothing I can do to stop him.
DRACO: That’s not true.
SCORPIUS: Dad, now is not the time …
ALBUS: There is something you could do - to stop him. But you won’t.
DRACO: That’s heroic.

GINNY takes HARRY’s hand.

GINNY: You don’t have to watch, Harry. We can go home.
HARRY: I’m letting it happen … Of course I have to watch.
HERMIONE: Then we’ll all witness it.
RON: We’ll all watch.

We hear unfamiliar voices …

JAMES (from off): Lily, take Harry and go! It’s him! Go! Run! I’ll hold him off …

There is a blast, and then a laugh.

You keep away, you understand - you keep away.
VOLDEMORT (from off): Avada Kedavra!

HARRY flinches as green light flashes around the auditorium.
ALBUS takes his hand. HARRY grasps hold of it. He needs it.


ALBUS: He did everything he could.

GINNY rises beside him and takes HARRY’s other hand. He leans into them, they’re holding him up now.

HARRY: That’s my mum, at the window. I can see my mother, she looks beautiful.

There’s the sound of banging as doors are blasted off.

LILY (from off): Not Harry, not Harry, please not Harry …
VOLDEMORT (from off): Stand aside, you silly girl … Stand aside, now …
LILY (from off): Not Harry, please no, take me, kill me instead …
VOLDEMORT (from off): This is my last warning -
LILY (from off): Not Harry! Please … Have mercy … have mercy … Not my son! Please - I’ll do anything.
VOLDEMORT (from off): Avada Kedavra!

And it’s like lightning passes through HARRY’s body. He’s sent to the floor, a pure mess of grief.
And a noise like a shrunken scream descends and ascends around us.
And we just watch.
And slowly what was there is no longer there.
And the stage transforms and rotates.
And HARRY and his family and his friends are rotated off and away.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ. СЦЕНА ДВЕНАДЦАТАЯ

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА, 1981

ГАРРИ беспомощно смотрит вслед ВОЛДЕМОРТУ.

ГАРРИ: Волдеморт идёт убивать моих маму и папу - и нет ничего, что бы я смог сделать, остановить его.
ДРАКО: Это не правда.
СКОРПИУС: Пап, сейчас не время…
АЛЬБУС: Есть кое-что, что ты смог бы сделать - чтобы его остановить. Но ты этого не сделаешь.
ДРАКО: Это по-геройски.

ДЖИННИ берёт ГАРРИ за руку.

ДЖИННИ: Тебе незачем это видеть. Мы можем отправиться домой.
ГАРРИ: Я позволил этому случиться… Конечно, я должен это видеть.
ЭРМИОНА: Тогда мы все будем свидетелями.
РОН: Все будем наблюдать.

Мы слышим незнакомые голоса…

ДЖЕЙМС (издалека): Лили, забирай Гарри и уходи! Это он! Уходи! Беги! Я его задержу…

Удар, потом смех.

Прочь, ты поняла - прочь.
ВОЛДЕМОРТ (издалека): Авада Кедавра!

Вспышка зелёного света. ГАРРИ вздрагивает, как от боли.
АЛЬБУС берёт его за руку. ГАРРИ крепко сжимает руку сына.


АЛЬБУС: Он сделал всё, что мог.

ДЖИННИ встаёт рядом, и берёт ГАРРИ за другую руку. ГАРРИ опирается на них, они сейчас его поддержка.

ГАРРИ: Там моя мама, у окна. Я вижу свою мать, она прекрасна.

Звонкие удары - это распадается дверь.

ЛИЛИ (издалека): Не Гарри, не Гарри, пожалуйста, только не Гарри…
ВОЛДЕМОРТ (издалека): Отойди, глупая девчонка… Отойди сейчас же…
ЛИЛИ (издалека): Не Гарри, пожалуйста, меня, меня убей вместо него…
ВОЛДЕМОРТ (издалека): Последний раз предупреждаю -
ЛИЛИ (издалека): Не Гарри! Пожалуйста… Сжалься… сжалься… Только не моего сына! Пожалуйста - я всё сделаю…
ВОЛДЕМОРТ (издалека): Авада Кедавра!

Словно молния проходит по телу ГАРРИ. Он оседает на пол, сплошная скорбь.
И прерывистый стон то нарастает, то затихает вокруг.
И мы просто наблюдаем.
И то, что здесь было - уже не здесь.
И сцена изменяется и поворачивается.
И ГАРРИ, и его родных, и его друзей уносит прочь.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 23:25

Акт четвёртый, сцена тринадцатая, внутри дома Лили и Джеймса Поттеров, 1981
engПоказать
ACT FOUR, SCENE THIRTEEN

GODRIC’S HOLLOW, INSIDE JAMES AND LILY POTTER’S HOUSE, 1981

And we’re in the ruins of a house. A house that has undergone a vicious attack.
HAGRID walks through the ruins.


