Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Здесь форумцы "живут", общаются, ходят друг к другу "в гости".
Аватара пользователя
Летиция Ламберт
Ученик
Сообщения: 116
Зарегистрирован: 28 апр 2018 13:21
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Летиция Ламберт » 05 июл 2019 14:58

Это было не сложно. Их предприятие в самом начале оказалось обречено на успех, как и всё, что они делали вместе. Всё зависело от одного удара мечом. Не просто в сердце, а в лёгочный клапан. До Джейме такой удар был под силу только одному человеку. Лета же волновалась из-за другого. Как всегда боялась, что их поймают, что это плохо отразиться на её будущем и будущем их ребёнка, что она не сможет смотреть, как её отец умирает. Смогла. Её сердце даже не дрогнуло. Как и рука Джейме.

Он уверенно шёл по коридору. Из под кожаного пальто выглядывали чёрные ножны. Товарищи в США уже давно предлагали ему отлить новый меч, но Джейме слишком дорожил старым. Широкий клинок, благородная сталь, идеальное равновесие. Невероятно тяжелый и мощный в сравнении с современными моделями и невероятно смертоносный. Отец подарил ему этот меч на пятнадцатилетие. Тогда руки Джейме с трудом удерживали его. Одна рукоять казалась неподъёмной. Но сейчас он владел им также легко, как своей правой рукой. У этого меча была целая история, с которой он не собирался расставаться. Этого клинка касались не только кровь и страдания, но и губы Леты, благословляющей его на рыцарские подвиги. И её имя, неумело выцарапанное с оборотной стороны.

Вспомнив об этом, Джейме улыбнулся. Проходящие мимо девушки захихикали, провожая статную, крепкую мужскую фигуру оценивающими взглядами. Такой обаятельный, харизматичный и весёлый. Он казался им яркой птицей в этом вульгарном салоне лицемерия, где скучные английские служащие в серых костюмах творят будущее государства. Они представляли, как такой мужчина однажды подхватит их на руки, будет заботиться о них и дарить им всю чистоту своего сердца. Вот только… Они даже и подумать не могли о том, что он идёт убивать родного отца.

- Ламберт! Сколько лет, сколько зим. Какими судьбами?
- Привет, Фрэнк - Джейме широко улыбнулся протягивая руку старому товарищу.
- Соскучился по Англии? – Фрэнк приветствовал его с истинно девонширским радушием.
Он был единственным из друзей Джейме, кто не присоединился к всеобщей травле два года назад. «Я своими глазами видел эту цыпочку и скажу так, будь я её братом, тоже бы не удержался» - не уставал повторять Фрэнк во время застольных бесед. Да и самого Джейме он был не прочь подколоть.
- По нормальной еде. В этой Америке что-то едят кроме грёбанных бургеров?
Фрэнк расхохотался и похлопал друга по плечу.
- Располагайся, я сейчас принесу истинно английский чай, а то мой минибар вечно пуст.
- Чай?
- Чаааай - протянул Фрэнк, многозначительно улыбаясь – Или чего покрепче. Но твой папаша собирается меня уволить за неисполнение служебных обязанностей. И за несоответствие с должностью. Если он это сделает, я больше не смогу найти работу.
- Да, я что-то слышал об этом. Ты распивал спиртное на посту?
- Что за вздор! Я был просто с похмелья. А он учуял запах.
- Чёрт, это хреново – посочувствовал Джейме – Очень хотел бы тебе помочь, но мы с ним…
- Знаю. Не поделили блондинку.
- Поосторожнее со словами, Фрэнки. Я в Америке кое-чему научился – Джейме сощурился и театрально выхватил меч.
- Ты всё равно ничто против моего коронного удара – покачал головой Фрэнк, кидая ножны на стол.
- С точностью в лёгочный ствол? Да, пожалуй, так никто не может.
Фрэнк указательным пальцем похлопал себя по кончику носа.
- Вот и я о чём – самодовольно пропел он – Сейчас принесу всё для дружеской встречи.
Когда дверь за ним закрылась, Джейме усмехнулся, бросив взгляд на стол друга. Меч Фрэнка был точно таким же. И как он не заметил, что Джейме крутил у него перед носом стандартным мечом, что выдают каждому военному в Министерстве? Собственный меч Джейме оставил в тренировочном зале. В это время там никого не было и меньше шансов быть пойманным за подменой оружия. Джейме спрятал клинок, на котором серебряными буквами было выбито «Правь Британия, правь морями», в ножны. Фрэнк всегда был невнимательным, и Джейме с лёгкостью сможет подсунуть ему меч обратно, предварительно напоив друга до беспамятства. Когда Фрэнк вернулся, Джейме сел с ним за стол как ни в чём не бывало. Впереди была ещё одна сложная партия.

Уже начинало темнеть, когда Джейме вышел из Министерства и сел в такси. Он доехал до Лендс-Энда, попросил таксиста подвезти до самых дверей. Слуги и дворецкий видели, как Джейме зашёл в дом, поднялся в свою комнату и не выходил оттуда до самого утра.

Лета знала, как пробраться в поместье и остаться незамеченной. Пока все обедали, она осторожно прошла в кабинет отца, переодетая в прислугу. И хоть в коридоре ей никто не встретился, она чувствовала себя куда безопаснее в этом дурацком чепце и белом фартуке. Спрятавшись за книжным шкафом, она сняла с себя эти тряпки и чуть поправила волосы, будто волновалась перед выступлением на сцене. Так она просидела несколько часов, пока не появился Кристиан Ламберт.

Он был пьян. Головная боль после удара, видимо, ещё не прошла, потому что Кристиан периодически хватался за затылок. Завалившись в своё кресло, он откинулся и уставился в потолок. Лета старалась дышать тише. Ей казалось, что отец может учуять её присутствие. Каждый его поворот она расценивала как возможность разоблачение. Но Кристиан оставался в неведение. Он заполнял бумаги, просматривал старые фотографии, разговаривал сам с собой, иногда звал Лилиан, иногда Лету. Слыша своё имя, Лете становилось не по себе, она вжималась в стену всё сильнее и сильнее. И в конце-концов любой звук отдавался в её сознании с громоподобным треском. Вот он встаёт, шагает по комнате. Его ботинки скрипят. Он тяжело вздыхает. Расстёгивает пиджак, кидает его на стол и заламывает руки, словно изнемогая от сильной физической боли. Ключ в двери поворачивается… Стоп.

Ключ поворачивается, а затем дверь закрывается с таким же тихим щелчком. Снова поворот ключа.
- Что ты здесь делаешь? – голос Кристиана звучит встревожено, чуть ли не испугано.
Джейме медленно вытаскивает меч, глядя в глаза отцу.
- Ты должен быть в Америке! Какого чёрта…?!
Но он не договаривает. Он смотрит на сына, будто не узнаёт его. Не верит, что блеск в его глазах опасен. Любимый сын, золотой львёнок, улыбчивый и добрый Джейме выглядит совсем иначе. И Кристиан отступает. Оборачиваясь, ища пути отхода, он замечает Лету, которая выпрямляется и подходит ближе. Единственная мысль о том, как она прекрасна, мелькает в его сознании прежде чем ледяная сталь пронзает сердце. Клинок прошёл сквозь него так быстро, что Кристиан не успел почувствовать боли. Он пытается шагнуть навстречу дочери, в последний раз коснуться её, объяснить, что чувствует. Но она не двигается с места и как-то тускло улыбается.
- Так будет лучше для всех - услышал он её голос сквозь шум морского прибоя.
А потом умер.

- Где Фрэнк? – Лета собирает одежду горничной и кладёт в полиэтиленовый пакет.
- Отсыпается, он здорово набрался по случаю моего приезда, я оттащил его в пещеру. Сейчас верну ему меч, а одежду и перчатки мы сожжём.
- Он твой лучший друг, и ты предаешь его – но в её голосе нет и капли осуждения, только насмешка и…удовлетворение.
- Ты же знаешь, мне плевать – он ухмыляется и усаживает тело отца в его рабочее кресло. Хочет закрыть ему глаза, но Лета его останавливает.
- Подожди – она подходит к отцу и заглядывает в его мёртвые, полные боли, глаза – Я хочу, чтобы он смотрел. Чтобы всё видел.
- Видел что?
Лета хищно улыбается и обнимает брата за шею. Он упирается спиной в край стола и растерянно смотрит на неё.
- Что я выбираю тебя – шепчет Лета, целуя его, а затем опускается на колени и расстёгивает ремень его брюк – Моего брата. Моего любовника.
Джейме прикрывает глаза и шумно переводит дыхание. Его веки подрагивают, приоткрытые губы больше не могут сдерживать рвущийся наружу стон, и он резко подхватывает сестру и бросает её на стол. Лета откидывает голову и позволяет ему овладеть ей так, как того хочет он. Джейме прижимается к ней с такой силой, что стол под ними начинает шататься. Инстинктивно он подкладывает свою руку под её спину, чтобы она не ушиблась о жёсткую поверхность стола. Лета принадлежит ему пылко и горячо, но его поцелуи на коже ощущаются нежно, почти робко. И Лета блаженно улыбается, чувствуя свою завершённость, целостность. Она поворачивает голову в сторону и распахивает глаза. Из под мертвенной пелены и тумана на неё смотрит Кристиан Ламберт.
Я жду тебя в Йерба-Буэна,
На скалах у волн морских...

Аватара пользователя
Камиллиан Ламберт
Ученик
Сообщения: 115
Зарегистрирован: 30 апр 2018 01:34
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд, Англия

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Камиллиан Ламберт » 05 июл 2019 15:01

- Нервничаешь? – спросил учитель.
Они выезжали на шоссе, ведущее в город, стояли на светофоре.
- Что… Нет, я… - тут она отвела взгляд, - Да. Если честно.
Сидя на пассажирском сидении возле Джейка, она пыталась остановить лавину опасений. Что, если она забудет что-то важное и мистер Коулман будет разочарован? Что, если неожиданно нагрянет его жена? Что, если окажется, что в этом доме вместе с ними будет какой-нибудь родственник учителя… И ещё как минимум пол сотни таких вот «что, если».
Врать было бессмысленно.
- Не волнуйся. Я уверен, ты отлично готова к экзамену. У тебя сильная программа. Исполнить её – уже безусловная заявка на поступление. Ну а что касается теории – мы ещё в марте проработали весь материал. Так что сегодня просто повторение пройденного.
- Да, наверное… - уже более уверенно проговорила она и внутренне перевела дух.
Девушка укорила себя за то, что в такой момент думает не о вступительных испытаниях в академию, а о своих чувствах. От мысли, что Джейк не догадывается об истинной причине её волнения, становилось легче.
- Послушаем музыку? – мистер Коулман смотрел на дорогу, на лице его была лёгкая улыбка.
- Да, с удовольствием.
Джейк включил приёмник. Заиграла очень красивая песня, Камилла даже пожалела, что слушает её не с начала. Музыка была идеальным созвучием всему, что её окружало сейчас. В ней слышалось то самое яркое солнце поздней весны, та же жёлтая пыль на дороге, белые высокие облака на бескрайнем голубом небе, звук мотора и ветер в окно.
Девушка свободно откинулась на сиденье и просто радовалась моменту.

Вскоре они въехали в город.
- Ещё далеко? – спросила Камилла, с удовольствием смотря в окно на дома и прохожих. Они как раз проехали несколько улиц, по которым не раз гуляли вечером.
- Почти пол дороги. Устала?
Время шло к полудню, становилось жарко.
- Нет-нет, просто полюбопытствовала.
Джейк внимательно посмотрел на неё с сомнением во взгляде.
- Думаю, остановка нам не помешает, как считаешь?
- Было бы всё же неплохо попить воды…
На самом деле Камилла устала сидеть, было жарко, не смотря на открытые окна.
- Есть одна идея. Потерпи ещё пять минут, идёт?
Камилла кивнула, с интересом глядя на учителя.

Он остановил машину возле ничем не примечательного на вид продуктового магазина. Отстегнув ремень безопасности, он сказал:
- Подожди меня пару минут. Я скоро.
Он подмигнул и вышел из машины, хлопнув дверью.
Улица была пустынна, не считая двух мальчишек с велосипедами, которые стояли у питьевого фонтанчика и брызгались водой.
Камилла вдруг ощутила острое желание к ним присоединиться – так было жарко.
Впереди на фонарном столбе были часы. Без пяти минут одиннадцать.
- Надо было выехать раньше как минимум на час… - Джейк уже вернулся и положил на заднее сиденье большой бумажный пакет.
Он передал Камилле бутылку прохладной воды, которую она с благодарностью приняла.
- У побережья прохладнее… Я и не думала, что будет так жарко, - заметила девушка.
- Да, у вас очень удачное в этом плане расположение. Купаетесь, небось, каждый день…
- Нет, не каждый. У нас волны не прибивают к берегу, а утаскивают в море. Так что можно утонуть, даже если очень хорошо плаваешь… Я не умею плавать. – с каким-то отстранённым сожалением добавила Камилла.
Джейк удивлённо вскинул брови.
- Ты живёшь рядом с морем и так и не научилась плавать?
Девушка неопределённо пожала плечами и задумчиво улыбнулась.
Джейк повернул ключ зажигания. Мотор снова загудел.
- Ну ничего, как-нибудь мы с тобой исправим это досадное недоразумение.
Девушка удивлённо округлила глаза, но Джейк этого не видел. Он уже выводил машину на шоссе.
Камилла с интересом глянула назад на пакет, принесённый Джейком. Очень хотелось спросить, что там, но она не решилась. Если это был сюрприз, меньше всего хотелось бы его портить.

