Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Здесь форумцы "живут", общаются, ходят друг к другу "в гости".
Аватара пользователя
Летиция Ламберт
Ученик
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 28 апр 2018 12:21
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Летиция Ламберт » 28 ноя 2019 22:38

Лета уже привыкла быть счастливой. День сменялся днём, а её улыбка становилась шире, блеск в глазах ярче. Ей было не важно, какая погода за окном, какое время суток: гнетущая ли ночь, или суетный день. По правде сказать, она потерялась во времени и совершенно не обращала внимание, сколько раз вставало и садилось солнце. Рядом с ней находились два самых любимых человека. Только их она замечала, только на них смотрела, только с ними Жила. Но стрелка часов неумолимо двигалась вперёд, изредка напоминая своим тихим стуком о том, что счастье не может быть вечным. Выдернув ещё один лист из календаря, Лета сжала его в кулак, тяжело переводя дыхание. Через неделю возвращается Флэгг. И лучше бы Джейме уехать прямо сегодня, мало ли что. Ей предстоит попрощаться с братом. Попрощаться надолго, ведь после такой длинной разлуки с мужем необходимо быть с ним. Только с ним. И никуда не отлучаться, чтобы он ничего не заподозрил. Она давно позабыла Рэндалла. Даже не могла вспомнить, как он выглядит, а ведь она прожила с ним много лет! И как легко их оказалось стереть всего несколькими месяцами счастья. Была ещё одна сложность. Нужно было поговорить с Ником, чтобы он случайно не проболтался, что «дядя Джейме гостил у них». А для этого тоже требуется время. Поэтому Лета собиралась настаивать на отъезде брата сегодня. Поднявшись к себе в комнату, она задёрнула шторы и принялась беспокойно прохаживаться, нарезая круги. Поймав своё отражение в напольном зеркале, Лета замерла. Неужели она так быстро постарела? Ей нет ещё и тридцати, да и выглядела она вполне свежо, но… Взгляд, выражение лица и это чёртово проклятие Ламбертов! Проклятие, что отражается в её глазах. Тяжелое, циничное, уродливое в своём содержании. Нечто бесчеловечное и порочное. Но настолько изящны его формы и очертания, настолько обволакивающая пелена его опутывает, что невозможно разобрать, кем оно даровано. Небом или Преисподней.

Лета почувствовала, как в желудке что-то скрутило. Выбежав в ванную, она согнулась над раковиной. Неужели собственное отражение теперь вызывает в ней рвоту? Но ведь она по-прежнему очень красива, опрятна, обаятельна. Откуда взялись эти ужасные мысли? Лета умылась и открыла шкафчик-аптечку. Определённо, во всём виноват Рэндалл. Это его скорое возвращение её так волнует. Или она просто не знает, как попрощаться с братом? Их расставания всегда были слишком болезненными. Они говорили друг другу кучу гадостей, а потом громко хлопали дверью, молча глотая слёзы. Нет, в этот раз всё должно быть не так. Только не так.

Но всё оказалось ещё хуже. Лета напряженно смотрела на тест, а в её голове уже выстраивался план, как снова предать своего мужа. Ей, конечно, не впервой, но всё равно страшно. Когда открывается дверь, и в комнату входит Джейме, Лета машинально прячет тест за спиной, но он замечает её хаотичное движение.
- Что у тебя там? – Он улыбается и садится рядом. Но улыбка сходит с его губ при виде растерянного и испуганного взгляда сестры.
- Чем раньше приедет мой муж, тем будет лучше, - сипло отвечает она.
- Что ты имеешь ввиду?
Лета протягивает ему тест, вцепляясь свободной рукой в предплечье брата.
- Прости меня.
Она ожидает от него чего угодно. Злости, криков, требований, споров. Но он лишь проникновенно смотрит ей в глаза, ни один мускул на его лице не дрогнул.
- Тебе не нужно ничего объяснять. Я уже привык, что всё самое лучшее между нами, достаётся ему. Парадокс, но…
Джейме встаёт, стараясь никак не выдать, насколько сейчас он сломлен. Всё было так хорошо! Но Лета снова делает выбор. А когда Лета делает выбор, внутри Джейме обрывается очередная нить надежды. Надежды на то, что их будущее всё ещё там, впереди. Глупая, наивная, детская мечта! Она до сих пор терзает его видениями, в которых восходящее солнце окрашивает сонный горизонт в нежные цвета, а Она идёт к нему навстречу по пляжу, босая, в белом лёгком платье, неловко придерживая рукой широкополую шляпу, и улыбается. Возможно, они давно не виделись. Возможно, даже больше, чем могли бы выдержать. Но он её ждал. И он будет ждать. Он будет ждать её в Йерба-Буэна, на скалах у волн морских...
Я буду ждать тебя в Йерба-Буэна,
На скалах у волн морских...

Аватара пользователя
Камиллиан Ламберт
Ученик
Сообщения: 143
Зарегистрирован: 30 апр 2018 00:34
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд, Англия

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Камиллиан Ламберт » 20 мар 2020 22:15

Зыбкие нити тумана блуждали среди таинственной тишины старого яблоневого сада. Он дано одичал. Никто не сдерживал больше бесчувственными лезвиями секатора раз за разом так пылко стремящиеся в небо верхушки. И теперь кряжистые ветви, словно тушью выведенные сквозь клочья тумана, тянулись так высоко, что и не достать.

До чего странно… с утра ударил мороз. Никто не ждал его. Все знали, это скоро пройдёт, но для хрупкой девушки, блуждающей по этому туманному саду на рассвете, этот внезапный холод был отражением её реальности. Яблок летом было очень много, но хозяин этого сада давным-давно умер, и их некому было собрать. Теперь они, слегка просвечивая фиолетово-красным сквозь полоски инея, еле уловимо поблёскивали под ногами, будто ковром устилая всю землю в саду, насколько хватало глаз.

Всего две недели с той ссоры с Джейме. Две недели с того судьбоносного «Хочу быть с тобой». С тех пор Камилла и Джейк больше не возвращались к разговору об этом. Однако во всём как будто звучала нотка неопределенности, в каждом разговоре и телефонном звонке. За это время они были вместе всего ничего. Камилла замечала, что Джейк пребывает в какой-то странной, не свойственной ему задумчивости. Будь то совместный просмотр фильма или прогулка с собакой, он словно бы был не здесь, не рядом. Частенько, выполняя работу по дому, Камилла ловила на себе его задумчивый взгляд. А когда задавала вопрос об этом, он отвечал ей спустя паузу, словно из небытия, иногда будто невпопад. Словно на самом деле те слова звучали «хочу быть с тобой, но…». Словно предчувствуя всё это, всю неделю шёл дождь.
Из-за холмов показалось солнце, всего за несколько минут превратив иней в сверкающие бриллианты росы на каждом яблоке, что ещё держались за ветки. Под ногами, ещё не стёртый рассветным солнцем, всё ещё был лёд. Боско неуклюжей походкой шёл впереди Камиллы, всё время глядя вниз и к чему-то принюхиваясь.

Разумеется, не раз приходило в голову, что своими словами она будто бы повернула какой-то ключик в их взаимоотношениях, переведя их на новый уровень. Однако произошедшие в связи с этим изменения не приносили ей ничего кроме тревоги.
Он приехал позавчера, намереваясь остаться до конца недели. Проснувшись вчера утром, Камилла впервые обнаружила, что она в постели одна. Он никогда ещё не уходил, не простившись. Или хотя бы предупредив, в спешке накидывая пальто и беря с тумбочки ключи.
Но вчера он уехал молча. Ещё даже не рассвело. Просто уехал, пока она спала.

Вспомнился телефонный разговор Джейка накануне. Позвонили поздно вечером. Трубку всегда снимал Джейк, поэтому Камилла не стала отрываться от дел. Что-то не так было в его голосе, в той позе, в которой он сидел за столом. Всё было не так, абсолютно. Впервые она явственно почувствовала, что он не хочет, чтобы она слышала всё, что он говорит. И это было до того на него не похоже… Его словно что-то сковывало, не давая вздохнуть полной грудью. За все годы, что они вместе, он никогда так себя не вёл. Никогда не скрывал ничего… Во всяком случае, так откровенно. Ненавидя себя а это, Камилла решила ненавязчиво прислушаться, о чём он беседует, или хотя бы попытаться понять, с кем. Изредка глядя на него из-под опущенных ресниц, Камилла заметила, что несколько раз Джейк бросал обеспокоенные взгляды на Камиллу и просил собеседника не горячиться. Но среди его нервных «да», «нет» и «не сейчас» она так и не смогла расслышать ничего конкретного.

Он не оставил записки. Камилла обыскала все углы, всё, даже в тех местах, где оставить записку было бы более чем не логично. Пусто.
Неотвратимо, как огромная лавина, которую не остановить, накатывало отчаяние. А за ним пустота. Джейме был во всем прав. Ей не в чем было упрекнуть Джейка. Она даже не сомневалась в том, куда именно он уехал так спешно. Скорее всего, Брианна вернулась из Торонто раньше положенного и не застала мужа дома к ночи, вот он и сорвался к ней… Камилла чувствовала себя до такой степени раздавленной, что казалось, будто и несчастный Боско тоже причастен к этому. Вчера она ни разу не подошла к собаке, хоть и осознавала, что пёс ни в чём не виноват. Он словно был частью того человека, который просто уехал, оставил её вот так.

Она даже пробовала впервые за всё время, что живёт здесь, позвонить ему домой. Дрожащими изо всех сил, ледяными бледными пальцами в лиловых прожилках вен, она набрала заветный номер. Сердце стучало где-то в районе горла… Но напрасно она так переживала – трубку никто не снял. После десятка длинных гудков включилась голосовая почта, но она так и не решилась ничего сказать. Ломать ему жизнь – зачем, если он сделал свой выбор?

Удивления не было, как не было и разочарования. Просто накрыла невыносимая боль. Она любила его. Все эти годы она любила его по-настоящему, и только его одного. Хотя были и ровесники, молодые красавцы, танцоры с идеальной фигурой и отличной эрудицией… Но Он всегда был лучшим. Во всём. Для неё. Она смотрела на своих сверстников и думала только о том, как далеки они от того, чтобы быть хотя бы достойными сравнения с Ним.

Он выбрал семью. И от этого он должен был бы ещё больше возвыситься в её глазах… Но, ненавидя себя, она всё ждала, когда же придёт это чувство, а его всё не было. Горькая обида поглотила всё.

Единственным человеком, с кем она говорила, была Фиона Шульц. Камилла только спросила, не предупреждал ли Джейк об отъезде…
- А он что, куда-то уехал? Собирался остаться до конца недели… Я, конечно, слышала с утра, как проезжала машина, но ещё было темно, да и я не думала, что он сорвётся куда-то ни свет ни заря…

Гуляя в этом когда-то давно освободившемся от заботы саду, она чувствовала оглушительную пустоту.
Что теперь ей остаётся? Идти к семье? Было смешно даже подумать об этом. Вся жизнь теперь казалась ей от таким же туманным яблоневым садом, без листьев, но с тысячами когда-то сочных спелых яблок, которые оказались просто никому не нужны и теперь догнивают здесь, на земле, под ногами случайных путников. Самой себе она сейчас казалась одним из этих яблок.
Дойдя до покосившегося бревенчатого забора, давно почерневшего и развалившегося, Камилла смотрела вдаль. За заброшенным садом начинались поля, где-то дикие, покрытые жухло травой, где-то очерченные ровными квадратами угодья местных жителей, уже освещенные все тем же солнцем. Как будто оно ещё не знало, что произошло.

Нужно было что-то делать дальше. Как-то дальше жить. Но сейчас в ответ на эту мысль в душе была лишь печальная усмешка. Мысли текли непривычно медленно, устало сменяя одна другую. Они не рассуждали, а просто констатировали, просто заполняя собой тишину.
Это всё ты. Это не Его вина. Твоя. И твой выбор. А он сделал свой, правильный выбор. Он лучше, чем ты думала о нём. Он лучше, чем ты хотела.

Новая работа, дом, семья… Всё это давно померкло, не несло в себе больше никакого смысла. Она понимала, как данность, что уже больше никого и никогда не сможет полюбить. Просто потому, что больше никого не сможет подпустить к себе достаточно близко. Единственным, кто был близок, по-настоящему близок ей, был Джейк. Им понадобилось столько лет, чтобы обрести друг друга. И теперь совершенно ясно, что он так никогда и не принадлежал ей, как она ему.

Она всего-навсего маленькая нелюдимая девочка в старомодном платье и с разбитой куклой в руках.

Боско тихонько заскулил и ткнулся мокрым носом в бедро Камиллы, выведя её из небытия.
Девушка посмотрела на собаку. Пёс глядел ей в глаза грустно опустив уши. Что-то дрогнуло в её душе. Камилла опустилась на колени возле пса. А он, неуклюже сев возле неё, всё смотрел ей в глаза, будто уже всё понял.
Камилла, протянув руку, и медленно погладила собаку, провела рукой по слегка влажному меху на шее, почесала ласково между ушами. Её движения были странно медленными, а пёс всё смотрел ей в глаза, как будто говоря: «Я здесь, с тобой». Девушка обняла пса, осторожно прижав к себе. Он поднялся на лапы и сделал шаг навстречу, ближе прижимаясь к ней. Неожиданно для самой себя Камилла почувствовала ком в горле. Но ощущение мягко отступило во тьму.

Решение пришло как-то само и сразу подарило успокоение. Она обнимала любимого пса. А он не осуждал, не насмехался над ней, а просто был рядом. И любил её не «потому что», а просто любил так, как это могут только собаки.

Вернувшись в дом, тот самый, где всё началось, она не заперла входную дверь. Она знала, миссис Шульц позаботится о Боско, когда придёт время. А оно просто текло водой сквозь пальцы. Числа казались просто ничего не значащей мелочью. Она вставала с дивана только чтобы покормить собаку. В видеоплеере без конца крутился фильм «Искренне, безумно, сильно».
Осталось только дождаться...

Аватара пользователя
Летиция Ламберт
Ученик
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 28 апр 2018 12:21
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Летиция Ламберт » 21 мар 2020 20:27

Эдвард устало выдохнул и откинулся на спинку кресла. Свет от камина играл причудливыми красками на его лице, придавая ему ещё больше строгости и сдержанности. Каждая морщинка была видна, словно под микроскопом.
- У тебя паранойя, Флинт.
Флинт стоял напротив, оперившись локтем о каменную стену, и наблюдал за танцем пламени. После того, как Эдвард с головой ушёл в семейные заботы, Флинт перестал его беспокоить по всякой ерунде. Чаще всего он видел брата между пробежками от комнаты плачущей Лили до комнаты плачущей Хейли, которая была вымотана не меньше. Но приезд Джейме сегодня утром вывел Флинта из и без того хрупкого равновесия. Этот самодовольный блондин заявился на порог отчего дома, окинул такую незнакомую обстановку угрюмым взглядом, а затем заперся у себя в комнате, не утруждаясь правилами приличия.
- Неужели ты думаешь, что он приехал из Америки только сегодня?
- Если честно, - Эдвард обречённо прикрыл глаза. – Я вообще сейчас думать не могу.
- А если он приехал к Лете?
- Я получал от него почту каждый месяц. Последнее письмо – неделю назад. И в нём говорилось, что он возвращается домой. Письма отправлены из США.
- И зачем ему возвращаться?
- О, конечно. У взрослого, самодостаточного мужика, который получил военное образование, нет других причин вернуться домой, кроме как затем, чтобы увидеть Лету.
Флинт недоверчиво мотнул головой и нахмурился.
- Ты никогда не умел складывать очевидные вещи.
- Ты у нас финансист, Флинт. Не я, - Эдвард медленно поднялся и размял затёкшую спину. – Завтра утром мы всё обсудим. По словам Джейме я понял, что он вернулся на несколько дней, чтобы взять направление из Лондона на новую должность. Возможно, в тебе говорит зависть, брат. Его дело процветает, а ты как был, так и останешься счётами.
- Да пошёл ты, - фыркнул Флинт и резко вышел из комнаты.
Отвечать на обвинения Эдварда ему не хотелось. Начни он спорить, и только подтвердит правоту брата. Но что Эдвард может знать? Зависть? Пусть так. Но только вовсе не к тому, о чём он думает.