HAGRID: James?

He looks about himself.

Lily?

He walks slowly, unwilling to see too much too soon. He is entirely overwhelmed.
And then he sees them, and he stops, and he says nothing.


Oh. Oh. That’s not - that’s not - I weren’t - They told me, but - I were hoping for better …

He looks at them and bows his head. He mutters a few words, and then he takes some crumpled flowers from his deep pockets and lays them on the floor.

I’m sorry, they told me, he told me, Dumbledore told me, I can’t wait with yeh. Them Muggles are coming, yeh see, with their flashing blues and they won’t ’preciate a big lummox like me, would they?

He lets out a sob.

Hard though it is to leave yeh.
I want yeh to know - yeh won’t be forgotten - not by me - not by anyfolk.

And then he hears a sound - the sound of a baby snuffling. HAGRID turns towards it, walking with more intensity now.
He looks down and stands over the crib. Which seems to radiate light.


Well. Hello. Yeh must be Harry.
Hello, Harry Potter.
I’m Rubeus Hagrid.
And I’m gonna be yer friend whether yeh like it or not. ’Cos yeh’ve had it tough, not that yeh know it yet.
An’ yer gonna need friends.
Now yeh best come with me, don’t yeh think?

As flashing blue lights fill the room giving it an almost ethereal glow - he lifts BABY HARRY gently into his arms.
And then - without looking back - he strides away through the house.
And we descend into soft black.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ТРИНАДЦАТАЯ

ГОДРИКОВА ЛОЩИНА. ТО, ЧТО ВНУТРИ ДОМА ЛИЛИ И ДЖЕЙМСА ПОТТЕРОВ, 1981

И мы среди руин дома. Дома, на который было жестокое нападение.
ХАГРИД бродит среди разгрома.


ХАГРИД: Джеймс?

Смотрит вокруг.

Лили?

Он бредёт медленно, не желая увидеть слишком много слишком скоро. Он совершенно подавлен.
И потом он видит их. И останавливается, и молчит.


Ох. Ох. Это не - это не - я не… Мне сказали, но - но я надеялся…

Он смотрит на тела и склоняет голову. Что-то бормочет, вытаскивает из своих глубоких карманов пучок смятых цветов и кладёт их на пол.

Простите меня, мне сказали, Дамблдор мне сказал, чтобы я не задерживался. Эти магглы, они идут сюда, со своими вспышками, и они не одобрят здоровенного типа вроде меня, уж точно.

Он всхлипывает.

Хотя тяжело вас оставлять.
Я хочу, чтоб вы знали - вас не забудут - я не забуду - да и никто.

И тут он слышит звук - это сопит ребёнок. ХАГРИД оборачивается на звук - он уже не медлит.
Он наклоняется над детской кроваткой. И кажется, что от кроватки исходит слабый свет.


Ну. Привет. Ты, не иначе, Гарри.
Здравствуй, Гарри Поттер.
Я Рубеус Хагрид.
И я собираюсь быть тебе другом, понравится тебе это, или нет. Потому что тебе будет несладко, хотя ты пока это не знаешь.
И тебе будут нужны друзья.
А сейчас тебе лучше пойти со мной, те не кажется?

И среди всплесков голубого света, заливающих комнату, так что она сияет небесным сиянием, он бережно берёт МАЛЫША ГАРРИ на руки.
И потом - не оглядываясь - большими шагами покидает дом.
И мы мягко погружаемся во тьму.
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 28 сен 2016 23:36

Акт четвёртый, сцена пятнадцатая, красивый холм
engПоказать
ACT FOUR, SCENE FIFTEEN

A BEAUTIFUL HILL

HARRY and ALBUS walk up a hill on a beautiful summer’s day. They say nothing, enjoying the sun on their faces as they climb.

HARRY: So are you ready?
ALBUS: For what?
HARRY: Well, there’s the fourth-year exams - and then the fifth year - big year - in my fifth year I did -

He looks at ALBUS. He smiles. He talks quickly.

I did a lot of stuff. Some of it good. Some of it bad. A lot of it quite confusing.
ALBUS: Good to know.

HARRY smiles.

I got to watch them - you know - for a bit - your mum and dad. They were - you had fun together. Your dad used to love to do this smoke ring thing with you where you … well, you couldn’t stop giggling.
HARRY: Yes?
ALBUS: I think you’d have liked them. And I think me, Lily, and James would have liked them too.