Совсем скоро они выехали за черту города. Здесь дома попадались всё реже. Иногда попадались стада коров. Ехали вглубь материка, и потому природа заметно изменилась.
Вскоре дорога взвилась на насыпь и перешла в невысокий, но очень длинный мост. У его основания была небольшая площадка с парапетом, откуда открывался довольно приятный вид на реку. Мистер Коулман вырулил на эту самую площадку, развернул машину задней частью в сторону реки и остановился.
- Прибыли! – он улыбнулся девушке и заглушил мотор.
Музыка стихла. Странное чувство, как будто всю дорогу от окружающего шума вибрировала кожа, и сейчас эхо этой вибрации приятно отступало.
Девушка открыла дверь машины и вышла наконец наружу.
Spoiler
Show
Изображение
Она глубоко вздохнула, и лёгкие наполнились свежим воздухом. Хоть рядом была дорога, машины проезжали очень редко, и всё остальное время была почти тишина.
От реки немного веяло прохладой, ярко светило солнышко. Ветер откинул волосы назад, подарив долгожданное ощущение свежести.
- Ну как? – Джейк открыл багажник и стоял рядом с ним, держа в руках пакет из магазина. Он задумчиво улыбался.
Дверца багажника открывалась вверх, так что получилось что-то вроде импровизированной крыши от солнца.
- Здесь как будто всё по-другому, - она подошла к учителю, чтоб помочь разложить провизию.
Камиллу посетило необычное ощущение, как будто она находится в другой стране – более жаркой и просторной.
Джейк усмехнулся. Он застелил дно багажного отделения пледом, так что тут можно было сидеть, и теперь выгружал содержимое продуктового пакета.
- Вот что мне нравится в тебе больше всего, Камилла… - он посмотрел на девушку, отвечая на её вопросительный взгляд, - Ты во всём видишь хорошее.
Он выложил из пакета две бутылки обезжиренного йогурта, большой контейнер из прозрачного пластика, в котором была фруктовая нарезка, и, к удивлению Камиллы, две упаковки с сэндвичами, большую шоколадку и две банки колы.
Девушка удивлённо воззрилась на набор продуктов, затем перевела взгляд на учителя.
- Для представителя нашей профессии такая еда – преступление… Но для путешественника – самое то.
Он сел на край багажного отделения, застеленный пледом, и жестом пригласил Камиллу сделать то де самое.
- Я так понял, современная молодёжь так и питается, особенно студенты, разве нет? – непринуждённо спросил учитель, раскрывая свой сэндвич и откусывая кусок.
- У нас нет, - сказала Камилла, которая всё ещё возилась с упаковкой, - Когда мы ездим в город, то обедаем в ресторане. Разве что иногда можно сладкую вату на ярмарке… Папа – сторонник старых традиций, это касается и питания.
Какое-то время Джейк смотрел на попытки Камиллы справиться с упаковкой. Затем, усмехнувшись, отложил свой сэндвич и помог ей.
- Вот, держи. Знаешь, мы с тобой как будто из разных миров. Хотя нет, скорее из разного времени. Мы с отцом часто путешествовали на каникулах. Потом вот также останавливались в каком-нибудь красивом месте. Набирали в магазине всего того, что мама не разрешала… - он усмехнулся, - И всегда беседовали о чём-то. Чаще всего мы останавливались именно здесь. Каждый раз он, будто бы случайно, говорил что-то, что на тот момент для меня было очень важно, что меняло мою жизнь к лучшему.
Камилла не сводила взгляда с его профиля. Он неотрывно смотрел вдаль на речку, немного щурясь от ветра, который ерошил его волосы. Сейчас в его глазах было столько света… Камилла почувствовала тепло внутри, ведь он привёз её именно сюда, в то место, которое имеет такое важное для него значение.
- А как вы с отцом проводите свободное время? – Джейк перевёл взгляд на Камиллу.
Она смотрела на реку. В голове одно за другим вспыхивали воспоминания. Вот она скидывает платье Леты, а он кричит, что она не имеет права его носить. Вот он наклоняется к ней со словами, что она воровка, когда она хотела примерить мамины украшения. А вот он гневно распекает Камиллу при всех у себя в кабинете, когда от неё отказался педагог по фортепиано. Его перекошенное от ярости лицо, когда Камилла саботировала свою поездку в Катар и своё замужество. Его яростный взгляд, когда Камилла навредила Эмили…
- Камилла?
Девушка растерянно посмотрела на учителя. Но тут же отвела взгляд, увидев в его глазах тревогу.
- Я сказал что-то не то?
Камилла уставилась себе под ноги, только бы не встречаться с ним взглядом.
- Нет-нет, всё в порядке… - она попыталась улыбнуться.
Перед глазами безучастное лицо Кристиана, когда она просит подписать разрешение о её выезде в Лондон – он подписал, не задав вопросов. Его мимолётная, совершенно бесцветная улыбка, когда она показала ему сертификат на королевскую стипендию…
Должно же быть что-то хорошее. Должно! Не может же у неё не быть ни одного счастливого воспоминания с участием отца…
Но нет.
В панике Камилла пыталась хоть что-то вспомнить.
Ну, хорошо, если не отец, тогда, может быть, мама…
Воспоминание о матери острым лезвием полоснуло душу в том месте, где была уже затягивающаяся рана.
Снова этот дурацкий ком в горле. Только не сейчас… В ужасе оттого, что может испортить этот момент своими слезами, Камилла глубоко вздохнула, силясь успокоиться.
В голове улыбающаяся Лилиан стояла в саду и рисовала с натуры их грот. Точно такой же солнечный день, вода кристальными искорками отражала солнце. Пахло масляной краской и тёплым песком… Почти сухой кистью белой краской Лилиан рисовала блики на воде и объясняла, как это делается… Рядом стояли Лета и Роберта, ещё совсем юные. Ещё подруги.
А их совместные поездки в город? Было весело, все бегали, смеялись… Но Камилла тихо стояла позади матери, глядя на всё это со стороны. Они любили скачки, Камилла же всегда боялась лошадей.
Всегда чувствовала себя чужой, будто здесь ей нет места.
Вспомнилась разбитая кукла, которую подарила мама. Нападение оборотня. Глэмс срывает кулон Лилиан с шеи Камиллы.
Вся её жизнь была пронизана одиночеством. Одиночеством, которое она выбрала сама. Оно было прочным стеклом, которое не пускало теплоту этого мира в её жизнь.
- Камилла…
- Простите, сэр, я… - она резко встала, но уже не могла сдержаться. Девушка закрыла лицо руками и заплакала.
Джейк встал. Он обнял Камиллу руками, крепко прижав к себе. Совсем как Джейме когда-то.
- Шшшш… - он гладил её по волосам, прижимая голову к своей щеке.
Камилла обняла его в ответ, заливая слезами рубашку.
Джейк чуть склонил голову и тихо сказал ей на ухо:
- Совсем скоро всё изменится. У тебя начнётся совсем другая жизнь. Есть шанс всё изменить к лучшему. Ты всё сделала, чтобы это случилось. Поверь.
Но всё уже давно начало меняться к лучшему. Камилла это чувствовала сейчас, как никогда. Чувствовала, что уже давно не одинока.
Человек, который сейчас находился с ней рядом, не отвернулся от неё. Она с самого детства была его ученицей, и последние два с лишним года он – именно тот человек, который готовит её к успешному будущему. И именно он, а не семья, был с ней, когда она подавала документы в академию. Он помогал ей в гримёрной и сидел потом в зрительном зале, когда она выступала на конкурсах. Именно он помог ей выбрать профессию, найти своё предназначение. Найти себя.
И сейчас он совсем рядом. Всё понял без слов и поспешил утешить.
Мистер Коулман чуть повернул голову и осторожно, едва заметно поцеловал её волосы. В ответ Камилла сжала объятия чуть сильнее.
- Теперь и у меня есть особенное место, – тихо сказала Камилла.
Джейк лишь улыбнулся, гладя её по спине.

Казалось, прошло несколько часов. На самом деле не больше получаса - и они уже снова в пути. Они больше не разговаривали, однако девушке казалось, что между ними словно бы вырос ещё один мостик взаимопонимания, а в такие моменты слова лишние.
Они открыли на всю окна. Дорога была свободна, поэтому мистер Коулман гнал автомобиль почти семьдесят миль в час. С ними были только гул мотора, яркий солнечный свет, музыка и ветер.
Больше всего хотелось вот так ехать и ехать, чтобы это светлое чувство не угасало ни на секунду.

Наконец машина подъехала к маленькому деревянному домику. Как только машина остановилась, Камилла снова почувствовала прежнее волнение. Девушка бросила взгляд на часы на руке учителя. Ещё только час дня. Впереди был ещё целый день… От этой мысли Камилла не сдержала лёгкой улыбки.
Джейк заглушил мотор.
Он хлопнул руками по рулю и посмотрел на свою спутницу.
- Идём, я покажу тебе дом.
И он вышел из машины, отстегнув свой и Камиллы ремень безопасности.
Девушка вышла из машины и гляделась. Её сразу же встретил гомон птиц.
Spoiler
Show
Изображение
Это был маленький милый деревянный домик.
Неужели тут он вырос… Было так легко представить, как мальчик бегает по этим камням, перепрыгивает с одного на другой, или же вытаскивает велосипед за калитку. А мама в это время машет ему с веранды рукой, говоря не опоздать к ужину… Казалось невероятным, что можно вот так запросто прикоснуться к жизни этого человека, пройдя сквозь время.
Так было тихо, спокойно здесь. Как будто время вдруг остановило свой бег, давая возможность прочувствовать каждый вздох, услышать пение птички в саду или лай соседской собаки.
- Здесь так хорошо… - в её голосе было столько неподдельного восхищения, что Джейк радостно улыбнулся, вытаскивая её чемоданы.
Тут Камилла услышала, как кто-то кашлянул. Она обернулась и увидела бойкую старушку, которая торопливо семенила к ним.
Камилла вдруг почувствовала неловкость оттого, что кто-то ещё увидел её здесь… с ним.
Совершенно не зная, как себя вести, она тронула за плечо Джейка, который закрыл багажник и возился с ключами.
Он поднял голову и радостно произнёс:
- Добрый день, миссис Шульц! Рад видеть вас!
- Здравствуй, Джейки! Не ждали тебя на этой неделе. Я думала, ты приедешь после вступительных, как обычно…
- В этом году получилось пораньше. Знакомьтесь, это Камиллиан Ламберт, моя ученица.
- Добрый день, юная леди!
- Добрый день, миссис Шульц, очень рада знакомству! – Камилла любезно улыбнулась.
Фиона Шульц тепло ответила на её улыбку, затем повернулась к мистеру Коулману и заговорщически проговорила:
- Ну вот это совсем другое дело, Джейк! А то твоя…
- Кхм… - мистер Коулман перебил, не дав закончить фразу, - Прошу прощения, у нас не так много времени. А нам ещё надо заехать в магазин, холодильник пустой…
- Да-да, конечно – миссис Шульц озорно подмигнула Камилле, затем снова повернулась к Джейку, - я только хотела сказать, что вчера обнаружила на крыльце у задней двери осиное гнездо. Вечером подскочило давление, так что убрать его ещё не успела, и…
- Хорошо, благодарю вас, я с этим разберусь. Надеюсь, сейчас вы чувствуете себя хорошо?

Разговор был не долгим. Мило попрощавшись, миссис Шульц ушла.
Зайдя на террасу, Джейк поставил сумки Камиллы на пол и достал ключи.
- Это моя соседка. Она знала моих родителей ещё до моего рождения… Сейчас она приглядывает за домом и садом, пока меня нет. Говорит, что это ей в удовольствие…
Камилла силилась понять, что хотела сказать миссис Шульц, если бы Джейк её не остановил.

Скрипнула дверь, и Джейк пригласил Камиллу в дом.
Совершенно простая обстановка показалась ей идеальной. Всё здесь, цвета, ткани и фактуры, казалось безупречным дополнением тому впечатлению, которое произвёл на неё дом с самого начала.
- Ты не против прогуляться в магазин пешком? – спросил учитель.
Камилла, немного смутившись, ответила:
- Конечно… Вы и так весь день за рулём. – Она пожала плечами и улыбнулась.
Джейк кивнул.
- Отлично. Тогда я поставлю машину, а ты можешь пока прогуляться по дому. Смело открывай любую дверь! – он подмигнул девушке.