Рэндалл Флэгг ожидал, что любимая жена встретит его с распростёртыми объятиями. Но вместо этого застал её спящей. Во время своей долгой и изнурительной командировки Флэгг нисколько не скучал. Он сбился со счёта, сколько женщин побывало в его постели. Однако, ни одна из них не доставляла ему такого удовольствия, как Лета. Может, он и правда любил её, а может, ему не хватало ноток насилия, которые каждый раз сопровождали их секс с женой. С проститутками и девушками на одну ночь, готовыми запрыгнуть к нему в постель при первой возможности, он не чувствовал себя зверем, с наслаждением терзающим пойманную лань. А потому грубо вошёл в Лету, даже не разбудив её. Лета вскрикнула от боли и неожиданности, резко трепыхнувшись в его руках. На её лицо капало с его мокрых волос. Хорошо, что он вначале принял душ, не так противно. Первым порывом было скинуть его с себя и сопротивляться. Но затем рассудок проснулся, и Лета вспомнила, что ей нужна эта близость. Для пробуждения его аппетита, она немного поворочалась, делая вид, что напугана и не понимает, что происходит, а потом застонала. От соприкосновения их тел Лету начало подташнивать. Она зажмурилась, пытаясь представить себе Джейме. Однако, стоило ей распахнуть глаза, как перед ней возникло совершенно другое лицо. Лицо другого брата. Внизу живота мышцы начали непроизвольно сокращаться. Лета запустила пальцы в волосы мужа, притягивая его к себе. Флэгг довольно оскалился. Вцепившись в её запястья и грубо зафиксировав их, он продолжал вколачивать её в матрас, оставляя на нежной коже кровоподтёки.

Через пол часа они сидели на кухне и пили кофе.
- Где Николас?
- В школе.
Лета выглядела апатичной. Он не мог понять такой резкой перемены настроения, ведь только что она доказала, как сильно рада его видеть.
- Через пол года я снова уезжаю. Недели на три, - голос Флэгга звучал также безучастно, словно их близость изничтожила в нём остатки любых чувств. Но ведь должно быть наоборот. Разве нет?
- Ага.
Лета отхлебнула кофе и отвернулась к окну. Чувство вины за то, что она получила от мужа удовольствие, постепенно растворялось. Его вытесняла убеждённость в правильности всего произошедшего. Она думала о будущем сына. И о будущем своего не рожденного ребёнка. Остальное казалось ей неважным и незначительным. Она сделала то, что должна была. И так было всегда.
Я буду ждать тебя в Йерба-Буэна,
На скалах у волн морских...

Аватара пользователя
Камиллиан Ламберт
Ученик
Сообщения: 143
Зарегистрирован: 30 апр 2018 00:34
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд, Англия

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Камиллиан Ламберт » 21 мар 2020 20:54

Солнце садилось за морем. Высокие волны качали хрупкую фигурку из стороны в сторону. Солнце расплавленным золотом тонуло в свинцовой воде. Ветер бросал в лицо волосы и солёные ледяные брызги, но сейчас это было невыносимо приятно.

Приветливо горят огни у парадного входа поместья, в окнах свет. Закатное солнце подарило бежевым стенам приятный розовый оттенок, как бывало почему-то только летом. Странный стрёкот в саду – амадины. Их когда-то держала Роберта, но теперь они свободны.

Маленький Макс сражается на деревянных мечах с Джейме, а потом, непобеждённый, бежит, звонко смеясь, и запрыгивает на колени к маме. А она обнимает его, тоже смеясь и не показывая, что ей больно от его острых худых коленок.

Лицо отца. Она так и не узнала его. Как не узнает и других. Он улыбается, но на его губах улыбка Джейме.

Флинт танцует с Летой на балу по случаю Рождества возле нарядной ёлки. Её бордовое велюровое платье с золотой отделкой приятно шуршит длинной пышной юбкой по полу, оставляя в воздухе еле заметный золотой блеск. Джейме шутливо-галантно протягивает руку и выхватывает юную Лету из объятий Флинта, кружа её в сумасшедшем танце.

Всё смешалось, превратившись в медленно вращающийся калейдоскоп воспоминаний. Поначалу ещё что-то можно было различить, отразив в зеркале чувств, но совсем скоро они стали пятнами знакомого света, звука, запахов и даже иногда прикосновений.
А потом всё исчезло.

Синеватые отсветы туманно мерцали во тьме невесомости. Сквозь непроглядный туманный мрак изредка стали долетать странные звуки, которые теперь отчего-то обретали чёткость. Шарканье обуви, приглушённые голоса, тихое поскрипывание, как от колёс, иногда лёгкий скрип двери и теперь ещё и равномерное пиканье.

Постепенно пришло ощущение жестковатой ткани постельного белья, едва ощутимой мягкости какой-то странной сорочки.

Как же хотелось не слышать этого назойливого пиканья и снова погрузиться в блаженное забытье…
Камилла поморщилась. Кожу на виске противно стянуло, а в верхнюю губу упёрлось что-то по ощущению пластмассовое. Пластырь... Какая-то трубка… Что за ерунда…

Девушка слабо застонала, попыталась поднять руку, чтобы убрать с лица эту ненужную ерунду. Но рука словно налилась свинцом, так что удалось только едва-едва пошевелить пальцами.
Сквозь опущенные веки еле-еле пробивался приглушённый мягкий свет. С огромным трудом приоткрылись веки, и зрачки тут же с резкой болью сжались от света, так что пришлось зажмуриться.

Снова стон, уже чуть громче.
Лёгкое движение воздуха – кто-то приоткрыл дверь.
- Очнулась…
Тут же послышались торопливые шаги.
- Доктора Сеттлера в двенадцатую палату!
Глаза открывать больше не хотелось, но тут она услышала:
- Камилла! Пропустите, пустите меня!
- Сэр, прошу вас, успокойтесь.
- Мне нужно к ней, я…
- Пожалуйста, подождите снаружи. Доктор оценит её состояние и сообщит вам…

Что-то болезненно сжалось в груди, так, что захотелось плакать. Но она ещё не понимала, что это. Снова навалилась приятная невесомость и тьма.

Звуки доносились словно бы из-под стеклянного купола.
- Камилла… Камилла! – кто-то легонько коснулся её плеча, и она приоткрыла глаза.
Света вокруг стало больше – включили верхнее освещение. Еле-еле повернув голову в сторону, она увидела перед собой силуэт крупного мужчины в белом халате и очках.
- Камилла, вы меня слышите? – он склонился к девушке.
В голове чуть-чуть прояснилось. Она несколько раз моргнула и уже увереннее открыла глаза.
- Да, - едва слышно проговорила она.
- Меня зовут доктор Сеттлер. Вы находитесь в больнице. Вашей жизни ничто не угрожает.

Спустя несколько часов реальность вернулась окончательно. Постепенно, одно за одним, стали возвращаться воспоминания. Медленно, как яд проникает по венам. Но чувства как будто притупились, словно не могли докричаться до сознания откуда-то из глубины.
Её наконец оставили в покое, закончив необходимые на сегодня процедуры. Из палаты вышла медсестра. Улыбнувшись девушке, она закрыла за собой дверь.

Нечеловеческими усилиями Камилла повернулась и легла на бок лицом к окну.

Что же дальше? Знает ли доктор Сеттлер, отчего она попала сюда? Кто нашёл её? Кто привёз её в больницу? Если Боско прибежал к Фионе, она нашла Камиллу и вызвала скорую, это одно дело. Но вот если её нашёл Джейме… Как она могла не подумать об этом раньше! Всё было бы иначе, приди к ней эта мысль До…
Кардиомонитор сняли, но она и без того чувствовала, как сердце забилось, как бешеное, под самым горлом.
Джейме сразу бы всё понял. И отомстил.
Ужас ширился в сознании, не давая спокойно дышать. Надо было предупредить Джейка, связаться с ним, во что бы то ни стало. Слёзы отчаяния заструились по щекам девушки.
Сколько времени она здесь? Вдруг она уже ничем не может помочь?! Даже те пол дня, что она была в сознании, могли сыграть решающую роль.
Джейме убил отца. Смог бы он из мести причинить Джейку вред? Что, если Джейме в тюрьме?
Фиона ни за что не отдаст Боско в приют, но это не давало успокоения.
Достаточно было бы даже и того, чтобы Джейме просто явился в дом Джейка и сказал его жене всё, что мог. Но Камилла понимала, что это не его метод решения проблем. Тем более такого рода. Просто глупо.
Если бы не её собственный преступный эгоизм, всё было бы хорошо. Если бы…

Дверь за спиной приоткрылась.
Камилла медленно повернулась на спину.
В дверях палаты стоял Джейк.
Она схватила его облик как-то сразу, весь целиком. Небритое лицо, чуть взлохмаченные волосы. Мятая рубашка, рукава которой закатаны. И покрасневшие от усталости глаза.
Отчего-то тяжело дыша, он смотрел на неё, и в его глазах было что-то такое, чего раньше Камилла никогда не видела. В них было отчаяние.
Она протянула к нему руку, силясь собраться с мыслями.
Джейк стремительно подошёл к ней. Опустившись на стул возле её кровати, он взял её руку в свои трясущиеся ладони, прижал к своему лицу. Он плакал.
Еле-еле подняв всё ещё слабую руку, Камилла гладила его по волосам, чувствуя, как её раздавило невыносимое сожаление.

Не отнимая руки Камиллы от лица и не открывая глаз, Джейк заговорил. Голос его был приглушённым, но было очевидно, что он предпринимает все усилия, чтобы говорить спокойно.
- Маленькая моя, как же… Как же ты могла такое… Неужели из-за того, что я…
Камилла не находила слов, силясь не заплакать в голос.
Джейк посмотрел на неё, всё ещё держа её руку.
- Ты… Ты помнишь, в тот вечер я долго говорил по телефону. Звонила Брианна, она… Она вернулась с гастролей и не застала меня. Сначала мне пришлось сказать, что я уехал в Ганнислейк по работе, а потом задержался и решил остаться на ночь, но…
Он глубоко вздохнул, закрыв глаза. Когда он открыл глаза и посмотрел на Камиллу, то выглядел уже более спокойным.
- Она поверила. Снова. Но весь вечер я не мог думать ни о чём, кроме того, что так дальше продолжаться не может. Бог свидетель, я должен был понять это много лет назад…

Он сделал паузу. Камилла не чувствовала реальности происходящего. Спустя несколько секунд Джейк снова заговорил, но чувствовалось, что он снова начал терять самообладание.
- Я написал тебе записку, но… чёрт возьми! Сунул её в карман вместе с ключами… - он снова прижал к лицу её руку и закрыл глаза, - Когда я… уладил дома все вопросы, мне позвонили с работы, и я… Чёрт, я был уверен, что ты прочитала записку, и потому не спешил… Нужно было всего несколько дней… С утра сунул руку в карман пальто и нашёл её… Сразу сел в машину, приехал…
Дальше он говорить не мог. Камилла наконец нашла в себе силы говорить. Предприняв титанические усилия, она чуть приподнялась в постели. Джейк помог ей сесть, удобнее подложив подушку.
- Джейк, кто-то ещё знает? Знает, что случилось?
Он поднял на неё взгляд. Но непонимание было в его глазах всего секунду.
- Нет. Нет, я… Пока ты была здесь, я отлучился домой. Отвёл Боско к Фионе. Сказал, что тебе нездоровится, но… - он отрицательно покачал головой, будто говоря, что сейчас это не важно.
Камилла понимала. Фиона знала Джейка с детства. В любом случае по его виду не трудно было понять, что что-то случилось.
Камилла отвела взгляд в сторону и тихо спросила:
- Сколько я здесь?
- Четыре дня, - тихо ответил Джейк.
Камилла посмотрела Джейку в глаза. Он встретил её взгляд. Она видела перед собой его измождённое лицо, покрасневшие глаза и снова почувствовала ком в горле.
Что-то переменилось в нём.
Джейк снова заговорил, почти шёпотом, но в этом его шёпоте было всё.
- Камилла, почему?! Зачем ты это сделала?!

Эти слова будто огнём выжгли воздух в лёгких. Было видно, что он хотел прокричать это с порога, как вошёл, но не хватило сил. Она смотрела в его глаза и не находила слов.
В его глазах на секунду мелькнула яростная обида, но он справился с собой.
- Я всегда давал тебе свободу. Но сейчас я прошу тебя, не молчи! - он ещё пару секунд не отпускал её взгляд, а затем почти прокричал, - Чёрт возьми, я просто хочу понять!
Он не выдержал, резко встал и подошёл к окну, встав к ней спиной. Двумя руками провёл по волосам, пытаясь взять себя в руки.

Камилла посмотрела на него. Сейчас в его просьбе она так явно услышала тон своего учителя танцев, который столько лет назад просил её не скрывать свои чувства в танце… Это был он, тот самый мистер Коулман, который всегда находил те самые, правильные слова. Что бы ни случилось. Он заслуживал того, чтобы знать правду.
- Я думала, ты выбрал семью. - почти неслышным шёпотом сказала она.
Он повернулся к ней. Подойдя, он сел на край кровати, не сводя внимательного взгляда с её глаз.
Камилла просто смотрела перед собой отстранённым пустым взглядом.
- Я хотела уйти.

Наступила долгая пауза.
Камилла поняла, что сейчас он скажет те самые слова, которые должны были прозвучать давным давно. Сейчас она ощущала такую боль, что хотелось сбежать, умереть, но только не слышать этого. Потому что после этого он уйдёт навсегда. Как совсем недавно она. Только уйдёт в жизнь.

Его взгляд поверг её в шок. В его глазах стояли слёзы, но сейчас он не прятал их. Он смотрел в её глаза почти с яростью, гневом. Но было в них и то самое отчаяние, с которым он вошёл в её палату.
- Не смей. Никогда. Никогда, ты слышишь?! – почти прорычал он полушёпотом, почти до боли сжимая её ладони.
Она огромными глазами смотрела на него. По щекам струились слёзы.
- Пообещай мне. Сейчас! – он не отпускал её руки.
Она понимала. Он требует обещать жить. Чтобы, уходя, знать, что всё будет хорошо. Но так не будет. Но как она ни старалась, она не могла дать этого обещания. Потому что чувствовала, что это будет точкой. И враньём.
- Чёрт! – он снова встал и отошёл к окну, прижав руки к лицу.
Но он заслуживал этого. Чёрт возьми, она хотела, чтобы он был счастлив! Не достаточно ли он дал ей за эти годы… за эту жизнь, чтобы сейчас уйти спокойно к своей семье?! К семье, которая и так уже натерпелась из-за неё! Да, он любил её. Сейчас она это понимала. Но должна была его отпустить. И она не смела больше делать ему больно.
Но ответить она не успела.

Джейк Коулман повернулся к Камилле. Снова подошёл к ней и сел на край кровати. Взяв её руку, он достал из кармана мятый листок бумаги и вложил в её руку, с каким-то сожалением глядя на неё.
Камилла непонимающе нахмурилась. Дрожащими руками она развернула ту самую записку. Всего лишь листок, небрежно вырванный из учительского ежедневника, на котором торопливым и таким знакомым почерком было написано:

«Дорогая моя Камилла,

Я принял решение. Мне нужно ненадолго вернуться в город, чтобы уладить некоторые формальности. Как только закончу с этим, я вернусь и больше никогда тебя не оставлю.

С любовью,
Джейк.»

Не веря своим глазам, Камилла ещё раз перечитала написанное, уверенная, что ей это привиделось. Поняв, что поняла всё верно, она залилась слезами.
- Мы с Брианной подали на развод. На работе я попросил перевода в местный колледж искусств, чтобы работать рядом с домом…
Джейк обнял её, крепко прижав к себе.
- Прости… Прости! – тихо шептала Камилла, заливаясь слезами и всё крепче прижимаясь к нему.
Джейк гладил её волосы, сжимая её в объятиях.
- Обещай мне, Камилла, - тихо сказал он.
В его голосе слышалось – он знает, что она скажет.


Она не знала, как ему это удалось, но уже через несколько дней её выписали из больницы без последствий.
Он остановил машину перед домом. Камилла почувствовала спокойствие и светлую радость – она снова здесь.
- Вот мы и дома.
Она с готовностью вышла из машины. У забора она заметила Фиону и весело помахала ей.
- Добрый вечер, миссис Шульц!
Боско едва не сбил Камиллу с ног, изо всех сил виляя хвостом и даже поскуливая от радости.
- Я дома, мой хороший… - она опустилась на корточки и крепко обняла пса.
Неужели же она могла оставить его… Сейчас это казалось чем-то невозможным.

