Майерс Мэнор

Лондон и Министерство магии, Косой переулок и Шотландия, Девоншир и Уэльс, затерянные поселения эльфов и самые обычные маггловские деревушки.
Аватара пользователя
Nora Mayers
Староста
Сообщения: 632
Зарегистрирован: 12 янв 2015 17:36
Пол: женский
Откуда: Румыния, Фэгэраш

Майерс Мэнор

Сообщение Nora Mayers » 27 фев 2016 18:26

Когда Кентиджерн потянулся к бокалу Норы, чтобы наполнить его, девушка замешкалась, не зная, отказаться, или же лучше поддержать компанию, но тут Луис накрыл рукой ее бокал, и вопрос решился сам собой. Она внимательным взглядом посмотрела на Луиса. От девушки не укрылось, что он назвал явно не ту причину, по которой не хотел, чтобы она пила. Краска прилила к лицу.
"Наверное, это из-за той истерики, которую я ему устроила... Идиотка, что же я наделала... Странно только, если Луис и правда думает, что это все было исключительно под влиянием моего состояния в тот день."
Нора отпила сок, пытаясь скрыть смущение и по дороге радуясь тому, что при таком освещении цвет лица различить невозможно.
Задавая вопрос, Нора не ожидала, что услышит такой ответ, да еще и с таким энтузиазмом. Девушка с улыбкой переводила взгляд с одного парня на другого, в самые яркие моменты она смеялась. Ей было крайне удивительно слышать, что Луис не пользовался успехом в школе, и она устремила на него удивленный взгляд, услышав об этом.
- Да ни за что не поверю, мне ты приглянулся с первого взгляда...
Тут Кентиджерн задал вопрос, и Нора начала было:
- О, это...
И одновременно с ней Ровена сказала "не надо" и закрыла лицо руками. Нора смотрела на Ровену с неопределенной улыбкой, потому как не могла понять. То ли Ровена не хочет воспоминаний о том времени, то ли ей стыдно за что-то... Но тут Крауч привел контр-аргумент, и Нора, положив руки на стол и взяв в руку бокал с соком, начала:
- Ну, нельзя сказать, что у нас история - экшен, как ваша, но дело было так. Я прихожу в гостиную. Я тогда только на подготовительном курсе училась, а Ровена, кажется, уже переводилась на второй... Ну и что-то языками зацепились. Мы говорили, если не ошибаюсь, о восточной философии... Ровена, поправь меня, если я ошибаюсь, - Нора бросила на Ровену задорный взгляд, затем продолжила. - Ровена такая высокая, статная, молчаливая и гордая. А я маленькая растерянная девчонка, и мы с ней были образцом неповторимого художественного контраста!
Нора издала легкий смешок.
- я тогда и подумать не могла, что мы подружимся, потому как при мне Ровена очень конкретно отбрила Джона... Интересная личность, биография на редкость походила на мою собственную, но не суть.
Нора откинула легким движением ладони прядочку волос, упавшую на лоб, совсем не заметив этого движения, затем продолжила:
- меня всегда привлекали люди эрудированные, целеустремленные...
Тут Нора поняла, что этот поворот разговор приведет не в нужное русло, ведь вспоминать о прежних целях Ровены не стоит ни в коем случае. Но совершенно не было заметно, что Нора смутилась, и она без паузы продолжила:
- И потому я очень тянулась к Ровене. Благодаря ей я стала учиться прилежнее.
Нора поглядывала на Ровену, как та отреагирует, но затем продолжила.
- я никогда не забуду день, когда мы гуляли у озера. С нами тогда был наш приятель Джон Поттер, о котором я уже говорила...
Нора посмотрела на Ровену с мягкой улыбкой.
- Джон тот еще проказник, полез зачем-то в озеро, и мы вместе с Ровеной его утаскивали от воды под распекающие крики лесничего мистера Хагрида...
Нора издала смешок, затем продолжила:
- ну и когда мы шли назад, мы все держались за руки. Притом - Кентиджерн, сейчас ты рухнешь - это была инициатива Ровены.
Нора откинулась на спинку стула.
- С радостью вспоминаю те времена. И кстати, Кентиджерн, тут не только тебе можно сказать спасибо, что мы с Луисом познакомились, - Нора покачала указательным пальцем, - Ровена пригласила меня тогда, хотя могла этого и не делать. И должна сказать, Луис, наше с тобой знакомство было моей главной целью на том балу. Можно даже сказать, я для того туда и пришла...
Нора улыбалась. Сейчас даже упоминание того дня не испортило бы ей настроение. Нора добавила:
- Так что у вас, джентльмены, причиной знакомства стала битва брокколи, а у нас - интеллектуальный баттл. Кстати о брокколи...
Нора встала и вытащила на стол еще один салат.
- едва про него не забыла. Налетайте, чтоб до конца вечера все было съедено! - Нора шутливо постучала пальцем по столу, изображая строгость.
Рейвенкло
Среднего роста, худая, светлые длинные волосы, зелёные глаза.
Палочка из секвойи, сердцевина - цветы аконита.

Подарок Ровены Мелифлуа - кулон буквой "N".
Подарок Елены Рэйвенкло - записи С.Слизерина.

Аватара пользователя
Ровена Мелифлуа
Староста
Сообщения: 626
Зарегистрирован: 09 ноя 2014 15:12
Пол: женский
Откуда: Корнуолл

Майерс Мэнор

Сообщение Ровена Мелифлуа » 28 фев 2016 14:11

Луис улыбнулся, чтобы скрыть своё смущение. Каким бы ты ни был серьёзным и суровым, но если говорят, что ты понравился с первого взгляда, тем более такой девушке как Нора, то тут даже Крауч бы раскраснелся. Хотя, нет. Кто угодно, только не Крауч. Бэрк не хотел как-то комментировать слова Норы, но Кентиджерн не удержался.
- Видишь ли, блонди, старина Бэрк имел не осторожность быть высокомерным. И противопоставлял себя обществу.
- Да, пока ты не появился - вмешался Луис - но почему-то под твою дудочку все плясали.
- Потому что я обаятельный - шутливо острил Крауч.
- Или потому, что в первую же неделю пребывания в школе показал себя как герой - недовольно хмыкнул Луис.
Ровена скривилась. А она то думала, что Кентиджерн просто начал угрожать всем подряд, поэтому люди покорно следовали его идеям, которых и вовсе не было.
- А ты думала, Нора, что Луис такой правильный? Я тебя умоляю, он заносчивый до невозможности. Наверное, поэтому мы и сдружились, что оба ненавидим людей - подвёл итог Крауч.
Кентиджерн опёрся подбородком на ладонь и приготовился слушать рассказ Норы. Сама Ровена положила голову на руки, предвкушая остроты и издёвки Крауча. Странно, но он не произнёс ни слова. Внимательно слушал Элинор, выражение лица было серьёзным. Ровена подняла голову и посмотрела на Кентиджерна. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что он во власти какого-то воспоминания, что в груди что-то больно щемило. Он опустил глаза, поймав на себе Её внимание. Ровена старалась не слушать Нору, но несколько фраз от неё не укрылось. Глаза защипало. Девушка прикрыла лицо руками. Неужели она такой была? Дружелюбной, доброй и отзывчивой? Не выдумала ли это всё Нора? Как человек может так измениться? Или она не менялась? Или всегда была монстром, как и говорила мама? А все эти старания стать хорошей - сентиментальные сопли. Нимуэ была права. Ровена чудовище, и ничто этого не изменит. Она будет жить дальше и каждый раз просыпаясь понимать, что она монстр, что не заслуживает вообще просыпаться. На лбу девушки выступили холодные капли пота. Вот бы всего этого не чувствовать, вот бы отключить все эмоции. Ей казалось, что тишина длится вечно, но прошло всего лишь пару секунд. Кентиджерн всё же решил пошутить, и это была его ошибка.
- Держались за руки? Инициатива Ровены? Остановите, Землю, я сойду! Когда Ровена появилась в школе она была очень тихой, незаметной, ни с кем не общалась. На неё и внимание никто не обращал. И каково было удивление, когда через год она развела абсолютную диктатуру, и девчонки с её факультета чуть ли не кланялись ей. Не могу поверить, что в Хогвартсе она была такой открытой...
Крауч нахмурился и сцепил руки в замок.
- Что ещё за Джон, которого Ровена выкосила? Ещё и Поттер! Ещё и за руки держались!
Кентиджерн сердито хмыкнул.
- Найду этого Джона, пущу на корм рыбам. Уже тогда к моей принцессе клеился.
- Эмм... Кентиджерн, нам было одиннадцать лет - Ровена всё же смогла заговорить, стерев с лица всяческие признаки недавнего волнения - он чисто технически не мог ко мне клеится, потому что ещё даже не думал об этом, это первое. А второе, я тогда не была твоей принцессой! Ты меня даже не знал.
- Никогда не поверю, что у него не было каких-то романтических мыслей, когда он на тебя смотрел - не унимался Крауч.
- А ты по себе не суди людей - эта фраза прозвучала нравоучительно, будто Ровена снова была заучкой-первокурсницей - это у тебя сразу в голове зародились мысли, что я буду твоей женой.
- Ничего подобного. Мне просто нравилось лицезреть тебя.
- Врёт - отозвался Луис - он в тот же вечер пришёл ко мне и сказал, что хочет, чтобы ты была его.
- Что??? - возмущению Ровены не было предела, и она так опешила, что даже забыла разозлиться.
Крауч посмотрел на друга так, будто хочет его убить. А Ровена вскипела.
- Значит, ты рассуждал обо мне, будто я вещь?
Кентиджерн рассмеялся. Он видел по глазам Ровены, что она просто наказывает его за то, что он начал ревновать к духу прошлого Рождества. Ровена улыбнулась, и тема исчерпала саму себя. Как бы она не старалась отвлечься, мысли о матери возвращались снова и снова. Так, нужно срочно умыться, прийти в себя. Иначе можно сойти с ума! Сознание девушки разрывалось на две части.
- Прошу простить меня, я скоро приду.
Ровена вышла из кухни. Кентиджерн не знал, что тревожит её, но чувствовал, что это что-то нехорошее. Какой-то инстинкт ему подсказывал, что внутри Ровены творится что-то не так. Но он ловко скрыл свои мысли за лёгкой улыбкой и поеданием салата.
Выпускница Дурмстранга.