Весь первый этаж занимала одна большая комната как бы с двумя приростами. Один из них примыкал к прихожей, а второй терялся где-то в глубине дома.
Войдя, Камилла поняла, что в другом ответвлении, как бы в нише, стоит большая кровать, а над ней окно, за которым виден зелёный луг и небо. Скромная кухня, небольшая ванная. Здесь было невыразимо уютно, дышалось очень легко.
Spoiler
Show

Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Деревянный пол был очень тёплый и как будто более сухой, по нему свободно можно было ходить в одних носках (что Камилла и сделала, с разрешения хозяина дома). Пахло деревом, чем-то похожим на запах старинных книг и льняной одежды. Как будто так пахли её старинные куклы, если вдохнуть, уткнувшись в них лицом…
Акустика была словно бы тёплой. Здесь можно было свободно говорить в полный голос, и не было эха, заставляющего почувствовать себя неловко, как бывало с ней всегда, если дома доводилось шуметь.
Поднявшись по скрипучей лестнице на второй этаж, Камилла почувствовала, что тут невыносимая жара. Первый этаж был в тени деревьев. Тут же солнце нещадно нагревало фронтоны, отчего было довольно душно.
Первая комната, куда вела лестница, была проходная. Отсюда вела одна дверь. Повернув ручку, Камилла очутилась в старомодной комнате, чуть более пыльной, чем другие. По обстановке Камилла поняла, что скорее всего когда-то это была детская. Это было логично, если учесть, что во всём доме это явно самая тёплая комната.
Вдоль стены тянулась узкая полка, на которой были аккуратно расставлены семейные фото.
Девушка не могла отвести от них глаз. Все они были настолько яркими, словно живые…
- Камилла? – раздался голос с первого этажа.
- Я наверху…
Послышались шаги по лестнице, и вот Джейк вошёл в комнату.
- Всё хорошо? – он улыбался.
- Да, - ответила Камилла.
Джейк посмотрел на фото за её спиной и подошёл к девушке, встав рядом.
Он указал пальцем на фотографию. На ней была запечатлена пара. У женщины были тёмные вьющиеся волосы, как у мистера Коулмана.
- Это мои родители. Сесилия и Льюис Коулман. Они основали школу, в которой я сейчас преподаю. А вот это, - он указал на соседнюю фотографию, на которой был изображён юноша со светлыми волосами, так сильно похожий на мистера Льюиса Коулмана, - мой брат Честер. Он сейчас в Америке, Лос Анджелес. Он тоже танцует, только со временем ему по душе стали современные спортивные танцы. И потому он принял решение жить там, где это на пике популярности. Как раз на его выступлении я познакомился со своей женой.
Почему-то когда мистер Коулман сказал о жене, в его голосе словно бы скользнул холодок. Может, это только показалось…
- А брат старший или младший?
- Честер младше меня на восемь лет, но мы всегда были близки. Мы и сейчас близки…
Рядом с фотографией брата было фото маленькой кудрявой девочки. На снимке ей было не больше трёх лет. Она сидела в коляске, смеялась, цепляясь маленькими ручками за свой ботинок.
- А это ваша сестра? - девочка на снимке была светловолосой, как брат мистера Коулмана.
- Нет. Это Эмили.
Камилла опустила взгляд. Внутри всё похолодело.
- Сэр… Что с ней тогда случилось?
Джейк шумно выдохнул. Он прошёл к окну и стоял теперь к Камилле спиной.
Камилла уже собиралась принести извинения за неудобный вопрос, но учитель ответил:
- Смотритель по рации вызвал дежурных медиков. Ей сделали искусственное дыхание, и она пришла в себя. Эмили почти сразу увезли в больницу. Особо никаких отклонений у неё тогда не обнаружили. Она ведь не поняла, что с ней произошло… Мы обратились к психотерапевту, и первый год после случившегося всё было относительно спокойно. Но потом у неё начались… как бы это сказать… Припадки, или истерики, не знаю… Они стали возникать всё чаще, иногда на ровном месте. И мы с женой отвезли Эмили в Лондон, в хорошую клинику. Там нам сказали, что, вероятно, из-за кислородного голодания в мозге Эмили были травмированы какие-то центры. Она ведь ещё и головой ударилась, когда упала… В общем, мы потеряли много времени тогда. И уже мало чем можно было помочь, разве что блокировать приступы сильными лекарствами. Со временем приступы стали учащаться, и Эмили пришлось перевести на домашнее обучение. Она больше не могла находиться дома одна, поэтому мне пришлось оставить работу в театре. Ведь у нас часто бывали гастроли, я мог отсутствовать несколько недель… Поэтому я устроился преподавать в ту самую школу. Но Эмили требовались дорогостоящие лекарства, а работая учителем в школе, много не заработать. И я стал давать частные уроки. Твой учитель фортепиано рассказал мне о вашей семье. Очень не многие стремились у вас работать, разные слухи ходили о нездоровой атмосфере… Гонорар был приличный, да и я не такой человек, чтобы прислушиваться ко всяким глупым россказням, и потому я без размышлений согласился.
Джейк повернулся к Камилле. К величайшему облегчению девушка увидела на его лице лёгкую печальную улыбку.
- Вот так я и попал в ваш дом, – и он снова подошёл к полке с фотографиями.
- А как Эмили сейчас себя чувствует? – щёки Камиллы пылали, что не укрылось от внимательного взгляда мистера Коулмана.
- Сейчас пока не очень… Видишь ли, в тот день, когда после урока мы с тобой говорили об Эмили первый раз, я приехал домой и мимоходом обмолвился о том, что ты сказала о компенсации, которую выплачивал твой отец. Оказалось, что он действительно её выплачивал. Более того: выяснилось, что в ту лондонскую клинику мы попали благодаря твоему отцу… Так как я ничего не знал об этом, я, разумеется, был вне себя в тот вечер, ибо не приемлю лжи в любом её проявлении. Между нами возникла ссора, случайным свидетелем которой оказалась Эмили. Это стало причиной очередного приступа. После того, как она вышла из больницы, ей дали направление в специальный санаторий, где она сейчас отдыхает вместе с Брианной…
Он посмотрел на Камиллу, а она всё ещё не могла смотреть ему в глаза.
Учитель осторожно взял девушку за плечи и повернул к себе лицом.
- Камилла, я тебе уже говорил, что думаю по этому поводу. Всё это – череда случайностей. Я не держу на тебя зла.
Справившись с собой, она всё же сумела изобразить улыбку.
- Идёшь со мной в магазин? Если устала, можешь пока отдохнуть, я схожу один…
- Нет, я хочу с вами.
- Тогда идём, уже время обеда, а у нас ещё даже ничего не готово.

Придя домой, мистер Коулман взялся за приготовление обеда. Притом делал он это так, как будто ему это было более чем привычно.
Камилла взялась помогать. Она резала спаржу, когда наконец решилась задать вопрос.
- Сэр, вы сегодня сказали, что о моей семье ходят слухи… Что же такого страшного про нас говорят?
После короткой паузы мистер Коулман, будто придя в какому-то решению, ответил:
- Когда я был на свадьбе твоей сестры Летиции… Не то чтоб я особо вслушивался… Очень многие говорили о том, что… Словом, что твою сестру Летицию и брата Джейме связывают интимные отношения.
Камилла уже дорезала фасоль и взялась за зелёные яблоки для салата. Спустя несколько секунд молчания, Камилла проговорила:
- А что вы сами об этом думаете?
Ей действительно хотелось понять его отношение не столько к противоестественным с точки зрения социума отношениям, сколько к запретной любви.
Джейк прошёл к барному столу и прислонился к нему спиной. На лице его Камилла видела глубокую задумчивость.
После довольно продолжительного молчания мистер Коулман наконец изрёк:
- Я думаю, что с учётом вашей изоляции это вполне возможно. И если говорить о ситуации в целом… - он вздохнул, тщательно подбирая слова, - Мне кажется, что масштаб трагедии это приобрело в тот момент, когда обстоятельство стало достоянием общественности и, как следствие, объектом всеобщего порицания. Думаю, что при более терпимом отношении со стороны старших членов семьи ситуацию можно было бы разрешить с куда меньшими потерями … пф…
Джейк провёл ладонью по лицу. Затем перевёл взгляд на Камиллу.
- Оставим ненужный официоз. Мы давно друг друга знаем, и потому я скажу прямо. Если бы в моей жизни произошло что-то подобное, я не могу сказать наверняка, как бы я поступил. Но одно я знаю точно. Я бы ни за что не поступил так, как твой отец. Потому что для меня важны не только моральные принципы, но и счастье моего ребёнка.

Нет.
Камилла так ждала, что же он скажет касательно запретных отношений. Безусловно, он ухватил самую суть проблемы, что было ему свойственно. Но она спрашивала его о другом. И сейчас задать прямой вопрос было просто глупо.

Они наскоро пообедали и перешли к повторению пройденного. Как ни странно, после всего, что сегодня случилось, она неплохо сосредоточилась и отвечала на вопросы вполне сносно. Но не обошлось и без эксцессов.
- Итак, вопрос номер семнадцать. Роль Ватикана в политической жизни Италии.
Камилла растерянно смотрела в список вопросов. В голове разрозненная масса из названий и дат.
- Камилла?
- Эм… - она принялась судорожно листать свои конспекты.
Учитель нахмурил брови.
- Камилла… Ватикан. Ну как же так. Мы говорили с тобой об этом совсем недавно.
- Простите, сэр, я… кажется… пропустила этот вопрос. Чисто механически…
- Дорогая, неужели ты позволишь этой их Римской Курии лишить тебя карьеры балерины?
Девушка перевела на него растерянный взгляд. Его глаза смеялись. Камилла с облегчением рассмеялась в ответ.
- Должно быть, этот фрагмент я готовила поздно ночью, и потому просто проглядела эту строку… Простите, сэр…
- Ничего страшного, ведь это случилось не на экзамене, а здесь. Итак, - он подвинул к себе толстенный том по мировой истории и стал листать оглавление, - Давай посмотрим, что нам известно о Ватикане…

Довольно скоро они восполнили пробел и уже около девяти вечера закончили большую часть вопросов.
- Хорошо. Нет, правда хорошо, Камилла, - ответил Джейк на скептический взгляд своей подопечной и стал расставлять книги на место, - На завтра у нас остаётся всего несколько вопросов по странам Юго-Восточной Азии, и всё. Думаю, до полудня управимся, и у нас останется время погулять по городу. Я покажу тебе свои любимые места. Потом мы пообедаем, и я отвезу тебя домой.
- Большое спасибо, мистер Коулман. Если бы не ваша помощь, я бы…
- Со всем отлично справилась, - закончил за неё учитель, - не стоит недооценивать свои способности.
Щёки Камиллы порозовели.
- Сейчас самое время нам расслабиться и посмотреть что-нибудь стоящее… - задумчиво проговорил он, водя пальцем по названиям видеокассет на полке.
Судя по всему, он искал что-то определённое.
- Мистер Коулман, разве мы сегодня не достаточно расслаблялись в течение дня? – с удивлённым смешком спросила Камилла.
- Считай, что это часть образовательной программы, - в его глазах Камилла разглядела озорные огоньки… Хотя, возможно, ей это только казалось.

Они сидели на диване, укрывшись пледами. На столике перед ними была пицца, которую Джейк заказал по телефону, коробка конфет и бутылка вина. Вино Джейк принёс из своих запасов. Он утверждал, что это вино достойно музея виноделия. И к середине просмотра фильма Камилла всё больше с ним в этом соглашалась.
Смотрели старый английский фильм «Искренне, безумно, сильно». Его выбор несколько удивил: это была любовная драма, главный герой которой по трагической случайности погиб, а потом вернулся к своей возлюбленной в виде привидения, чтобы помочь ей отпустить его и начать новую жизнь с другим человеком. Финал очень поразил Камиллу. Настолько, что она едва удержала слёзы.
Видя её реакцию, мистер Коулман придвинулся к ней ближе, обнял её за плечи, и так они досмотрели картину до конца.

Когда пошли титры, Камилла смогла наконец расслабиться, без опасения снова расплакаться.
- Прости, пожалуйста. Не хотел, чтоб ты опять плакала.
- О, сэр, фильм просто чудесный! Мне очень понравилось, правда! Просто уж очень злободневный вопрос… - она вспомнила отъезд Джейме и снова чуть не расплакалась.
- Да, с этим не поспоришь. Но когда ты будешь учиться в академии, мы будем часто видеться, я ведь работаю совсем рядом. Может, даже будем иногда сталкиваться в коридорах…
Камилла почувствовала, как окружающее словно поплыло перед глазами. О чём он вообще говорит?
- А что… У нас занятий больше не будет? – она оторопело смотрела ему в глаза.
Джейк грустно улыбнулся.
- Поверь, когда начнутся уроки в академии, ты забудешь обо всём. Ведь там с тобой будут заниматься педагоги значительно более высокого уровня, чем мой… Возможно, тебе удастся попасть к учителям, у которых и я учился в своё время.
Камилла чуть качнула головой, как бы говоря «нет!». В глазах её было отчаяние.
Этого просто не могло быть…
Он видел её глаза, её отчаяние. Его глаза постепенно всё больше наполнялись грустью.
- Я думал, ты понимаешь. После вступительных испытаний останется только дождаться объявления результатов. Я, конечно же, буду с тобой, когда это случится. А когда начнётся год… У тебя занятия будут каждый день с утра и до позднего вечера. Тебе даже полагается стипендия на проживание, и в учебный семестр тебе необходимо будет снимать квартиру, а времени на дорогу просто не будет. В выходной ты будешь упражняться в танцзале… Поверь, я знаю, что это такое. На наши занятия у тебя в любом случае не осталось бы ни времени, ни сил …
Его слова долетали словно бы через белую пелену.
Камилла вдруг осознала, что её не накрыло волной слёз только потому, что большая волна инертна и приходит с запозданием. Нельзя было обрушить всё это сейчас на мистера Коулмана. Просто потому что с него хватит.
Как, КАК это возможно… ЗАЧЕМ он всё это говорит?!
Она не отдавала себе отчёта в том, с какой глубокой грустью сейчас на неё смотрит мистер Коулман.
- Дорогая, уже поздно. Ты можешь принять душ, пока я приготовлю постель…
Камилла молча встала и почти бегом направилась в ванную комнату, закрыв за собой дверь.