В доме прямо с порога она заметила, что Джейк сделал перестановку. Мысленно перевела дух – так легче, начать новую жизнь без прямых воспоминаний о том, что произошло.
- Ты переставил мебель…
Джейк занёс её сумку с вещами и как раз вешал пальто.
- Нравится?
Камилла разулась и прошла в дом.
- Нравится! Так более функционально, я…
Но тут она осеклась. В глубине гостиной она увидела его. Тот самый рояль, из её детской комнаты.
- Как… откуда?! – Камилла переводила недоумевающий взгляд с Джейка на рояль и обратно.
Джейк усмехнулся, глядя на её шок.
- Это подарок. Свой День Рождения ты провела в больнице, а я решил не напоминать… Так что…
Он подошёл к ней, нежно взял её за руки и сказал:
- С Днём Рождения, любимая.
Камилла, ничего не говоря, сжала его в объятиях.
- Я смотрю, к тебе возвращаются силы! – со смехом заметил Джейк, чувствуя, как она сжала его руками.
Камилла отпустила его, снова подойдя к роялю. Провела по нему руками, чтобы убедиться, что ей это не кажется. Она понимала, что должна всё ещё рассыпаться в благодарностях, но от радости слова куда-то снова подевались.
Джейк с улыбкой наблюдал за ней.
- Как ты сумел… - как-то отстранённо спросила она.
Джейк подошёл к ней ближе.
- Случайно услышал, в учительской обсуждали. Твой брат выставил его на продажу…
Упоминание о семье как-то странно пусто отразилось в душе.
- Я никогда не говорила тебе о нём… Так хотела забрать его с собой тогда… – задумчиво сказала девушка.
Джейк улыбался. Он всё понимал. Он подошёл, обнял её за талию и сказал:
- Помнишь, как-то в магазине я сказал, что хочу подарить тебе инструмент? Так что я исполнил не только твоё желание…

Камилла подошла к инструменту, впервые за столько лет.
- Он уже настроен, - сказал Джейк.
Что-то дрогнуло в его голосе. Девушка подумала было, что ей показалось, однако отчего-то сама почувствовала ещё большее волнение. Осторожно она подняла крышку рояля…
На клавишах прямо посередине лежала маленькая открытка. Квадратик белой бумаги, всего пара дюймов.
Она осторожно взяла открытку в руки и открыла.
В середине белой лентой было привязано маленькое колечко с белым камушком.

Изображение

Джейк подошёл ближе. Камилла смотрела на него. Щёки её покраснели. Это просто подарок или…
Было видно, что Джейк сильно взволнован.
- Я понимаю, было не просто… Мы с тобой так долго шли к этому моменту. Как будто целую жизнь. Но я всё же надеюсь, что не упустил время...
Он опустился на одно колено. Камилла почувствовала, что вот-вот упадёт в обморок. Она прижала руку ко рту.
Джейк опустился на одно колено.
- Камиллиан… Я люблю тебя. Ты станешь моей женой?
Просто немыслимо. Больше пятнадцати лет они каждую неделю проводили вместе. Сначала как учитель и ученица… Столько преград… И теперь тот самый Джейк Коулман перед ней.
Девушка улыбалась, глаза её блестели.
- Да. – немного истерических нот и сразу улыбка.
Он поднялся с колена, всё ещё не сводя с неё глаз.
Камилла чувствовала, что вот-вот расплачется, но подавила этот порыв. Хватит с него слёз.
Надевая кольцо на безымянный палец Камиллы, Джейк тихо проговорил:
- Наверное, надо было сделать это как-то иначе… Более изящно что-ли…
Голос его слегка осип от волнения, но он усмехнулся. Его руки немного дрожали.
Камилла, улыбаясь, обняла его за шею и, глядя ему в глаза, сказала:
- Разве можно изящнее? Только представь… Каждый день мы будем танцевать. Я буду готовить нам полезную еду… Иногда не очень полезную, как ты любишь… - она усмехнулась.
Джейк прижал её к себе, уткнулся в её шею, а Камилла продолжила:
- А вечером я буду играть тебе на рояле. Обещаю выучить все твои любимые произведения… Кстати…
Она отстранилась, поцеловала нежно его губы.
Затем она подошла к роялю, села и начала играть.
С первых нот Джейк узнал произведение.
Рахманинов. Их первая совместная танцевальная импровизация.
Он помнил.
Они сказали друг другу всё уже тогда.
А сегодня он вернул ей голос и самого себя.

Аватара пользователя
Летиция Ламберт
Ученик
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 28 апр 2018 12:21
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Летиция Ламберт » 22 мар 2020 15:40

Это началось снова. Вспышки боли, крик и запах приближающейся смерти. Лета уже сутки билась в агонии, проклиная себя и своего ребёнка. Кто-то подошёл и раскинул ей ноги. Кажется, это был врач, хотя Лета с трудом различала лица. Перед глазами всё плыло, в ушах стоял звон, и она уже не могла определить, мерещится он ей, или так закладывает уши от собственного крика. Лета с трудом приподняла голову. На лбу блестели бисеринки пота, а лицо перекосила гримаса боли и страха. Величественная и бесстрашная Летиция Ламберт была сломлена.

Она знала, что вот-вот должна родить, но муж уехал в очередную командировку, не подозревая, что ребёнок должен появится «раньше» срока. Прошло много лет с тех пор, как она впервые испытала все прелести родов. Лета забыла, как больше суток умирала, срывая горло отчаянными воплями. Она помнила лишь то, что было потом. Как взяла сына на руки. Как заглянула в его большие голубые глаза и прижала его к груди. Как учила его ходить и писать. Как долго и придирчиво выбирала ему одежду в детских бутиках. И как читала сказки на ночь. Ник вырос. Теперь он умеет завязывать шнурки, самостоятельно ходит в школу, и даже иногда готовит завтрак. Он может усидеть на лошади и удержать меч в одной руке. Он спорит с ней, а когда она болеет, читает ей на ночь. Он сам выбирает себе одежду. И всегда знает чего хочет. Когда они приехали в поместье, Ник первым делом побежал искать Джейме. Не обнаружив его дома, он ворвался в комнату Макса, и они продурачились весь день. До того момента, пока не услышали крики.

Лета захотела рожать у себя дома. На этот раз она подготовилась, и была уверена, что если не всё пройдёт гладко, то по крайней мере она будет во всеоружии. Но реальность превзошла все ожидания. Схватки начались, когда она разговаривала с Дакотой. Кажется, сестра действительно была рада её видеть. У некоторых людей шансы сохранить тёплые отношения возрастают, когда они находятся далеко друг от друга. Видимо, к Хлое и Флинту это не относилось. Флинт её откровенно игнорировал, с трудом скрывая своё презрительное отношение к её беременности. А Хлоя просто уехала с подругами в город. Лета всё порывалась по нянчиться с Лили, но Хейли с дочерью уехали навестить своих родных. А Эдвард был слишком уставшим, чтобы выражать бурную радость. Они вместе поужинали, обменялись новостями, и Эдвард ушёл спать. Что ж, он был верен традициям семьи Ламберт, хоть сам и не замечал этого. Лета вышла замуж и теперь она Флэгг. Она – больше не их семья. И если первые годы чувство привязанности ещё сохранялось, то теперь оно превратилось в далекое воспоминание. Лета больше не его забота. Собственная семья увела Эдварда от любых волнений по братьям и сестрам. Теперь ему было плевать на общее дело. Теперь каждый занимался тем, чего действительно хотел. И Эдвард был не исключением.

- Я профессионально занимаюсь фотографией. В прошлом году я выиграла конкурс и меня пригласили на стажировку в Новый Орлеан. А ещё, - пухлые щёчки Дакоты покраснели, и она опустила глаза. – У меня там друг появился.
Лета искренне улыбнулась. Если бы несколько лет назад ей сказали, что девушки из семьи Ламбертов будут делать то, что им вздумается, и крутить романы с теми, с кем им вздумается, Лета бы взвыла от несправедливости. Когда-то её замужество спасло их от нищеты. И теперь они вольные птицы, в отличие от неё. Но теперь Лете было плевать. У неё всегда была возможность бросить всё и быть счастливой. Ведь так и поступают все эгоисты, разве нет? А может ли она сейчас сказать, что несчастна? У неё чудесный сын, трудолюбивый муж и новая жизнь, что готова вот-вот вырваться наружу. Жизнь от любимого человека.
- Я видела твои работы на выставке. Мне очень понравилась та, где два влюблённых на фоне заката.
- Это я шпионила за Эдвардом и Хейли, - хихикает Дакота и протягивает сестре фотокарточку.
На ней изображена Лета. Юная девчонка с растрёпанными волосами и открытой улыбкой.
- Это одна из первых. Тогда у меня был не такой хороший фотоаппарат, как сейчас. Но я её сохранила.
Лета грустно усмехается и понимает, что не узнаёт себя. В её чистом взгляде нет отпечатка бед и забот. Она будто была рождена для яркой и весёлой жизни. Рождена, чтобы разбивать сердце. Кажется, так сказал тогда Эдвард? Но обернулось всё тем, что разбито её сердце. Мог ли ты тогда подумать об этом, мой бедный брат? Лета положила ладонь на грудь и тяжело вздохнула, пытаясь справиться с накатившей горечью. Вся наша жизнь это череда упущенных возможностей…
- Что ты сказала? – Дакота обеспокоенно вглядывалась в побледневшее лицо сестры.
- Что?
Она произнесла это вслух? Губы Леты нервно дрогнули, а каждая мышца в теле сжалась так, что стало больно.
- Лета?
Из горла вырвался хриплый стон. Лета согнулась пополам, сжимая зубы до скрежета.
- Я сейчас кого-нибудь позову. Только не…
Только не что? Лета не услышала конец фразы. Голос сестры слышался так, словно они были под водой. Боль ослепила её. И на короткое мгновение Лета потеряла сознание.

Лета могла поклясться, что боги наказывают её за их порочную связь с Джейме. И через несколько часов ада она уже обещала себе, что если выживет, то прекратит с братом все отношения. Но стоило Джейме ворваться в комнату, Лета расплакалась и протянула к нему руки.
Её крики перебудили весь дом. Всё было точно также, как в прошлый раз, и многим стало не по себе от ощущения дежавю. Но Эдвард уже спокойно сидел в кресле у камина, поглощая одну чашку кофе за другой. Макс тихо перешёптывался с Дакотой. А слуги методично выполняли все поручения. Только Флинт измерял коридор широкими шагами, заложив руки за спину.

К подъездной дорожке подъехала машина. Первое, что почувствовал Джейме, войдя в дом, - липкий страх, захвативший всё его существо.
- Твоих рук дело? – Флинт надвигался на младшего брата, занося кулак для удара. – Второй раз с ней такое происходит. Или ублюдок Флэгга такой же несговорчивый?
Джейме поймал руку Флинта и вывернул её за спину. Недоумение на его лице сменилось праведным гневом.
- Заткнись! Не смей так говорить о…
- О ком? О твоих детях? - прошипел Флинт, сжимая челюсти от боли.
Джейме мог вырубить с одного удара. И зачем он только полез в драку с ним? Но ядовитые догадки оказались в приоритете.
- Я никак не мог повлиять на её физиологию. И уж точно никогда не навредил бы ей, - уже спокойно проговорил Джейме, резко оттолкнув брата от себя.
Он более не мог позволить себе выяснять отношения с Флинтом, когда наверху Лета так громко кричит.
- И да, - Джейме обернулся, окинув Флинта брезгливым взглядом. Брат казался ему жалким и ничтожным. – Ещё раз скажешь так о моих детях…
Флинт медленно выпрямился. От удивления он перестал моргать и ошарашено уставился на Джейме.
- …я убью тебя.
Я буду ждать тебя в Йерба-Буэна,
На скалах у волн морских...

Аватара пользователя
Камиллиан Ламберт
Ученик
Сообщения: 143
Зарегистрирован: 30 апр 2018 00:34
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд, Англия

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Камиллиан Ламберт » 23 мар 2020 00:30

- Наконец-то...
Боско громко лаял у двери. Встав во весь рост, он скрёбся когтями. В этом месте на двери уже порядочно облетела краска.
- Отойди, малыш…
Камилла ласково отпихнула Боско, открыла дверь и, в чём была, выскочила за дверь. Боско помчался за ней, виляя хвостом, как заведённый.
Джейк уже вышел из машины. Открыв пассажирскую дверь, он вынул огромный букет алых роз.
Камилла бежала к нему. Он крепко обнял её, прижав к себе.
- Быстро в дом, ты простудишься…

Как только он вошёл, Камилла, впустив Боско, закрыла дверь и поспешила поставить букет в вазу.
- Они чудесные… Спасибо!
Джейк только улыбнулся.
Он снял пальто, обувь и устало опустился на диван в гостиной.
Камилла подошла к нему и села рядом.
- Ну… - тихо и неуверенно начала она, - как прошло?
Джейк посмотрел на неё, явив усталый, но спокойный взгляд.
Обняв её рукой, он сказал как-то отстранённо:
- Развелись. Правда, не без очередного шоу, но… Подписал все бумаги.
Камилла выдохнула и откинулась на спинку дивана.
Сегодня был третий этап бракоразводного процесса Джейка. На первый этап Брианна не явилась, сказавшись больной. На втором добилась-таки, что вынесение решения перенесли на три месяца. Однако сегодня всё было кончено и можно было вздохнуть спокойно.
Однако Камилла понимала Джейка. Ему было нелегко уйти от женщины, которая подарила ему ребёнка и двадцать шесть лет совместной жизни. Сейчас по его выражению лица она видела, насколько это не просто.
- Эмили была сегодня?
- Нет, и... Я не думаю, что готов обсуждать с ней последствия своего решения.
Камилла чувствовала себя несколько неловко, не зная, как себя вести. Оставить его в покое, дав возможность всё осмыслить и переварить? Или же наоборот быть рядом, отвлечь от мыслей о семье?
Она решила начать с простого.
- Чай?
Джейк усмехнулся.
- Да. Спасибо, дорогая… - он тепло улыбнулся Камилле, - думаю, две ложки сахара и ложка бренди не помешают.
Она улыбнулась, добро встала и пошла ставить чайник.
Обернувшись через плечо, она увидела, как Джейк устало провёл ладонями по лицу. Брови его были нахмурены. Он закрыл глаза и устало откинул голову на спинку дивана.
В душе у Камиллы всё сжалось. Невероятное по силе чувство вины и сожаления оказались для неё неприятным сюрпризом. Ведь она так долго этого хотела… Но видеть его таким сейчас было невыносимо. Ему было больно. Он был измотан. Он устал. И явно не был так уж счастлив. И если она чувствовала вину и сожаление, то сложно было представить масштаб всего того, что обрушилось на него сейчас. Всё это мучило его больше полугода. Не говоря уже о том, что впереди огромным косматым чудовищем маячил разговор с Эмили, которая должна вернуться с учёбы через два месяца…
И не смотря на все трудности, он никогда не позволял себе срываться. Камилла была ему за это благодарна.

Она уже насыпала сахар в его любимую кружку, где уже был крепкий чёрный чай и три ложки бренди, когда почувствовала, как он подошёл к ней сзади.
Ласково обняв её, он проговорил ей на ухо:
- Ками, милая… Прости. Последнее время я сам не свой…
- Ты что… – она развернулась, провела рукой по его волосам и обняла за шею.
- Понимаю, что не уделял тебе достаточно внимания…
- Перестань. Я же всё понимаю… - она поцеловала его в щёку и прижалась к нему теснее.
Чуть перегнувшись через неё, он взял кружку с чаем, сделал глоток. Поставив кружку на стол, он чуть отстранился от Камиллы, посмотрел в её глаза.
Затем чуть задумчиво прищурился и сказал:
- Знаешь, чего я хочу?
Видя, что к его выражению лица вернулась лёгкость, она улыбнулась.
Он взял её за плечи.
- Я хочу напиться.
Камилла непонимающе смотрела на него.
- Давай сегодня напьёмся, посмотрим старые фильмы… Завтра, я думаю, отоспимся, если Боско не будет возражать. А послезавтра, так как теперь всё официально, возьмём документы и оформим дату свадьбы. Идёт?
Камилла усмехнулась.
- Идёт.
Почему-то именно в эту минуту она почувствовала, будто между ними исчезли все преграды. И двадцать шесть лет разницы в возрасте – всего лишь цифры на бумаге.