Свежий воздух - редкость для того, кто заперт в комнате без окон. Но для кого-то он ещё более редок.
Девочка с глазами из самого синего льда

Аватара пользователя
Nora Mayers
Староста
Сообщения: 632
Зарегистрирован: 12 янв 2015 17:36
Пол: женский
Откуда: Румыния, Фэгэраш

Майерс Мэнор

Сообщение Nora Mayers » 29 фев 2016 10:44

Нора кивнула, с улыбкой ответив:
- Да, это была её инициатива, но ты услышал, как любой типичный ревнивец, только часть фразы. - Нора улыбалась ему, - Мы шли за руки втроём. И для меня не удивительно, что в школе Ровена вела себя уже иначе. Потому как и у нас в Хогвартсе нельзя сказать, что Ровена с кем-то сблизилась. И мне, как оказалось, до конца не доверяла.
Она лукаво сощурилась, посмотрев на подругу, которая к радости Норы всё больше походила на ту девочку, с которой она когда-то стала дружить.
- После ухода Ровены я тоже изменилась, стала такой же замкнутой, как и до школы. Но разница в том, что диктатуры я не развела. Хотя, если бы у нас были схожие мотивы, может, я была ты тоже диктатором.
Нора не чувствовала в себе сил к этому. И она сейчас говорила не искренне, просто хотела поддержать подругу. Нора никогда не стала бы привлекать людей к своей идее, какой бы она ни была, потому как не смотря на главенствующее положение стала бы от них зависимой. А этого она точно допустить не могла, она всегда стремилась к независимости во всех аспектах. И девушка считала, что именно это её и спасало.
Когда Кентиджерн сказал, что Луис не был таким уж правильным, Нора заметила:
- А я и не считала его правильным. Это было бы скучно. - и она загадочно улыбнулась.
В ответ на упоминание Ровены, что им было одиннадцать, Нора кивнула и добавила:
- И Джон тут совершенно ни при чём. Общество двух леди его явно тяготило.
Девушка говорила без сарказма, она и правда помнила, что чувствовала тогда себя в обществе Джона неуютно, и была убеждена, что если бы не её мягкий характер в то время, то между ними были бы схожие ссоры, как и между ними с Ровеной. Нора помнила, как они поссорились тогда с Джоном.
Дальнейшее разбирательство мотивов общения Ровены и Крауча Нора слушала, тихо смеясь. Всё это выглядело так забавно ещё и потому, что девушка ещё не успела привыкнуть к такой лёгкости в диалоге. В общении. Да в жизни.
И тут Ровена вышла. Нора проводила её задумчивым взглядом, затем внимательно посмотрела на Крауча.
- Как думаешь, что на этот раз? Мне одной показалось, что мысли Ровены где-то за пределами кухни?
Девушка уже не улыбалась. Она говорила тихо, чтобы не тревожить Ровену фактом, что её обсуждают. Нора устремила внимательный взгляд на Луиса, затем повернулась к Краучу:
- Если через пять минут Ровена к нам не присоединится, ты не мог бы сходить её проведать? Я беспокоюсь...
Последнее было явно лишним, потому и так было понятно, что Нора беспокоится за подругу. Девушка держала в тот момент руки под столом. Одной рукой она нашла руку Луиса и чуть сжала её, как бы ища поддержки.
Рейвенкло
Среднего роста, худая, светлые длинные волосы, зелёные глаза.
Палочка из секвойи, сердцевина - цветы аконита.

Подарок Ровены Мелифлуа - кулон буквой "N".
Подарок Елены Рэйвенкло - записи С.Слизерина.

Аватара пользователя
Ровена Мелифлуа
Староста
Сообщения: 626
Зарегистрирован: 09 ноя 2014 15:12
Пол: женский
Откуда: Корнуолл

Майерс Мэнор

Сообщение Ровена Мелифлуа » 29 фев 2016 17:57

Крауч многозначительно усмехнулся. После выходок Ровены каждый боится, что она снова сорвётся. Никто ей уже не доверяет.
- Норочка, мысли Ровены непостижимо понять даже мне. Хоть я такой умный, разумный. Ровена очень сложный человек. У неё необычно устроена душа. Она с одинаковым выражением лица может пытать человека и снимать котёнка с дерева. Мне порой кажется, что она сама себя не понимает. Когда я впервые подошёл к ней, у неё был запуганный, наивный вид, она говорила со мной смущаясь при каждом слове. Но уже через час она строила Росс и Мальсибер командным голосом. Вот и попробуй разобраться.
Кентиджерн допил то, что оставалось в его бокале.
- Но ты права, я должен проведать её.
Он отправил последнюю улыбку Луису и Норе и вышел из кухни.
Ровена сидела на диване в малой гостиной, поджав под себя ноги и обхватив руками плечи. Она тихонько раскачивалась и шептала своё любимое стихотворение, которое помогало ей успокоиться.
...Волны над ним сомкнулись, замер последний крик,
И эхом ему ответил с обрыва отец-старик:
Правду сказал я, шотландцы, от сына я ждал беды,
Не верил я в стойкость юных, не бреющих бороды,
А мне костёр не страшен, пускай со мной умрёт
Моя святая тайна,...

- Мой вересковый мёд - закончил за неё Кентиджерн.
Ровена обернулась на его голос и вымученно улыбнулась. Он без лишних слов сел на диван, облокотившись о его спинку, и притянул девушку к себе. Она положила голову ему на грудь. Воцарилась тишина, которая продлилась, как им казалось, целую вечность. Затем Крауч заговорил.
- Лично я предпочитаю стихотворения из Алисы. Они более позитивны.
- Они до краёв переполнены скептицизмом - сказала Ровена, нежно улыбаясь.
- Только про Тюленя и Плотника.
- Ну да, ну да... А как же:
Иду мимо сада, а в этом саду
Сова и Пантера делили еду.
Пантере творожники и ветчина,
Сове - подстаканник и чашка одна.
Пантера умяла свою ветчину,
Пантера печально сказала: ну-ну,
Пантера вздохнула, тряхнув головой,
И вкусный обед закусила Со...

- Ладно, ты меня убедила.
Кентиджерн рассмеялся и погладил Ровену по голове. Ему нравились эти шелковистые чёрные волосы, завивающиеся к концам.
- Ты вспомнила о своей матери, да?
Ровена ещё раз поразилась тому, как он легко чувствовал её мысли и улавливал эмоции. Она слышала, что магглы называют это "твой человек". Кентиджерн был определённо её человеком. Врать было бессмысленно, они должны были поговорить об этом рано или поздно.
- Воспоминания немного нахлынули.
- Объясни мне, Ровена, почему ты придаёшь своей матери такое большое значение?
- Потому что она сломала меня.
Он посмотрел ей в глаза и понял, что она сама не понимает, из-за чего Нимуэ стала решающим фактором в её жизни.
- Ты истратила свою жизнь на слова матери, которые были брошены давным-давно. Ты только и жила этим. Это была причина ко всему, что ты делала. Что-то я сомневаюсь, что ты, Ровена Мелифлуа, размениваешь по мелочам. Тебя много кто в жизни унижал, но это не задевало тебя так сильно, ты уже на следующий день забывала об этом. Нет, тут дело в другом. Тебя гложет не чувство унижения и собственной неполноценности, тебя гложет обида. Обида за то, что всё это говорил и делал человек, которого ты любишь больше всех на свете.
- Что?
Зрачки Ровены расширились, будто она увидела нечто ужасное. В глубине своего подсознания она догадывалась об этом, но не могла поверить, что это правда, что вот кто-то может сказать это так просто. Девушка положила руку на лоб, пытаясь собраться с мыслями.
- Это неправда - проговорила она слабым голосом - я...я ненавижу Нимуэ!
- Нет, ты её любишь.
Кентиджерн внимательно вглядывался в её лицо.
- Посмотри мне в глаза и скажи, что это неправда.
Они встретились взглядом. По щекам девушки покатились слёзы, оставляя на коже влажные дорожки. Несколько секунд она не могла выдавить из себя и звука. Но потом совершенно трезво посмотрела на Кентиджерна.
- Да, это правда...
Выпускница Дурмстранга.

Свежий воздух - редкость для того, кто заперт в комнате без окон. Но для кого-то он ещё более редок.
Девочка с глазами из самого синего льда

Аватара пользователя
Nora Mayers
Староста
Сообщения: 632
Зарегистрирован: 12 янв 2015 17:36
Пол: женский
Откуда: Румыния, Фэгэраш