Словно лунатик, двигаясь как будто в толще воды, не осознавая реальность происходящего, она выполнила все привычные процедуры по отходу ко сну.
Открыв дверь ванной комнаты, Камилла увидела, что свет в гостиной приглушён.
Должно быть, мистер Коулман принял душ во второй ванной наверху и лёг спать в детской…
Это хорошо, потому что она не хотела сейчас видеть его. Как не хотела, чтобы он видел её опухшее, заплаканное лицо.
Пройдя тихо по гостинной, Камилла с удивлением обнаружила, что учитель устроился на ночь на том самом диване, где они сегодня занимались повторением пройденного. На столе всё уже было убрано, за исключением бокалов и бутылки вина, сейчас уже пустой.
Он тихо сопел, обняв лежащую рядом расшитую тесьмой подушку.
Запахнув чуть плотнее банный халат, Камилла неслышно подошла ближе.
Его волосы были немного влажными после душа. Простая белая рубашка, которую он почему-то не переодел на ночь, немного сбилась. Его аккуратные кисти рук, немного смуглая кожа, черты лица, сейчас безмятежного и спокойного во сне, - всё это выглядело как произведение искусства. Он весь словно был создан для танца, при этом не лишённый мужественности. Сейчас было более чем очевидно, что Камилла – одна из, должно быть, сотен студенток, безнадёжно влюблённых в него. Должно быть, он уже к этому привык… Это всегда было частью его жизни. А привыкнуть, как известно, можно ко всему.

В другом конце комнаты, где был закуток с большой двуспальной кроватью, был включён торшер, который своим мягким тёплым светом указывал, где приготовлено для неё место на ночь.
Было довольно прохладно. Камилла залезла под одеяло, выключила торшер, легла на спину и закрыла глаза.
До чего нелепо было, не смотря на то, что произошло, всё также привычно делать всю эту не нужную ерунду вроде еды и сна. Она знала, что не заснёт сегодня.

Который час она лежала без сна. Камилла прижала ледяные ладони к разгорячённому лицу. Щёки и скулы нещадно горели от слёз.
Теперь всё будто бы встало на свои места.
Откровенный разговор о семье – всего лишь попытка культурно компенсировать его степень осведомлённости делами её семьи.
Ответ на вопросы, мучившие столько лет, - попытка закрыть бреши, чтобы не осталось обиды и недопонимания, а только воспоминание об успешно проделанной работе.
Приглашение к себе – прощальный вечер, своеобразный выпускной, так удачно совпавший с отъездом жены и дочери. Праздник, ознаменовавшего окончание детства.
Как вообще можно было на что-то надеяться. Как можно было верить, что вот этот взрослый самодостаточный мужчина, отец и муж, вдруг всё бросит ради наивной школьницы, живущей в непонятно какой реальности, в которой брат и сестра могут строить отношения, а посторонний мужчина в самом репродуктивном возрасте ПРОСТО ТАК пригласить девушку к себе на вечер?!
Камилла усмехнулась про себя.
Она всего лишь ещё одна ученица.
Вот о чём говорила миссис Шульц тогда – просто предыдущая ученица, которой он устроил здесь выпускной, не была с ней любезна. Вот она и посетовала на это.
Но тогда почему же Джейк не дал ей договорить?
Всё просто.
Этика.
ЭТИКА, чёрт бы её побрал, эта грёбаная этика!
От гнева Камилла не знала, куда деть себя. Она резко повернулась на бок в сторону стены, в центре которой было окно. Кровать тихонько скрипнула. Где-то в комнате учитель на своём диване пошевелился, но Камилла не обратила на это внимания.
На небе ни облачка, миллиарды звёзд. Как высоко она оценила бы этот вид из окна, если бы в эту минуту не извергала мысленно всепоглощающую ненависть к себе.
Зачем было мучить себя, строить иллюзии…
А ведь последние два с лишним года этим, в общем-то, и жила!
Хочет ли она в действительности заниматься балетом, если там не будет места Ему?
Камилла была в ужасе. Но она понимала, что это чистая правда, ведь она не могла лгать самой себе. БОЛЬШЕ не могла.

А что ещё ей остаётся, кроме балета?!

Ничему больше она до этого времени не отдавала столько себя. Но правда была в том, что она выкладывалась по полной ещё и ради него. Потому что наградой всегда была ЕГО улыбка, ЕГО похвала, ЕГО гордость!
А где была она сама?!
Признать, что добивалась она этого не ради собственного удовольствия, было бы новой ложью.
Темнота скрыла ото всех, как девушка до боли сжала губы.
Должно быть, это агония. Это агония, предсмертная агония её надежды, которой нанесли смертельную рану. И поправить ничего нельзя. Можно только ждать и надеяться, что это скорее кончится.

Глядя сейчас в это бескрайнее звёздное небо за окном, Камилла больше всего хотела, чтобы рассвет никогда не наступил, чтобы не видеть снова этих глаз, за которыми, она знала теперь, не скрывается ничего, что предназначалось бы ей. Ничего большего, чем условности.
За спиной скрипнула половица, но она не обратила внимания. Это ведь всего-навсего дом остывает после дневной жары и садится…
Боги, КАК она будет выглядеть завтра?!
Она точно знала, что у неё не хватит душевных сил убедительно сделать вид, что она отлично выспалась, и тем самым соблюсти пресловутый этикет!
Всё это время она ломилась в фальшивую дверь, за которой всегда была стена.
Следующая мысль была словно пощёчина. Он столько времени посвятил её подготовке, так сильно переживал за её результаты, а теперь она ещё и жалеет, что он не отдал ей всего себя… От этой мысли Камилла едва не зарычала в голос.
Подумать только, как несправедлив и нелогичен мир. Она, испытывая такую ужасную агонию чувств, в данной ситуации даже не смеет об этом думать, и уж тем более говорить, потому что это не правильно!
Всё было не правильно.
Как раз в эту минуту пришло осознание, что мистер Коулман сказал, что не держит зла за то, что она покалечила его дочь, только для галочки. Чтобы она не унесла эти эмоции дальше, а могла благополучно забыть об этом, точно также как и он о ней! Глупо, как бесконечно глупо было поверить, что такое вообще можно кому-то простить!
Ощущая себя клинической идиоткой, Камилла в бессильной ярости закусила губу почти до крови, чтобы не завыть.

Тут она почувствовала, как матрас её кровати чуть прогнулся.
Джейк Коулман тихо подошёл сзади и сел на её постель.
Камилла не обернулась. Она зажмурила глаза и сжала в кулак край подушки.
Пожалуйста, пусть только он ничего не говорит! Пусть просто подумает, что она спит… Пусть уйдёт, иначе она не выдержит и скажет ему всё! Прокричит в лицо всю противоестественную, неприемлемую современным социумом правду! Так, кажется, он говорил…
Должно быть, сейчас станет увещевать её, что не стоит так переживать из-за экзаменов, что надо высыпаться… Просто смешно! И так больно…
Но он молчал. В почти непроглядной темноте, какая бывает только в пригороде, он протянул руку и коснулся её волос.
Девушка лежала неподвижно и чувствовала, как он тихо гладит её по волосам. Она зажмурила глаза, сдерживаясь изо всех сил рвущее на куски отчаяние.
Никто не знал, сколько он просидел вот так. Но спустя какое-то время Камилла почувствовала, что буря внутри как будто немного улеглась. Во всяком случае, она чувствовала, что слёз уже почти нет.
Мистер Коулман как будто тоже это почувствовал.
Он нежно положил руку на её плечо.
Девушка молчала, стиснув губы.
Он попытался ненавязчиво развернуть её к себе…
- Пожалуйста, оставьте меня… - ответила она хриплым от рыданий шёпотом, требовательно и немного истерично.
За её спиной Джейк вздохнул и убрал руку. Должно быть, понял, что она не готова слушать его утешения, и сейчас он уйдёт.
Но к своему удивлению Камилла почувствовала, что он сел глубже на кровать. Он одной рукой опёрся о матрас, и получилось так, что теперь он нависал над ней.
Камилла повернулась на спину и увидела в свете ночи над собой его лицо. Мистер Коулман серьёзно смотрел на неё. Меж бровей залегла морщинка, которая была отчётливо видна глубокой тенью.

Свободной рукой он нежно провёл по её щеке.
Камилла медленно высвободила руки из одеяла. Опершись на них, она чуть поднялась и села в постели, не сводя с него глаз.
Теперь, когда его лицо было прямо напротив, она разглядела в его выражении что-то странное, как будто какую-то глубокую непоправимую печаль. От его дыхания чувствовался лёгкий запах вина, что, к удивлению Камиллы, было почему-то приятно, но это было где-то далеко-далеко, на самом краю сознания.
Он вздохнул, глядя на её слёзы, сбежавшие по её щекам. В его вздохе словно сквозило глубочайшее сожаление. Учитель медленно поднял руки и взял в ладони лицо девушки. Его руки слегка дрожали. Большими пальцами он провёл по её щекам, стирая дорожки слёз.
Не убирая рук, он придвинулся чуть ближе. Не отводя взгляда от её огромных глаз, он медленно нагнулся. Закрыв глаза, он прикоснулся лбом к её лбу, затем осторожно прижался щекой к её щеке.
Камилла теперь слышала его слегка сбившееся, едва уловимо дрожащее дыхание. Девушка закрыла глаза, пытаясь сдержать новые потоки слёз. Но безрезультатно.
Всё ещё прижимаясь к ней лицом, Джейк медленно опустил руки и осторожно, будто случайно коснулся её холодных пальцев, до боли сжимающих пододеяльник.
Камилла не сдержала судорожный всхлип. Она медленно отцепила побледневшие пальцы от ткани и дрожащими от волнения ладонями накрыла его руки.
Он нежно высвободился и, всё ещё прижимаясь к её лицу, взял её руки в свои тёплые ладони. Камилла дрожала всем телом, не в силах больше сдерживаться. Её брови страдальчески изогнулись.
Он медленно повернул голову, еле ощутимо коснулся носом её щеки, размывая новые потоки слёз.
Они снова соприкоснулись лбами. Джейк аккуратно отпустил её ладони, которые беспомощно замерли в воздухе. В ту же минуту Камилла ощутила его тёплые ладони на своей спине. Она положила руки ему на плечи, сжала его рубашку пальцами и потянула на себя.
Джейк чуть отстранился, как раз настолько, чтобы снова увидеть её глаза. Затем медленно-медленно приблизился, закрыв глаза, и едва ощутимо коснулся её губ своими. Тут же снова отстранился, вглядевшись в её глаза. Сейчас она была так близко, что он видел в них отражение звёздного неба за окном и мокрые от слёз ресницы.
Камилла уже не могла допустить, чтобы он снова отстранился. Она почти сразу же чуть подалась вперёд, по-детски торопливо, прижалась лбом к его лбу, как он это делал минуту или долгие часы назад, и осторожно, боясь спугнуть неожиданно образовавшуюся брешь в стене, скрывающей её чувства от целого мира, она коснулась его губ в ответ.
Отстранившись, она тоже посмотрела ему в глаза. Её лицо наполняло страдание и мольба. По щекам текли слёзы.
Пожалуйста, только не уходи…
В ужасе от мысли, что всё испортила, она ждала.
И почувствовала, как Джейк переместил ладони на её спине, чуть ближе привлекая её к себе. Закрыв глаза, он снова коснулся её губ своими. Но на этот раз он не отстранился после, осторожно и нежно пытаясь углубить поцелуй.
Но вдруг она отстранилась сама, тихо прошептав сквозь слёзы:
- Прости, я не умею, я…
- Шшш… - он медленно провёл рукой по волосам девушки, откидывая назад непослушные локоны, - просто делай, что чувствуешь…
Он снова поцеловал её, снова так же нежно, осторожно. И она ответила на поцелуй.

Всё, чего она хотела сейчас, - чтобы он не отпускал её. Потому что так было всегда.
Не было больше сил сопротивляться лавине чувств, что копились и крепли в ней все эти годы.
Она ласково обняла руками за шею своего самого дорогого человека, ставшего за это время самым близким и родным. Их поцелуй становился всё увереннее, всё глубже.
Наконец разомкнув губы, Джейк снова прижался к ней лбом и провёл руками вниз по её спине, одновременно настойчиво и бережно прижимая ладони. Она слышала, как сбивалось его дыхание от этого простого прикосновения. Камилла почувствовала немыслимо яркий всполох страсти внутри, чего раньше никогда не ощущала. Но теперь понимала – происходит именно то, чего она на самом деле хотела.
На секунду он замер, но затем порывисто прижал её к себе и снова поцеловал, на этот раз так, что Камилла поняла – он хотел этого также, как и она.
Снова судорожный всхлип и новый поток слёз, обжигающе горячих. Он отпустил её, взял её лицо снова в свои ладони и стал покрывать поцелуями. Взяв девушку за плечи, он привлёк её ближе. Камилла откинула голову, чтобы убрать с лица волосы, и он целовал её шею.
Мысли словно не существовало. Был только Он, тепло Его прикосновений и бескрайнее звёздное небо за окном.