Близилась полночь. На улице никого. Боско тихонько топал впереди, а за ним, тесно обнявшись, шли двое. Любой со стороны мог понять, что оба пьяны.
В руке у Камиллы была ополовиненая бутылка Galliano L’autentico.
- Никогда не забуду его лицо… - смеялась Камилла.
- А какое у него должно быть лицо, если тут невеста на два года младше дочери жениха?
Джейк неуклюже потянулся к бутылке и сделал глоток, не отбирая её у Камиллы. Сразу сморщился.
- Как ты это пьёшь… Микстура от кашля…
Камилла рассмеялась.
- Вот ведь нашёлся блюститель норм… - продолжил он, - Это он ещё не был в штатах! А голливудские браки? Мы с тобой, можно сказать, как деятели искусства, сделали всё в лучших традициях…
Они оба смеялись. Как здорово иногда оставить за бортом все формальности, найти в себе ребёнка и просто от души посмеяться.
- Традиции? Не-ет, я не хочу… - Камилла ещё не отсмеялась, но говорила чуть ли не сердито.
- Ты о чём?
- О свадьбе. Я не хочу этой всей суеты, толпы народу, шумного бала, чопорных церемоний, плачущих от счастья в первом ряду у алтаря, которых потом утешать и подавать им салфеточки… И уж точно не хочу этого кошмарного унижения – проводов на брачное ложе… - она закатила глаза и с саркастической усмешкой отпила из бутылки.
Джейк остановился, посмотрел на неё серьёзным взглядом.
Камилла, тоже остановилась.
- Что? – непонимающе и как-то по-детски капризно спросила она.
Джейк рассмеялся.
- Что смешного? Я говорю совершенно серьёзно, я не хочу…
Боско смотрел на них, навострив уши.
Джейк обнял её крепко, привлекая к себе.
- Да ради всего святого, не будет у нас ничего такого.
Его голос звучал так мягко и любяще, что Камилла сразу же подхватила его настроение.
Он медленно приблизился и нежно поцеловал её в губы.
- Давай лучше просто оформим все бумаги, а потом сразу улетим далеко-далеко, на острова.
Камилла опечаленно посмотрела на него.
- А как же церемония?
- Обязательно… - он обнял её и они снова зашагали по дороге в сторону дома, - Выберем тебе белое платье, какое сама захочешь. Маленький букет, кольца… Там будем только мы и регистратор…


Так и сделали. Спустя три недели в назначенный день Джейк заказал такси. На церемонии в маленьком зале были сказаны те самые слова, казавшиеся сном. Днём они гуляли по городу, катались на лодке. Вечером Джейк заказал домой еду из самого лучшего ресторана.
После жаркой, наполненной нежностью их первой брачной ночи, когда Джейк уже задремал, а в окне, в том самом окне над кроватью уже светилась полоска рассветного неба, Камилла лежала без сна.
Да, их ночь сегодня не была похожа на ту, первую, когда всё было едва ли не случайно… Но сколько чувства было в ней. Камилла осознавала, что за столько лет их чувства не притупились, не сгладились обыденностью.
Засыпая в предрассветной тишине, Камилла чувствовала тепло и умиротворение. От вина немного кружилась голова, но это было даже приятно.
Последней мыслью, пришедшей к ней перед тем, как уснуть, было то странное число.
Двадцать шесть.
Двадцать шесть лет разница в возрасте.
Двадцать шесть лет брака и развод.
Двадцать шесть лет совсем недавно исполнилось Эмили…


Вернувшись из путешествия, Джейк очень неожиданно рьяно взялся за семейные дела. Помимо того, что заказал ремонт детской комнаты на втором этаже и других бытовых мелочей, он уладил религиозный вопрос. Джейк католик, и Камилла приняла его веру, как полагалось в их ситуации. Она никак не могла понять, почему Джейк так волновался, когда говорил об этом… По сути этот вопрос совершенно её не волновал, и это сбивало Джейка с толку.
Сразу после этого Джейк наметил поездку в центр планирования семьи.
В тот день, когда должны были прийти результаты их обследования, Камилла была дома одна. Она сидела на диване в гостиной, читая сценарий новой постановки, премьера которой намечалась в открытии следующего сезона в театре, где она работала. Она сильно нервничала. Хотя и понимала, что ничего существенно не изменится, что бы ни было в этих медицинских бумажках, подсознательно она чувствовала, что её тревожит не только это. Состояние нервозности преследовало её в этот день с самого утра.
Неожиданно залаял Боско.
Камилла обернулась – звонил телефон.
- Дом семьи Коулман…
- Кэм, это ты?
Камилла почувствовала, как внутри всё похолодело.
- Макс?
Сколько лет она не слышала голоса брата. Он так сильно изменился, так что только какая-то высшая сила позволила ей узнать его. Он говорил медленнее, чем она помнила, и как-то отстранённо.
- Да, это я. Приезжай домой. У Леты вот-вот родится ребёнок, и я подумал…
- Я выезжаю. Только не говори никому и… спасибо, Макс!
От волнения перед глазами белая пелена. Она повесила трубку, несколько раз промахнувшись мимо рычага, так дрожали руки. Торопливо написав Джейку записку, она вызвала такси.
Сколько она не была дома? Год?
Казалось, пол жизни было прожито здесь. И теперь ей предстояло вернуться в дом своего детства.
Она очень отчётливо помнила, что было в прошлый раз, когда Лета рожала Ника.
Джейк хочет ребёнка? Неужели он и вправду готов к тому, чтобы Камилла пережила всё вот это…
Лучше об этом не думать.
Сидя в такси, Камилла пыталась переключиться на более насущные вопросы.
Пустят ли её в дом? И если да, то сможет ли она, осилит ли быть там, находиться в непосредственной близости от адских мук своей сестры…
И, чёрт возьми, как не хотелось возвращаться туда! В дом, где казалось, будто даже стены всё ещё пропитаны смрадом безумия её отца, всеми этими предательствами, смертями и внутренней болью, от которой некуда было бежать… Мерзко, но она чувствовала, что тайком прокралась надежда, что её просто не пустят туда, Эдвард или Флинт, не важно.
Но она всё равно поехала, не раздумывая. Почему? Чувствовала ли она себя частью этой семьи?
Нет. Но звонок Макса как будто перевернул всё, что она выстраивала столько времени, с ног на голову. Как будто посыпал пылью прошлого её новый семейный альбом.
Но... Услышав Макса в телефоне, она сорвалась, ни секунды не предавая сомнению, что сегодня она должна быть там.

Аватара пользователя
Летиция Ламберт
Ученик
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 28 апр 2018 12:21
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Летиция Ламберт » 23 мар 2020 21:28

- Почему она так сильно кричит? – Джейме держал сестру за руку, пока она беспокойно металась в постели.
Доктор с невозмутимым видом изучал какие-то записи.
- Скажите, у кого-нибудь из ваших сестёр есть гинекологические аномалии?
- А это здесь причём? – Джейме мог бы рассердиться, но он понимал, что, чем быстрее этот напыщенный идиот удовлетворит своё любопытство, тем быстрее он приступит к делу. А Джейме казалось, что ещё немного, и Лета умрёт. – Ну, одна из сестёр бесплодна. Про остальных не знаю, - сбивчиво сообщил Джейме, возвращаясь взглядом к Лете.
- В карте вашей сестры написано, что первые роды протекали также.
- Нет. Она не так сильно кричала!
Врач почувствовал, что этот нахальный тип (который непонятно как пробился в комнату роженицы, словно её муж!) вот-вот выйдет из себя. Впрочем, сам он обладал неиссякаемым запасом терпения. Спокойно взял нужные инструменты и подошёл к Лете.
- У вашей сестры есть незначительные отклонения в…
- НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ ОТКЛОНЕНИЯ?! Она истекает кровью!
- Она должна была записаться на операцию, - продолжил врач, словно не заметил нетерпения Джейме. – Почему она этого не сделала?
- Я не знаю, - слабо ответил Джейме, растеряв из-за страха оставшуюся дерзость. – Она всегда всё пускала на самотёк.
- Я могу ей помочь, но это будет неприятно.
- Делайте, что нужно.
Джейме крепче сжал ладонь сестры и склонился над ней, в надежде, что она услышит его слова.
- Я держу твою руку. Держу.

Когда по дому разошёлся крик, превышающий по силе все возможные, Эдвард выронил чашку кофе. Она с лёгким треском разбилась о пол, будто в замедленной съёмке.
- Дакота, уведи Ника из дома, пожалуйста.
Ник сидел рядом с Максом, опустив глаза, и незаметно щипая себя за локти, чтобы не заплакать.
- Нет, мамочка… - он не выдержал, пытаясь вырваться из хватки Дакоты, и кинуться наверх. – Мамочка!
Эдвард вздохнул, провожая рыдающего племянника тяжелым взглядом. Дакота увела Ника на пляж, пытаясь подбодрить его, заводя в секретные пещеры и рассказывая байки о том, как в них прятались контрабандисты. Но Николас до рассвета так и не произнёс ни слова.

Джейме смотрел на новорожденную дочь так, словно не верил, что это действительно происходит. Крик Леты смолк. Вместо него раздался детский плач. Доктор, завернув ребёнка в полотенце, тут же передал его Джейме, не осознавая этого впрочем, и занялся Летой, которая тут же потеряла сознание.
- Она не скоро придёт в себя, - констатировал врач, продевая нитку в иголку.
Но Джейме его уже не слышал. Он осторожно держал малышку, боясь причинить ей хоть какой-либо вред. Перестал двигаться, даже дышать. Он смотрел в глаза дочери, как в зеркало. Также, как они с Летой смотрели друг на друга. Такие похожие. Почти одинаковые.
Тот раз Лета не позволила взять Ника на руки. Сказала, что так он меньше к нему привяжется. И вообще, не стоит ему считать его своим сыном. И Джейме пошёл на это. Ради неё. Он всегда делал всё, что она хотела. Но теперь у неё не получится отобрать у него его частичку. Ведь вот же она. У него на руках. Он касается её своими грубыми ладонями, и от их тепла малышка успокаивается, жмурится и улыбается. Джейме не был уверен в том, что это была действительно улыбка, но это не важно. Даже этого ему хватило, чтобы полюбить её.
- Красивая, здоровая девочка, - устало сообщает врач.
И Джейме вздрагивает от неожиданности. Он и забыл, что в этой комнате есть кто-то ещё.
- Что с Летой?
- Спит. Кровотечение я остановил, – доктор вытирает руки о полотенец с антисептиком и собирает свои инструменты.
- Скажите, чтобы нас никто беспокоил, - Джейме аккуратно садится возле сестры, прижимая к себе их дочь.
- Разумеется.

- Николина? – Лета приподнимается на подушках. Бледная и измученная. Она протягивает руки к ребёнку, злясь на Джейме, что он её не разбудил раньше.
- Ты в детстве хотела назвать дочь Линой. Даже всех кукол так окрестила. А Ника – победа. Получилось Николина.
- Ты хоть понимаешь, какой ты наглый? Давать моей дочери имя…
- Нашей дочери, - перебил Джейме, передавая маленькую Лину в руки матери.
- Это нахальство в высшей степени, - шипит Лета, хотя в её глазах пляшут чертики.
Она счастлива. И ей бесконечно приятно, что Джейме разделяет её счастье. Она хочет, чтобы он был отцом их дочери. И только он. Но показывать этого всё равно не собирается. А ему и не нужны слова. По одному её взгляду он понял, что она его любит.
Теперь он в этом не сомневался.
Я буду ждать тебя в Йерба-Буэна,
На скалах у волн морских...

Аватара пользователя
Камиллиан Ламберт
Ученик
Сообщения: 143
Зарегистрирован: 30 апр 2018 00:34
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд, Англия

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Камиллиан Ламберт » 25 мар 2020 23:11

Гравий подъездной дорожки заскрипел под колёсами машины. Звук отозвался болью где-то в области сердца. Этот звук она слышала каждый раз, когда Джейк привозил её на машине после очередной замечательной прогулки по городу… И каждый раз, идя домой по этой самой подъездной дорожки, она чувствовала смутное беспокойство. Выйдя из машины, она вдохнула свежий морской воздух. От волнения подвело живот, совсем как в детстве.
Мелькнула мысль доплатить водителю ещё тридцать фунтов и попросить подождать минут двадцать на случай, если её прямо с порога прогонят… Но она этого не сделала.
Здесь было ветрено и оттого значительно холоднее, так что Камилла почувствовала, что замерзает.
По дороге к двери ноги словно налились свинцом. Ничто здесь не изменилось. Только кусты подстрижены чуть ниже, чем обычно. Как видно, сменили садовника.
Поднимаясь на крыльцо, Камилла понимала, что сейчас за этой дверью находятся те, кто заплатил высокую цену за ту жизнь, которой она сейчас живёт. Очень хотелось верить, что она и правда заслужила всё то, что сейчас услышит, если кто-то вообще сочтёт возможным что-то сказать ей кроме предложения уйти и больше не оскорблять их самосознание своим нелегитимным присутствием.
Порыв ветра донёс какой-то до ужаса знакомый звук. Неужели это кричала Лета… Камилла резко выдохнула, пытаясь сбросить эту мысль с головы.
Открыть своим ключом?
Нет.
С учётом обстоятельств, стоило дать им возможность не открыть.
Когда она звонила в звонок, её рука дрожала от волнения.
Спустя минуту за дверью послышался стук каблуков. Как только дверь открылась, звук усилился – действительно крики сестры были слышны и снаружи. В дверях стояла Дакота.
- Камилла?! – она боязливо оглянулась в прихожую и вышла на крыльцо, прикрыв дверь, - Тебе лучше уйти.
В её тоне не было злобы или пренебрежения. Только страх.
- Здравствуй, - спокойно сказала Камилла, - Я понимаю. Но я приехала поддержать сестру.
- Лучше уходи! Ты не представляешь, что тут было, когда ты ушла…
- Представляю. Я должна быть здесь сегодня. – Камилла потянула за ручку двери.
Дакота пыталась её не пустить, но казалось, будто и она сама не была уверена в том, что поступает правильно. Она растерянно стояла в прихожей, а Камилла уверенно вошла внутрь.
Она уже пересекла прихожую и стала подниматься по лестнице, когда Дакота нагнала её.
- Ты сошла с ума… - она схватила Камиллу за руку, но та вырвала руку, не сбавляя ходу, - Сейчас такое время… Все и так сходят с ума, а тут ты! Не усугубляй!
Камилла остановилась. Повернувшись к Дакоте, она выдохнула. На её лице была смесь грусти и волнения. Но больше уверенности.
- Тебе не стоит идти за мной, Дакота.
Сестра обречённо посмотрела на Камиллу. Затем развернулась и торопливо спустилась вниз, оставив Камиллу одну.
По дому снова разнёсся крик Леты.
Камилла ощутила внутри липкий страх, как ни странно, с примесью какого-то чужеродного отчуждения.
Она не хотела видеть того, что происходило в комнате.
Не хотела идти туда.
Вся та уверенность, что она демонстрировала Дакоте, на самом деле иллюзия. Ей было страшно.
Вопреки самой себе, Камилла продолжила подниматься по лестнице.

Оказалось, что идти быстро было легче. Она торопливо шла по коридору, приближаясь к комнате сестры.
Перед дверью, которая закрывала сейчас вход в Ад, уже кто-то был. В полумраке коридора этот человек мерил шагами коридор туда-сюда. Заметив её, он остановился.
Камилла не сбавляла шаг, продолжая уверенно двигаться навстречу.
Она вошла в полосу света канделябра…
Они узнали друг друга одновременно.
- ТЫ?! – Флинт стоял в середине коридора, сжав кулаки.
Камилла подошла достаточно близко, чтобы разглядеть его лицо. От неожиданности она потеряла дар речи и застыла в немом ужасе.
Он сделал несколько шагов в сторону девушки, замахиваясь рукой.
Она сразу поняла, что сейчас произойдёт, но не могла сдвинуться с места.
- ПОШЛА ПРОЧЬ, ЧЁРТОВА СУКА! – прорычал Флинт на ходу.
Камилла смотрела ему прямо в глаза. Из комнаты раздавались надрывные крики сестры.
Однако занесённая рука брата там и замерла.
Он не сделал этого.
Флинт застыл, тяжело дыша, не опуская руки. Он дрожал всем телом от, казалось бы, едва сдерживаемой ярости. Камилла медленно развернулась и пошла прочь по коридору.
Перед глазами всё ещё маячило лицо Флинта. На нём читалось безумие его отца.