Майерс Мэнор

Сообщение Nora Mayers » 29 фев 2016 19:04

Нора смотрела в глаза Кентиджерну и думала: "Да всё ты понимаешь. И я понимаю. Понимаю, что делиться этим с нами ты... не в силах. И правильно."
Нора поняла, что если бы ей сейчас довелось узнать, о чём думает Ровена, это было бы слишком... Слишком даже для неё.
Нора невзначай вспомнила фразу из маггловского кино. "Вспоминать тех, кого ты любил и потерял, ещё тяжелее, чем вообще не иметь воспоминаний."
Девушка не могла понять, почему ей явились именно эти строчки сейчас. Но она сказала:
- О, да, боюсь, мне этого не удалось постичь за столько лет знакомство.
Девушка осознавала, насколько переменчива жизнь, насколько всё эфемерно, мнимые идеалы, ненужные стремления... И что сейчас они обрели нечто гораздо более ценное. Друг друга.
Кентиджерн бросил им улыбку, и Нора почему-то уловила в ней нечто такое, словно бы Кентиджерн Крауч прощался с ними. Девушка поспешно отогнала от себя эти мысли. Она провела рукой по лицу, и тут почувствовала, что Луис положил ей на спину свою боьшоую тёплую ладонь.
- Нора, ты в порядке?
Девушка устремила взгляд в пространство, сказав:
- да, вроде... Хотя...
Он сел так, чтобы видеть её. Его внимательный взгляд не упускал ни одну черточку её лица, он ловил малейшие изменения.
- Что произошло? Кто приходил к тебе, Нора?
- Пффф... - Нора спрятала лицо в ладонях, устало выдохнув, затем убрала руки от лица и взглянула на Луиса немного усталым взглядом.
- Если я тебе скажу, обещаешь не волноваться? И Кентиджерну тоже лучше не говорить.
О том, что это не стоит говорить и Ровене, речи не было.
Луис внимательно смотрел на неё, сказав:
- Разве я давал повод сомневаться?
Нора почувствовала, как в душе что-то болезненно сжалось.
"Конечно давал! И я давала тебе такой повод! Когда-нибудь мы излечимся от этой проклятой лжи?!"
На лице ничего этого не отразилось. Она просто сказала:
- Луис, мне принесли письмо, в котором мой дядя просил меня изготовить для него зелье... - наступила пауза.
- И это всё? - Луис всё ещё не сводил внимательного взгляда с подруги.
- И... он недоволен, что я от его имени заказывала кровь единорога...
- И?
Щёки девушки залились румянцем.
- И гребни крокодила-альбиноса, он...
- Нора, ты понимаешь, о чём я.
Девушка посмотрела внимательно на Луиса. Да, от него ничего нельзя скрыть. Она опустила глаза и тихо проговорила.
- Он угрожал мне...
Луис медленно выпрямился. Он предчувствовал нечто подобное, но всё равно был недоволен, мысленно уже строя планы того, как будет за неё заступаться, но Нора продолжила.
- Луис... Ты веришь?
- Что? Ты о чём?
- Ты веришь в то, что всё это происходит? - Нора не сводила с него взгляда.
Он сел ровнее, устремил взгляд в окно и сказал:
- Я очень хотел бы верить. И могу сказать только, что верил бы, если бы не знал их обоих так долго.
Нора чувствовала с одной стороны спокойствие, но с другой её не покидало предчувствие. И она нервничала, пытаясь понять, хорошее оно или...
- Они будут вместе?
Луис устало прикрыл глаза.
- Мы с тобой ничего не можем знать наверняка. В любом случае это будет их решение. И видит Мерлин, к этому всё идёт.
Луис чувствовал, что почти сжился с мыслью, что всё хорошо, но боялся дать Норе ложные надежды, и потому не отваживался сказать более определённо.
Но тут Нора неожиданно спросила:
- А мы?
- Что мы? - Луис почувствовал беспокойство, но старался не выдать этого. Выдать его могли только сузившиеся зрачки, но Нора этого не заметила.
- Мы... будем вместе?
Луис чуть улыбнулся. Он посмотрел на Нору своим тёмным опаловым взглядом. Ласковым движением убрав прядь волос с её лица, он осторожно поцеловал её, после чего он, близко-близко глядя ей в глаза, сказал тихо:
- Это, пожалуй, единственный на сегодняшний день вопрос, на который я могу ответить однозначно.
Луис думал, что Нора поймёт, но она всё ещё смотрела на него огромными глазами.
"Нужна конкретика... Девочка моя, откуда такой аналитический подход..."
Он чуть усмехнулся, но это было по-доброму. В этот момент из комнаты раздался возглас Ровены "Ненавижу Нимуэ!". Во взгляде Норы отразился отдалённый страх. Луис перестал улыбаться. Он опустил голову. Затем поднял снова взгляд на Нору и сказал:
- Я всегда буду с тобой.
Луис помнил, что когда он говорил об этом с Джуллсом, тот предупреждал его "Не обещай того, чего не сможешь выполнить!". И всё то время он не обещал. Но почему-то сейчас почувствовал, что вполне может выполнить такое обещание. Хоть они ещё с Норой до конца не знали друг друга, и до этого было ещё далеко, как показал сегодняшний вечер, но для него Нора стала всем, и стоило ему прислушаться к своим ощущениям, как сразу же находился ответ. И Джуллс тогда сказал ему: "Не отпускай её. Раз отпустишь, и между вами вырастет пропасть, и тебе её никогда не догнать." Луис только последние дни стал понимать, о чём говорил тогда Джуллс. Вот они не виделись всего ничего, а она уже готовит сложнейшее зелье для Ровены с риском получить реальный тюремный срок. И все эти недомолвки... И ревность. Луис вдруг осознал, что не прояви он упорства, вчера всё могло закончиться, если бы он всё-таки дал ей убежать. И сейчас он обнимал её и чувствовал ещё большее упоение от мысли, что если вчера всё ещё висело на волоске, то сегодня пришло время всё наладить.
Луис отстранился от Норы.
- Нора, прости, я должен сказать тебе.
Он сел чуть прямее, положил руки на стол. Он всё равно сутулился, как и всегда. И по привычке соединил руки, пряча покалеченные пальцы. И в эту минуту Нора ощутила страх. Страх, что сейчас узнает что-то такое, что встанет между ними стеной.
- Между нами больше не должно быть недомолвок. Мы ничего не будем скрывать друг от друга. И потому я хочу тебе сказать, раз и навсегда, чтобы больше к этому вопросу не возвращаться.
Он убрал назад волосы, упавшие на лом, и посмотрел на Нору. Таким она его ещё не видела.
- Я хотел тебе сразу сказать, что помогаю Ровене. Но я не сделал этого. Почему?
Он сделал паузу. Сложно было говорить об этом сейчас.
- Тот разговор с Кентиджерном во дворе, что ты слышала... Поверь, этой причины давно уже нет. Между мной и Ровеной ничего нет, Нора. Только дружба. Настолько, насколько это возможно.
- Луис, но ведь... ведь мы с тобой обсудили это ещё вчера...
- Я видел, как ты реагируешь. Я видел, что сегодня было с тобой с утра. Нора, поверь, всё в прошлом. Я бы не смог...
Он не договорил, и Нора сразу же поняла, что он имеет ввиду.
- Если бы я знал, что ты воспримешь всё так близко к сердцу... Я не знаю, что на меня нашло. Я поступал так и раньше, но..
Было поздно, фразу пришлось договорить.
- ... но не с тобой. - он перевел дыхание, затем продолжил. - Если бы я только знал. Я больше не заставлю тебя так переживать.
Он говорил настолько чётко и утвердительно, что Нора... Она действительно поверила ему. Но оставалось ещё кое-что, и Луис не забыл, к чему клонит.
- И я не сказал тебе всего тогда, потому что знал, что это будет опасно для обоих. Крауч поведал мне тогда, что тебе было поручено убить меня.
Нора отвела взгляд, полный ужаса.
"ОН ЗНАЛ?!"
- И я всё сразу понял, когда ты приходила ко мне тогда, ночью. Ты пыталась меня предупредить.
Он нагнулся к ней, взяв её руки в свои.
- Я надеялся, что уберегу тебя, не говоря тебе всего. Ты веришь мне?
Нора неотрывно смотрела ему в глаза, испуганно и как-то даже затравлено.
- Ты веришь мне? - он чуть сильнее сжал её руки.
Судя по выражению лица, Нора пришла к какому-то выводу. И потому она прикрыла глаза. Затем открыла их, устремив взгляд в пронзительно-чёрные глаза столь сильно любимого ею человека и сказала:
- Я верю тебе, Луис. Но и я должна сказать тебе всё...
Его взгляд, до того чуть успокоившийся, снова стал напряжённым. Он был готов простить ей всё, только бы не нарушить ту идиллию, что сложилась сегодня днём. Ради этого он был готов на всё.
Нора сказала тихо:
- Я ведь тоже не говорила тебе всего... И причины те же. У меня не могло быть других мотивов, ты же понимаешь?
Луис порывисто обнял её. Он гладил её волосы, прижимал к себе. Для них сейчас время остановилось.

Была глубокая ночь. На улице не горело ни одного фонаря. И только одинокий прошлогодний лист мог стать безмолвным свидетелем перемен.
На горизонте собрались грозовые тучи.
Рейвенкло
Среднего роста, худая, светлые длинные волосы, зелёные глаза.
Палочка из секвойи, сердцевина - цветы аконита.

Подарок Ровены Мелифлуа - кулон буквой "N".
Подарок Елены Рэйвенкло - записи С.Слизерина.

Аватара пользователя
Ровена Мелифлуа
Староста
Сообщения: 626
Зарегистрирован: 09 ноя 2014 15:12
Пол: женский
Откуда: Корнуолл