Снова прижавшись щекой к её лицу, Джейк невообразимо медленно, как будто всё ещё запрещая себе делать это, провёл чуть подрагивающей ладонью по её шее вниз, едва касаясь кожи. Едва его рука коснулась её груди, скрытой ночной рубашкой, и Камилла услышала тихий вздох. Его ладонь прошла ниже и остановилась чуть выше талии. Он замер, тяжело дыша, как будто решаясь.
Камилла легко коснулась его груди в том месте, где была расстёгнута рубашка и потянула вниз за пуговицу.
Джейк стал торопливо расстёгивать рубашку, а затем резким движением скинул её куда-то в темноту пола. И привлёк Камиллу к себе и, не разжимая объятий, они легли на постель.
Джейк гладил её по лицу, бесконечно целовал её губы, лицо, шею, грудь. Она, утопая в мягкой подушке, обнимала его за шею, крепко прижимаясь к нему, страшась, что всё это сон и Джейк в любой момент исчезнет, стоит только на секунду разомкнуть руки.

Ещё несколько минут, и уже ночная рубашка и брюки сброшены на пол. Он изо всех сил старался быть нежным, из последних усилий сдерживал себя, и она чувствовала это, ощущала его мужественную тяжесть на себе, его тепло.
Он прижался лицом к её щеке, ещё крепче обнял её, так что она не могла пошевелиться…
От резкой боли она громко всхлипнула, но он не остановился. Девушка попыталась высвободиться, но он прижал её к себе теснее и, продолжая медленно двигаться, прошептал на ухо сбивающимся шёпотом:
- Потерпи, сейчас всё пройдёт…
И действительно, почти в ту же минуту боль постепенно сменилась совершенно новым чувством, которое не с чем было сравнить.
Всё кончилось слишком быстро. Джейк прижал её к себе так, что стало трудно дышать. Камилла сжала его в ответных объятиях, слыша его стон и чувствуя, как совершенно другие слёзы текут по щекам.

Она была ещё слишком юной, чтобы получить физическое удовольствие от близости. Но сейчас это было ей не нужно. Её душа наконец получила свободу, освободившись от оков условностей.
По-настоящему, без двусмысленных намёков, призрачных надежд, фальши и домыслов, она воссоединилась с человеком, которого действительно любила.
Сейчас он лежал рядом, не сводя с неё усталых глаз. Так близко, что она ощущала кожей его тёплое дыхание. Джейк гладил её по волосам, сжимал её маленькие ещё совсем детские ладони, целовал пальцы.
Звёзды постепенно гасли. Камилла легла на спину, откинув голову на подушку. Она всё ещё чувствовала его нежные прикосновения. Всё тело до кончиков пальцев наполняло приятное тепло.
Глаза закрылись сами собой.
Пение сверчков за окном и его мерное дыхание – единственные звуки отступающей ночи – постепенно потонули в забытьи.
Впервые за многие годы она уходила в объятия сна, а перед её мысленным взором в призрачной предутренней синеве был безбрежный спокойный океан. И она тонула в его почти неподвижной воде - во всепоглощающем спокойствии.
Spoiler
Show
Изображение

Аватара пользователя
Летиция Ламберт
Ученик
Сообщения: 116
Зарегистрирован: 28 апр 2018 13:21
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Летиция Ламберт » 05 июл 2019 23:41

На рассвете море разбушевалось. Небо стало чёрным, редкому лучу солнца удавалось пробиться сквозь тучи, ветер нещадно выл в скалах, создавая некое подобие песни. Монотонной и унылой. Поместье Ламбертов одиноко возвышалось на утёсе. Его не тревожили ни пение птиц, ни раскаты грома, ни терзания океана. Словно заброшенное. Словно само по себе.

Кто-то из слуг включил старый маяк. Дорожка света затрепетала на высоких волнах. Где-то вдали раздался гудок парохода. Лета зябко повела плечами и отвернулась от моря. Рэндалл протянул ей тёмные очки, чтобы она могла скрыть покрасневшие глаза. Впрочем, Лета даже не собиралась плакать. Они стояли вдвоём чуть поодаль от остальных. Сдержанные и деловые. У них другая семья. Они – не Ламберты.
Но как только Рэндалл уходит, бросив на гроб Кристиана равнодушный взгляд, Лета снимает очки и поднимает глаза на Джейме. Она пытается что-то ему сказать, вот только он не понимает что. Они беспокойно перемигиваются несколько минут, пока машина Флэгга отъезжает от поместья, и продолжают свою немую игру, когда она скрывается за горизонтом. Рэндалл не собирался оставаться на похоронах более. Ему нужно работать, к тому же, Кристиан Ламберт никогда не благоволил к нему. Лета искренне рада, что остаётся одна. За маленьким Ником присматривает в доме Гертруда, а братья слишком заняты горем, чтобы вспомнить о них с Джейме. Она может остаться здесь до вечера, пока Рэндалл не заедет за ней и сыном. Это она и пытается сказать Джейме, и, когда до него всё-таки доходит, он расплывается в довольной улыбке. Джейме хочет проморгать что-то ещё, но рядом стоящая Хлоя начинает рыдать в голос, и ему приходится взять её на руки. И хоть он знает, что она оплакивает не отца, а его тугой кошелёк и свои потерянные возможности, всё равно нежно гладит её по волосам, пытаясь успокоить. Слёз было достаточно. Ещё в суде.

Суд заседал на следующий день, после того, как Этель, зашедшая утром в кабинет отца, чтобы обнять его, истошно закричала. Кристиан Ламберт сидел в своём кресле с открытыми глазами. Мёртвый. Эдвард вызывал полицию и скорую, пока Флинт отпаивал Этель коньяком. Все переполошились. Снова в поместье убийство. Снова страх и неопределённость. Снова таинственные Ламберты плетут свои интриги - так гласили заголовки газет. Но через пару часов загадочное преступление было раскрыто. Полицейские в одной из пещер нашли спящего Фрэнка Мэттьюза. Он был до беспамятства пьян, а в его руках лежало орудие убийства…

Летицию и Рэндалла Флэггов допросили довольно быстро. Рэндалл кутил с друзьями, а его жена сидела дома с ребёнком. У неё не было чёткого алиби, но материалы дела тут же сообщили, что женщина не могла совершить такой мастерский удар мечом. Поэтому миссис Флэгг и девушек в семье Ламбертов оставили в покое и приступили к допросу Джейме, который, вроде как, очень кстати вернулся из Америки. Но и тут ищейки потерпели неудачу. Джейме был в Министерстве с Фрэнком днём, а затем приехал домой и не выходил из своей комнаты, что подтвердили слуги и, как ни странно, Флинт. Кроме того, тренер, что занимался с юными бойцами, заявил, что попасть в лёгочный клапан мог только Фрэнк Мэттьюз. Разумеется, Джейме отличный военный, но он не ювелир – заявил мистер Крейд. Меч Джейме тоже сыграл ему на руку. Слишком широк, чтобы так аккуратно пробить грудную клетку. Оставалась лишь одна версия – Фрэнк убил своего работодателя за то, что тот грозился его уволить. Его меч пронзил сердце Кристиана Ламберта. На его мече его же отпечатки пальцев. Только он мог выполнить тот удар. И в его крови ровно столько алкоголя, сколько нужно, чтобы убить человека. Подогреваемый причитаниями Этель, истериками Дакоты и Хлои, удручённой физиономией Макса, Эдвард сделал всё, чтобы правосудие совершилось как можно быстрее. Благодаря его связям, дата была назначена незамедлительно, как и состав судей. Эдварду оставалось только молчаливо пожимать плечами, когда жена Фрэнка Мэттьюза с двумя детьми на руках умоляла его о снисходительности для своего мужа.

Джейме боялся, что она сорвётся. Закатит истерику или начнёт себя странно вести прямо на глазах у судей. Но Лета держалась скорее с достоинством Флэггов, чем Ламбертов. Она сидела с сыном на руках рядом со своим мужем и была занята скорее ими, чем скорбью по родному отцу. Джейме отвечал на все вопросы медленно, нерасторопно. И Эдварду пришлось подначивать судей, чтобы они скорее утрясли все формальности. Фрэнк беспомощно смотрел на друга, пытаясь отыскать ответы у него. Он совсем не помнил, что делал в тот вечер, не помнил, как проснулся в пещере, не помнил, как убивал Кристиана Ламберта. Видимо, на этом попытался сыграть его адвокат, а потому Фрэнк Мэттьюз получил срок за убийство в состоянии аффекта. Разъярённая этим решением Этель, набросилась на него и вцепилась в волосы. Она так яростно колотила его, что Флинту понадобились две руки, чтобы оттащить её. Зал суда охватила настоящая истерика, и Ламберты, воспользовавшись всеобщей суматохой, поспешили скрыться подальше от репортёров.

Этель уткнулась носом в белоснежную рубашку Флинта, обняв его за шею, и беззвучно плакала. Он занёс её в дом на руках и бережно положил на диван. Джейме поспешил к Максу, Дакоте и Хлое, которые ожидали старших, сидя в уголке, прижавшись друг к другу. А Эдвард положил голову на колени Хейли. Судебное заседание их сильно вымотало. Никто не решался заговорить первым, пока Этель снова не зашлась рыданиями.
- Тише, тише, тише… - Флинт нежно вытирал её слёзы платком – Уже ничего не исправить. Ты потерпи немного. Потом станет легче. Уж я всё для этого сделаю, сестрёнка.
Этель обхватила его руки своими, пытаясь сдержать новый приступ истерики.
- Тебе надо уехать, отдохнуть. А потом начать жизнь в другом месте. Я помогу – Флинт обнял её, и она согласно кивнула в ответ. Здесь её больше ничего не держит.

- Надо бы сообщить Роберте – сонно отозвался Эдвард, поднимаясь с затёкших коленок Хейли.
- Я уже позвонил – отозвался Макс, наливая всем кофе – На похороны приедет.
- Завтра выберем гроб, и закажем службу.
- Это надо обсудить. Погодите, я только отнесу Этель в её комнату – Флинт осторожно взял спящую Этель на руки и понёс в спальню. Через несколько минут он вернулся.
Младшие уже тоже крепко спали наверху, но Эдвард всё равно говорил шёпотом.
- Не могу поверить, что наш отец погиб от рук какого-то пьяницы. Что скажешь, Джейме? Он ведь был твоим другом.
- Не думал, что Фрэнк на такое способен – отвечает Джейме и поворачивается на правый бок. Он так устал, что готов заснуть прямо на диване под нудные разговоры о похоронах. Муки совести его нисколько не беспокоили. Не беспокоили ни судьба несчастного Фрэнка, ни его жена с детьми на руках, ни смерть отца, что его вырастил и воспитал. Джейме просто закрыл глаза, вспоминая, как Лета опускается на колени, касается его своими губами и… Нет, он так не заснёт. Его щёки залил румянец, а внизу живота приятно потянуто. Джейме встаёт и уходит, не замечая злой усмешки Флинта и его глаз, что так угрожающе вспыхнули.

Всё повторялось сначала. Снова весна. И снова они стоят на семейном кладбище Ламбертов. Только погода теперь страдает вместе с ними. Роберта, повидавшая просторы Шотландии, спокойно придерживала шляпу рукой. За эти годы она изменилась до неузнаваемости и больше не походила на рыжую, нечёсаную бестию. Её волосы чуть потемнели, туго заплетённые в косы, они обрамляли её бледное серьёзное личико. Прямая спина, коротко стриженные ногти и пуританское серое платье сделали из неё хрупкую английскую куколку. В её взгляде больше не было злости, лишь кротость и смирение. Она смотрит на перемигивающихся Джейме и Лету и не узнаёт их. Джейме всегда был самолюбивым и наглым, но никак не беспощадным и жестоким. А Лета… Хоть она и ненавидела её, но то от обиды, а не потому что она считала сестру такой плохой. Роберта искренне любила Лету. Завидовала ей, не могла простить. Но любила. А что сейчас она за человек? Милые черты стали как-будто острее, взгляд холоднее стали и эти бесконечные фальшивые улыбки, которые она посылала мужу. Роберта знала цену всей этой актёрской игре. Брат и сестра в чём-то замешаны. Они настолько…безучастны к происходящему, что все сомнения тут же отпали. Их отца убил Джейме.

Пока Роберту мучили страшные догадки, Лета думала о том, почему Флинт так неистово подтверждал алиби Джейме, хотя сам его не видел ни в поместье, ни в его комнате. Джейме показывался на глаза только слугам. Либо Флинт следил за ним, либо наводнил дом камерами. Если это так, то он знает, что они сделали и молчит. Но…почему? И зачем он рассказал отцу о их ночи, проведённой вместе? Чтобы похвастаться? Доказать, что Лета всё же предпочитает его, выбирает его? Ведь это из-за его болтливого языка Кристиан тогда набросился на неё. Именно из-за его болтливого языка она написала Джейме. Какой же Флинт идиот! Лета устало вздыхает, провожая гроб отца отстранённым взглядом. Джейме прав, ей не стоит волноваться из-за этого. Теперь уж её точно никто не обидит.
Я жду тебя в Йерба-Буэна,
На скалах у волн морских...

Аватара пользователя
Камиллиан Ламберт
Ученик
Сообщения: 115
Зарегистрирован: 30 апр 2018 01:34
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд, Англия

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Камиллиан Ламберт » 08 июл 2019 02:35

Её разбудило пение соловья.
Поначалу девушка не могла вспомнить, где находится – настолько нереальными и призрачными были воспоминания о вчерашнем дне…
Ужасно хотелось спать, но соловей всё не унимался. И ладно бы он пел и затихал с одинаковыми интервалами, так нет же.
Рядом слышалось мерное дыхание.
Джейк спал на спине, закинув одну руку за голову.
Камилла приподнялась на локте.
Его грудь мерно вздымалась. На лице застыло спокойное и какое-то светлое выражение.
Как же он красив…
Сложно было поверить, что этой ночью всё было реально.