Миновав последние ступеньки лестницы в холле, Камилла, смахнув резким движением слёзы, машинально направилась в боковую гостиную.
Войдя, она сразу заметила Дакоту. Скрестив руки на груди, Камилла прислонилась к дверному косяку, глядя куда-то в сторону.
- Я же говорила… - тихо сказала Дакота.
Камилла выдохнула, силясь подавить новый поток слёз, незнамо откуда взявшийся. Должно быть, что-то подсознательно прятавшееся всё это время, вырывалось наружу.
- Может, чаю?
Камилла непонимающе уставилась на сестру. Это простое предложение было крайней неожиданностью.
- Нет, спасибо… Я… - она не знала, что сказать.
Девушка хмурилась, скрестив руки на груди. Опустив наконец руки, она прошла в комнату и села напротив Дакоты.
Они сидели молча, не зная, что сказать друг другу. Тут, нарушив гнетущее молчание, в комнату вошёл Макс.
- Так и думал, что вы здесь.
Он медленно прошёл в комнату и плюхнулся на диван. Устало потёр лицо и взглянул на Камиллу.
- Хорошо выглядишь. Загорела…
Камилла посмотрела на него и встретила в глазах брата не свойственную ему отстранённость.
- Спасибо, что позвонил… – тихо сказала Камилла.
- Так это ты её пригласил… Вот уж не знала, что ты такой экстремал, Макс! – саркастично сказала Дакота.
Камилла порывисто встала.
- Камилла, подожди…
Но она уже вышла в холл.
Парадная дверь распахнулась с такой силой, что Камилла подскочила от неожиданности.
Вошёл Джейме. Он просто смерил Камиллу ничего не выражающим взглядом и торопливо прошёл к лестнице.
Макс вышей вслед за ней.
- Надеюсь, теперь ей станет легче…
Камилла промолчала.
Сейчас Джейме будет с Летой, ей станет легче… Но.
Флинт.
Он ведь…
Камилла сорвалась с места и побежала вслед за Джейме. Надо было предупредить его, что Флинт не в себе.
Её лёгких шагов по толстому ковру было не слышно.
Подбегая к повороту, она резко остановилась и прижалась к стене.
Браться уже встретились, и она не знала, как себя вести.
Однако то, что она услышала, вытеснило из головы все прочие мысли.
- Твоих рук дело?
- Заткнись! Не смей так говорить о…
- О ком? О твоих детях?
- Я никак не мог повлиять на её физиологию. И уж точно никогда не навредил бы ей… И да. Ещё раз скажешь так о моих детях… я убью тебя.
Казалось, это сон. Притом какой-то неправильный, болезненный.
То есть, это самое сходство Ника с Джейме – вовсе не случайность и не следствие любви… Хотя, это как сказать. Как же можно жить с этим… Лета живёт с мужем, спокойно смотрит ему в глаза, улыбается, когда как на самом деле он воспитывает не своих детей…
В который раз она случайно оказывается в этом же коридоре и узнаёт столь же невероятные вещи о собственной семье. Пора было уже и привыкнуть.
Была ли эта новость чем-то противоестественным, гадким или порочным?
Нет.
Но спокойно жить с этим грузом на плечах казалось Камилле невероятным.
Даже закономерно, что так вышло… Лета не забеременела от Флегга, а от того, кого любит. Видимо, самой Матушке Природе угодно, чтобы они были счастливы. Но она понимала, что это не так. И, как ни прискорбно, их счастье зависело от командировок мистера Флегга.
Почему-то подумалось, что почти тот же груз нёс и Джейк, пока тайно встречался с ней. Хотя теперь уже вполне очевидно, что это не было тайной для очень многих…
Не особо сознавая, что делает, она медленно отошла от стены и направилась вниз, оставшись незамеченной.

Она стояла у окна, глядя, как ночь опускается на такой знакомый сад. Ветер доносил плеск воды и шум моря.
Макс стоял рядом с ней.
- Ты вышла замуж, – констатировал он, указав взглядом на кольцо.
- А… Да. Два месяца назад.
Из головы всё не шёл разговор Джейме и Флинта.
- Поздравляю! – опять этот отстранённый тон.
Ну почему от него становилось так больно?!
Это ведь Макс…
- Как ты меня нашёл? – тихо спросила Камилла.
Мысли её были далеко.
Макс отошёл и плюхнулся в кресло напротив Дакоты.
- Я вообще-то думал, что твой учитель может быть в курсе, где тебя искать, но… всё оказалось проще.
Повернувшись к нему, Камилла впервые увидела, что он, хоть и слабо, но улыбнулся ей. Она послала ему взгляд, говорящий, что тоже рада его видеть.
Дакота сидела молча. Скрестив руки, она вперила взгляд в ковёр, как будто надеясь найти в этом спасение от жутких звуков сверху.
Дверь в комнату открылась. Камилла устремила туда взгляд. Внутри всё сжалось.
В комнату вошли Эдвард и Ник.
- Тётя Камилла! – он подошёл к ней и как-то непривычно вяло обнял её за талию. Обняв племянника в ответ, Камилла почувствовала, как сильно он напряжён.
Однако взгляд девушки был устремлён на брата.
Эдвард всё ещё стоял в дверях, нечитаемым взглядом глядя на Камиллу.
Казалось, он принимает какое-то решение.
Прошла будто целая вечность, прежде чем он заговорил.
- Камилла, я прошу тебя сейчас же уйти.
- Послушай, я… - твёрдо начала Камилла, но он не дал договорить.
- Здесь собрались члены семьи Ламберт… - он сделал странную паузу, - по особому случаю.
- Но я…
- Это семейное событие. Ты не являешься членом нашей семьи. Это было твоё решение, Камилла. А теперь уходи.
Девушка перевела взгляд на Дакоту, потом на Макса. Она не искала поддержки. Просто хотела понять. Но Дакота так и сидела, не шевелясь. Макс, не желая, как видно, встречаться с ней глазами, повернулся и подошёл к камину к ней спиной, держа руки в карманах.
Камилла посмотрела на Эдварда, пытаясь впитать и его образ. Она понимала, что сейчас она уйдёт, и уже, скорее всего, навсегда.
Потому, что теперь этого хотели они.
Камилла стремительно вышла из комнаты.

Накинув ветровку, она распахнула дверь и сбежала по ступеням когда-то родного дома, так резко ставшего ей чужим.
Она была уверена, что Лете, мечущейся в агонии, всё равно, как много народу ожидает появления ребёнка. И ещё очень долго будет всё равно.
В любом случае, она может узнать, случайно, от любого, кто был здесь в этот вечер, что она была там, что Камилла приехала.
Если им всем вообще когда-либо ещё будет до неё дело.
И теперь она была уверена, что это не так.


Уже светало. Таксист тихо остановил машину возле маленького домика в Ганнислейке.
Камилла вышла, стараясь тихо закрыть дверь, но не вышло.
Боско залаял где-то в доме.
Идя по влажной от росе дорожке в предрассветной мгле, Камилла услышала, как в доме зазвучали шаги.
Джейк появился в проёме тёплого света на пороге дома.
- Ты не спишь?
- А ты бы спала на моём месте? – он крепко обнял её, - идём в дом.
Уже через пять минут Камилла сидела на диване с чашкой горячего какао и пледом.
- Я надеюсь, всё прошло хорошо?
- Не знаю…
Джейк нахмурился.
- Как?
Камилла коротко рассказала Джейку, что произошло.
В конце досле долгой паузы она сказала:
- Знаешь, мне… не хочется думать об этом. Сейчас я просто могу надеяться, что у сестры всё будет хорошо и племянник родится здоровым.
Камилла посмотрела устало на Джейка.
- Тогда почему ты вернулась так поздно? – тихо спросил он.
- Я вышла из дома, не додумавшись вызвать такси. Пришлось идти пешком до шоссе, а там голосовать…
Он промолчал. Камилла почувствовала, что что-то не так.
- Джейк, всё в порядке?
Он вздохнул. Посмотрев на Камиллу с усталой и какой-то странной улыбкой он сказал:
- Лучше всего сейчас отправиться спать. Уверен, ты устала…
- Ты думаешь, я усну, зная, что что-то случилось?
Джейк явно избегал её взгляда.
- Идём спать. Сейчас не время…
Он так и не научился скрывать свои чувства. Точно также, как Камилла не научилась их полностью выражать…
- Что произошло, Джейк?
Он встал, прошёлся по комнате. Взяв со стола конверт, он подошёл к Камилле и снова сел рядом, всё ещё не глядя ей в глаза.
- Пришли результаты из центра планирования семьи.
Камилла почувствовала, как внутри всё замерло.
Джейк провёл рукой по лицу.
- У нас не будет детей.
Камилла молчала. Огромными глазами она смотрела на Джейка, не зная, что сказать. Возникло странное чувство, будто она предала его, обманула в самом для него значимом.
Он встал и отошёл к столу, спрятав лицо в ладони.
Камилла слышала его тяжёлое дыхание.
Откуда-то издали пришла мысль, что так и должно было случиться. Но всё равно этим будто почву выбили из-под ног.
У них не будет полноценной семьи.
Тут дар речи наконец вернулся.
- А… почему? Что не так? – голос её не слушался.
Не поворачиваясь к ней, Джейк сказал:
- Сказали, что ты бесплодна.
Словно удар по лицу.
- Джейк, я… я не знала, я…
- Я знаю, милая… - он говорил как будто спокойно, но он так и стоял к ней спиной.
- Но… Но можно же что-то сделать…
Он убрал руки от лица.
- В нашем случае нет. Весь день я разговаривал с врачами по телефону. Шансов нет.
Стало нечем дышать. Перед глазами возникла картинка: Джейме обнимает Лету, держащую на руках их новорождённого ребёнка в лучах восходящего солнца.
Камилла резко вскочила с дивана и обняла Джейка, крепко прижимаясь к нему.
- Прости! Прости меня!!! Я не знала! Так не должно было быть! – рыдала она, уткнувшись ему в шею и заливая слезами футболку.
Джейк прижал её к себе, гладил по волосам, силился успокоить, заверял, что это не её вина. Но она чувствовала, что и он плакал.
Снова.
Из-за неё.
Да, она не хотела проходить через эти муки, которые прямо сейчас, возможно, для Леты были позади.
Но Джейку был нужен ребёнок. Он хотел этого, когда дарил ей кольцо. Хотел, когда произносил клятву у алтаря.
Она дала ему всю себя. Но не могла дать лишь одно.
Наконец она поняла, что действительно хотела бы дать ему и счастье снова стать отцом. Сейчас в своём бессилии чувствовала невыносимую боль оттого, что будто бы своими руками лишила его самого важного.

Они долго стояли обнявшись. Печать бездетности будто тёмным чернильным пятном легла на всю их действительность.
И теперь Камилла не чувствовала облегчения от мысли, что навсегда освобождена природой от ужасной боли. Потому что в ней поселился страх боли ещё более сильной.
Боли одиночества.

Аватара пользователя
Летиция Ламберт
Ученик
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 28 апр 2018 12:21
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Летиция Ламберт » 27 мар 2020 00:18

Сентябрь, восемь лет спустя...

В свои сорок три года Этель поняла простую истину, - ей не обязательно быть Ламберт, чтобы стать счастливой. Более того, пришло осознание, что это два взаимоисключающих понятия. Практически пол жизни она потратила на то, чтобы Кристиан мог ей гордиться. Даже после его гибели. Переехав в Италию, Этель какое-то время пыталась удержаться на политической арене. Её успехи, как и раньше, были весьма посредственными. Если она и получала похвалы от отца, то за старательность и усердность. Да, она была рождена, чтобы продолжить его дело, она первенец. Рождена, но не создана. Ей понадобилось столько времени, чтобы понять, чего она действительно хочет. А всего-навсего нужно было уехать из дома и попрощаться с прошлым. Попрощаться со своей семьёй. Этель не скучала по ним. Разве что по Флинту и Эдварду. Долгие годы она скучала по отцу, даже по его снисходительному одобрению. И продолжала жить по заданному сценарию. Каждую ночь она сидела у моря и слушала шум волн. Не такой, как у них на побережье, грохочущий и разбивающийся о скалы, от которого можно было в испуге проснуться. А нежный, мелодичный, умиротворяющий. Волны уносили с собой песок и вместе с ним время. Образы прошлого таяли. С Этель наедине осталась только она сама. И только тогда она смогла себя разглядеть.

Педантичность, чувство стиля и сдержанность натолкнули её на мысль о гостиничном бизнесе. Она купила небольшой домик у моря и открыла в нём шесть номеров. Задумка оказалась удачной. Как только дело пошло в гору, Этель тут же уволилась из полит отдела и полностью посвятила себя обустройству своего нового маленького мира. Самостоятельно ей удалось создать тот уют, которого многие отели Италии были лишены. От клиентов не было отбоя. В её гостинице всегда было спокойно и чисто. Приятные цвета, качественная мебель, доброжелательный персонал и вкусные обеды. Но самое лучшее – вид на море. В каждом номере была терраса, где гость мог полюбоваться закатом и насладиться тёплым средиземноморским бризом. В этом месте невозможно было думать о суете и тревогах. Здесь время не останавливалось, вопреки многим романтичным фантазиям о подобных местах. Здесь время текло, унося с собой всё плохое и всё то, о чём человек хотел бы позабыть.

В суровой Шотландии было не так уютно. И всё же Роберта нашла там покой. Они с мужем купили ферму. Кто бы мог подумать, что из избалованной и вредной девчонки получится заботливая жена и изобретательная портниха. Её муж, Дэн, очень много сил положил на благоустройство фермы. Он разводил овец и очень трепетно относился к выращиванию яблок. От дома до пастбища тянулась аллея, по обе стороны которой были любовно высажены яблони различных культур. Какие-то приживались, какие-то погибали. Когда Дэн оплакивал очередное дерево, Роберта садилась рядом с ним и обнимала за плечи, а вечером радовала его вкусным ужином. Дэн верил в то, что ему повезло с женой. Она была милой, терпеливой и всегда готовой помочь. Она с таким же наслаждением возилась в земле, с каким стригла овец. Дэн мог доверить ей любую работу, зная, что она не станет воротить нос. Ведь она любила своего мужа. Действительно любила.
Но основной её заботой был пошив нарядов. Роберта в совершенстве овладела этим мастерством. Дэн ей даже оборудовал отдельную комнату под ателье. Заказы поступали со всего селения и не только. Иногда даже столичные барышни приезжали к ней за оригинальными платьями и тканями уникальных цветов (Роберта сама их красила). Прибыль с такого ремесла оказалась немаленькой, но Роберта и не подумала тратить её на себя. Большую часть она вкладывала в их общее дело, в ферму, - в их деревенскую идиллию, а другую часть высылала Хлое по первой её просьбе. Роберту не интересовало, чем занимается её сестра. Она помогала ей только потому что Хлоя нуждалась в этом. Но фамилия Ламберт ей больше ни о чём не говорила. Она уж и забыла, каково быть одной из них, не помнила лиц своих братьев и сестёр. И не хотела вспоминать. Давным-давно она набралась мужества и оставила весь этот кошмар в прошлом. Теперь у неё другая жизнь. Жизнь в семейных заботах и ранних рассветах, жизнь в душистых цветах со вкусом поспевших яблок. Жизнь с человеком, которого она любит. И который будет любить её. Всегда.

Яркий, цветущий город-праздник. Новый Орлеан. Толпы молодых людей, туристов. Иллюминация, ярко раскрашенные стены домов… Здесь есть всё, что нужно. Именно в этом городе поселилась Дакота со своим мужем. Многие сомневались, что детская переписка действительно может стать чем-то серьёзным. Но её мужем стал именно этот человек. Когда-то улыбчивый парень с добрым нравом и позитивным мышлением – теперь статный мужчина с аккуратной бородкой. Но стоило ему сказать хоть слово, и становилось ясно – он совершенно не изменился.

Хобби Дакоты, которое она для себя открыла уже в весьма сознательном возрасте, стало для неё делом всей жизни. У неё была своя фотостудия. Вместе с мужем на месте голых серых стен они буквально воссоздали мечту. Большой зал выкрасили в мягкий белый, поставили камин. Здесь была и цветочная арка, на фоне которой она так часто снимала молодожёнов и влюблённые пары. А на Рождество рядом с камином стелили мягкие пледы, ставили пушистую ёлку с нарядными украшениями. От посетителей этого зала не было отбоя. Чуть позже они заняли и второй этаж, где можно было сняться на фоне абстракций, старинной мебели, цветов и разных драпировок. Много пришлось вложить, но оно определённо того стоило. Муж активно принимал участие в создании тематических фонов, помогал с выездом на уличные съёмки, подбирал аппаратуру… Но это всё техника. На самом деле эта студия стала для неё домом. Дакота с мужем жили в хорошем районе в небольшой уютной квартирке, им там было хорошо. Но почему-то именно студия стала для неё тем самым «домиком», который будто бы из её сердца перенёсся в реальность. Прогуливаясь по магазинам, она чаще приглядывала обновки не для квартиры, а именно для «домика». Ей было всё равно, что это всего-навсего арендованный лофт, в котором они сделали недорогой ремонт. Всё равно, что здание находилось в неприглядном районе. Ведь и люди также: какая разница, где ты родился… Главное, кто ты. Так что ей всё это не мешало, потому что, попадая туда, она погружалась в собственный мир – мир остановившегося мгновения. И каждое из этих мгновений она была вольна сделать незабываемым, просто доверив бумаге. Те, кто приходил к ней, были не просто клиентами. Они были людьми, которые хотели запомнить то, что с ними происходит здесь и сейчас. Запомнить себя именно такими. И Дакота своей работой дарила им эти мгновения остановившегося времени. Отдавая альбом очередному клиенту, она чувствовала тепло в душе.
Семейные фото также всё ещё были в её коллекции. Она оставила самые живые. Фото, где казалось, будто каждый был самим собой. Настоящим собой. Потому что Дакота, наслаждаясь каждым мгновением своей новой жизни, чувствовала себя настоящей.