Майерс Мэнор

Сообщение Ровена Мелифлуа » 29 фев 2016 20:11

Ровена уже заснула. Кентиджерн не выпускал её из своих объятий, хоть лежать было неудобно, и ноги уже затекли. Дыхание девушки было ровным и тихим, и Кентиджерн старался уловить каждый звук этого лёгкого дуновения. Он прислушался. Её сердце стучало ка-бух, ка-бухх. Крауч затаился, чтобы случайно не разбудить её. Он неотрывно смотрел в одну точку, а за окном уже раздавались раскаты грома. Стрелка часов неумолимо двигалась вперёд, уже приближалась к трём, когда Кентиджерн начал дремать.
Ровене снился её дом. Старинный замок, величественно возвышающийся над горным озером. Вокруг томился тёмный лес, а небо было светлым-светлым, лишь пару облаков тучной ватой легли на башни замка Авалон. Ровена шла к дому, и всё казалось ей более чем реально. Мокрая трава неприятно била по ногам. Кое-где прорастала сирень, радуя глаз своими белоснежными цветками. Капелька росы скатилась с широкого листа и упала в озеро. Плюх. Ровена слышала каждый звук, каждый шорох, но в голове стояла тишина. Такая умиротворённая тишина, будто она попала в рай. Ровена открыла старинную дверь замка и вошла внутрь.
Она увидела лишь запустение. Толстый слой пыли лежал на мебели, часы остановились, с потолка тонкими нитями свешивалась паутина. Из гостиной послышался треск дров, будто кто-то разжёг камин. Ровена прошла в комнату, которая была озарена светом от огня, но атмосфера по-прежнему была холодной. В кресле у камина кто-то сидел, укутанный в синий плащ. Ровена, ведомая каким-то шестым чувством, дотронулась до плеча таинственного гостя. Кресло медленно повернулась. В нём сидела Нимуэ. Мёртвая Нимуэ. Потресканная кожа кое-где уже отваливалась, в шее просвечивали дыры, через которые можно было увидеть обивку кресла. Крик застрял в горле Ровены, так и не вырвался. Девушка отскочила. И в этот момент глаза матери распахнулись. Они были такими же ярко-синими как при жизни, но в них улавливалось яркое свечение. Мёртвые огни - сразу пришло на ум Ровене. Рот Нимуэ растянулся в недоброй улыбке. Куски кожи, напоминающий потресканный фарфор, упали на ковёр с щёк ведьмы. Мёртвые огни в глазах опасно заблестели, но казались на удивление притягательными и заставили Ровену не двигаться с места. Сердце медленно ухало. Ка-бух, ка-бухх. Из прогнившего рта Нимуэ вырвались первые звуки, походившие на хлюпанье. Плюх. А потом речь стала абсолютно разборчивой.
- Ты чудовище, Ровена, чудовище! - Нимуэ злобно рассмеялась - Чудовище! Чудовище! Чудовище! Чудовище!
Ровена попятилась назад, но поняла, что каким-то немыслимым образом оказалась в кресле. Её руки выглядели почерневшими. Она подняла глаза и увидела, что... Смотрит в зеркало. Нимуэ - это она. Она - это Нимуэ.
- Ты чудовище! Чу-до-ви-ще! Чу-до-ви-ще! - весело продолжала Нимуэ-Ровена в зеркале - Чудовищеееееее!!!
Ровена не выдержала. Она закричала, что есть сил. И этот крик разошёлся по всему замку.
Этот крик разошёлся по гостиной. Кентиджерн резко открыл глаза. Ровена билась в его руках и продолжала кричать. Он крепко обнял её, стараясь успокоить.
- Боже мой, милая, любимая моя, успокойся, шшшшш...
Он начал её качать как маленькую девочку, и Ровена перестала бешено извиваться. Она тихо плакала. Как странно играет с нами судьба. Свежий воздух редкость для того, кто заперт в комнате без окон, но для кого-то он ещё более редок - подумал Кентиджерн и прикрыл глаза.
Через пару минут Ровена беспокойно зашевелилась. Она встала с дивана и наспех вытерла слёзы.
- Ровена...
- Нет, не надо - девушка жестом остановила Кентиджерна - мне нужен воздух.
Она быстро вышла во двор и прошла за дом. Туда, где Нора разбила чудесный сад. Пахло цветами и приближающейся грозой.
Внутри что-то сильно защемило. Кентиджерн быстро вышел за Ней. А новый раскат грома заставил сотрястись всю деревеньку Хогсмит.
Выпускница Дурмстранга.

Свежий воздух - редкость для того, кто заперт в комнате без окон. Но для кого-то он ещё более редок.
Девочка с глазами из самого синего льда

Аватара пользователя
Nora Mayers
Староста
Сообщения: 632
Зарегистрирован: 12 янв 2015 17:36
Пол: женский
Откуда: Румыния, Фэгэраш

Майерс Мэнор

Сообщение Nora Mayers » 29 фев 2016 23:44

Нора с Луисом долго сидели в кухне. Затем нора встала, потянулась, чтобы размять спину, которая от долгого неподвижного сидения в одном положении сильно болела. Луис потёр глаза. Он и сам не заметил, как его стало клонить в сон, и потому Нора почти что разбудила его, встав.
- Луис, идём... Сколько можно мучать себя бессонницей...
Которой не было уже и в помине, потому как обоим хотелось спать.
Нора, вопреки своим привычкам, взмахнула волшебной палочкой. Вся посуда тут же стала чистой и, пролетая через кухню, ставилась сама собой в шкафы за затемнёнными стёклами. Еду Нора сложила в холодильник. Луис, как истинный джентльмен, сначала просто ждал, пока она закончит, потом же просто присоединился, стал ей помогать. Они довольно быстро управились.
- Ну что же, идём... - Луис уже стоял у выхода из кухни. Нора медлила.
- В чём дело, солнце моё?
Нора продолжала стоять неподвижно, глядя в окно. Она видела надвигающиеся тучи. В душе её росла тревога. Они словно поступь Рока, надвигались мнимо неспешно, сверкая яркими зарницами. И вот уже послышался первый отдалённый раскат грома.
Луис подошёл к Норе, положил руки ей на плечи. Затем посмотрел в окно. Лицо его озарила далёкая зарница. Он был невероятно бледен. А ещё он устал. Оба они чувствовали, что что-то надвигается. Но каждый из них не мог признаться друг другу, чтобы не сеять напрасную тревогу на ночь глядя.
- Идём спать, Нора. Это был длинный день, полный очень разных эмоций. тебе надо отдохнуть.
Он хотел поцеловать её, но сейчас сил не было. Душевных сил.
- Да, конечно, идём... Ты...
Нора замялась. Луис внимательно посмотрел на неё.
- Что такое?
- Ты ляжешь в своей комнате? - девушка говорила бесцветным голосом, чтобы только не выдать своих мыслей. Ей не хотелось расставаться с ним ни на минуту теперь.
Луис мягко улыбнулся, так, как был способен только он.
- Я ещё в раздумьях... - он приобнял девушку за плечи и повёл её к выходу в гостиную. - Идём же. Это просто гроза.
Нора обернулась и заклинанием погасила свет в кухне. Гроза словно бы стала ещё ближе.
- Хорошо бы она пришла только к утру, а то я не могу спать в грозу... - надежда была напрасной.
Луис крепче приобнял её.
- Ничего не бойся. Я с тобой.
Они прошли наверх, по пути заметив, что Крауч и Ровена сидят в малой гостиной, обнявшись. В темноте было не понятно, где чьи ноги, руки, но было ясно, что они уснули, как единое целое. Луис посмотрел на них. Чуть улыбнулся, но улыбка получилась слабой. Нора же невидящим взглядом смотрела на них, пребывая далеко в своих мыслях. Раскаты грома стали будто бы тише, и настроение чуть улучшилось.
Луис потрепал её по плечу, сказав:
- Иди ложись спать...
Нора удивлённо посмотрела на него, но не стала ничего отвечать. Ей было грустно, что она будет засыпать одна в такую погоду, но видимо у Луиса было не то настроение. И что с ними случилось такое? Они же только-только пришли к соглашению, был такой плодотворный вечер, приятная откровенная беседа, признания... А сейчас в их души пробралось предчувствие близкой бури, которую просто надо было пережить.
Луис ушёл в свою комнату. Он зажег свет на столе, достал перо с чернилами и стал что-то торопливо писать. Это было письмо родителям. Просто обо всём. Весточка от сына.
Нора вошла в свою комнату. Свет зажигать не хотелось, по она всё же сделал это, и почему-то отчётливо почувствовала, будто заболевает.
"Чёрт бы побрал эту простуду..."
Нора с тревогой пыталась понять своё состояние, но никак не могла найти ему рационального объяснения, кроме...
"Это всего лишь простуда. Всего лишь дождь."
Мысли были не очень отчётливыми.
Нора приняла душ, одела большую футболку. Выключив свет, она легла. За окном было тихо. Ветерок не шелестел ни единым листочком. Не было слышно ничего, словно там только Тьма. девушка погрузилась в перемалывание сегодняшних разговоров. Эта привычка часто не давала ей покоя, но сейчас это помогло забыться болезненным поверхностным, но всё же сном. Проснулась она оттого, что кто-то поднял одеяло.
- Что за чёрт...
- Это я, не волнуйся. Ты не закрыла дверь, и я решил, что это приглашение...
- А я уже думала, что ты не придёшь...
- Ну как же я мог оставить тебя одну... Да ещё в такую ночь, как эта.
Луис уже лёг с ней рядом, накрывшись одеялом, и поправив его так, чтобы Нора тоже была накрыта им. Он обнял девушку. Нора прижалась к нему в ответ. В голове был странный гул, явный предвестник болезни. Она не стала огорчать Луиса этим, и потому сказала:
- Гроза вроде прошла мимо.
Он молчал. Потому что чувствовал, что это не так. Вместо ответа он сказал:
- Засыпай, любимая моя девочка.
Он тихо поцеловал её в лоб, обнял покрепче. Нора сказала шёпотом:
- До утра.
Вскоре они оба забылись неспокойным сном.
Нора спала плохо. Она словно бы пребывала в бреду. она чувствовала, что ей вроде бы, то жарко, то холодно. Постоянно какие-то голоса. Ей казалось, что она слышала крик, но думала, что это во сне. образы, слова, всё перепуталось в сознании девушки. Она много ворочалась, пару раз разбудив Луиса, который тоже всё не мог заснуть достаточно глубоко.
И тут раздался раскат грома. Нора подскочила с криком в постели. Она села, не в силах отдышаться.
- Что? Что такое? Нора, это гром, засыпай, ещё очень рано...
- Прости, я... - девушка ощутила, что вся вспотела. Ломота в теле была невыносимой, голова кружилась.
Тут сверкнула молния, наполнив комнату призрачным болезненно быстрым светом, и сразу за ним раздался до того оглушительный раскат грома, что зазвенели стёкла в оконной раме.
- Нет, так мне точно не заснуть.
Нора бросила взгляд в окно. Она увидела, как под проливными струями дождя скользнул силуэт. Сверкнула молния.
- Ровена?!
- Что? Нора, тебе показалось...
- Нет, Луис, она... - Нора поспешно встала, едва не упав, - она на улице... что-то происходит, я слышала крик.
- Нора, да не может быть... Подожди, ты уверена?
Они говорили приглушёнными голосами, но их бы всё равно никто не услышал. Потому, что шумел дождь. Потому что гремели раскаты грома. Потому что дом был пуст.
Нора еле одела тапочки, накинула халат и кинулась на улицу. Луис шёл за ней, не успевая догнать её, чтобы хотя бы взять под руку.
- Нора, подожди, тебе явно нездоровится...
- Она там, в саду... с ним...
Нора распахнула входную дверь и бросилась бежать во двор, свернув к саду. луис выбежал вслед за ней, не видя за пеленой дождя, куда побежала Нора. И тут девушка подскользнулась и растянулась на дорожке к саду. Зигзаг молнии осветил её до нитки промокшую фигуру.
- Нора! - Луис побежал к ней, но она уже поднялась и бежала к саду.
Луис нагнал Нору. Она застыла как изваяние.
- Что... - Но он не стал продолжать. Он услышал голоса.
Рейвенкло
Среднего роста, худая, светлые длинные волосы, зелёные глаза.
Палочка из секвойи, сердцевина - цветы аконита.