Девушка легла на бок. Глядя на его прекрасный профиль, она размышляла о том, что произошло.
Он не сказал ни слова о том, что же это была за ночь. Ни слова о любви, ни комплимента, ничего.
Это значило только, что им предстоит объясниться сегодня. Возможно даже, через несколько минут, если Джейк сейчас проснётся.
Камилла почувствовала страх.
Ох, умолкни же, чёртов соловей!
Чёрт возьми, как она устала от неожиданностей!
Она повернула голову и взглянула на настенные часы.
Половина десятого.
Вот же… Должно быть, он будет спать ещё очень долго… Ведь он тоже устал, да ещё выпил вина.

Как бы там ни было, вести беседу ей будет легче, если она будет одета.
Девушка тихо выскользнула из-под одеяла. Не сразу, но она нашла свою ночную сорочку и бельё среди одежды на полу. Подняв его рубашку, она немного подержала её в руках. Ощущать гладкость ткани и её вес было очень приятно – произошедшее казалось сейчас ещё более реальным.
Повесив аккуратно одежду учителя на спинку стула, Камилла поспешила в душ.

Выйдя из душа, Камилла долго рылась в чемодане, выбирая, что надеть. День обещал быть жарким, уже сейчас в доме не осталось и следа предутренней прохлады. А жаль…

Не зная, как унять волнение и чем себя занять, девушка решила приготовить завтрак. Дело осложнялось тем, что место, где они спали, не было ничем огорожено. Стоя возле плиты и отклонившись немного, она могла увидеть край кровати.
Она совершенно не хотела его будить…

Сковородка на плите немного потрескивала, но Джейк в другой части комнаты не реагировал на звуки с кухни, так что совсем скоро Камилла глубоко ушла в размышления.
Меньше всего она хотела бы узнать, что она – одна из многих, кто побывал тут в аналогичных обстоятельствах. С подобным исходом.
Стоп. Ну о чём ты вообще?!
Это же Джейк Коулман… Как можно подумать, что он вообще способен на такое…
Однако раньше она и не подозревала, что он может изменить жене. И с кем?! С девушкой, которая сделала инвалидом его единственную дочь!
На эмоциях Камилла покачала головой и тихо усмехнулась.
Она вспомнила уроки философии. Если есть варианты, всегда ближе к истине тот, что проще.
А что могло быть проще, чем факт, что он просто часто ссорился с женой (что стало причиной длительного воздержания), а потом оказался наедине с красивой юной девушкой и бутылкой вина…

Странно, но от мысли о том, что она – очередная гостья в этом доме в беспорядочной череде таких же, Камилла не испытывала злобы. Только ощущалась какая-то пустота внутри.
Что, если и правда то, что произошло, ничего не значит? Тогда придётся обо всём забыть и когда-нибудь выйти замуж… А когда муж поймёт, что он – не первый… Очередной скандал семьи Ламберт.
Перед глазами всплыло разочарованное лицо отца. Девушка почувствовала стыд и разочарование. Но не в Джейке. В себе.
А ведь она сама позволила этому произойти. Он ведь спрашивал её… Без слов, жестами, действием, но спрашивал!
Она и не была против этого. Она хотела этого по-настоящему. Она…

- Доброе утро.
Девушка резко обернулась. Оказывается, Джейк уже встал, оделся и стоял возле стола, глядя на неё как-то очень серьёзно. Было в его взгляде что-то ещё, но Камилла никак не могла это идентифицировать иначе, чем сожаление.
- Доброе утро, сэр… Я… готовлю завтрак.
- Разве мы снова на «вы»? – и он, наконец, улыбнулся.
Камилла улыбнулась в ответ, но быстро отвела глаза.
Омлет на сковородке начал шкварчать. Камилла перевернула его. Выключив плиту, она накрыла сковороду крышкой. Он подошёл к ней почти вплотную, открыл шкафчик и стал выкладывать посуду для завтрака.
- Честно говоря, я даже не припомню, когда мне последний раз готовили завтрак.
Камилла улыбнулась, не поворачивая головы.
Джейк взял посуду и расставил на стол.
Было очевидно, что он оттягивает момент.
- Буду через минуту.
Хлопнула дверь в ванную.

Камилла разложила омлет, нарезала овощи.
Спустя пять минут они уже сели за стол друг напротив друга. Ели в полной тишине.
- Как ты себя чувствуешь? – Джейк первым нарушил молчание.
- Всё хорошо, - не поднимая глаз, ответила Камилла излишне бодрым голосом.
Джейк не мог не заметить, что её руки немного дрожат.
Он отодвинул кружку и взял девушку за руку. Она подняла на него глаза.
Джейк глубоко вздохнул.
- Камилла, прости меня…
Девушка поджала губы. Со страдальческим выражением на лице она замотала головой, но он не дал ей себя перебить. Было видно, что слова даются ему с большим трудом.
- Видит Бог, этого не должно было случиться. Во всяком случае, не сегодня и… не так…
Пауза затянулась.
В наступившей тишине Камилла огромными глазами смотрела в его лицо, пытаясь по его переменам понять, что будет дальше, каким будет итог.
- Кроме того ты же знаешь, как это должно было быть… Мы должны были хотя бы узнать друг друга, и уже потом только… чёрт, - он хмурился и провёл ладонью по лицу.
- Не знаю…
- Что? – он непонимающе посмотрел на неё.
- Я не знаю, как должно быть... - она пожала плечами и отвела взгляд.
Он был непривычно серьёзен.
- Потому я и говорю тебе об этом, Камилла. Так не правильно. Но я всё исправлю, слышишь? – Он склонился ближе и посмотрел ей в глаза.
- Какая разница, правильно или нет. Важно, что это случилось… И как это можно исправить? И зачем? – она чувствовала, будто что-то осязаемое ускользает от неё, и от этого подступала паника.
- Ты увидишь… Но ты должна пообещать мне кое-что. Ни одна живая душа не должна узнать о том, что между нами творится.
Камилла молчала.
- Пообещай мне это, пожалуйста.
Она посмотрела в глаза своему учителю и спросила тихо:
- А что между нами творится?
Джейк тоже серьёзно смотрел ей в глаза.
- Разве ты не знаешь? – и он чуть сильнее сжал её руку, - Пойми, всё очень не просто. Тебе всего семнадцать…
- И что? – едва ли не с вызовом ответила Камилла, сощурив глаза и нахмурив брови.
Джейк терпеливо вздохнул и прикрыл глаза.
- Я старше тебя на двадцать шесть лет. Вчера я… нарушил закон. Нарушил брачные обязательства. Нарушил кодекс преподавателей… Слово, которое дал самому себе, и любые адекватные моральные принципы… И после этого ещё и красть лучшие годы твоей юности…
Камилла не сдержала судорожного всхлипа. Слёзы опять потекли в три ручья.
- Камилла, прошу, успокойся…
Она порывисто встала на ноги, прижав ладонь ко рту.
Джейк тоже встал. Он стремительно подошёл к Камилле и обнял её, силясь успокоить.
Девушка уже плакала в голос. Она стиснула его руками, прижимаясь к нему всем телом. Уткнувшись в него лицом, сквозь слёзы она почти прокричала:
- Пожалуйста, не надо… Не уходи …
Не смотря на все размышления, всю чёртову логику она не была готова его терять.
Джейк прижимал её к себе, гладил по волосам. Он тихо произнёс:
- Разве я сказал, что уйду?
Камилла чуть отстранилась. И он нежно поцеловал её в губы.
А потом, всё ещё внимательно и серьёзно глядя ей в глаза, прошептал:
- Всё очень не просто. Прошу, пообещай мне, что никто ни о чём не узнает.
- Обещаю.
Слёзы всё ещё текли по её щекам, но еле заметная улыбка солнечным лучом украсила её лицо.

Этот день был наполнен светом.
Они быстро прошлись по учебным материалам Камиллы, и уже к одиннадцати утра она, полностью готовая к вступительным испытаниям, уложила книги обратно в сумку.
Доехав до центра Ганнислейка, Джейк оставил машину, и несколько часов они гуляли по городу.
У магазинчика простеньких сувениров Камилла сказала, что хочет что-нибудь купить, чтобы у неё было что-нибудь на память об этом дне. Джейк отговорил её. Вместо этого он купил ей красивые наручные часы. Всю дорогу назад Камилла то и дело бросала взгляд на своё запястье, чтобы полюбоваться ими. Они не были шикарными или дорогими, нет. Но он сам выбрал их. И для неё они были бесценны.

Назад они ехали другой дорогой. По пути тоже была река, та самая, но южнее. Было настолько жарко, что Джейк предложил искупаться. Ещё в начале недели Камилла даже представить себе не могла, что уже в выходной она будет купаться в реке, притом с мужчиной и без купальника. Они долго сидели в тени большого дерева, наслаждаясь природой, беседуя о предстоящей нелёгкой неделе. Джейк достал фотоаппарат и сделал фото.
Spoiler
Show
Изображение
Машина мистера Коулмана остановилась у дома Ламбертов к ночи. Ещё по дороге назад Камиллу одолевало странное предчувствие. Она думала о том, что дома как-то могли узнать о том, что произошло, но подсознание настойчиво сигналило, что это не то… И сейчас, подъехав к дому, Камилла увидела, что почти нигде в окнах не горит свет и фонари в саду потушены. А ведь ещё не так уж и поздно…
- Идём, я провожу тебя…
Сначала она хотела сказать «не стоит», но потом опомнилась – конечно, нужно же вести себя, как обычно…
- Когда мы увидимся? – тихо спросила Камилла, почему-то всё ещё боясь, что она всё не так поняла, и они не увидятся больше.
Джейк тепло улыбнулся ей и точно также тихо ответил:
- Думаю, во вторник. У меня окно с часу до двух, у тебя как раз будет перерыв. Сможем вместе пообедать, ты не возражаешь?
Камилла улыбалась.

Они вышли из машины, Джейк стал вытаскивать её сумки из багажника.
Шум волн был слышен непривычно громко. Видать, и правда шторм.
Камилла нутром чувствовала, что всё это не к добру. Она беспокойно оглядывалась по сторонам, силясь определить источник своей тревоги.
Камилла открыла дверь и вошла в парадную, а за ней Джейк, занося её сумки. Послышались торопливые шаги. Прямо к ним по коридору шла Гертруда.
- Добрый вечер, мадам! Рад видеть вас… - они как раз подходили к женщине, и Джейк, видя выражение лица Гертруды, осёкся.
У Камиллы пересохло во рту.
- Приветствую, мистер Коулман. Камилла…
- Что-то случилось? Я могу чем-то помочь? – Джейк был не на шутку встревожен.
- Гертруда, что… - но она перебила Камиллу.
Даже в свете одного фонаря парадной было видно, как Гертруда бледна и серьёзна.
- Благодарю, но вам лучше сейчас же уйти, сэр.
После секунды неловкого молчания Джейк сказал:
- Если какие-то проблемы из-за позднего возвращения Камиллы, я могу переговорить прямо сейчас с мистером Ламбертом, я…
- Ради всего святого, Джейк, пожалуйста, немедленно уходите…
Мистер Коулман послал Камилле подбадривающий взгляд, а затем произнёс:
- Доброй ночи, мадам. – И вышел за дверь.

Как только за Джейком закрылась дверь, Камилла полушёпотом спросила:
- Гертруда, что происходит?
- Идём, дорогая… - теперь весь её облик наполняла скорбь. Она же слышалась и в голосе.
Они вошли в столовую. Дом наполняла какая-то странная ватная тишина. Казалось, в доме они с Гертрудой одни.
Камилла от волнения чувствовала себя так, будто оказалась внезапно в одном из своих кошмарных снов.
Бывшая гувернантка развернулась лицом к девушке и тихо проговорила.
- Камилла, твой отец умер.
- Что? Как это… он же не…
- Этель нашла его сегодня утром. Его…
- Этого… нет… Этого не может быть… Это какая-то ошибка… Папа… ПАПА! – Камилла бегом бросилась из столовой в холл. Её шаги громким эхом разносились по этажу.
- Камилла, стой! – Гертруде было не поспеть за ней.
На бегу Камилла повернула в нужный коридор и едва не сбила с ног Хейли.
- Где папа?
- Камилла, успокойся.
- Нет, я должна…
- Камилла, его увезли сегодня утром…
Девушка остановилась. Она огромными от ужаса глазами смотрела на Хейли, на Гертруду, которая только что подошла к ним, держась за поясницу.
Этого просто не могло быть. Не могло такого случиться…

От ужаса и нереальности происходящего слёз не было. Она не плакала ни в тот день, ни после. Дар речи снова покинул её.
Она не замечала ни лиц братьев и сестёр, ни их разговоров.
Однако когда речь зашла о суде, Камилла с безумным взглядом требовала от Эдварда взять её с собой, судорожно сжимая побледневшими пальцами рукав его чёрного пиджака. Говорила, по сто раз повторяя одни и те же слова, что должна быть там, ведь это папа… Кончилось тем, что ей вызвали доктора Ричардса, психотерапевта, и он дал ей сильное успокоительное, чтобы она поспала, а остальные смогли наконец спокойно уехать.