Прошло столько лет. Однако не всех меняет время, не всем даёт возможность обнажить новые черты и грани своей личности. И лёгкий нрав Максимиллиана Ламберта всё ещё оставался при нём. Он легко сходился с людьми, и это, в отличие от других членов семьи Ламберт, было его явным преимуществом. Всё сложилось именно так, как он и хотел… Хотя, в чём он даже себе не признавался, он по сути хотел он всегда одного. Лёгкости и независимости. Не только касательно денег. Во всём. Только наладив собственную жизнь так, как велела ему душа, он понял, как бесконечно устал переживать семейные ссоры и пытаться во всей этой грязи решить, на чьей он стороне. Сейчас всё давно уже было позади, и он не хотел никогда больше к этому возвращаться.

Его кофейня «L'océan» на одной из тесных улочек Лондона процветала. Он сделал всё так, как и хотел. Кирпичные стены оттенялись уютными скатертями на маленьких круглых столиках… Он сам подбирал новые и новые рецепты со всего мира, пробуя разные сорта и сочетания пряностей, для этого много путешествуя по миру. И это было ему по душе. И, как водится, женитьба не дала бы ему той степени свободы, которой он обладал теперь. Его сердце, как и душа, было свободно. Периодически в него гостьей могла зайти миловидная жительница Лондона… А может, прокрадывалась знойная иностранка, становясь потом лишь воспоминанием о новом путешествии. Легко сходясь с людьми, он также легко с ними расставался. И порой ему казалось, что лучше, чтобы так было всегда. Как в будущем, так и в собственном прошлом.

Хлоя обосновалась ближе к Лондону. Однако её выбор пал на этот город не случайно. Для кого-то столица была средоточием возможностей. Для двадцатишестилетней Хлои Лондон стал средоточием удовольствий. Однако случилось это не вчера и не месяц назад. Но осознавать это не хотелось. Как не хотелось предпринимать хоть что-то, чтобы что-либо изменить. Иногда в душе шевелилось волнение и страх. Осознание экзистенциального ужаса, что всё это рано или поздно должно подойти к незавидному концу. Однако одна доза – и всё это становилось несущественной мелочью. Слишком долго Хлоя не осознавала, что постепенно всё больше превращала всю свою жизнь в несущественную мелочь, до которой людям скоро уже не будет никакого дела.

Им было весело. Мистер Бенедикт Виррен, который после позорного случая с полицией в пригороде перебрался в Лондон, где никто ничего так и не узнал. Уже давно он шёл по жизни широкими шагами. Под его началом были не только банк и акции известных корпораций, но и игорный дом, предоставляющий особенно состоятельным клиентам исключительно широкий спектр услуг. Хлоя сразу приглянулась ему. Он не упомянул о её сходстве с Камиллой, однако формы Хлои были намного более привлекательны с его точки зрения. Поэтому она очень быстро попала в его круг и, как следствие, получила доступ ко всем запретным удовольствием, какие могла себе позволить извращённая, разбодяженная амфетаминами фантазия Виррена. А он получил не только завидную возможность любоваться ею, но и целую вереницу эпизодов из жизни семьи Ламберт, которые рисовала перед ним в пьяном веселье его юная подопечная.

Совсем скоро Хлоя, не сомневаясь в собственной исключительной привлекательности и звёздности, стала собирать вокруг себя людей, ни в чём ей не отказывающих. Всё это переросло в замкнутый круг, в котором болезненно сжалась истинная душа девушки. Гоняясь всю жизнь за призрачными идеалами, она так и не успела найти своё истинное предназначение, прежде чем её затянуло в водоворот Слишком Взрослой жизни. И теперь кажется, что её душе суждено угаснуть в этом холодном и душном кругу разврата, где на пике молодости её вечными спутниками были лишь отблески софитов, запах дорогих духов, элитного алкоголя и тлена. И этот тлен всё разрастался кругами по воде, потому что, если верить слухам, совсем недавно она ступила на ту самую дорожку, которая вела, обрываясь острием тонкой инсулиновой иглы, в Бездну, из которой нет возврата. Как нет ни жалости, ни сожаления, ни слёз.

Джейме не рассчитывал, что его сестра всё бросит. Он знал Лету слишком хорошо, чтобы надеяться. После рождения их дочери, Лета уехала с детьми обратно в Ганнислейк. Вернулась к мужу. Как ни странно, Флэгг был на седьмом небе от счастья. Даже обмолвился, что подумывает уйти «на пенсию», чтобы больше времени проводить с женой и детьми. Такое заявление отбило у Джейме всю охоту находиться поблизости.
Но ему пришлось. Даже хрупкая надежда на то, что он увидит Лету хоть на минуту, того стоила.

Джейме не забросил воинскую службу. Мастерство – единственное, что никто не сможет отнять, и единственное, чем он зарабатывал себе на хлеб. Иногда ему приходилось уезжать из Англии. Иногда надолго. И каждый раз перед этим они ссорились с Летой. Она капризничала, что он её оставляет, а Джейме изводил себя ревностью и вожделением. С того момента, как он её впервые поцеловал, не прошло ни дня, чтобы они не мечтали друг о друге. Страсть их больше не пугала, союз перестал восприниматься как что-то постыдное и порочное. Их отношения являлись чем-то само собой разумеющимся. Раз или два в месяц они встречались и полностью отдавались друг другу, без остатка, позабыв и о ревности, и о ссорах.

Джейме никогда не был хорошим отцом. Не то, чтобы он не хотел научиться. Просто Лета не давала возможности. Ник повзрослел и пошёл в военную академию, вопреки гневу Флэгга, который был категорически против такого грубого увлечения сына. Рэндалл долго ломал голову, почему Николас не унаследовал его интеллектуальных способностей. Его бесило равнодушие Леты к этой дилемме. Как-будто ей всё равно, что её сын будет «тупым качком». Лета же всегда удивлялась таким эпитетам, потому как Ник унаследовал строение своего настоящего отца, а тот в свою очередь никогда качком не являлся. Сильным и крепким, да. Но не более. Лина беспокоила Флэгга меньше. Девочка росла доброй, сочувствующей и послушной. Такой и должна быть дочь. Однако, Николина предпочитала общество своего дяди. Она грустила, если они подолгу не виделись. А поскольку маму просить отвезти её к дяде Джейме бесполезно (Лета никогда не брала детей на их встречи), Лина уговаривала Ника брать его с собой на тренировки. Надо отметить, что Николасу хватало ума, чтобы не говорить Рэндаллу о своих тренировках с «дядей». Возможно, он уже давно понял, кто он на самом деле. Возможно, ещё сомневался. Но его эти мысли никак не останавливали. Он хочет стать профессионалом, а Джейме – лучший в своём деле. И если Лина привязалась к нему также сильно, то ему не трудно тайком возить её к любимому дяде. И хотя попытки Джейме быть ласковым папой выглядели нелепо, Лина всегда после таких встреч была счастливой, ведь, несмотря на старания Леты держать детей подальше от брата, между ними установилась особая связь. Потому что восемь лет назад Джейме взял новорожденную дочь на руки и в тот момент пообещал себе и ей, что больше никогда её не отпустит.

Флинт сильно изменился. На его лице появилось ещё несколько новых морщин, у глаз и у губ, а в волосах – ещё несколько седых прядей. В его самоуверенных манерах стала прослеживаться некая небрежность. Свободная походка, крепкие словечки, чуть больше, чем нужно, виски перед сном. Пыльные ботинки, мятые рубашки и брюки. Казалось бы, он изменился до неузнаваемости. Педантичный и сдержанный мистер Ламберт теперь напоминал заядлого игрока, который не брезгует ни засаленными пиджаками, ни щетиной на подбородке. Первое время Эдвард волновался за него, но, когда приключилась эта трагедия с Лили, он наплевал даже не собственного брата. Собрал вещи и уехал. Флинт остался один в огромном особняке Ламбертов.

Дом выглядел пустым. Флинт перестал оплачивать отопление, и коридоры заполнили сквозняки. В каминах больше не горел огонь. Через какое-то время Флинт распустил всех слуг, оставив только кухарку, уборщицу и садовника. Некоторые комнаты пришлось запереть, так как в них теперь не было никакой надобности. В них скопилось много мусора и пыли. Эти отчаянные меры были вызваны неудачами мистера Ламберта на работе. Поначалу это были мелкие неурядицы и понижения по службе. Но потом его и вовсе уволили. Флинт остался наедине только со своим наследством от отца, которого так сильно ненавидел. И все эти деньги уходили на содержание той малой части дома, которой Флинт пользовался. Столовая, спальня, малая гостиная и комната Леты. Только сам Дьявол знает, что Флинт делал в комнате сестры. Иногда он просто приходил и ложился на её кровать, уставившись в потолок. Иногда бессмысленно перебирал её вещи, расставлял их по своему. Но никогда не оставался на ночь. Эту комнату он запирал, и ключ от неё был только у него. Даже уборщице не разрешалось туда входить.

В некоторых местах крыша обветшала и начала протекать. Флинта больше не волновали такие мелочи, он полностью ушёл в себя, изолировавшись от всего остального мира. Благо, садовник был рукастый и искренне любил этот дом (ох, если бы он знал печальную историю бедного Джареда), а потому старался поддерживать имение в порядке так, как мог. Кухарка тоже оказалось женщиной добросердечной. Каждый день она готовила для хозяина всякие вкусности, пеняя на его худобу. Она ставила поднос у двери Флинта, а вечером забирала его вместе с грязной посудой. Уборщица же не была такой благородной. Она тут же оценила апатичное состояние мистера Ламберта и потихоньку начала подворовывать ценные вещи. Но Флинт этого не замечал, да и не мог, так как был занят другой проблемой. И с ней было пора заканчивать.

Он зашёл в бар и тут же подсел к высокому представительному джентльмену, который, не смотря на свой возраст, выглядел весьма привлекательно. Джентльмен тут же узнал Флинта и брезгливо поморщился. Флинт же сделал вид, что этого не заметил. Он и правда выглядел потрёпано в сравнении в Рэндаллом Флэггом, одетым как с иголочки. Флэгг с наслаждением потягивал холодное пиво, ясно давая понять, что не собирается разговаривать. Флинт оскалился.
- Слишком стар для крепкого алкоголя?
Флэгг усмехнулся и заказал у бармена ещё одну кружку. Для Флинта.
- Я тебя помню. Неуравновешенный ревнивец, влюблённый в собственную сестру, - издевательски процитировал Флэгг самого себя. Именно так он назвал Флинта на балу по случаю дня рождения Леты.
- Остроумно. Особенно про неуравновешенного ревнивца. Слышал, Лета и шагу ступить не может без твоего зоркого глаза редчайшего цвета.
Флэгг устало выдохнул и повернулся к Флинту.
- Может, уже перестанем меряться членами, и ты мне скажешь, какого хера ты тут делаешь?
- А твой зоркий глаз редчайшего цвета сам не догадался?
Голос Флинта сочился ядом, а его угрожающий блеск во взгляде не оставлял сомнений, что он бросает ему в лицо какие-то намёки. И Флэгг судорожно пытался сообразить, какие именно. Впрочем, внешне он оставался спокойным.
- Доминантный признак, насколько я знаю, - продолжил Флинт, выдержав драматичную паузу. – Тёмные крапинки на роговице очень редкое явление. И не всегда красивое. Хорошо, что природа не стала рисковать.
Флинт залпом выпил оставшееся пиво и встал из за стола.
- Мне нравится голубой цвет. Цвет чистоты и непорочности, - Флинт нервно засмеялся. – Забавно, что только у двух человек из нашей грязной семейки голубой цвет глаз.
- Лучше бы тебе заткнуться, - Флэгг разозлился чисто импульсивно, до конца не осознавая, что сейчас происходит. – И не дай богам, я увижу тебя рядом с моей женой.
- Ну, - Флинт обернулся у самого выхода и посмотрел Флэггу прямо в глаза, слегка качнувшись. – С этим мы оба в пролёте.
Я буду ждать тебя в Йерба-Буэна,
На скалах у волн морских...

Аватара пользователя
Камиллиан Ламберт
Ученик
Сообщения: 143
Зарегистрирован: 30 апр 2018 00:34
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд, Англия

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Камиллиан Ламберт » 27 мар 2020 00:38