Подарок Ровены Мелифлуа - кулон буквой "N".
Подарок Елены Рэйвенкло - записи С.Слизерина.

Аватара пользователя
Ровена Мелифлуа
Староста
Сообщения: 626
Зарегистрирован: 09 ноя 2014 15:12
Пол: женский
Откуда: Корнуолл

Майерс Мэнор

Сообщение Ровена Мелифлуа » 29 фев 2016 23:50

- Ровена?
Она стояла в нескольких метрах, и он слышал, как шумно её дыхание, как сильно бьётся её сердце. Она смотрела на небо, скрытое грозовыми тучами, будто ждала, что кто-то спустится и скажет, как ей дальше жить. Но никто не спустился. Только новый раскат грома заставил её вздрогнуть. Он дотронулся до её плеча. Но она отскочила так, будто её ударили током.
- Ровена, послушай…
- Оставь меня! – девушка сорвалась на крик – уйди!
Она отошла на несколько метров и зажала уши руками, но слова Кентиджерна всё же доносились до её сознания. И это было страшнее, чем сама смерть.
- Ровена, всё можно исправить. Поверь мне – мужчина запустил трясущиеся руки в волосы, собираясь с мыслями – мы вдвоём всегда со всем справлялись, ведь так? Справимся и теперь. Нам нужно время. Давай поговорим. Скажи мне то, что ты чувствуешь. Тебе станет легче. Просто…просто нужно сказать, Ровена…
Он говорил сбивчиво, очень быстро. Он боялся, что потеряет её. Всё то время, что он знал Ровену, он пытался помочь ей, спасти от самой себя, потому что любит и боится потерять.
Ровена опустила руки и голос её стал спокойным и вдумчивым.
- Я говорила тебе. Говорила много раз, Кентиджерн. Просто ты не хотел слышать меня.
Он уже хотел кинуться к ней, но она выхватила волшебную палочку. Кентиджерн замер на месте. Они смотрели друг другу в глаза. Было очень холодно, и губы Ровены задрожали.
- Ты хотел поговорить со мной? Хорошо. Ты так увлёкся своими чувствами ко мне, что забыл о том, что я живой человек. Ты никогда не уважал мой выбор.
- Это неправильный выбор!
- Возможно – Ровена нацелила на него палочку – но это МОЙ выбор. Да, я люблю Нимуэ. Люблю так преданно и фанатично, как тебя! Неужели тебе не знакомо это? Всё это ради Неё! Так же как ты совершал ужасные вещи ради меня, Кентиджерн. Так пойми же меня, прислушайся, прими мой выбор!
Такую решительность в её глазах он ещё никогда не видел. В один миг стало понятно, что Ровена за человек. А человек ли? Может ли человек так любить? Безотчётно, фанатично? Она сломала себя ради любви, формула которой была понятна ей одной. И теперь, кроме безумной любви к этой девушке, Кентиджерн проникся глубоким уважением к ней. Он встал ровнее, точно напротив неё. А дождь всё никак не начинался. Только небо почернело ещё больше, а вдалеке безжалостно грохотал гром.
- Ты уверена, что хочешь становиться…?
- Я уже чудовище – перебила его Ровена – и мне больно! Ты даже не представляешь, какая это адская боль! Я осознаю, кто я есть. Осознаю каждое своё действие, каждую идею! Я всё чувствую! Я не должна этого чувствовать! Не должна!
Из груди вырвались хриплые рыдания. Кентиджерн не мог ничего ответить. Теперь он понимал её. Понимал не только мысли и действия, но и чувства. Её боль будто передалась ему. Он больше не желал поцелуев, не желал, чтобы она принадлежала ему, не желал счастливого будущего с ней в уютном горном замке. Сейчас он хотел только одного – избавить её от боли.
Нет, она не сможет жить с таким грузом. Но и умереть он ей не позволит. На ум приходило только одно решение.
Отключение эмоций – страшная вещь для человека, которая превращает в жестокое животное, живущее лишь инстинктами и жаждой убийства, предательства, подлости. Но сейчас эгоизм отступил куда-то очень далеко. Кентиджерн Крауч смирился.
Он поднял на Ровену взгляд. Взгляд, полный нежности и глубокого понимания. Нет, он не пожертвует собой ради любви. Он отдаст себя ради Неё. Так, как Она отдала себя ради Нимуэ. Ему не было страшно. Всё так и должно было закончится. Ровена правой рукой держала дрожащую левую, в которой была волшебная палочка, нацеленная на Кентиджерна.
- Прости меня… - она плакала, и эти слёзы не были слезами боли, это были слёзы безысходности.
- Ровена…
Он окликнул её и она посмотрела на него. В его взгляде проскользнуло что-то такое, что заставило её успокоиться. Ровена увидела, что Он принял её выбор. Стало легче дышать, рука больше не дрожала. Кентиджерн не отрывался от этих синих глаз. Раньше он мечтал умереть, глядя на заходящие лучи солнца, приятно скользящие по коже. Но теперь он хотел как можно дольше смотреть на её глаза. Такие синие, как озеро, и такие глубокие, как океан.
- Я люблю тебя.
Эти слова заглушили для Ровены даже бушующую грозу. Эта секунда показалась застывшей в вечности. Тишина…
- Авада Кедавра!
Зелёная вспышка прошла сквозь грудь Кентиджерна. Юноша упал на колени, всё ещё глядя на Ровену, а затем повалился на спину.
Волшебная палочка выскользнула из её рук. Она медленно подошла к Нему. Его открытые глаза смотрели в почерневшее небо. И взгляд говорил, что он ни о чём не сожалеет. В нём даже были какие-то спокойствие и умиротворённость. Будто он прожил долгую счастливую жизнь. Так погиб Кентиджерн Крауч. Человек, у которого было много масок. Человек, который разобрался во всём, что происходит вокруг. Человек, который умел любить. И научил любить других…
Сейчас, сейчас всё пройдёт! Она перестанет всё это чувствовать, просто отключит эмоции! И всё будет хорошо. Всё будет…
Из груди Ровены вырвался душераздирающий вопль. Боль была настолько сильной, что она раскинула в сторону руки, пытаясь изгнать то, что засело глубоко внутри и рвёт на куски её душу. Крик пронёсся через дремучий лес, пролетел над широкой поляной, миновал горное ледяное озеро и рассыпался далеко в горах.
Гримаса ужаса застыла на лице Ровены. Она задрала голову к небу, ища спасение в дожде. Но дождя не было. Раскат грома заглушил её крик.
И заглушил стук её сердца. Оно остановилось. Навсегда. Руки Ровены плетями упали вниз, а сама девушка повалилась на землю. Их тела разделяло несколько сантиметров. А первые лучи солнца, пробивающиеся сквозь тёмные тучи, ласково скользнули по их лицам.
Гроза закончилась. Небо стало почти чистым. Где-то вдалеке запела птица, слышался шелест весеннего ветра, а цветы в саду источали прекрасные запахи. Всё это гармонично сливалось в надежду на что-то приятное и новое, надежду на то, что скоро придёт Весна и своей нежной рукой сотрёт все невзгоды и страдания, переполняющие этот жестокий мир.
На траве лежали юноша и девушка, всматриваясь в далекое небо широко открытыми глазами. Они отдыхали, наслаждаясь прекрасным пейзажем и своим волшебным чувством, именуемым любовь.
Выпускница Дурмстранга.

Свежий воздух - редкость для того, кто заперт в комнате без окон. Но для кого-то он ещё более редок.
Девочка с глазами из самого синего льда

Аватара пользователя
Nora Mayers
Староста
Сообщения: 632
Зарегистрирован: 12 янв 2015 17:36
Пол: женский
Откуда: Румыния, Фэгэраш

Майерс Мэнор

Сообщение Nora Mayers » 01 мар 2016 11:09

Скользящая мысль в сознании девушки: "Дождя в саду всё ещё нет.."
И это была какая-то странная магия. Магия, сковавшая двух людей, которые стояли у угла дома, вслушиваясь в голоса. Слов было не разобрать, но интонаций было вполне достаточно, чтобы...
- Нет!!! - Нора пустилась бегом, преодолевая последние метры, отделяющие её от угла дома, за которым был её сад. На бегу Нора с ужасом в глазах увидела, как деревья напротив озарил отблеск, но не белой, а... зелёной молнии.
Луис бежал за ней. Всё происходило за считанные секунды.
Сворачивая за дом к саду, Нора услышала душераздирающий крик, который поставил всё происходящее на свои места. Краешком сознания Луис думал: "Она убила его... убила... УБИЛА!"
Луис выскочил из-за угла дома и едва не сбил с ног Нору, которая остановилась и глядела на что-то остекленевшим взглядом.
Всё было кончено.
- Нет, НЕТ! - Луис подбежал к ним, упал на колени на грязную землю, тут же мокрыми уродливыми пятнами отпечатавшуюся на коленях, но он не замечал этого. Луис всё пытался найти пульс у Ровены, у Кентиджерна... Глаза его были широко раскрыты.
Нора всё ещё стояла там, не в силах пошевелиться. Её взгляд был намертво прикован к двум телам на земле. К телам людей, которые были ей дороги, как никто. Как никто на Земле.
- Что же вы наделали! - Луис с размаху ударил рукой по земле в отчаянном крике. Камень тут же рассёк руку в кровь, но он и этого не заметил. Мужчина сидел на коленях. Лицо его смотрело вверх, но глаза были закрыты. По бледному лицу непрерывно текли слёзы. Утренний свет уже окрасил всё вокруг в причудливые серо-синие тона. Всё стихло.
Нора, двигаясь, как лунатик, подошла к распростёртым на земле телам. Она опустилась на колени рядом с их головами. Со странным невидящим взглядом, девушка очень нежно и ласково поправила им обоим волосы, убрала пряди с лица. Во взгляде её была пугающая пустота.
Луис спрятал лицо в ладонях, и всё также стоя на коленях, плакал, как никогда в жизни. Нора легла на землю рядом с влюблёнными. Девушка лежала на боку, поджав под себя ноги. Одна-единственная слезинка упала на всё ещё такую ледяную землю. Своей бледностью она мало чем отличалась от своих любимый дорогих друзей, которым не суждено было теперь увидеть своими ясными глазами, как крышу дома окрасил золотом очистительный свет нового дня, первого дня новой весны.