Допрос не дал никаких результатов. Следователю достаточно было войти и поздороваться с девушкой, чтобы понять, что разговаривать с ней бессмысленно. Доктор Ричардс подтвердил его опасения – у девушки шок. Гертруда сообщила, что Камилла отсутствовала в городе с утра субботы вместе с Джейком Коулманом, который несколькими часами позже в городе подтвердил её слова.

Стоя у могилы отца, Камилла пребывала вне времени и пространства. Всё окружающее было странным сном, а люди – его персонажами. Это сходство со сновидениями дополняла Роберта, спокойно стоявшая в первом ряду, взглядом напоминающая Альтер Эго себя настоящей.
Даже видя сейчас тело отца, Камилла всё ещё не могла осознать, что всё реально. С мамой было не так – новость раздавила её окончательно и бесповоротно. Должно быть, оттого, что к этому всё шло, и её смерть стала финалом долгих страданий.

Камилла была болезненно бледной с посеревшими губами. Совершенно пустыми глазами она смотрела на мёртвого отца и ничего вокруг не видела. Рядом стояла Гертруда, обнимая её за плечи, готовая подхватить, если Камилла свалится в обморок.
Бывшая гувернантка дома Ламбертов помнила, как изменился дом после смерти Лилиан. И оставалось только гадать, что будет теперь, когда весь змеиный выводок остался без вожака.

Аватара пользователя
Летиция Ламберт
Ученик
Сообщения: 116
Зарегистрирован: 28 апр 2018 13:21
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Летиция Ламберт » 08 июл 2019 17:14

Флинту хотелось скорее убраться отсюда. В столовой было слишком шумно для поминального обеда. Пришли коллеги отца, его старые друзья, какие-то родственники, которых Флинт до этого и вовсе никогда не видел. Проще говоря, в один дом забилось всё западное побережье, половина Лондона, четверть Шотландии и ещё четверть Ирландии. Люди приходили и уходили, оставляли свои соболезнования и расписывались в книге. Интересно, как Этель потом её назовёт? День, когда мы закопали своего отца? Ха-ха! Флинт вышел в коридор, сдержанно кивнув одному из гостей, который с маниакальным блеском в глазах дожидался, когда зачитают завещание. Нет, дядя Грег, нотариус придёт только завтра, и для тебя, увы, ничего не осталось.

Проходя мимо малой гостиной, Флинт услышал Её. Она играла на скрипке Каччини Ave Maria. Чуть приоткрыв дверь, он смог лицезреть её плавные движения рук, сосредоточенное выражение лица и одухотворённый взгляд из под опущенных ресниц. Флинт нервно сглотнул, вцепившись в дверь так, что костяшки его пальцев побелели. Она опустила смычок. Стоило ей начать петь, как внутри Флинта что-то дрогнуло и, нарастая с каждой секундой, стискивало грудь. Подобно пружине, что вот-вот сорвётся, это нечто завладело его телом и душой. Её голос трепетным шёлком ложился на его кожу пронизывающими мурашками, на глазах навернулись слёзы и… Стоп, он что, плачет? Флинт снял слезу с щеки и удивленно рассматривал, как она высыхает на кончике его пальца. Это просто невозможно… Немыслимо! Он никогда не плачет. Никогда! От досады Флинт толкнул дверь рукой, прикусив нижнюю губу до крови. Лета резко перестала петь и воззрилась на Флинта тем чистым взглядом, который его всегда так волновал и раздражал одновременно.
Spoiler
Show
Изображение
- Я думал, что ты забросила пение. Ты оставила её здесь, когда уезжала – он кивнул на скрипку, которую подарил ей на день рождения – Иногда мне кажется, что это было в прошлой жизни.
- Наверное, так оно и есть. Мы были совсем другими.
- Нет, мы остались прежними. Помнишь, что говорила мама? Чем больше масок мы срываем с жизни, тем меньше масок у души.
- Ты скучаешь по ней? – Лета подошла к брату, её взгляд был полон сочувствия, но…
- Прекрати это. Я уже не маленький мальчик, чтобы купиться на твоё фальшивое понимание.
- Оно не фальшивое.
- Но сколько раз выходило мне боком.
Он уже собирался уйти, но она его окликнула.
- Флинт, ты знаешь, я люблю тебя. Ты мой брат, близкий мне человек, но я не давала тебе поводов мечтать о чём-то большем.
Он громко расхохотался. Его лицо исказила болезненная истерика.
- Ты переспала со мной, Лета! Или за повод это не считается?
Лета сердито бросила скрипку на диван.
- Зачем ты рассказал об этом отцу? Из-за тебя… - но она осеклась.
- Что из-за меня? – Флинт подошёл к ней вплотную, их животы почти соприкоснулись – Что он сделал, Лета? Трахнул тебя? Он давно этого хотел.
- Не ори! – она сама сорвалась на крик – И забудь о том, что между нами было.
- Уверен, ты уже забыла, стоило Джейме приехать.
- Ошибаешься – она гневно поджала губы в подобии ухмылки – Я забыла об этом через час, после твоего ухода. Забыла и больше не вспомню никогда. Это была всего лишь ошибка, неудачный эксперимент, чтобы отвлечься. И знаешь что? Когда ты целовал меня, я представляла Джейме. И когда ты вошёл в меня, тоже думала о Джейме. А на утро оказалось, что это всего лишь ты. Полное разочарование!
- Какая ты всё-таки сука!
- Попытаешься рассказать Джейме, я скажу ему, что ты взял меня силой. И тогда он тебя убьёт. В ту же секунду. Поэтому иди к себе в комнату, доставай мои фотографии и продолжай делать то, что ты делал все эти годы, мечтая прикоснуться ко мне!
Она вышла, хлопнув дверью. В порыве ярости Флинт схватился за скрипку и швырнул о стену. Корпус треснул, вылетели струны…
Её игра была окончена.

Сначала она боялась к ней подойти. Боялась осуждения, гнева, ненависти. Ещё пару часов назад Лета выглядела так неприступно, что становилось холодно от одного её взгляда. Но вот она уже возится с сыном – нежная, добрая улыбка. Совсем другая Лета. Не чудовище.
Роберта тихо останавливается в дверях, глядя на то, как сестра укладывает малыша спать. Она не хочет их беспокоить, но Лета замечает её раньше, прежде чем Роберта собирается уйти.
- У тебя не получилось.
- Что не получилось? – Роберте кажется, что её голос дрожит. Не от страха, скорее, от волнения.
- Я всё равно счастлива – отвечает Лета, поворачиваясь к сестре – Я любима, у меня семья, чудесный сын. Твой план не сработал.
В её взгляде нет высокомерия, чувства превосходства, она не пытается задеть. Всего лишь рассказывает, чем жила всё это время, пока они не виделись, и Роберта делает шаг навстречу.
- Я сожалею о том, что тогда всем рассказала о вас с Джейме.
Она не знает, что ещё добавить. Путается в своих мыслях, нервно теребит белое кружево на рукаве и постоянно отводит глаза в сторону. Лета сжимает кулаки и выходит из комнаты. Когда-то она оправдывалась перед ней, пыталась просить прощение. Но сейчас она этого делать не будет. Ей стало…всё равно.
Роберта не решается последовать за сестрой. Она зажмуривается и пытается дышать как можно глубже. Лучше бы это была треклятая ярость. Лучше бы Лета накричала на неё, ударила! Но не безразличие. Только не так.
- Тебе давно надо было это сделать – кричит Роберта, в последней попытке удержать сестру.
Лета медленно оборачивается. Маска холодности сменяется на искреннее непонимание. Ну, почти искреннее.
- Сделать что?
- Не волнуйся, я никому не скажу. Он был козлом и по отношению к маме, и по отношению к тебе.
С минуту Лета молчит, пытаясь сдержать нарастающую панику.
- Я его не убивала.
И что ей теперь делать? Умолять Джейме избавится и от Роберты? Будет слишком подозрительно. О том, что они сделали, мог догадаться Флинт, но почему Роберта? С чего она решила, что знает правду? Почему она всегда угадывает её тайны?
- Да. Ты не убивала – эхом отзывается Роберта – Это сделал Джейме. Ради тебя.
- Ты не понимаешь, о чём говоришь.
- Нет, Лета! Я прекрасно понимаю. Потому что я тоже любила тебя!
Ей будто бы дали пощёчину. Лета схватилась за лестничные перила и пошатнулась. Роберта смотрела на неё таким преданным взглядом, что стало не по себе. На один миг Лете показалось, что она сможет это сделать. Сможет, сказать, как Роберта важна для неё, как им было хорошо в детстве, и как ей жаль, что они утратили это светлое, чистое чувство. Лета ищет в себе хоть что-то, малейшую подсказку, какие-то сомнения. Ищет и не может найти. Не лучше ли промолчать? Претвориться не разобравшейся в себе? Это будет милосерднее тысячи объяснений и слов. Но вместо этого она поднимает на неё глаза. Равнодушные и пустые.
- А я тебя нет.

Джейме раскладывал вещи, когда дверь его комнаты приоткрылась и кто-то пробрался внутрь. Джейме настороженно схватился за меч, но, как только из ванны донёсся шум воды, улыбнулся.
- У тебя сломался душ, или ты так соскучилась по любимому брату?
- Мою комнату заняла тётя Дженна. Не хочу при ней мыться – раздался голос Леты.
- Тебе нельзя здесь находится. Если кто-нибудь заметит… – плеск воды его перебивал, и Джейме не выдержал.
Он вошёл в ванну, и его взгляд сквозь пар и капли отыскал обнажённую фигуру Леты.
- Никто ничего не заметит. Я была осторожна – она продолжала кричать, не зная, что он стоит совсем рядом – К тому же, я ненадолго.
- Я бы не был в этом так уверен – Джейме открыл застеклённую дверь кабинки и обнял сестру.
Лета довольно сощурилась, прижавшись к нему.
- Вот бы всегда было так – выдохнула она.
- Теперь так и будет. Отца нет, и мне не надо возвращаться в Америку. Я остаюсь здесь. С тобой.
- А мой муж? Он тебя больше не волнует?
- Я ужасно ревную – его слова чередовались с поцелуями. Её шея слишком манила, чтобы рассуждать о каком-то зануде-муже – Но я знаю, что ты с ним только ради сына. Если ты можешь терпеть, то и у меня получится.
Лета повернулась, чтобы встретить его губы своими.
- Я только твоя – прошептала она, улыбнувшись.
- Да – сказал Джейме, отвечая на поцелуй – Только моя.
Я жду тебя в Йерба-Буэна,
На скалах у волн морских...

Аватара пользователя
Камиллиан Ламберт
Ученик
Сообщения: 115
Зарегистрирован: 30 апр 2018 01:34
Пол: женский
Откуда: Лендс-Энд, Англия

Re: Поместье Ламбертов, Край Земли [Рейтинг NC-17!]

Сообщение Камиллиан Ламберт » 08 июл 2019 21:51

Камилла медленно шла вдоль коридора. На ногах не было обуви. Отсутствующий взгляд был направлен под ноги, но если приглядеться, можно было увидеть, что он направлен в себя. Пальцами рукой она вела по стене.

Машина Джейка Коулмана остановилась на парковке. Свободного места не было, так что ему пришлось "запереть" пару машин.
Ведь он не надолго...
Джейк подошёл к дверям парадной, из-за которых раздавался шум голосов.
Он позвонил в звонок. Дверь открыл незнакомец, который сразу же пусти его внутрь, полагая, что Джейк один из гостей.
Проходя мимо окон второго этажа, Камилла скользнула по нему невидящим взглядом. Она увидела, как Джейк шёл к парадному входу. Двигаясь машинально, она направилась вниз.

Джейк стоял в парадной, высматривая кого-то среди гостей. Камилла медленно шла к нему.
- Камилла... - Джейк торопливо подошёл к ней, - идём, выйдем на воздух...
Он взял её за руку и повёл в сторону двери. Камилла безропотно шла за ним.
Выйдя за дверь, Джейк закрыл дверь. Они остались стоять на крыльце. Камилла неотрывно глядела на море.
Сейчас перед ним открылась ужасная метаморфоза, произошедшая с ней.
- Дорогая, как ты себя чувствуешь?
Бесцветным голосом, не меняя выражения лица и направления взгляда, Камилла ответила:
- Мой папа ушёл.
Какая-то чудная поверхностность её странно тоненького голоса напугала Джейка не на шутку. Впервые за всё время общения с ней он не знал, что сказать. Потому что был уверен, что здесь и сейчас слова мало чем помогут.
- Камилла, я...
В этот момент открылась парадная дверь. На порог вышел Эдвард.
Он тоже был бледен. Трагедия не пощадила никого.
- Добрый день, сэр. Позвольте выразить вам мои глубочайшие соболезнования...
- Камилла, иди в дом.
К глубокому удивлению Джейка, Камилла всё с тем же выражением лица, медленно повернулась и скрылась за дверью в парадную, ничего не сказав. Всё было настолько непохоже на неё, что стало по-настоящему страшно.
Как только за ней закрылась дверь, Эдвард сурово посмотрел на учителя и произнёс:
- Мистер Коулман, прошу вас покинуть наш дом.
- Мистер Ламберт, я лишь хотел...
Эдвард перебил яростным тоном:
- Вы без приглашения явились на поминальное мероприятие в честь нашего отца. Если у вас есть хоть капля уважения к моей семье, прошу вас немедленно убраться отсюда. Или вам и сегодня нужно было оставить место во втором ряду?!
Его руки сжались в кулаки. Стало ясно, что Эдвард способен на всё в своём нынешнем состоянии.