- Папа, ты не представляешь, с кем связался! Говорю тебе, она сумасшедшая!
- Эмили, прекрати немедленно! Мы обсуждали это с тобой много лет назад…
Субботним утром Джейк обнаружил свою дочь Эмили у входа в колледж искусств Ганнислейка, где уже несколько лет занимал пост директора. Отец выглядел так, будто прошедшие восемь лет вычли из его реального возраста. Однако Эмили никак не могла порадоваться за отца… И у неё были причины не замечать столь положительных перемен.
- Я понимаю, она красивая, но ты же не можешь закрыть глаза на то, что она сделала со всеми нами?!
- Вот это здесь совершенно ни при чём!
Джейк, несомненно, был раз видеть дочь. Когда он женился на Камилле, Эмили больше не давала о себе знать, так что он вынужден был получать информацию о жизни дочери, периодически созваниваясь с бывшей женой, которая теперь жила в Лондоне. Однако три года назад она перестала брать трубку.
И теперь, когда Эмили, закончив университет, приехала к отцу, от ожидал чего угодно, но только не этого.
- Тогда я не понимаю, как ты мог променять нашу семью и связать свою жизнь с ней?!
Впервые за весь разговор он посмотрел дочери в глаза. Это была его дочь, его маленькая Эмили, но сейчас он видел перед собой взрослую женщину.
- Эмили, зачем ты снова идёшь по второму кругу?!
- Она разрушила мою жизнь, разрушила нашу семью. Как ты мог простить ей всё это, папа?!
- Эмили… - он выставил ладонь вперёд, пытаясь успокоить девушку.
Однако, судя по всему, она была готова к этому разговору, потому что в её глазах не было слёз. Только сосредоточенность и гнев.
Эмили бросила перед ним на директорский стол большую стопку каких-то бумаг.
- Что это? – он не спешил брать их в руки.
По лицу Эмили скользнуло понимание.
- Ты даже не хочешь этого знать… - в её голосе звучало жестокое разочарование, - предпочитаешь не думать, не искать причин…
- Ты уже достаточно взрослая, чтобы понять. Последние годы мы с твоей матерью были вместе только ради тебя.
Эмили осклабилась.
- Вот только не надо врать. Мама была верна тебе, всегда. И она до сих пор любит тебя, она…
- Это не оправдание для лжи, притом в своих же меркантильных интересах!
Эмили подошла к нему почти вплотную.
- Она была готова на всё ради нас! Просто пыталась вернуть себе жизнь, которую ты у неё отнял, пап! Она была в отчаянии! А ты лгал ей столько лет, и ради чего?! Ради вот этого человека…
Она схватила со стола бумаги, театрально тряся их перед лицом отца.
- Эмили, ты не понимаешь… - разочарованно начал Джейк, но она не дала ему сказать.
- Ты только послушай… Склонность к насилию… Провокационное поведение. Склонность к самодеструкции. Эмоциональная нестабильность. От неё же постоянно отказывались учителя… Ты оказался там самым стойким, и теперь понятно, почему!
- Это чушь, Эмили! – Джейк был в шоке.
- И это только начало. Её подозревают в убийстве собственной матери и садовника!
- Эмили…
- Она разбила куклу, подаренную матерью, и похоронила её в лесу. А через некоторое время её мать…
- Прекрати! – Джейк отвернулся, запустив руки в волосы.
- Могла запросто поднять руку на сестёр и братьев… Пыталась изувечить мужчину металлической заколкой… Позже связалась с какой-то группой извращенцев… За всю жизнь ни одной дружеской привязанности! И это всё не удивляет, учитывая, в какой среде она росла! Мать убита в собственном доме. Брат спит с сестрой. Отец сошёл с ума и был убит в своей комнате. А сколько их прислуги отправилось на тот свет… И не факт, что она ни при чем. Ей куклы дороже людей! Ты всерьёз считаешь, что она может быть нормальной?! Да вся её семья – просто сборище психопатов! А теперь она выходит замуж за мужчину старше неё на двадцать шесть лет, предварительно нарисовав инвалидность его дочери и заставив его уйти от жены…
- Прекрати сейчас же! – Джейк грянул рукой по столу.
Эмили от неожиданности умолкла, тяжело дыша. В глазах отца она видела гнев с существенной примесью ужаса.
Джейк глубоко вздохнул. Когда он заговорил, голос его подрагивал от едва сдерживаемого гнева.
- Пока ты копалась в этом дерьме, тебе не приходила мысль о том, что существует такое понятие, как эмпатия?
Где-то на задворках сознания он порадовался, что его заместитель должен подъехать только через час и потому не слышит всего этого кошмара.
Эмили перешла в оборону.
- Эмпатия?! Слышал бы ты, что она сказала мне, когда мы с ней встретились тогда… Уверяю тебя, ей это понятие знакомо только по отношению к самой себе! Не удивлюсь, если ты женился на ней, потому что она и тебя шантажировала…
Джейк в гневе смахнул все бумаги Эмили со стола. Но её было не остановить.
- Эта ведьма просто тебя приворожила…
- Хватит нести эту чушь! – Джейк больше не мог сдерживаться.
- Уверяю тебя, ты не просто так ей нужен! На работу её не брали… Она сбежала из дома ни с чем, а ты всем её обеспечил, нашёл ей работу, которую она хотела, поселил в своём доме… Да ты для неё просто способ держаться на плаву! Ответь хотя бы самому себе: чем ТЫ заплатил за её свободу?!
Джейк тяжело перевёл дыхание.
- Это не правда. Боже, откуда ты всё это взяла?! И главное – зачем?! Кто тебя надоумил явиться ко мне с этим?!
- Какая разница…
- Кто бы не дал тебе эту информацию, он лжёт.
- Бен не может врать, у него досье на всех состоятельных жителей города…
- Что за Бен?!
- Да какая разница?! – в сердцах крикнула Эмили и отвернулась.
Кажется, Джейк вспомнил, о ком идёт речь. Однако сейчас это не имело значения.
Джейк перевёл дыхание и продолжил уже чуть спокойнее, но всё также строго.
- Эмили, ты передёргиваешь факты, ты и сама знаешь, что всё не так. Это же просто бред… Это не может быть правдой. Камилла рассказывала обо всём этом иначе, и у меня нет причин не верить её словам. Она никогда не обманывала моего доверия.
Слёзы текли по лицу Эмили.
- Почему ты веришь ей, а не своей дочери… Пап, мама любит тебя до сих пор. И я люблю тебя. Так было всегда, – Эмили совершенно вышла из себя и прокричала, - Чёрт возьми, я до сих пор люблю тебя, пап! Даже зная, что пока мама плакала дома одна, ты упражнялся на тощей заднице этой ненормальной!
- ЗАМОЛЧИ.
Эмили отвернулась, утирая слёзы. Плечи её нервно подрагивали.
Джейк в отчаянии смотрел на свою дочь. Сколько же боли перенес его единственный ребёнок…
- Я люблю тебя, Эмили. Этого ничто не изменит. Я женился на Камилле, но это не значит, что я отказываюсь от тебя.
Он подошёл и осторожно дотронулся до её пухлого плеча. Она резким движением смахнула его руку и отошла чуть дальше, всё ещё сотрясаясь в рыданиях.
- Эмили…
- Раньше всё было так хорошо! – она резко обернулась и яростно посмотрела на отца, - У меня нет семьи. Из-за тебя!
Последние слова она прокричала в лицо Джейку так, что он едва поборол желание просто зажмурился.
- Эмили, прошу тебя, давай всё обсудим спокойно… - было слышно, как он устал.
Девушка отошла от него. Плюхнувшись на стул напротив, она вытирала слёзы.
Джейк сел рядом в ожидании, когда Эмили справится с собой.
Наконец она заговорила.
- Мама приехала в город.
Джейк опешил.
- Она же не…
- Не волнуйся, она в отеле… - с саркастическим смешком сказала Эмили.
- Зачем она здесь? – спросил Джейк, нахмурившись.
Он знал, что Брианна переехала в это, как она называла, захолустье только ради него. У неё было достаточно причин ненавидеть этот город.
- Она хочет поговорить с тобой.
- Зачем… - он был в шоке.
Восемь лет спустя его бывшая жена вдруг приезжает к нему мириться. А ведь именно она была инициатором развода.
- А ты разве не понимаешь? – резко спросила она, убрав ладони от лица, - она всё ещё любит тебя. И хочет восстановить нашу семью. И я тоже этого хочу, пап!
Джейк грустно выдохнул и устало провёл рукой по лицу.
- Это не возможно. Твоя мама хотела, чтобы мы развелись, и мы это сделали.
Эмили снова заплакала, прижав ладони к лицу.
- Но ведь ты не хотел… ты даже на первый суд не приехал…
Джейк отвернулся.
- Было не просто решиться на такое.
Несколько минут они молчали. Тишину нарушали только всхлипывания Эмили.
- Зачем вы продали дом… Нам было так здорово вместе там!
Джейк обернулся и медленно подошёл к дочери, задумчиво глядя в пространство.
- Милая, так было нужно… Твоей маме нужны были средства, чтобы обосноваться в Лондоне вместе с тобой. Ты это знаешь.
Она грустно посмотрела на отца.
- Да, решение нам далось непросто. Мы хотели оставить этот дом тебе. Ведь у нас столько связано с этим местом… Но ты не волнуйся, дорогая. Мы будем помогать тебе столько, сколько нужно…
Эмили взяла отца за руку и смотрела на отца глазами полными слёз.
- Папа, я больше не хочу жить одна… Я всё время одна…
- Эмили, я всегда рад тебе в своём доме… Но ты должна понять. Ты давно не маленькая девочка, тебе необходимо строить свою жизнь независимо…
- Ты просто не хочешь, чтобы я влезала в твою новую семью, да?!
Она снова прижала ладони к лицу.
- Зачем ты так. Я ведь люблю тебя. Хорошо, если ты хочешь жить ближе, я могу снять тебе квартиру в Ганнислейк. Найдём там тебе работу…
Девушка, всё ещё плача, посмотрела на отца.
- А что касается наших с мамой отношений… Я и не хотел, чтобы ты понимала это. Потому что это не норма, так не должно быть в нормальных семьях. Я это признаю. И больше всего хочу, чтобы у тебя было иначе. Мы все пережили немало бед, прежде чем всё это произошло. Давно пора отпустить все обиды и жить дальше.
Эмили нагнулась вперёд и крепко обняла отца.
Порывисто встав, она вышла из кабинета, не сказав больше ни слова.

Аватара пользователя
Летиция Ламберт
Ученик
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 28 апр 2018 12:21
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Летиция Ламберт » 27 мар 2020 18:47

Ничего не происходит просто так. Любой человек, открывший рот, преследует свои интересы. Рэндалл знал это. Ему приходилось сталкиваться с подобным каждый день. Будь то переговоры с иностранными фирмами, или сплетни в его отделе. Обычное дело, когда какой-то зазнавшийся джентльмен, принимающий Флэгга за дурака, сыпет изворотливыми намёками, чтобы сбить цену и получить особые преференции. Рэндалл уже давно научился фильтровать этот бред. Но слова Флинта не шли у него из головы.

Зачем Ламберт всё это рассказал? Определённо, он хочет поссорить его с женой, чтобы освободить место себе. Если всё то, что он наболтал, правда, тогда почему он раскрыл её именно сейчас? Почему не раньше? Видимо, настолько отчаялся, что опустился до грязных методов. Нет, Лета не могла изменять. Не стала бы. У неё просто не было причин. Да, иногда он бывает с ней груб, но при этом обеспечивает её и детей всем необходимым и даже больше. Они получают всё самое лучшее. Он купил её за большие деньги, и она просто не может оказаться бракованной!

Флэгг скинул книги по генетике на пол, тяжело дыша от ярости. Идиот! Всё это время он считал, что Ник и Лина унаследовали цвет глаз их матери. Забавно, что только у двух человек из нашей грязной семейки голубой цвет глаз. Кожу на лице стянуло так, словно его обварили. На скулах заходили желваки. Флэгг крепко сжал челюсти, чтобы не заорать. Совсем не похожи на него. Ни внешне, ни характером. Глупые, воздушные детки, почти ангелы! Костяшки в кулаках надрывно заскрипели. Оба раза она родила раньше срока. Флэгг закрыл лицо руками, сдерживая себя от желания вонзить в кожу ногти. Пока он пропадал в командировках, чтобы заработать на её красивую жизнь, она трахалась с собственным братом! И Флэгг не выдержал. Он перевернул стол, переворачивал шкафы и стулья. Боль от унижения дошла до того, что ему пришлось разбивать окна голыми руками, только бы физическая боль всё исправила. Дыхание сбивалось, сердце стучало так, будто проталкивает металл вместо крови. Среди поломанных и искореженных вещей, он осел на пол. И закрыл глаза.

Дело было не в предательстве любви. Лету он никогда не воспринимал, как объект обожания. Да, ему нравилось её трахать больше чем других. Но любви в этом не было. Она принадлежала ему. Она не могла смотреть ни на кого, кроме него. Она не могла думать ни о ком, кроме него. А уж тем более не могла ни с кем другим спать. Ведь он купил её именно для этого. Нарушить эти правила, - значит нарушить условия сделки. Но он Рэндалл Флэгг! Его невозможно обмануть! Это равносильно тому, что какая-то тварь взломает его тачку и проедется на ней от Вайоминга до Кентукки! Такого мудака он бы точно убил, а тачку выбросил. Но здесь возникал вопрос, что делать дальше.
Первой мыслью было расшибить голову этой суке, но тогда он не узнает правды. А он должен был увидеть всё своими глазами. Какая-то часть его подсознания всё ещё надеялась, что это неправда. Джейме был в Америке, это точно. Он сам проверял. И Лета не настолько умна, чтобы провернуть всё это. Она бы не додумалась так хорошо устроиться. Она ведь всего лишь глупая легкомысленная девчонка! Но было и ещё кое-что… Он любил своих детей. Он их вырастил, воспитал. Он радовался каждому их успеху, и расстраивался вместе с ними от каждой неудачи. Он – не бесчувственная сволочь! И мысль о том, что его дети могут оказаться результатом измен Леты, сводила с ума. Столько времени и чувств он отдал им. Он хотел подарить весь мир этим двум блондинистым голубоглазым ублюдкам! Гнев вскипел с такой силой, что Флэгг больше не мог усидеть на месте. Он запрыгнул в машину и рванул в Ганнислейк.

- Где ты была?
Лета положила сумку на тумбочку, не изменившись в лице. Она не ожидала, что Рэндалл приедет так скоро. Под его пристальным взглядом она сняла куртку и повесила на крючок.
- Гуляла с Камиллой, - сказала первое, что пришло в голову. Но ей удалось сохранить ровный голос.
- Камилла это такой высокий блондин с придурковатой улыбкой?
Лета удивлённо уставилась на мужа. Её выражение лица было совершенно спокойным. А интонация звучала так, будто она разговаривала с умственно-отсталым.
- Да вроде не похожа. В чём дело, Рэндалл? Ты не в духе?
- Я видел, как ты выходила из гостиницы. Ты была со своим братцем.
Баррикады Леты рухнули. В её глазах отразился страх.
- Как долго ты с ним трахаешься?
Пока разговор звучал на пониженных тонах. Каждый из них боялся сорваться и нарушить хрупкое равновесие таинства их взаимоотношений.
- Ты и сам всё знаешь.
На сколько её ещё хватит? Часовая бомба начала противно стучать в висках. Лета ходила по лезвию ножа, в надежде, что Рэндалл сохранит здравый ум. Может быть, он наорёт на неё, а утром подаст на развод. И весь этот кошмар закончится. Но Лета понимала, какой это бред. Живой ей отсюда не выбраться. Это точно. Как же трудно было сохранять остатки достоинства! Сможет ли она выдержать или начнёт скулить и умолять о пощаде? Нет. Такое ей даже в голову прийти не могло. Страх был в другом.
- Со мной делай, что хочешь. Но не трогай детей.
Рэндалл истерично расхохотался.
- Ну, конечно. Ты думаешь о своих детях. Как мило. Думала ли ты о них, когда трахалась с другим у меня под носом? Когда нагуляла их и принесла ко мне на порог? – прошипел Флэгг, повышая тон.
Он встал с кресла и подошёл к жене. Его глаза опасно сверкнули, но Лета даже не дрогнула. Она успокаивала себя тем, что Ника и Лины нет дома. Только бы предупредить их, дать какой-то знак! Позвать на помощь? Но голос предательски исчез.
- Я задал вопрос, - отчеканил Флэгг, не сводя взгляда с глаз Леты. Пусть она закричит, пусть попытается бороться, ему так легче будет выпустить пар.
Но Лета выдерживает его взгляд. Даже не моргает.
- Я думала о том, что лучше сделаю аборт, чем буду рожать от тебя, - выплюнула Лета, освободившись от правды, что год за годом преследовала её, отбирая счастье.
Флэгг не рассчитал удара. Лету отбросило так, будто ударило током. По подбородку потекла кровь. Выпрямившись, она с ненавистью посмотрела на мужа и вытащила два выбитых зуба.
Флэгг двинулся на неё, сжимая кулаки. Он схватил жену за волосы и потащил на кухню. Лета не вырывалась и не кричала. Только тихо постанывала, периодически выплёвывая кровь. Рэндалл резко ударил её о стену. В глазах потемнело. Лета почувствовала острую боль в области паха. Затем в пояснице. Пришло осознание, что он бьёт её ногами. Лета зажала голову руками и закрыла глаза. Она пыталась представить себя в другом месте, но тупые носы кожаных ботинок Флэгга упёрлись в рёбра. Раздался хруст. А затем… всё прекратилось.

Ещё минуту Лета не могла понять, умерла она или Флэгг перестал её бить. Через заложенные уши стали доносится голоса. Ей было страшно, но всё же она разлепила отёкшие веки. Сначала всё было как в тумане. Какие-то тёмные силуэты застилала пелена из слёз. Но потом она узнала голос сына. Чувство падения вниз тут же прошло, моментально возвращая Лету в реальность. Словно она летела в пропасть, но затем кто-то резко вытащил её наружу, на свет.
- Я делаю с ней то, что она заслужила, - прорычал Флэгг.
Кажется, он отвечал на какой-то вопрос. Лета привстала на дрожащих руках и тут же встретилась взглядом с Ником.
- Сынок...
Эта секунда, казалось, длилась вечно. Флэгг что-то кричал, пытаясь объяснить Нику, что сделала его мать. Но Николас больше его не слушал. Он смотрел на свою маму. На её разбитое лицо. И глаза, полные мольбы и боли. Её губы прошептали безмолвное «уходи».
- Эта сука нагуляла тебя от своего брата. Она трахалась с ним при каждом удобном случае! – продолжал орать Флэгг.
На лице Рэндалла вздулись вены. Кажется, он и сам был не в восторге от того, что натворил. От некоторых фраз, что вылетали из его перекошенного рта, веяло истеричной плаксивостью. Ник кинулся на него прежде, чем тот успел понять, что происходит. Он машинально схватил со стола нож. Наверное, он просто хотел напугать мальчика. Обеспечить себе путь к отступлению. Ведь даже в свои семнадцать лет Ник был сильнее и крепче Флэгга. Дотронься он до него, и Рэндалл не сможет вырваться. В наступающих сумерках и полумраке кухни Ник заметил нож слишком поздно. Лезвие вонзилось в живот, прямо под грудной клеткой. Глаза Флэгга расширились от ужаса осознания, что он натворил. Ник медленно опустил взгляд на рукоятку ножа, схватился за неё в неосознанном желании вытащить лезвие. Но рука дрогнула, и Николас упал на колени. Рэндалл сделал два шага назад. Потом ещё два шага. И ещё. Его трясло. В себя он пришёл, когда почувствовал странный запах. По полу между ним и Ником разлилась лужица крови. Он наблюдал за тем, как кровь добирается до его ботинок. В ушах стоял какой-то странный звон. Как-будто стрелка от настенных часов начала стучать громче. Флэгг не помнил, как выскочил из дома. Не помнил, как сел в машину и оказался в аэропорту. Но в его памяти навсегда отпечатался дикий вопль Леты, который с тех пор не даёт ему спать по ночам и который навечно застыл между прошлым и будущим.