Гроза прошла. Неестественная тишина стояла у домика на окраине деревни Хогсмид, словно бы дом пустовал много лет. Одинокая птица хотела было заполнить эту тишину своей весенней песней, но, видимо, и она почувствовала неуместность сего действа, и потому её песня вскоре смолкла. Глупо, нелепо ярко светило солнце, освещая промокший за ночь сад. Небо было таким чистым и ясным, словно издевалось над нами.
В доме, в гостиной, где совсем недавно был чудесный бал, стояла уютная тишина, ритмично нарушаемая тихим тиканьем часов на каминной полке и потрескиванием свечей, чей тёплый свет отражался в стеклянных дверцах шкафа и на гладких спинках стульев. На большом праздничном столе, который был застелен белой скатертью, увит цветами, лежали двое влюблённых, навеки простившихся с этим миром. Они были омыты и одеты в чистую парадную одежду, словно невеста и жених. На лицах застыло выражение покоя и умиротворения. Мягкий тёплый свет свечей делал их лица живыми, словно бы влюблённые только прилегли отдохнуть. Будто свечи пытались исправить, или же скрыть ужасную реальность, которая могильным камнем легла в души двоих, что сидели сейчас за соседней дверью в малой гостиной в гробовом молчании.
Они не знали, сколько прошло времени. Время перестало для них существовать, но теперь уже по совсем иной причине. Оно стало несущественным, потому что не было способно ничего изменить.
Луис сидел на диване, упираясь локтями в колени. Голова его, как и кисти рук, была безвольно опущена вниз. В кресле, в котором те двое всего несколько часов назад спали, обнявшись, сидела Нора, поджав под себя ноги и прижимаясь всем телом к спинке, которая, как ей чувствовалось, ещё хранила тепло их тел. Ей словно бы казалось, что так можно их вернуть, но погасший взгляд широко открытых глаз говорил об обратном. Ничего уже не вернуть. Сейчас эти двое с душами, разорванными пополам, готовились отправит в последний путь тех, кому суждено забрать с собой ту самую вторую половину, жестоко вырванную у них и потому безвозвратно утерянную. И эта рана никогда не затянется полностью.
Тихо тикали часы, отмеряя секунды, минуты, часы ничего не изменяющего бессмысленного времени.
Наконец тишину нарушил лёгкий шелест ткани по телу. Луис поднял голову, он был неестественно бледен, что ещё больше выделяло на его лице красные опухшие веки уже не плачущих глаз. Он всё ещё смотрел в пол. Кто-то из них должен быть сильным.
- Ровена... - он задохнулся, имя скользнуло по горлу лезвием ножа, - она что-нибудь говорила на счёт похорон?
- Нет... - если не ожидать ответа, то вряд ли можно было бы расслышать этот неестественно хриплый и бесцветный голос, - А Он?
Вместо ответа Луис просто покачал головой. Он всё ещё смотрел в пол. На полу страницами вниз лежала открытая книга. Та самая, которую тогда читала Ровена, когда впервые показалась Краучу после своей разыгранной гибели на утёсе.
Сам не зная, зачем, Луис потянулся к ней, осторожно поднял с пола и невидящим взглядом уставился на страницу, которая была открыта в ней. Не смотря на его теперешнее состояние, строки всё-таки влились в его пустующий ныне разум.

"... сохранили и свято чтили традиции своих предков, ибо в сём действии находили они само освобождение души человеческой от уз плоти. Обряд, в отличие от других культур той эпохи, не включал в себя погребение..."

Текст был подробный, написанный мелкими старого типа буквами. На той же странице была и картинка, изображающая человека, лежащего в лодке. Это был бравый воин. В изголовье его положили щит, а руки были сложены на груди и держали меч.

"... специально обученный человек пускал зажжённую стрелу, и тело, объятое пламенем, продолжало спуск по реке. Считалось, что вместе с дымом и пламенем душа находит выход и тела..."

Луис медленно поднялся с дивана. Книга была в его руке. Он подошёл к Норе и молча передал ей книгу. Она посмотрела невидящим взглядом на иллюстрацию. Спустя несколько секунд она кивнула. Это было совершенно не важно. Просто потому что ничего этим не изменишь. Но это было красиво и достойно Их.

Солнце уже клонилось к закату. Двое стояли у вод Чёрного озера. Солнечный свет уже не доходил сюда. Было холодно, но в душах этих двоих, одетых в чёрное, было ещё холоднее.
У кромки воды стояла небольшая деревянная лодка, на дне которой лежали те самые двое, что забирают сейчас с собой их души.
Луис невидящим взглядом смотрел на озеро, чуть подальше всё ещё блестевшее золотыми переливами в лучах закатного солнца. На его руке было одето странно почерневшее местами кольцо. Нора неотрывно смотрела на Них. Из под непривычного ей чёрного сарафана на шее выглядывала цепочка, на которой висел кулон в форме буквы N. Теперь он не жёг кожу, не давил разум чёрными мыслями, но сейчас от мысли об этом душили рыдания. Она нагнулась и осторожно переместила их руки так, чтобы в этот последний путь они пошли рука об руку.
Не говоря ни слова, молодые люди своими руками, без магии, толкнули лодку. Она мягко заскользила по глади озера, не нарушаемой рябью от ветра, ведь ветра не было. Двое, что одиноко остались на берегу, провожали взорами девушку в белом подвенечном платье и венке из белых цветов, и мужчину в строгом и столь сильно им любимом изысканном чёрном костюме, которые держались теперь за руки. Лодка выплыла на освещённое закатными лучами место. Блики красиво танцевали на бортах лодки. Лепестки цветов шевелил лёгкий ветерок, который теперь на открытом пространстве гладил их по лицу, как бы успокаивая, говоря, что всё прошло. Издалека донесся печальный крик фестрала.
Луис перевёл взгляд на Нору. Она посмотрел на него в ответ и медленно кивнула. Они оба одновременно подняли палочки. Заклинание они произнесли вместе. Две яркие искры вылетели и практически одновременно пересекли озеро и опустились точно в лодку, которая теперь превратилась в сияющую точку на фоне громады леса и гор на том берегу.
Очистительные слёзы текли по щекам молодых людей, что остались на берегу. Они ещё долго стояли там, не в силах покинуть это место. Вскоре яркая точка на озере погасла, и закатное солнце скрылось за горизонтом, унося с собой души тех, кто Любит.
Рейвенкло
Среднего роста, худая, светлые длинные волосы, зелёные глаза.
Палочка из секвойи, сердцевина - цветы аконита.

Подарок Ровены Мелифлуа - кулон буквой "N".
Подарок Елены Рэйвенкло - записи С.Слизерина.

Аватара пользователя
Nora Mayers
Староста
Сообщения: 632
Зарегистрирован: 12 янв 2015 17:36
Пол: женский
Откуда: Румыния, Фэгэраш

Майерс Мэнор

Сообщение Nora Mayers » 01 мар 2016 12:13

Вернулись домой затемно. Было очень холодно. На небе сияли бездушные звёзды. Нора вошла в дом, сняла обувь и молча медленно прошла в кухню. Она села за стол, положила руки на колени. Её взгляд был устремлён куда-то вглубь себя.
Луис долго стоял в прихожей. Он понимал, что не может сейчас больше находиться здесь, где столько всего произошло. Но он пошёл в кухню вслед за Норой. Он медленно опустился на стул перед ней, глядя перед собой измождённым взглядом. Свет так и не включили.
Мысли Норы были совершенно пусты. Они проносились в её сознании словно бы как им вздумается, не особенно утруждая себя обратить внимание на то, что они вовсе не соотносятся с реальностью. Девушка думала, что хорошо, что купила тогда себе в Индии то платье, которое думала одеть на обручение, оно пригодилось для Ровены теперь. И что надо бы написать Мальсибер и Росс о том, что произошло, хотя она понимала прекрасно, что для них это произошло уже тогда, на утёсе замка Авалон. Хотя она понимала, что всё это теперь не имеет совершенно никакого смысла, потому что Её больше нет. Луис тоже не мог собрать мысли в единый поток, но он хотя бы пытался.
Так они просидели по меньшей мере несколько часов, после чего Луис, посмотрев на Нору своим отчаянным взглядом, сказал:
- Нет, я не могу... Не могу здесь быть больше! - Он порывисто поднялся, уже было собрался выйти с кухни, но обернулся и сказал, - Прости...
И он вышел.
Нора была в настолько плачевном душевном состоянии, что даже не посмотрела в его сторону. Она понимала: он больше не может находиться там, где его лучший друг и подруга весело смеялись, предаваясь воспоминаниям о школьных временах ещё каких-то 24 часа назад. Но ей самой деться было некуда. И самое страшное, что она и не хотела уходить, ограждаться от воспоминаний. Она просто тонула в их потоке, понимая, что и не выплывет. Девушка давным давно забыла, что больна, и почти не чувствовала, как сильна ломота в теле, потому что боль в душе была сильнее.