HARRY nods. There’s a slightly uncomfortable silence. Both are trying to reach each other here, both are failing.

HARRY: You know, I thought I’d lost him - Voldemort - I thought I’d lost him - and then my scar started hurting again and I had dreams of him and I could even speak Parseltongue again and I started to feel like I’d not changed at all - that he’d never let me go -
ALBUS: And had he?
HARRY: The part of me that was Voldemort died a long time ago, but it wasn’t enough to be physically rid of him - I had to be mentally rid of him. And that - is a lot to learn for a forty-year-old man.

He looks at ALBUS.

That thing I said to you - it was unforgivable, and I can’t ask you to forget it but I can hope we move past it. I’m going to try to be a better dad for you, Albus. I am going to try and - be honest with you and …
ALBUS: Dad, you don’t need to -
HARRY: You told me you don’t think I’m scared of anything, and that - I mean, I’m scared of everything. I mean, I’m afraid of the dark, did you know that?
ALBUS: Harry Potter is afraid of the dark?
HARRY: I don’t like small spaces and - I’ve never told anyone this, but I don’t much like - (he hesitates
before saying it
) pigeons.
ALBUS: You don’t like pigeons?
HARRY (he scrunches up his face): Nasty, pecky, dirty things. They give me the creeps.
ALBUS: But pigeons are harmless!
HARRY: I know. But the thing that scares me most, Albus Severus Potter, is being a dad to you. Because I’m operating without wires here. Most people at least have a dad to base themselves on - and either try to be or try not to be. I’ve got nothing - or very little. So I’m learning, okay? And I’m going to try with everything I’ve got - to be a good dad for you.
ALBUS: And I’ll try and be a better son. I know I’m not James, Dad, I’ll never be like you two -
HARRY: James is nothing like me.
ALBUS: Isn’t he?
HARRY: Everything comes easy for James. My childhood was a constant struggle.
ALBUS: So was mine. So you’re saying - am I - like you?

HARRY smiles at ALBUS.

HARRY: Actually you’re more like your mum - bold, fierce, funny - which I like - which I think makes you a pretty great son.
ALBUS: I almost destroyed the world.
HARRY: Delphi wasn’t going anywhere, Albus - you brought her out into the light and you found a way for us to fight her. You may not see it now, but you saved us.
ALBUS: But shouldn’t I have done better?
HARRY: You don’t think I ask myself the same questions?
ALBUS (stomach sinking further, he knows this is not what his dad would do): And then - when we caught her - I wanted to kill her.
HARRY: You’d watched her murder Craig, you were angry, Albus, and that’s okay. And you wouldn’t have done it.
ALBUS: How do you know that? Maybe that’s my Slytherin side. Maybe that’s what the Sorting Hat saw in me.
HARRY: I don’t understand your head, Albus - actually, you know what, you’re a teenager, I shouldn’t be able to understand your head, but I do understand your heart. I didn’t - for a long time - but thanks to this - “escapade” - I know what you got in there. Slytherin, Gryffindor, whatever label you’ve been given - I know - know - that heart is a good one - yeah, whether you like it or not, you’re on your way to being some wizard.
ALBUS: Oh I’m not going to be a wizard, I’m going into pigeon racing. I’m quite excited about it.

HARRY grins.

HARRY: Those names you have - they shouldn’t be a burden. Albus Dumbledore had his trials too, you know - and Severus Snape, well, you know all about him -
ALBUS: They were good men.
HARRY: They were great men, with huge flaws, and you know what - those flaws almost made them greater.

ALBUS looks around himself.

ALBUS: Dad? Why are we here?
HARRY: This is where I often come.
ALBUS: But this is a graveyard …
HARRY: And here is Cedric’s grave.
ALBUS: Dad?
HARRY: The boy who was killed - Craig Bowker - how well did you know him?
ALBUS: Not well enough.
HARRY: I didn’t know Cedric well enough either. He could have played Quidditch for England. Or been a brilliant Auror. He could have been anything. And Amos is right - he was stolen. So I come here. Just to say sorry. When I can.
ALBUS: That’s a - good thing to do.

ALBUS joins his dad in front of CEDRIC’s grave. HARRY smiles at his son and looks up at the sky.

HARRY: I think it’s going to be a nice day.

He touches his son’s shoulder. And the two of them - just slightly - melt together.

ALBUS (smiles): So do I.
русПоказать
АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ, СЦЕНА ПЯТНАДЦАТАЯ

КРАСИВЫЙ ХОЛМ

Прекрасным летним днём ГАРРИ и АЛЬБУС идут вверх по склону холма. Они не говорят ни слова, просто наслаждаются солнечным теплом, подставляя ему лица.