- Мама…
Ник хрипел. Лета вытирала рукавом кровь на губах сына. Она приподняла его голову и положила к себе на колени. Другой рукой зажала рану.
- Мама…
- Шшш, - Лета укачивала его как маленького. И укачивала себя вместе с ним. – Всё будет хорошо.
Она поцеловала его и прижалась щекой к его лбу.
- Прости меня. Прости. Прости, - сбивчиво шептала Лета. Осознание собственной вины уже не оставило ей шанса. – Это всё из-за меня. Всё из-за меня. Прости. Я…
Но она не договорила. Ладонь сына накрыла её руку. Мягкая, родная… Лета помнила, как первый раз он протянул к ней ручки. Она схватила маленькие пальчики и покрыла их поцелуями. А Ник тогда так улыбался ей. Её маленькое чудо. Её сынок.
- Ник, я…
Лета заглянула в глаза сыну, но они молчали. Их покинула жизнь.
- Нет.
Лета прижала сына к себе, в попытке разбудить его.
- Нет!
Её пальцы бесцельно сжимали его плечи. Нужно согреть его. Он должен знать, что она рядом. Что она всё исправит!
- Не умирай, слышишь? – страх вылился в слёзы. Красивое лицо Леты перекосила боль. – Только не умирай.
Шептала Лета в последней попытке вернуть своего сына. А потом закричала...
Её сын был мёртв.
Последний раз редактировалось Летиция Ламберт 27 мар 2020 19:29, всего редактировалось 3 раза.
Я буду ждать тебя в Йерба-Буэна,
На скалах у волн морских...

Аватара пользователя
Камиллиан Ламберт
Ученик
Сообщения: 143
Зарегистрирован: 30 апр 2018 00:34
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд, Англия

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Камиллиан Ламберт » 27 мар 2020 19:04

Ливень. Как на зло, именно сегодня. Женщина шла по такой знакомой дорожке. Походка её была тяжёлой, но шла она быстро. Невыносимо мерзко хлюпали насквозь промокшие старые кроссовки.
Она не была здесь много лет, но сегодняшний визит был предопределён.
Волнистые светлые волосы противно липли ко лбу, Эмили Коулман шумно отдувалась, пытаясь сдуть капли дождя, которые, стекая по лицу, щекотали нос, чем очень раздражали.
В голове всё крутился диалог с отцом, который, она была уверена, не сможет забыть никогда.

Вот и знакомая калитка, выкрашенная в модный бежевый цвет. Толкнув дверцу таким привычным жестом, Эмили к удивлению своему обнаружила, что она заперта.
Из дома послышался низкий хриплый лай собаки.
Загремел засов. Дверь дома открылась и на пороге появилась красивая молодая женщина. Фигура её была словно с картинки дорогого театрального журнала. Длинные густые тёмные волосы были заплетены в аккуратную косу. В этой молодой женщине, светящейся здоровьем, Эмили безошибочно узнала Камиллу. Возраст превратил Камиллу из худенькой девочки-подростка в прекрасную молодую женщину с правильными чертами лица, слегка смуглой кожей, великолепной осанкой и уверенной лёгкой улыбкой. Очевидно, так и должен выглядеть человек, полностью посвятивший себя своему любимому делу – Искусству.
Подавив порыв сморщиться, Эмили всё же выдавила улыбку.
Камилла сощурилась, но тут же на её лице возникло изумление.
- Эмили?!
Она всё также вымученно улыбалась, стоя под проливным дождём.
- Я сейчас, погоди…
Камилла выбежала под дождь. Легко сбежав по ступенькам крыльца, она подбежала к калитке.
Эмили увидела на аккуратной загорелой руке Камиллы тонкий блестящий браслет цепочкой из, вне всякий сомнений, белого золота. В ушах Камиллы были крупные белые изящные серёжки, которые красиво мерцали на фоне смуглой кожи и тёмных ухоженных волос. В ней сразу можно было увидеть балерину, утончённую, роскошную и явно преуспевающую в своём деле. Ей никак не дашь тридцать два года…
Чуть повозившись с мокрым замком, Камилла открыла калитку и впустила Эмили.
Когда они стояли рядом, казалось, что Эмили старше не на два года, а как минимум на десять. А если ещё и учесть, что Камилла выглядела значительно младше своих лет…
Камилла с грустью отметила, что Эмили набрала как минимум тридцать фунтов веса. Волосы её выглядели жесткими и редкими, даже под дождём. Одета она была неопрятно. Чёрная безразмерная толстовка, растянутая футболка и неопределённого цвета бесформенные джинсы. Общипанные штатины сзади касались земли и оттого впитали мокрую грязь почти до колен.
- Проходи скорее… - и Камилла торопливо зашагала в дом.
Эмили шла за ней, думая о том, что и так уже промокла насквозь и хуже уже некуда.
Стройная фигура Камиллы со спины выглядела не мене изящно. Глядя на Камиллу, Эмили сжала губы от злости.

Войдя в дом, Камилла пропустила Эмили и заперла дверь.
Послышалось дробное шуршание. К ним вялой походкой ковылял старичок Боско. За восемь лет он серьёзно постарел, но не утратил приветливый нрав. И раз хозяйка пустила в дом эту странную женщину, пахнущую сигаретами и поездами, значит, и ему нет нужды беспокоиться на её счёт.
Однако подойдя ближе к Эмили, Боско остановился и навострил уши, пристально глядя на неё.
- Боско, что это с тобой? Это Эмили, не бойся… - Она ласково потрепала пса по загривку.
Пёс недоверчиво нюхал воздух, однако ничего не предпринимал.
Эмили огляделась. Лицо её ничего не выражало. Взгляд её прошёлся по фотографиям на стенах. На них была Камилла в красивых танцевальных позах и потрясающих театральных костюмах. Были здесь снимки с постановок Джейка много лет назад. Судя по фото, Камилла заняла пост примы в местном театре. Рядом с фото в ряд висели несколько одинаковых рамок тёмного дерева, в которых были дипломы и грамоты.
- Проходи… - приветливо сказала Камилла, проходя в гостиную, - Может, ты хочешь принять душ? Вся промокла, на улице настоящий потоп…
Она старалась всеми силами не показать, насколько смутил и выбил из колеи приезд дочери мужа.
- Благодарю, не стоит, – прохладно сказала Эмили, перебив Камиллу на полуслове.
Камилла несколько смутилась. Она ничем не выдала своего настроения, разве что брови нахмурились на мгновение.
- Тогда, может быть, чаю?
Повисла звенящая пауза. Камилла продолжила, явно чувствуя себя неуютно.
- К обеду твой отец должен приехать с работы. Это часа через три… Можем пока выпить чаю и подождать его…
Эмили вдруг улыбнулась.
- Да. С удовольствием выпью с тобой чай.
Камилла улыбнулась в ответ, но что-то странное было в поведении Эмили. Как будто сейчас она говорила совершенно не свойственные ей слова.
Пробежав взглядом по убранству гостиной, Эмили увидела на книжных полках множество заграничных сувениров, каждый из которых вполне мог представлять интерес. Но не для неё. Рядом стояли в рамках совместные фотографии Джейка и Камиллы на белом песке какого-то пляжа, в горах Исландии, на фоне Эйфелевой башни… На фото у Колизея у Камиллы яркий сценический макияж и гладко убраны волосы. Очевидно, они были в Риме на гастролях… Эмили поспешно отвела взгляд.
- Он ещё танцует? – как-то бесцветно спросила она.
Камилла обернулась, не поняв сразу, о ком речь. Но потом спохватилась.
- А… да, иногда разминается. Но, разумеется, уже не так интенсивно.
Говорить об их совместных элегических танцевальных номерах показалось ей кощунством по отношению к Эмили. Запоздало пришла мысль, что Эмили и сама догадалась об этом по фото на стене…
Стало совсем неуютно.

Через пару минут чайник закипел.
- Надеюсь, ты любишь с чабрецом? – она поставила чашки на стол, улыбнувшись гостье.
Эмили безразлично пожала плечами.
Камилла поставила на стол вазочку с рисовым печеньем.
- Прости, других сладостей пока нет, но Джейк обещал заскочить в магазин…
Она не договорила. Эмили сидела молча, потягивая чай.
Камилла села напротив и взяла свою чашку.
- О, как же это я забыла… - она поднялась и подошла к холодильнику, - есть ещё два эклера, будешь?
Позади неё была тишина.
Камилла обернулась. Эмили сидела, скрестив руки на груди. Она улыбнулась ей и сказала:
- С удовольствием. Спасибо!
Камилла улыбнулась, почувствовав лёгкое облегчение. Что-то явно было не так.
Она снова опустилась за стол напротив Эмили. Теперь была возможность лучше разглядеть облик женщины. Обручального кольца нет. На указательном пальце правой руки желтоватое тёмное пятно – явный признак курильщика. На скулах несколько небольших шрамов, как бывает у заядлых драчунов. Неухоженные ногти ещё хранили остатки лака цвета фуксия, давно облетевшего, как яичная скорлупа. Уголки губ опущены. На когда-то довольно-таки миловидном пухлом лице множество морщин. На голове жидкие светлые волосы. И только самый внимательный взгляд мог выцепить из облика этой женщины призрачное сходство с её отцом. Вспомнилась детская фотография эмили, которую она видела как будто сто лет назад в комнате наверху… Смеющаяся кудрявая малышка, схватившая маленькой ручкой свой ботинок…
- Почему папа на работе? Ведь суббота…
Сделав глоток чая, Камилла ответила:
- В понедельник утром мы летим в Австрию с новой постановкой. А выяснилось это только вчера вечером. Так что ему нужно передать дела своему заместителю до отъезда.
Интересно, как сейчас выглядит Брианна Коулман… Возможно, уже и не Коулман
Эмили всё молчала.
Сделав ещё глоток из чашки, Камилла доброжелательно спросила:
- Расскажи, как ты живёшь? – спросила она с лёгкой дружелюбной улыбкой.
Надо было хоть как-то поддерживать разговор, чтобы сохранить нейтральное настроение Эмили до прихода Джейка. Кроме того ясно, как день: что-то случилось, притом серьёзное. Иначе она никак не могла объяснить себе, почему Эмили вдруг решила навестить дом своего отца впервые за столько лет.
- Сносно. Окончила университет.
В животе что-то сжалось, так что Камилла резко выдохнула. Пятно боли расползлось от диафрагмы вниз и медленно угасло. Чтобы скрыть минутную слабость, Камилла сделала большой глоток чая и взяла печенье.
- Прекрасно. Кто ты про профессии?
Снова боль полоснула где-то в районе диафрагмы, сползла вниз по животу жгучим потоком и медленно сошла на нет. Камилла прижала руку к животу.
- Что-то не так? – спросила Эмили, внимательно глядя на Камиллу с лёгкой вежливой улыбкой.
- Всё хорошо…
Новый приступ боли заставил Камиллу согнуться пополам.
- Что с тобой, Камилла?
Голос Эмили долетал как из-за стеклянной стены.
Женщина пыталась отдышаться, чувствуя, как боль снова медленно разжимает огненные пальцы.
- Выпей ещё чаю. Держу пари, ты не балуешь себя частыми чаепитиями, вот и скрутило…
В руке Камиллы снова оказалась чашка. Она сделала небольшой глоток, но едва не подавилась.
Приступ новой боли, сильнее предыдущих – и она оказалась на полу на четвереньках, прижимая руку к животу.
Боско хрипло залаял где-то рядом.
- Эмили, вызови скорую… Скорее!
Новый взрыв боли – и Камилла бессильно упала на пол.
В белой пелене боли неожиданно перед ней появилось лицо Эмили.
Камилла беспомощно хватала ртом воздух, заливаясь слезами от боли и страха.
Эмили нагнулась над ней.
Пелена боли постепенно снова отступала, и Камилла увидела на лице Эмили улыбку.
- У меня снова будет семья. А ты передавай привет своим долбанутым мамаше с папашей.
Эмили исчезла из поля зрения.
- Эмили…
Грубо оттолкнув собаку ногой, Эмили подошла к стеллажу с куклами Камиллы. Дом наполнил сильный грохот и звук бьющегося фарфора.
Из последних сил, Камилла приподняла голову.
Эмили медленно шла по гостиной. Под ногами хрустели черепки. Боско, шатаясь, поднялся на ноги и, рыча, бросился к ней. Но Эмили снова пнула старого пса. Взвизгнув, он ударился головой о ножку стола и смолк.
- НЕТ! – закричала Камилла и тут же снова опрокинулась на спину, закатив глаза в приступе новой боли, раскалявшейся в ней добела.
Подойдя к тумбочке, Эмили рванула телефонный провод, так что вилка осталась в розетке.
Сквозь собственный крик Камилла услышала:
- Счастливо оставаться.
Боль калёным железом снова впилась в живот и спину, и Камилла потеряла сознание.
Захлопнув плотнее входную дверь, Эмили вышла под проливной дождь. Застегнув всё ещё влажную чёрную толстовку и накинув капюшон, она медленно зашагала по безлюдной улице к железнодорожной станции.

Аватара пользователя
Летиция Ламберт
Ученик
Сообщения: 145
Зарегистрирован: 28 апр 2018 12:21
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Летиция Ламберт » 27 мар 2020 21:32

12 мая, два года спустя…

- Лета.
Ответа не последовало.
- Лета!
Ему пришлось встряхнуть её за плечи, чтобы добиться зрительного контакта. Как обычно Джейме принёс ей чай с ромашкой. Вот уже два года он буквально не отходил от неё. После похорон их сына, Лета несколько месяцев не разговаривала и ничего не ела. Ему приходилось кормить её с ложки. Постепенно у них выработался привычный режим. Джейме вставал раньше, готовил завтрак. Они ели в полном молчании. Затем обыденные домашние дела. Днём обед. Вечером прогулка, ужин, купание и сон. Джейме это напоминало то, как он ухаживал за ней в детстве. Купал, расчёсывал, рассказывал приключенческие истории на ночь. Лета будто снова стала ребёнком. Только в её глазах больше не было блеска. А между прядей волнистых волос пробивалась серебряная полоса. И Джейме знал, что больше никогда не услышит её смех.

Ему тоже пришлось непросто. Но времени на скорбь не было. Джейме полностью посвятил себя сестре и их дочери. Лина тяжело переживала гибель брата. В её светлой головке с трудом могло уложиться, что Ник больше никогда не возьмёт её на руки и не закружит, никогда не прочитает сказку и никогда не поможет с уроками. Но со временем Джейме стал замечать, что Лина иногда улыбается. Школа и друзья отвлекали её от этого тяжелого бремени. А Джейме в свою очередь старался сделать так, чтобы дочку не расстраивал образ полупрозрачной Леты.

За эти два года они ни разу не пересеклись с семьей. Ни звонков, ни писем. Так, наверное, было лучше. Лете требовался покой, а Джейме просто хотел поскорее забыть весь этот кошмар. Теперь они вместе. Это главное. И быть может, лет через пять он проснётся и наконец увидит на губах у сестры улыбку.

- Что? – она вздрогнула, чуть не опрокинув чашку с чаем.
- Пора ложиться спать.
- Хорошо. Только не выключай свет.
- Лета, тебе нужно отдохнуть.
Она и правда плохо выглядела. Тёмные круги под глазами, запавшие щёки, неестественно бледный цвет лица. Джейме нежно провёл по её волосам.
- Ты уложил Лину?
- Да, уже как два часа спит.
- Хорошо, - отстранённый голос, как-будто ей и правда плевать на дочь.
- Ей нужна мать, Лета. Ты не можешь похоронить себя. Прошу, - Джейме сжал её ладонь. – Вернись. Мы без тебя не справимся.
- Ты постарел, - Лета повернулась к нему и провела по лицу брата отсутствующим взглядом. – Я тоже так постарела?
Она не слышала его. Иногда Джейме наблюдал, как её взгляд постепенно теряет осознанность, как она говорит невпопад, и ему становилось страшно.
- Всё хорошо, родная. Всё будет хорошо. Я рядом.
Какое-то время они молчали. Лета обняла брата и положила голову ему на плечо. Он слышал, какая тишина стоит внутри неё. Она до сих пор винит себя. Как и он. Даже за то, что они сейчас вместе. Вместе такой ценой.
- Джейме?
- Да?
- Отведёшь на следующих выходных Лину к Камилле? Побудем вдвоём. Я хочу приготовить ужин.
Джейме слабо улыбнулся и крепче прижал сестру к себе.
- Конечно.
Я буду ждать тебя в Йерба-Буэна,
На скалах у волн морских...

Ответить

Вернуться в «Форум приватных топиков»