Уже через минуту Эдвард закрыл парадную дверь.
Джейк сел в машину, вставил ключ в зажигание. Вдруг он резко ударил ладонями по рулю.
- Чёрт! - и откинулся на спинку кресла.
Как будто весь мир ополчился против этой семьи и этой девочки.
Как и любой мужчина на его месте, он хотел сделать всё, чтобы больше не видеть её такой. Но он ничего, совершенно ничего не мог изменить. Глупо было приезжать сюда сегодня, но он не мог не приехать. Просто не мог.
Он завёл мотор и выехал со стоянки и направился в сторону своего дома, размышляя о том, что всё когда-нибудь имеет свой конец.

Камилла снова шла по коридору. Мрамор стен приятно холодил ладонь. Гул голосов гостей постепенно становился тише.
Вдруг до её ушей донеслась лёгкая мелодия. Это была скрипка.
Она не могла не узнать манеру сестры. Как давно она последний раз слышала, как Лета играет? Два? Три года назад?
Казалось, что в музыке сейчас звучало эхо того времени, когда папа и мама были здесь. Когда всё было хорошо.
Лета всегда играла виртуозно, но дело было не в этом. Девушка чувствовала, как её сознание пробуждается. Словно кто-то невидимый сделал инъекцию чувств.
Музыка скрипки внезапно кончилась, и Камилла услышала голос Леты.
Как жаль, что в своё время для неё не нашёлся такой же учитель, как мистер Коулман, но по вокалу... Она могла бы петь на сцене, носить роскошные наряды... Повидать мир... Но для неё была уготована другая учесть. Как это было невыносимо мерзко, противоестественно, насильственно грубо! А они ещё говорят так о их с Джейме любви! Её голос был достоин лучшей судьбы, чем вот так звучать будто бы случайно после похорон отца...
Девушка свернула в коридор, где был вход в комнату сестры, чтобы послушать поближе, но там уже кто-то был.
Флинт. Он толкнул дверь - и пение также внезапно оборвалось.
Продолжив свой путь, Камилла уже хотела было пройти мимо двери сестры, ибо она была убеждена, что для Флинта Лета точно петь не станет, но что-то её остановило. Она услышала голоса за дверью. В целом для этого не требовалось никаких усилий, потому что говорили, не понижая голоса.
Она слышала каждое слово. И то, что она слышала, было далеко за гранью.
- Я думал, что ты забросила пение.
- Наверное, так оно и есть. Мы были совсем другими.
- Нет, мы остались прежними. Помнишь, что говорила мама? Чем больше масок мы срываем с жизни, тем меньше масок у души.
Да. Но это справедливо для тех, кто всё ждёт случая, чтобы проявить свою гаденькую сущность... Камилла чувствовала, что каждое событие меняет её изнутри, выворачивая кости. Каждый шрам от раны, нанесённой реальностью, болезненно пульсировал до сих пор.
- Ты скучаешь по ней?
- Прекрати это. Я уже не маленький мальчик, чтобы купиться на твоё фальшивое понимание.
- Оно не фальшивое.
- Но сколько раз выходило мне боком.
- Флинт, ты знаешь, я люблю тебя. Ты мой брат, близкий мне человек...
Камилла уже хотела было уйти, чувствуя, что не вежливо подслушивать такие разговоры, но тут она услышала то, что перевернуло её действительность ещё раз.
- Ты переспала со мной, Лета! Или за повод это не считается?
- Зачем ты рассказал об этом отцу? Из-за тебя… - но она осеклась.
- Что из-за меня? Что он сделал, Лета? Трахнул тебя? Он давно этого хотел.
- Не ори!
Да нет... Этого просто не могло... Они же не... Недавно полученный интимный опыт тут же бросил в сознание картинку, в которой Лета и Флинт вместе, совсем как когда-то она и Джейк (о милосердный Боже, это было всего пару дней назад!)... Камилла встряхнула головой и сжала виски руками. От услышанного её лицо исказилось как от резкой боли.
- Уверен, ты уже забыла, стоило Джейме приехать.
Не понимая, что делает, Камилла порывисто подошла и прижала ухо к двери, намереваясь дослушать то, что обрушил на неё Счастливый случай прогуляться по коридору родного поместья.
Неужели же это и правда случилось... Отец... Он же не мог так поступить...
Однако Джейк смог.
Камилла ненавидела себя за эти мысли, но она понимала, что у её отца было совсем иное представление о морали. Но всё же она не могла поверить до конца, что это могло быть правдой... В сознании непрошенный голосок тут же затараторил о том, что отец всегда только Лете привозил платья, столь же неприлично дорогие, сколь неприлично открытые... Она не раз задумывалась, с чего бы это... И Роберта, столько лет она подкалывала Лету на этот счёт... Была ли это тупая ревность или зависть, или же нечто большее? Может, она уже тогда понимала, что происходит...
Так выходит...
Если это и правда случилось, и Джейме узнал об этом от Леты...
Мог ли он убить собственного отца?
Кристиан разлучил их. Отправил сына в Америку. А Лету продал Рендаллу Флеггу, чтобы они могли, как раньше, выбирать завтрак по меню с фамильным гербом... Дьявол, все просто сошли с ума!
Или это она безумна, и всё, что она сейчас слышит, всего навсего происходит внутри её головы?!
Да нет же, не могло так быть... Эдвард заметил бы...
ОЧНИСЬ. По одному слову отца он хотел упечь тебя в сумасшедший дом, не утруждаясь разобраться в его мотивах!
Но Флинт... Почему... Он что, изнасиловал её или...
- Ошибаешься... Я забыла об этом через час, после твоего ухода. Забыла и больше не вспомню никогда. Это была всего лишь ошибка, неудачный эксперимент, чтобы отвлечься. И знаешь что? Когда ты целовал меня, я представляла Джейме. И когда ты вошёл в меня, тоже думала о Джейме. А на утро оказалось, что это всего лишь ты. Полное разочарование!
- Какая ты всё-таки сука!
Нет. Это было ИХ решение. Но этого просто не могло быть... Это не могло быть правдой!
Как же так... Перед глазами Камиллы проносились образы. Лета и Джейме. Лета и Флинт... Лета и ОТЕЦ... И вот она уже с мужем под руку... КАК можно жить с этим?! Всё это время она купалась в своём одиночестве и не замечала, что уже много лет мир её семьи вращается вокруг Леты.
Внезапно у девушки словно открылись глаза.
Вся её семья предстала перед ней цирковыми уродами, во главе которого на троне из папье-маше сидит парадный костюм без лица, на груди которого приколот значок с их семейной витиеватой буквой Л... Которая, как выясняется, для половины семьи значит не "Ламберт", а "Летиция"!
Флинт... чёртов моралист... В то время, как ты требовал отчитаться на этих пыточных собраниях о проделанной работе, о допущенных ошибках, о чём ты думал?! Пока в душе роились тысячи волнений о его обвинениях и догадках, он строил планы на собственную сестру! И ты, пап...
Камилла прижала руку ко рту, готовая расплакаться.
Как же ты мог, папа...
- Попытаешься рассказать Джейме, я скажу ему, что ты взял меня силой. И тогда он тебя убьёт. В ту же секунду. Поэтому иди к себе в комнату, доставай мои фотографии и продолжай делать то, что ты делал все эти годы, мечтая прикоснуться ко мне!
Всё слишком прозрачно. Джейме сделал это. Иначе сейчас Лета не говорила бы с такой уверенностью об этом...
Он отомстил сразу за всё.
В ужасе она осознала, что, должно быть, он и правда мог убить её. О чём говорить, всего один удар мечом - и дело сделано.
Значит ли это, что он верил ей?
Или же не стал марать руки о какую-то пешку? Ведь есть ферзь, с гораздо большими полномочиями и, как выяснилось, пороками...
Тут распахнулась дверь, больно ударив Камиллу по виску, но она отскочила в сторону. Лета вышла так стремительно, что не заметила сестру, которая просто стояла в коридоре, не успев спрятаться.
Тут за стеной раздался грохот. Камилла тихо повернулась и торопливо зашагала по коридору в сторону лестницы. Она не видела, как позади неё из комнаты вышел взбешённый Флинт и проводил её яростным взглядом. Как только силуэт Камиллы скрылся у лестницы, его лицо озарила едва заметная улыбка.

Поднявшись по лестнице, Камилла остановилась. Прислонилась спиной к прохладной стене, чтобы перевести дух.
Она чувствовала, что от всего пережитого у неё явно поднялась температура.
Девушка вспомнила, как всё детство она мучила себя тем, что нельзя нарушать правила... И что из этого стало?! Она сама по сути ничуть не лучше их всех - сделала девочку инвалидом, а потом переспала с её отцом!
Камилла в бешенстве ударила кулаками по стене позади себя.
Она не даст им затянуть себя в пучину этой гнили с головой. Пока ещё есть надежда, ведь она всё ещё чувствует муки совести... Всё, что нужно, это поступить в академию, окончить её и найти приличную работу, чтобы обеспечить себе жизнь и наконец уехать от всего этого смрада, разврата и ненависти. В голове ещё эхом стояли слова брата "Какая ты всё-таки сука"...
Бедные Дакота, Хлоя и Макс... Должно быть, они уже обречены стать такими же, как все они.
Вспомнилось, как Камилла поздравляла Лету с Днём Рождения... Тогда сестра подарила ей мамин кулон. Вынув его за цепочку, Камилла сжала его в кулак. Она просто не могла поверить, что её сестра могла пойти на всё это...
В душе разрасталась огромная пропасть, до краёв заполненная ненавистью к ним всем. Это они виноваты в том, что в её жизни творится. Когда узнали про Джейме и Лету, городские привилегированные сплетницы, должно быть, сорвали голос от натуги, лишь бы растрезвонить это везде.... Сейчас в городе, должно быть, судачат об очередном убийстве в доме у моря.
Так кстати вспомнилась книга "Десять негритят".
На следующий год, вероятно, будет очень не просто найти педагогов для младших...

Войдя наконец в свою комнату, Камилла обнаружила у себя в комнате Дакоту, сидевшую в кресле бабушки.
Первым порывом было попросить её выйти. Однако она выглядела такой подавленной...
Камилла просто закрыла дверь и села на стул, что был у письменного стола.
Молчали долго. Наконец Дакота нарушила молчание.
- Скажи, ты веришь, что всё так? - она теребила пальцами ленточку чёрного похоронного платья.
Камилла распустила ленту на волосах. Она не знала, что говорить. Реальность совсем выбила почву из-под ног. Всё было... просто чересчур.
Кхм... я... - голос плохо слушался её, - не знаю.
- Не могу поверить, что этот... человек... и правда убил папу... - в глазах Дакоты стояли слёзы.
Ты просто не представляешь себе, насколько можешь оказаться права, сестрёнка.
- У него дети... - немного сиплый голос.
Дакота скрестила руки на груди.
- Ты правда считаешь, что он это сделал ради своих детей? Но тогда... тогда он...
- Кретин? Просто ублюдок, жаждущий слинять от семейных обязанностей?
Она перевела взгляд на Дакоту. Та смотрела на неё ошарашенно. Никогда раньше она не слышала от Камиллы таких слов.
- Да нет же, бред. Он дегенерат, он не мог мыслить на несколько ходов вперёд. Просто напился и разом решил свои проблемы. Только это ему не помогло...
В её голосе звучала злость, и она напугала Дакоту.
Камилла перевела взгляд на сестру. Дакота силилась не заплакать.
- Не бери в голову. Он получит своё. Но это ничего не изменит.
Дакота кивнула, но не выдержала. Расплакалась и выбежала из комнаты сестры, не закрыв дверь.
Пусть лучше сестрёнка думает, что преступник пойман и понесёт наказание. Это ничего не изменит к лучшему в его судьбе, но для этой девочки такой вариант лучше, чем то, о чём сейчас думала Камилла.

Оставшись одна, Камилла тихо встала. Медленно подойдя к двери, она беззвучно закрыла её. Замок успокоительно звякнул.
В почти полной тишине комнаты она услышала отдалённый гул голосов в другой части дома - гости ещё не наелись сплетен...
Должно быть, если закрыть окно, будет потише.
Камилла закрыла окна и задёрнула шторы.
Девушка скинула чёрное платье, одела простую клетчатую рубашку и просторные короткие шорты.
Незачем было больше быть хорошей для них. Если они всё это время не стеснялись быть собой, то с чего вдруг Камилла должна вести себя иначе.
В голове где-то на краю сознания мелькнула мысль о том, что стоило бы постараться ради младших сестёр и брата. Но она невесело усмехнулась. Даже если она приложит все силы, она не сможет оградить их всех от влияния семьи. Это было не возможно.

Постепенно начинало темнеть. Она зажгла подсвечник на рояле и подняла крышку.
Провела тонкими пальцами по клавишам. Одними кончиками пальцев она наиграла давно забытую мелодию. Кажется, папа привёз эти ноты из поездки... Не ей, но какое это имело значение...
Она опустилась на стул.

На этаже больше никого не было. Слышались только тихие звуки фортепиано.
Осталось только дождаться, кто следующим качнёт Маятник.

Ответить

Вернуться в «Форум приватных топиков»