ГАРРИ: Так ты готов?
АЛЬБУС: К чему?
ГАРРИ: Ну, тут же экзамены за четвёртый год - а потом пятый год - важный год - на пятом году я -

Он взглядывает на АЛЬБУСА. Улыбается. Быстро продолжает.

Я проделал целую кучу всего. Что-то хорошо. Что-то плохо. А в чём-то просто напутал.
АЛЬБУС: Полезные сведения.

ГАРРИ улыбается.

Получилось так, что я их видел - понимаешь - чуть-чуть - твоих маму и папу. Они - вы все вместе веселились. Твой папа, похоже, любил выделывать такие кольца из дыма для тебя, а ты… ну, ты хихикал без перерыва.
ГАРРИ: Правда?
АЛЬБУС: Я думаю, ты их любил. И я думаю, мне, Лили и Джеймсу они бы тоже нравились.

ГАРРИ кивает. И оба неловко молчат. Каждый старается найти общий язык, и у обоих это не получается.

ГАРРИ: Ты знаешь, я думал, что расстался с ним - с Волдемортом - думал, что расстался с ним - а тут мой шрам опять начал болеть, и я видел его во сне, и даже снова заговорил по-змеиному, и мне начало казаться, что я вообще не изменился - что он никогда меня не отпускал -
АЛЬБУС: А он отпускал?
ГАРРИ: Та моя часть, что была Волдемортом, давно умерла, но физически избавиться от него было недостаточно - мне надо было избавляться от него в душе. А это - очень многому нужно учиться, в сорок-то лет.

Смотрит на АЛЬБУСА.

То, что я тебе тогда сказал - непростительно, и я не могу просить тебя это забыть, но я могу надеяться, что мы оставим это в прошлом. Я хочу попытаться быть лучшим отцом для тебя, Альбус. Я хочу попытаться и - быть с тобой честным, и…
АЛЬБУС: Пап, тебе не нужно -
ГАРРИ: Ты как-то сказал, что не думал, что я хоть чего-то боюсь, и это - ну, я хочу сказать, я много чего боюсь. Например, я боюсь темноты, ты не знал этого?
АЛЬБУС: Гарри Поттер боится темноты?
ГАРРИ: Я не люблю тесных пространств и - я никогда никому это не говорил, но я не очень-то люблю - (он колеблется, прежде чем сказать) голубей.
АЛЬБУС: Тебе голуби не нравятся?
ГАРРИ (у него дёргается лицо): Мерзкие, прожорливые, грязные. У меня от них мурашки по коже.
АЛЬБУС: Но голуби безобидные!
ГАРРИ: Да знаю я. Но что пугает меня больше всего, Альбус Северус Поттер, это быть тебе отцом. Потому что тут я не знаю, чего держаться. У большинства людей, в конце концов, есть для примера их отцы - чтобы равняться на них, или наоборот. У меня нет ничего - или очень мало. Так что я учусь, понимаешь? И я собираюсь - всем, что у меня есть - стараться быть тебе хорошим отцом.
АЛЬБУС: А я буду стараться стать сыном получше. Я знаю, пап, что я не Джеймс, я никогда не буду похож на вас двоих -
ГАРРИ: Джеймс совсем на меня не похож.
АЛЬБУС: Разве?
ГАРРИ: Джеймсу всё приходит без труда. Моё детство было непрерывной борьбой.
АЛЬБУС: И моё тоже. Так ты говоришь, что - я - вроде тебя?

ГАРРИ улыбается, глядя на АЛЬБУСА.

ГАРРИ: На самом деле ты больше похож на маму - отважную, яростную, весёлую - которую я люблю, и это, я думаю, делает тебя изумительным сыном.
АЛЬБУС: Я чуть весь мир не разнёс.
ГАРРИ: А куда Дельфи делась? Ты, Альбус, вывел её на свет, и ты показал нам, с кем сражаться. Ты можешь сейчас это не понимать, но ты нас спас.
АЛЬБУС: Но не должен я был сделать лучше?
ГАРРИ: Ты думаешь, я себя об этом самом не спрашивал?
АЛЬБУС (у него сводит живот от мысли, что он скажет о том, что его папа никогда бы не сделал): И ещё - когда мы её поймали - я хотел её убить.
ГАРРИ: Ты видел убийство Крейга, ты был зол, Альбус, так что это нормально. И ты не сделал бы, что хотел.
АЛЬБУС: Откуда ты это знаешь? Может быть, это моя Слитеринская сторона. Может, это то, что во мне Распределяющая Шляпа увидела.
ГАРРИ: Я не понимаю, что у тебя в голове, Альбус - вообще-то, знаешь, ты ведь подросток, и мне и не должно быть понятно, что у тебя в голове, но что у тебя в сердце, я понимаю. Я не знал - долго - но спасибо этой - "эскападе" - я понимаю, что у тебя там. Слитерин, Гриффиндор, какой ярлык бы на тебя ни повесили - я знаю - знаю - что сердце у тебя хорошее - да, и нравится тебе это или нет, ты идёшь по своей дороге, чтобы стать волшебником.
АЛЬБУС: Ох, не хочу я быть волшебником, я хочу почтовых голубей гонять. Это меня по-настоящему волнует.