- Поместье Бэрков -

Луис вернулся в своё поместье и просидел в своей комнате по меньшей мере двое суток. Перемена обстановки не уменьшила его душевной боли, но зато вернула ясность мысли.
Войдя в свою комнату, он закрыл дверь на замок и повалился на постель прямо в одежде. Его душили рыдания, и теперь он мог не сдерживать их. Спустя несколько часов всё прошло. И через какое-то время Луис забылся сном.
Проснувшись, он увидел за окном безоблачное небо и яркое солнце, явно клонящееся к закату.
"Снова закат..."
Луис отдалённо чувствовал, что теперь восходы и закаты солнца превратятся для него в пытку. Он сел на постели, руками убрал волосы назад. Как теперь жить с этим? Как собрать себя из осколков и начать снова жить?
Он встал с кровати. Тело затекло, в голове чувствовалась тяжесть и пульсация. Он подошёл к окну и занавесил лёгкие шторы, чтобы убавить в комнате власть насмешливого солнечного света.

- И снова Майерс Мэнор -

Молодой мужчина в аккуратном костюме трансгрессировал на дорожку, ведущую к дому из серого камня. Тишина стояла оглушительная. Солнце село, на небе загорались первые звёзды. В окнах света не было. Луис торопливыми шагами пересёк улицу и направился к дому.
Внутри всё замерло, когда он увидел приоткрытую входную дверь дома.
"Нет... Не может быть..."
Луис перешёл на бег. Распахивая дверь шире, он вбежал в дом.
- Нора! Нора, где ты?
Нет ответа. В полумраке гостиной на столе всё та же белая скатерть и уже увядшие цветы. Свечи догорели и оплыли.
- Нора!!!
Он забежал на кухню и нашёл девушку в самом плачевном состоянии. Она сидела на том же стуле, где он её оставил два дня назад. Руки её, как и голова, лежали на столе. Девушка была явно без сознания.
- О Господи... Нора!
Он подбежал к ней, поднял на руки. Голова её безвольно откинулась. Девушка была очень бледная, и температура зашкаливала.
Луис отнёс её наверх, в её комнату, уложил на постель.

Прошло несколько изматывающих часов. Луис пытался привести в чувство свою любимую. Он дал ей всё необходимое, теперь оставалось только ждать и надеяться. В комнате свет был приглушен. Стояла глубокая ночь. Луис сидел в кресле возле кровати Норы. Голова его была опущена, но глаза широко открыты. Он ждал и надеялся.
- Луис...
Мужчина вскочил с кресла и наклонился над девушкой:
- Нора, я здесь, я с тобой...
Нора поднялась в постели, оглядываясь по сторонам.
- Что произошло? - голос её всё ещё был хриплым от простуды.
- Я... Прости меня. Я не должен был оставлять тебя.
Луис обнял её, крепко прижав к себе. Впервые после той ночи он ощутил спокойствие.
Нора чувствовала, что сознание всё больше проясняется.
- Долго я была в отключке? - Нора провела рукой по лицу, убирая волосы с лица.
- Я не уверен, но по моим скромным подсчётам два дня.
Глаза норы округлились. Она натянула одеяло до подбородка.
- Ты давно здесь?
- Нет, всего несколько часов. Ты что, всё это время не выходила из кухни?! - он говорил тихо, но его взгляд говорил о том, какой сильный страх он испытал тогда, когда её увидел.
Нора отвела взгляд.
- Я не уверена... - Она обведя взглядом комнату, силясь вспомнить, что было. - Я помню только, что сидеть стало тяжело, и больше ничего...
Луис неотрывно смотрел на неё.
- Я больше тебя не оставлю. Я не допущу, чтобы ты...
Он умолк. Но Нора и так всё поняла.



Несколько месяцев спустя

Луис часто навещал Нору, очень часто находя её на том месте у озера. И в один из таких дней после полных десяти минут попыток достучаться в дверь дома Норы, он спускался к озеру, заранее зная, что найдёт её там. Светило солнце, изредка перекрываемое облаками. День шёл к закату. Как и всегда, как теперь казалось Луису.
Уже издали он заметил её хрупкий силуэт у воды. Взгляд девушки был направлен в сторону леса на той стороне. В руках она держала веточку сирени.
- Я знал, что найду тебя здесь...
- Здравствуй, Луис. - И впервые после того события Нора повернула к нему лицо, озарённое пусть грустной, пусть еле заметной, но улыбкой.
Луиса такая перемена очень обнадёжила. Сам он тоже из улыбчивого молодого господина превратился в угрюмого и нелюдимого. Но сейчас его взгляд потеплел, отражая улыбку Норы.
Луис встал рядом с ней и тоже устремил взгляд на ту сторону озера. Он поймал себя на мысли, что боится увидеть на глади озера тёмную точку - лодку... Но этого не могло произойти, и он это знал. Вот так приходя сюда из раза в раз, он очень остро ощущал цикличность времени, что стрелка часов неизменно ходит по кругу, и это лишало сил. Но сегодня он пришёл сюда с конкретной целью.
- Нора, идём в дом. Ты холодно одета...
- Иди первый, я тебя догоню...
- Дашь мне ключи?
- Там всё как обычно. Финита Инкантатем.
- Понял. Не задерживайся, солнце скоро сядет.
- Хорошо, Луис. Не беспокойся, я сразу за тобой.
Луис уже хотел было уйти, но передумал. Он снял с себя куртку, накинул на плечи девушки. Куртка была ей сильно велика, но была тёплой, и согретой теплом его тела.
Нора благодарно посмотрела на него. Он впервые за столько времени слегка улыбнулся ей одними глазами и произнёс:
- Просто я слишком хорошо тебя знаю...
Он зашагал по склону в сторону дома.
Подойдя к крыльцу, он взял большую белую коробку, которую принёс с собой и оставил под навесом на крыльце. Открыв заклинанием дверь, он вошёл в тихий уютный дом.
Что-то тут изменилось. Да!
Нора настолько подавлена случившимся, что долгое время не утруждала себя уборкой. Просто не хватало на это душевных сил. И в холодильнике, и в самом доме царило запустение, такое же, как царило в её душе. Но сегодня всё было иначе. Тёплый солнечный свет лился в гостиную через вымытые прозрачные оконные стёкла. Ковры снова выделялись на каменных плитах пола яркими цветовыми пятнами, так как были выбиты и выметены. Заглянув в холодильник, Луис обнаружил в кастрюльке гречневую кашу, а на плите стоял ещё тёплый кофейник.
"Что ж, дорогая моя, я вижу, ты поправляешься."
Луис почувствовал облегчение, потому как последнее время уже начал сомневаться, что Нора сможет найти в себе ту волю к жизни.
Поставив большую белую коробку на стол в кухне от вышел в комнату, откуда вскоре вернулся с набором свечей. Белых среди них не было. только цветные, голубые и бежевые.
В коробке Луиса оказалось много всякой всячины, которой ему с собой приготовили домовые эльфы поместья Бэрков. Тут было вкусное угощение, два изысканных бокала, корзинка с яркими цветами лаванды...
Луис принялся накрывать на стол, намереваясь устроить подруге сюрприз. Его лицо было не по случаю сосредоточено. Между бровей залегла морщинка, которая теперь всё чаще появлялась. Он аккуратными движениями расправил салфетку, как услышал, что открылась входная дверь.
"Как по часам..." - он как раз всё закончил.
- Нора, это ты?
- Да... Ты на кухне?
- Нет-нет... - он поспешно вышел в гостиную, прикрыв на кухню дверь, и сделал вид, что только что встал с кресла.
Нора вошла в гостиную. Ей показалось, что что-то не так.
- Луис, всё в порядке? - опять этот бесцветный тон голоса.
Нора всё чаще теперь говорила так, будто вообще не способна чувствовать. Это стало привычкой. И она очень редко ей изменяла. Выражение лица у неё менялось теперь тоже крайне редко. Она не скоро оправилась от той болезни, потому как душевные раны не способствуют скорейшему выздоровлению, и потому, хоть прошло уже почти пол года, Нора была всё ещё бледна.
Луис подошёл к ней.
- Ты о чём? Всё хорошо...
Луис подошёл к дивану и опустился на него. Нора села рядом.
- Нора...
- Да? - снова тот же тон.
- Почему ты всё время там? - он откинул волосы с лица, сцепив ладони и оперев локти о ноги.
Нора медлила с ответом.
- Нора, меня это сильно беспокоит. Мне кажется, что это никогда не кончится...
Нора подняла на него удивлённые глаза. Она давно не слышала, чтобы он проявлял хоть какие-то эмоции, и сейчас он говорил очень скованно, но в его голосе слышалось беспокойство.
- Ты понимаешь, что так дальше продолжаться не может? Не должно... Ты...
- Я хожу туда, чтобы говорить с Ней.
Луис оторопело смотрен на Нору, отрешённый взгляд которой был устремлён на ковёр под ногами. Луис повернулся к ней, взял её за руки.
- Ты имеешь ввиду Ровену?
Нора молчала. Но было и так понятно, о ком идёт речь.
Луис почувствовал, что проваливается куда-то. Настолько сильно было его беспокойство. Его душа так и не исцелилась после потери друга, но он видел, что Нора слабее его, и всерьёз опасался, что она сойдет с ума. Потому он решил спросить прямо.
- И... она отвечает тебе?
Нора посмотрела на него странным взглядом своих зелёных глаз, ответив:
- Вчера я спросила, как... - Нора не договорила. Глаза её потускнели.
- Я спросила, как жить дальше... То есть... Смогу ли я жить дальше, зная, что их больше нет...
Луис отвёл взгляд. Он ожидал чего-то подобного, но с того момента они не говорили о Них. И вообще они очень мало говорили, больше сидели молча, пили чай. А потом Луис уходил с камнем на сердце, с каждым днём всё больше веря, что прежним он уже не будет. Что Нора уже не будет прежней.
Нора тем временем продолжила:
- И мне показалось, что ответ пришёл сам собой. - она сказала это таким удивлённым тоном, что Луис снова воззрился на неё. Он ждал.
- Мы ведь встретим их.
- Что?! - Луис сам удивился своему строгому тону, но потом опомнился, хотел смягчить неловкость, но увидел с огромным удивлением, что Нору это не задело, а как раз даже наоборот, вывело из оцепенения.
- Я имею ввиду не сейчас, а в будущем. Ведь рано или поздно...
Она не стала продолжать. Луис и так всё понял.
- Кентиджерн и Ровена... - Нора сглотнула. Она не могла пока ещё без боли произнести их имена, - Они оставили нам с тобой великий дар. Друг друга. И осознание того, ЧТО важно в жизни. За что стоит бороться. И если мы это сохраним, то они...
Она потянулась к нему, взглянув близко в его глаза:
- Они будут жить вечно в сердцах тех, кто Любит.
Луис смотрел в её глаза. Они светились каким-то особенным светом.
Нора снова села прямо и сказала:
- Сегодня я ходила к озеру, потому что хотела сказать. Я благодарна Им за то, чему они меня научили, что показали мне. Я сказала им спасибо, и ты не поверишь, Луис!
Она встала и заходила по комнате, потом остановилась перед ним, глядя на него восторженными глазами.
- Когда я мысленно всё это произнесла, я почувствовала, как ветер... - слёзы полились в три ручья, - коснулся моей щеки, словно...
Нора обхватила голову руками, не в силах продолжать.
- Они услышали меня. И это был тёплый ветер, Луис...
Он встал, не в силах больше сдерживаться. Он обнял Нору. Хоть это всё было похоже на бред, но Луис почувствовал, что всё, что сказала Нора, каким-то образом освободили его душу от оков. Он понял, что ещё способен почувствовать жизнь, потому что ради этого всё и произошло тогда. Ради жизни в Любви.
- Нора... Я могу тебя попросить кое-что сделать для меня?
Нора только сейчас обратила внимание, что Луис одет сегодня особенно изыскано.
- Конечно... Что сделать? - она вопросительно на него посмотрела.
- Я очень хочу увидеть тебя в платье. - он говорил все тем же серьёзным голосом, который был у него ещё у озера сегодня.
Нора смотрела ему в глаза. после короткой паузы она произнесла:
- Пойду переоденусь. - И она вышла из гостиной.
Свет дня из золотого уже превращался в оранжевый. Вечерело. Луис разжёг камин, чтобы было теплее.
Приведя себя в надлежащий вид впервые за пол года, Нора спустилась в гостиную.