ГАРРИ усмехается.

ГАРРИ: Эти имена, что ты носишь - носить их не должно быть для тебя бременем. Альбус Дамблдор - его тоже жизнь испытывала, проверяла, ты знаешь - и Северус Снейп, ну, о нём ты знаешь всё -
АЛЬБУС: Они были хорошими людьми.
ГАРРИ: Они были великими людьми, и совершали огромные ошибки, и знаешь, что - эти ошибки добавляли им величия.

АЛЬБУС смотрит вокруг.

АЛЬБУС: Пап? Зачем мы сюда пришли?
ГАРРИ: Потому что я сюда часто прихожу.
АЛЬБУС: Но это же кладбище…
ГАРРИ: И здесь могила Седрика.
АЛЬБУС: Пап?
ГАРРИ: Этот убитый мальчик - Крейг Баукер - ты его хорошо знал?
АЛЬБУС: Нет, не очень.
ГАРРИ: Я тоже Седрика не очень-то знал. Он мог бы играть в квиддитч за Англию. Или быть отличнейшим Аурором. Кем угодно мог быть. И Амос прав - он был украден. Поэтому я прихожу сюда. Когда могу. Просто попросить прощения.
АЛЬБУС: Это - это хорошее дело.

АЛЬБУС становится рядом с отцом перед могилой СЕДРИКА. ГАРРИ улыбается сыну, потом смотрит на небо.

ГАРРИ: Мне кажется, сегодня будет погожий день.

Он кладёт руку на плечо сына. И им обоим становится теплее - чуть-чуть.

АЛЬБУС (улыбается): Мне тоже.
Усё!!!!!
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
franti
Корреспондент
Сообщения: 4435
Зарегистрирован: 16 июн 2010 19:54

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение franti » 03 окт 2016 21:37

Мистер Браунлоу, это вся книга?
Скучаю по Марлен
People are strange

Аватара пользователя
Старый ронин
Волшебник
Сообщения: 3602
Зарегистрирован: 10 июн 2008 15:31
Псевдоним: А вам ник-нейма мало?
Пол: мужской
Откуда: Из Петербурга

Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Старый ронин » 03 окт 2016 23:45

Вся :smile:

Повторяю предложение:
Если кому нужен перевод, более-менее исправленный, давайте е-мейл, и вышлю.
(Добавлено 30.12.2016)
Если я встречу того, кто меня знает, и не сделаю для него всё, что в моих силах - что я буду за воин?
(Нагао Кэгутора)

Аватара пользователя
Мэл Уизли
Староста
Сообщения: 1730
Зарегистрирован: 01 июл 2017 01:05
Псевдоним: Малифисента
Пол: женский
Откуда: Париж

Re: Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Мэл Уизли » 31 окт 2017 15:04

Прочитала эту книгу в переводе -это полный кашмар.
Мэл Уизли
Знаете почему хорошо оказаться на самом дне? Оттуда только один путь — наверх, к славе.

Actani
Профессор
Сообщения: 7602
Зарегистрирован: 05 авг 2004 09:40
Контактная информация:

Re: Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Actani » 31 окт 2017 15:27

Гермиона Уизли 1 писал(а):
31 окт 2017 15:04
Прочитала эту книгу в переводе -это полный кашмар.
Если ваш комментарий - о переводе Марии Спивак, у нас есть об этом отдельная тема.

Аватара пользователя
Jaina
Волшебник
Сообщения: 2612
Зарегистрирован: 06 дек 2017 06:56
Пол: женский

Re: Гарри Поттер и Проклятое дитя (перевод)

Сообщение Jaina » 07 дек 2017 08:11

Мэйвис Дракула писал(а):
31 окт 2017 15:04
Прочитала эту книгу в переводе -это полный кашмар.
В оригинале она не особо лучше :) Наоборот кошмарный перевод как нельзя кстати подходит к Этому. :)
Возможно все; на невозможное просто требуется больше времени

Ответить

Вернуться в «Книги про Гарри Поттера»