Изображение

Луис увидел её в белом платье. Мужчина понял, что она и есть та единственная. И всё это благодаря Ровене и Кентиджерну...
- Ты изумительна.
Нора смущённо улыбнулась. Улыбка получилась немного не выразительная, но это уже было кое-что.
Луис подошел в ней, взял её за руки и повёл девушку в кухню, где её ждал сюрприз.

Изображение

Нора поднесла ладони ко рту от неожиданности и восхищения. Слов не было.
Луис отодвинул стул, ожидая, чтобы Нора села за стол. Девушка села, расправила платье. Лицо её теперь уже заливал румянец.
Мужчина поднял бокал и сказал:
- Нора, этот бокал я хочу выпить до дна за то прекрасное чувство, что стало виной всему.
Нора тоже подняла бокал. Выпив до дна, Нора опустила бокал на стол и перевела взгляд на Луиса. И что-то такое было в его выражении в тот момент. Нора никак не могла понять, что же это... Но это выражение его глаз она запомнила навсегда, потому что в этот момент он встал, подошёл к ней, опустился на одно колено и сказал:
- Нора, мы прошли с тобой через многое. Прошли вместе. И я хотел бы... - он сделал паузу, так сильно волновался, - Я хотел бы пройти с тобой рука об руку всю жизнь.
Нора огромными глазами смотрела на него, в них стояли слёзы. Но сейчас это уже были слёзы радости.
- Я понимаю, что это безумие, ведь я намного старше, и нельзя сказать, что мы с тобой друг друга знаем на сто процентов...
- У нас на это будет достаточно времени... - Нора говорила севшим голосом.
- Так ты согласна стать моей женой? - глаза Луиса светились.
Нора не могла оторвать взгляда от его глаз в тот момент. Она понимала, что вот оно, что именно об это она мечтала столько времени. Мягкий свет свечей на этот раз только добавлял тепла атмосфере, и не за чем ему было прятать счастье двух людей от чужих глаз.
- Согласна. - и не тени сомнения не было ни в душе, ни в голосе.
Луис ещё несколько секунд смотрел в её глаза, словно пытаясь понять, реально ли то, что сейчас произошло. Он порывисто поднялся и обнял Нору так, как никогда этого не делал раньше. Нора пыталась прислушаться к своим ощущениям, и всё больше осознавала, что ещё может быть счастливой, и не только. Она понимала, что этот человек только что разбудил её от полугодового сна, заставил снова жить. Для неё в тот миг весь мир снова наполнился красками, она почувствовала, будто заново, аромат лаванды, которую так любила, запах воска, фруктов... и его волос. Не было сейчас для неё ничего роднее. Они были только одни друг у друга во всем мире, и никого не было ближе. Потому что те, кто был им ближе, сейчас были здесь, в их сердцах. Слеза скользнула по щеке Норы от мысли, что Ровена сейчас была бы здесь и радовалась вместе с ними, и была бы двойная свадьба...
- Луис...
- Да, любимая? - сейчас он сказал это уже с особенной теплотой.
- Я подумала...
Она ещё не была уверена, что сейчас поступает правильно, но уже начала говорить, и останавливаться было уже поздно.
- На счёт имён наших будущих детей...
Луис улыбнулся, приблизил к ней лицо, соприкоснувшись с ней лбами, и сказал:
- Я думаю, в этом вопросе всё решено окончательно и бесповоротно.
Он нежно поцеловал её в губы.


Прошло несколько лет, полных самых разных эмоций и событий.
Ранне утро. Луис Бэрк сидит в гостиной и читает утреннюю почту.
- Представь только... Пишут о новой реформе образования в Хогвартсе...
- Что, опять? Мы ещё к той не привыкли, а тут ещё новая... - ответила Нора Бэрк, поливавшая в кухне цветы с помощью волшебной палочки.
Не так давно тишина стала редким гостем этих уютных стен. Ровена Бэрк с нахмуренным личиком бежала за Кентиджерном Бэрком, пересекая гостиную, с криком:
- Отда-ай! Я всё скажу маме!
- Всё равно не догонишь!
Маленький Кенти с довольной ухмылкой улепётывал от сестрёнки-близнеца вверх по лестнице на второй этаж, держа под мышкой плюшевую игрушку в виде большого сердечка с глазками.

За окном смеялось лето.
На том самом месте в саду, на заднем дворе Майерс Мэнор, где Они нашли свою смерть, выросли кусты белой сирени, и аромат их цветов каждую весну напоминает о Тех, кто Истинно Любит, а также о том, что всё временно, и мы обязательно встретимся на Той Стороне.
Рейвенкло
Среднего роста, худая, светлые длинные волосы, зелёные глаза.
Палочка из секвойи, сердцевина - цветы аконита.

Подарок Ровены Мелифлуа - кулон буквой "N".
Подарок Елены Рэйвенкло - записи С.Слизерина.

Аватара пользователя
Ровена Мелифлуа
Староста
Сообщения: 626
Зарегистрирован: 09 ноя 2014 15:12
Пол: женский
Откуда: Корнуолл

Майерс Мэнор

Сообщение Ровена Мелифлуа » 01 мар 2016 17:57

Изображение
Авторы: Нора Майерс, Вероника Ставрогина

Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Выпускница Дурмстранга.

Свежий воздух - редкость для того, кто заперт в комнате без окон. Но для кого-то он ещё более редок.
Девочка с глазами из самого синего льда

Аватара пользователя
Эмили Нотт
Ученик
Сообщения: 402
Зарегистрирован: 16 июн 2015 08:19
Пол: женский
Откуда: Москва

Майерс Мэнор

Сообщение Эмили Нотт » 01 мар 2016 19:58

Можно я похлопаю?)))
Ученица Рейвенкло, 1 курс
Русоволосая девочка среднего роста с зелеными глазами и доброжелательной улыбкой.

Аватара пользователя
Ровена Мелифлуа
Староста
Сообщения: 626
Зарегистрирован: 09 ноя 2014 15:12
Пол: женский
Откуда: Корнуолл

Майерс Мэнор

Сообщение Ровена Мелифлуа » 01 мар 2016 20:27

Вы читали нашу игру?)) Очень приятно. Честно, я так удивлена, что кто-то заинтересовался. А похлопать можно. :roll:
Выпускница Дурмстранга.

Свежий воздух - редкость для того, кто заперт в комнате без окон. Но для кого-то он ещё более редок.
Девочка с глазами из самого синего льда

Аватара пользователя
Эмили Нотт
Ученик
Сообщения: 402
Зарегистрирован: 16 июн 2015 08:19
Пол: женский
Откуда: Москва

Майерс Мэнор

Сообщение Эмили Нотт » 01 мар 2016 20:44

[ref]Ровена Мелифлуа[/ref], да, читала)
Мне очень понравилось, правда)
Если надумаете еще один подобный проект- зовите меня, очень интересно в таком поучаствовать)
Ученица Рейвенкло, 1 курс
Русоволосая девочка среднего роста с зелеными глазами и доброжелательной улыбкой.

Аватара пользователя
Nora Mayers
Староста
Сообщения: 632
Зарегистрирован: 12 янв 2015 17:36
Пол: женский
Откуда: Румыния, Фэгэраш

Майерс Мэнор

Сообщение Nora Mayers » 03 мар 2016 10:51

Мисс Нотт, большое спасибо, очень приятно ваше внимание! :smile:
Если что изобретем, думаю, можно будет и вместе))
Рейвенкло
Среднего роста, худая, светлые длинные волосы, зелёные глаза.
Палочка из секвойи, сердцевина - цветы аконита.

Подарок Ровены Мелифлуа - кулон буквой "N".
Подарок Елены Рэйвенкло - записи С.Слизерина.

Ответить

Вернуться в «Британия и мир»